Россия и Африка: этапы сотрудничества и перспективы

10 февраль 2011
Автор:
Российско-африканские отношения сравнительно молодые. Они насчитывают немногим более ста лет. Взаимные контакты долгое время носили ограниченный, зачастую эпизодический характер, дипломатические отношения поддерживались с небольшой группой стран: с Эфиопией (с 1898 г.), Египтом (с 1943 г.), ЮАР (консульские отношения с 1943 г.).


 

Предпосылки для установления партнерских отношений СССР со странами Африки сформировались в первое десятилетие после Второй мировой войны, когда в результате успехов национально-освободительного движения появились независимые государства Африканского континента. Так, в 1948 г. было заключено первое соглашение о торговле с Египтом, далее подобные соглашения заключались в 1957 г. – с Тунисом, в 1958 г. – с Марокко, в 1959 г. – с Ганой, Эфиопией, Гвинейской Республикой. В начале 60-х годов, когда на карте появилось 17 независимых африканских государств, Советский Союз одним из первых установил с ними дипломатические отношения. К концу 80-х гг. у Советского Союза насчитывалось более 40 государств-партнеров, с которыми были подписаны долгосрочные межправительственные соглашения о торговле, со многими странами – соглашения об экономическом и техническом сотрудничестве. В целом, технико-экономическое сотрудничество СССР с африканским регионом составляло 18% общего объема советского сотрудничества с зарубежными странами (с Азией – 22%).

 

В рамках этих соглашений советские организации брали на себя долгосрочное финансирование и предоставление технической помощи в виде кредитов. Оно носило льготный характер и было направлено на сооружение крупных объектов в базовых сферах экономики африканских стран. Так, к примеру, подписанный в 1960 г. Протокол к соглашению между СССР и Гвинеей об экономическом и техническом сотрудничестве от 24 августа 1959 г. лег в основу увеличения правительством СССР 160-миллионного кредита на 86 млн. рублей. Из них 20 млн. должны были покрываться советскими поставками (нефтепродукты, строительные материалы, продовольствие, промышленные товары), выручка от реализации которых поступала в распоряжение правительства и должна была пойти на строительство государственного рисового хозяйства. Незначительная часть суммы предназначалась на оплату советских специалистов в Гвинее. Остальное было прямой беспроцентной финансовой помощью. Другой пример. В рамках совместного советско-сомалийского Коммюнике от 2 июня 1961 г. СССР предоставил Сомали на льготных условиях кредит на развитие промышленности и сельского хозяйства в размере 40 млн. рублей и товарный кредит на 7 млн. рублей сроком на пять лет. Кроме того, Сомали была оказана безвозмездная помощь в строительстве ряда объектов, в подготовке национальных кадров и командировании специалистов.

 

Многие предприятия, построенные при финансовом и техническом содействии СССР, занимали центральное место в соответствующих отраслях промышленности африканских стран, являлись главными производственными элементами государственного сектора. На промышленность и энергетику приходилось более 2/3 объема советского содействия африканскому региону. При этом в промышленности отдавалось предпочтение тяжелой отрасли. Это отвечало политике индустриализации, которую в 60-70 годы многие африканские страны Африки взяли на вооружение, особенно страны социалистической ориентации (это происходило не без влияния Советского Союза). В качестве примера можно привести бокситодобывающий комплекс в Киндии (Гвинея), нефтеперерабатывающий завод в Ассабе (Эфиопия), металлургические комбинаты в Эль-Хаджаре (Алжир) и Аджаокуте (Нигерия), цементный завод в Диаму (Мали). Особенно выделялся Асуанский гидротехнический комплекс в Египте. В период с 1960 по 1970 гг. в африканских странах создавались целые отрасли промышленности: станкостроительная, радиотехническая, индустриальная и другие в Египте, нефтеперерабатывающие заводы в Эфиопии, нефтегазовые заводы в Алжире и пр.

 

Для сотрудничества Советского Союза со странами Африки были характерны высокие темпы роста: за 60-е годы его объемы выросли более чем в три раза, за 70-е увеличились еще почти в 4 раза. Внешнеторговый оборот СССР со странами Африки увеличился с 270 млн. руб. (в 1960 г.) до 3,5 млрд. руб. (в 1984 г.), т.е. в 13 раз. К середине 80-х гг. Советский Союз имел межправительственные соглашения об экономическом и техническом сотрудничестве с 34 африканскими государствами.

 

В соответствии с межправительственными соглашениями в начале 80-х гг. советские организации оказывали содействие в строительстве 600 объектов в государствах региона (из них более 200 – промышленные предприятия). К этому времени было также построено и сдано в эксплуатацию 280 объектов, в том числе более 120 промышленных предприятий, 24 объекта электроэнергетики, 15 - черной и цветной металлургии, а также горнодобывающей промышленности, 8 объектов нефтегазовой промышленности, 26 - по металлообработке и ремонту оборудования, 14 - пищевой промышленности и т.п. .

   

Советское содействие наблюдалось и в освоении минеральных ресурсов Африки. Особенно наглядно оно проявилось в области добычи бокситов в Гвинее. Советскими специалистами проводилась геологическая съемка территории этой страны, выявление месторождений бокситов и других полезных ископаемых в районах городов Киндиа, Пита, Лабе, Теллимеле, Газаль (а начиная с 1990 г. и в зоне Гвинейского залива). В то же время оказывалась помощь в создании Национальной геологической службы, Центральной геологической лаборатории Гвинеи и организации добычи бокситов, одного из важнейших национальных богатств страны, запасы которого составляют около половины всех мировых запасов этого сырья.

 

При этом следует отметить, что в целом по объему содействия Африке геология и разведка недр находилась на предпоследнем месте (почти 4%), ниже находились лишь транспорт и связь (3,7%).

 

В отличие от промышленности сельскому хозяйству уделялось меньше внимания. Согласно данным Государственного комитета по экономическому сотрудничеству (ГКЭС), на промышленность приходилось 75-78% советского содействия, а на сельское хозяйство, где была занята основная масса населения Африки, выделялось всего около 5-6%. В целом Советский Союз оказал помощь в создании около 100 сельскохозяйственных объектов, в том числе около 20 государственных хозяйств и ферм (Гвинея, Бенин, Мозамбик, Ангола, Танзания и др.) К сожалению, многие из этих объектов оказались нерентабельными, а некоторые вообще прекратили существование (например, две животноводческие фермы в Гвинее, занимавшиеся выведением новых улучшенных пород крупного рогатого скота). Основные причины подобного положения заключались в слабом знании местных реалий, отсутствии у советских организаций необходимого опыта растениеводства и животноводства в тропических условиях, нехватке необходимых запасных частей к используемой технике, проблемах в области транспортировки продукции некоторых хозяйств.

 

Более успешным было советское содействие в создании 30 объектов ирригации и освоении новых земель, бурении на воду (Мали, Замбия, Гвинея-Бисау, Эфиопия, Мозамбик и др.); в строительстве большого количества экскаваторов(?) и складов для хранения сельскохозяйственной продукции, ветеринарных лабораторий, опытных станций. С рядом африканских стран СССР успешно сотрудничал в развитии морского рыболовства, в том числе, поставлялись рыболовецкие сейнеры, готовились национальные кадры (Мозамбик, Гвинея-Бисау, Ангола и др.).

 

Одной из важнейших сфер советского сотрудничества со странами Африки была подготовка кадровразного уровня. При содействии Советского Союза было подготовлено около 500 тыс. специалистов и квалифицированных рабочих-африканцев, в том числе 170 тыс. непосредственно в ходе строительства и эксплуатации объектов, когда советские инженеры, техники и рабочие передавали свой опыт и знания местным гражданам, работавшим рядом с ними.

 

Особое место в российско-африканских отношениях занимало военно-техническое сотрудничество.Еще с 60-х годов СССР начал поставлять оружие и военно-технические услуги странам континента. Тогда это сотрудничество определялось не экономическими, а скорее идеологическими соображениями и поставлялось на безвозмездной основе. Поэтому Москва придавала большое значение поставкам в страны Африки оружия. Большую часть оружия получали страны, провозгласившие так называемую "социалистическую ориентацию". По словам одного советского военного специалиста: «Во время одного из очередных кризисов в Анголе оружие перебрасывалось туда самолетами и морем и измерялось тоннами».

 

Поток военной помощи различной мощности шел в Анголу, Эфиопию, Сомали, Йемен, Мозамбик, Намибию, Алжир, Конго, Гвинею, Гвинею-Бисау, Кабо-Верде, Мали, Гану, Мадагаскар, Ливию, Чад Уганду, Нигерию, Замбию. Значительная военная помощь оказывалась и некоторым политическим группировкам, часть из которых трансформировалась в правящие партии. Фактически во всех этих странах работали, а часто и принимали участие в боевых действиях советские военные специалисты и советники. В 1963 г. распоряжением Совета министров СССР № 2099-рс от 3 октября было принято решение об оказании технического содействия Республике Гана в строительстве военного аэродрома для базирования реактивных истребителей. А в 1964 г. распоряжением Совета министров СССР № 2307-рс от 21 октября было принято решение о поставках в Гану торпедных катеров с боеприпасами, торпедной мастерской и запасных частей. Однако последнее решение, вероятно, выполнено не было. Кроме того, небольшое количество ганских военных прошло обучение в Советском Союзе. В 1965 г. советская военная помощь составляла 241 млн. долл., а к 1974 г. достигла 3,3 млрд. долл. С начала 80-х годов на Черный континент было поставлено более 700 вертолетов, в том числе около 150 ударных Ми-24 и его модификации Ми-25 и Ми-35.

 

В 1975 г. ливийцы получили 30 современных советских истребителей МиГ-23 с советскими пилотами и техниками для использования и обслуживания их в ливийских Вооруженных силах. Кроме того, туда были поставлены бомбардировщики Ту-22, хотя у Ливии в то время фактически не было обученных ливийских летчиков, готовых летать на них. В 1977 г. начались поставки в Ливию советских кораблей. В военных учебных заведениях СССР в начале 1980-х гг. проходили обучение 100 ливийских военных моряков и 16 летчиков. Поставляемая Советским Союзом техника была сложной, советские моряки помогали ливийцам ее осваивать. Так, в 1977 – 1983 гг. на шести советских подлодках проекта 641К в течение длительного времени, помимо обученной в СССР ливийской команды, находилось по 12 советников на каждой из них. Всего же за период с 1973 по 1975 гг. в Ливию было командировано около 500 военных советников, специалистов и переводчиков. В дальнейшем оно достигло 1000 человек.

 

В 1962 г. в Советском Союзе было принято решение о предоставлении Сомали кредита в 32 млн долл. для модернизации армии и увеличения ее численности до 14000 человек. А в 1965 г. СССР начал создавать сомалийский военно-морской флот с использованием советской техники и специалистов.

 

Эфиопии оказывалась помощь для перевооружения национальной армии. Уже в декабре 1976 г. между СССР и Эфиопией было заключено секретное соглашение о военной помощи, объем которой оценивался в 100 млн долларов. В 1977 г. в Эфиопии к власти пришел Менгисту Хайле Мариам. В страну буквально «хлынули» широким потоком советские военные поставки. Первая крупная партия вооружения из Советского Союза оценивалась в 338 млн. долл. Она включала 48 истребителей различных модификаций, более 300 танков Т-54 и Т-55, установки залпового огня БМ-21 «Град», артиллерийские системы различного калибра. Советские воины принимали участие наряду с эфиопскими воинами участие в боевых действиях во время эфиопо-эритрейского вооруженного конфликта 1978 – 1991 гг. Однако к лету 1989 г. советские военные советники были выведены из состава эфиопских частей. Москва официально заявила, что участие во внутренних конфликтах не входит в сферу деятельности советников и специалистов. С этого момента военная вовлеченность СССР в вооруженную борьбу в Эфиопии стала снижаться.

 

По оценкам Лондонского международного института стратегических исследований, доля советских вооружений в арсеналах государств Африки к началу 90-х годов была очень высока: более 70% танков, 40% самолетов и 35 % вертолетов.

 

Смена в 90-х годах политического строя и затяжной социально-экономический кризис в России привели к кризису российско-африканских отношений, который обострился общим «уходом» России из стран третьего мира. Среди бесспорных причин ослабления связей можно назвать идеологизацию, отсутствие традиций экономического сотрудничества, а также недостаточное знание африканских реалий у тех советских руководителей, которые принимали решения.

 

С первых лет советско-африканского сотрудничества претворение в жизнь идеологических принципов столкнулось на практике с существенными препятствиями. Сама категория «стран социалистической ориентации», которые должны были превратиться, согласно советской концепции, в форпосты сотрудничества с Африкой, оказалась очень неустойчивой. Так, страны, которые в 60-х годах были провозглашены государствами социалистической ориентации – Египет, Гана, Мали, Гвинея, Судан в дальнейшем изменили свой политический курс. В то же время в 70-х годах другие страны региона - Эфиопия, Ангола, Мозамбик, Бенин, Сан-Томе и Принсипи встали на путь социалистической ориентации.

 

Несмотря на оказываемую технико-экономическую и финансовую помощь Советского Союза этим странам, в 70-х – 80-х гг. результаты их социально-экономического развития оставались на низком уровне, пожалуй, за исключением Египта и Алжира. В результате из 40 стран региона, с которыми были заключены межгосударственные соглашения, торгово-экономические отношения поддерживались лишь с ограниченной группой стран. Прежде всего, это более развитые страны Северной Африки – Алжир, Египет, Ливия, Марокко, Тунис, Судан, на которые в 1960-1990 гг. приходилось более двух третей торгового оборота СССР с Африкой. В субсахарской Африке крупные внешнеэкономические партнеры СССР довольно часто менялись, главным образом, по политическим мотивам. В 80-х годах это были Нигерия, Ангола, Мозамбик, Гана, Кот - д’Ивуар.

 

В целом основным препятствием для развития советско-африканских экономических отношений явилось нарушение их главного принципа – взаимной выгодности. «Престижные» проекты осуществлялись без критической оценки учета долгосрочных интересов.

 

Например, несмотря на масштабное сотрудничество с Гвинеей, эффективность экономических связей между двумя странами была низкой. Торговые организации СССР недостаточно изучали гвинейский рынок для обеспечения поставляемых изделий и их адаптации к местным условиям. Российский исследователь С.В.Мазов приводит такой пример. Корреспондент Московского радио в Конакри в частной беседе с американским журналистом в 1962 г. сообщил: «Мы давали им все, что они хотели, а они не знали, что с этим делать». Или другое меткое сравнение американского посла в Гвинее Уильяма Эттвуда, который занимал этот пост с мая 1961 по май 1963 гг.: «Гвинейцы относились к советским товарам, как к подаркам Санта-Клауса, и ни от чего не отказывались. В результате часть товаров широкого потребления оказывалась или ненужной вовсе или ненужной в поставляемых объемах, а транспортные средства и машинное оборудование простаивали или быстро выходили из строя из-за неумелой эксплуатации. Впечатления этого посла от посещения торговых складов и порта в Конакри: "Благодаря советским …кредитам на закупки товаров в Конакри поступал фантастический набор предметов. Склады были завалены бесчисленными унитазами (не было в Гвинее столько туалетов) и консервированным мясом крабов русского производства, которого хватило бы лет на пятьдесят. Наглядна реплика посетившего Гвинею в ноябре 1961 г. сотрудника Африканского отдела внешней разведки КГБ В.А.Кирпиченко: «Груды нашей ржавой техники повсеместно, в основном грузовых автомобилей. Здесь, как выяснилось поздно, нет людей, которые могут их обслуживать. Это нагромождение металла – достойный памятник нашей расточительной бесхозяйственности. А грузовики все гонят и гонят в Гвинею».

 

Конечно, советский период имел огромное значение в развитии российско-африканских отношений. СССР был важным стратегическим игроком на континенте. Без учета его позиций решение принципиальных африканских проблем на международном уровне становилось практически невозможным. Однако советскому опыту сотрудничества с Африкой нельзя давать однозначную оценку. Африканская политика СССР во многом диктовалась логикой блокового идеологического и военно-стратегического соперничества, мифом о мессианской роли социализма. Цели африканской политики не были должным образом увязаны с национальными приоритетами. Сотрудничество не носило подлинно взаимовыгодного характера.

 

СССР сыграл выдающуюся роль в деле деколонизации Африки и в этом смысле действовал в русле исторического прогресса. Но остались и негативные воспоминания: распространение на Африку в ограниченных масштабах глобальной конфронтации СССР и США, втягивание африканских стран в разрушительную для них гонку вооружений. Сегодня в российских средствах массовой информации чаще вспоминают о негативном опыте отношений со странами Африки, неудачных проектах, неумеренных расходах на военную помощь, поддержке коррумпированных режимов. Однако следует учитывать, что СССР в то время стремился обеспечить свои геополитические интересы, в то же время, жертвуя экономическими приоритетами. Ложные установки на запрет использования импортного сырья, в том числе и по причине недостатка конвертируемой валюты, а также на вложение инвестиций в иностранные предприятия, лишали советское государство существенных потенциальных доходов. Создание смешанных предприятий было запрещено. Нельзя сказать, что советский опыт полностью негативен. Он привёл, во всяком случае, к лучшему знанию Африки в нашей стране, к изучению африканских социально-экономических и политических структур, тенденций развития, истории, культуры, языков. Будет большой государственной ошибкой, если Россия в связи с её нынешними трудностями утратит опыт, копившийся десятилетиями.

 

Распад СССР негативно сказался на состоянии российско-африканских отношений, включая политическую, экономическую и культурную сферу. К этому времени поменялась и ситуация в самих африканских странах. Марксистские идеи утратили былое влияние в большинстве стран Африки. Появление самостоятельной России радикально изменило ситуацию. Российское государство было признано правопреемником СССР, но это уже другая страна с иными национальными приоритетами. Во главу угла российской внешней политики были поставлены отношения с Западом. Что же касается Африки, то отношения с ней заняли одно из последних мест на шкале внешнеполитических приоритетов России. «Российское руководство, занятое делами СНГ, НАТО, взаимоотношениями с США или Китаем, - отмечал в одном из своих выступлений в 1998 г. африканист и востоковед А.М.Васильев - практически не интересуется континентом, за исключением Египта, несмотря на усилия дипломатического ведомства поддерживать контакты с африканскими лидерами».

 

В 1992 г. были закрыты девять российских посольств и три генеральных консульства в Африке. Прекратило также свою деятельность большинство российских торгово-экономических представительств в странах континента. Одной из приоритетных сфер оставалось лишь сотрудничество в области образования.

 

Российско-африканские контакты стали заметно активизироваться лишь с конца 90-х годов. В 1997 г. Москву посетил президент Египта Х. Мубарак, в 1998 г. – президент Намибии С. Нуйома, президенты Анголы Ж.Э.душ Сантош, тогда вице-президент ЮАР Т. Мбеки. Начало нового тысячелетия ознаменовалось целой серией визитов в нашу страну лидеров африканских стран, среди них – в 2001 г. президента Нигерии О.Обасанджо, президента Алжира А.Бутефлика, президента Гвинеи Л.Конте и др. Россия стала искать с Африкой новые связи, основанные не на идеологии, а на взаимовыгодных отношениях, прежде всего экономических. Своего рода прорывом в российской внешней политике на Африканском континенте стали визиты в Африку В.В.Путина в 2005 г. в Египет, – в Марокко и ЮАР в 2006 г.

 

Весомое политическое значение имели переговоры в Москве в апреле 2009 г. мининдел РФ С.В.Лаврова с его коллегой из ДРКонго А.Т.Муамбой, в мае того же года с мининдел Анголы А. душ Анжушем и Мали – М.Уаном. В ходе «министерской недели» на 64-й сессии Генассамблеи ООН прошли встречи С.В.Лаврова с президентом Сомали, мининдел ДРК, Нигерии и ЮАР. В июне 2009 г. состоялся визит Президента РФ А.Д.Медведева в Египет, Нигерию, Анголу и Намибию. В ходе этой поездки по Африке Президент РФ озвучил стратегический курс России в отношении Африки. Так, выступая в столице Намибии Виндхуке 25 июня 2009 г., он сказал: «Мы без ревности смотрим за тем, как в Африке бывают наши партнеры, но в то же время мы хотели бы проводить здесь свои интересы, продвигать российские компании. Это нормально для любого государства». Д.А.Медведев заметил, что Россия чуть не опоздала с развитием отношений с Африкой. «Нужно было раньше начинать работу с нашими африканскими партнерами, тем более со многими из них у нас связи и не прерывались, они насчитывают десятилетия развития отношений дружбы». Во время визитов подписан значительный пакет межправительственных и межведомственных документов, а также контрактов по линии российских и африканских компаний. Среди них особенно выделяются: Соглашения о поощрении и взаимной защите капиталовложений со всеми тремя странами, Среднесрочная программа экономического, научно-технического и торгового сотрудничества на 2009 -2013 гг. с Анголой, документы об образовании совместного предприятия между ОАО «Газпром» и Нигерийской нефтяной корпорацией и о создании ангольской национальной системы космической связи и вещания «АНГОСАТ».

 

Сейчас Россия активно участвует в международных шагах по оказанию комплексного содействия Африке. Особое значение придается сфере укрепления безопасности на континенте, налаживанию практического взаимодействия ООН, сложившихся там региональных и субрегиональных структур, включая Совет мира и безопасности Африканского Союза, а также отдельных государств. Россия выступает за оперативную и адекватную реакцию международного сообщества на вызовы, связанные с неблагополучной ситуацией в Африке.

 

В соответствии со статусом постоянного члена СБ ООН Россия вносит весомый вклад в миротворчество на континенте, в т.ч. в выработку в рамках Совета Безопасности стратегии урегулирования вооруженных конфликтов и определение мандатов соответствующих миротворческих операций. Российские военнослужащие и сотрудники органов внутренних дел – в настоящее время около 370 человек - задействованы во всех операциях ООН по поддержанию мира в Африке – в ДРК, Западной Сахаре, Сьерра-Леоне, Кот-д’Ивуаре, Либерии, Судане. Российские вертолетные группы выполняют задачи в составе Миссии ООН в Судане и Миссии в Чаде и ЦАР.

 

Россия готова помочь Африке в защите ее территориальных вод и охране ее морских ресурсов. Об этом заявил генеральный директор компании "Рособоронэкспорт" Анатолий Исайкин в сентябре 2008 г. в Кейптауне (ЮАР), где он находился по случаю проведения международной выставки вооружений "Африка аэроспейс Вэнд дифенс-2008". "Африканские государства, которые ведут нефтяные разработки на океанском шельфе, остро нуждаются в военной технике для патрулирования своей экономической зоны. В такой технике испытывают потребность и государства, страдающие от пиратства и браконьерского вылова рыбы, - отметил Исайкин. Можно уже привести конкретные примеры сотрудничества в этой области. Так, в связи с событиями в 2009 г. по захвату иностранных судов пиратами в Аденском заливе, Военно-морской флот (ВМФ) России не оказался в стороне. В этой географической точке земного шара было организовано сопровождение кораблями ВМФ России российских и иностранных судов. Всего сопровождено более 130 судов, предотвращено 8 попыток их захвата, задержано 4 пиратских корабля. Действия российских моряков заслужили высокую оценку в мире. ВМФ России налаживает сотрудничество с Евросоюзом по борьбе с пиратством у берегов Сомали. В этом районе дислоцируется БПК «Адмирал Чабаненко», имеющий необходимые средства связи с западными партнерами.

 

Как показывают международные прогнозы и оценки африканских экспертов, большинство стран Африки не смогут достичь основных Целей развития тысячелетия к 2015 г. Главное препятствие – нерешенность многих региональных конфликтов, а также общий низкий уровень социально-экономического развития. В связи с этим Россия активно участвует в международной помощи Африке в рамках «Группы восьми». В ходе саммита «Группы восьми», прошедшего в Мускоке (Канада) в июне 2010 г., Россия заявила о готовности выделить в ближайшие три года до 75 млн. долл. США на реализацию инициативы по борьбе с материнской и детской смертностью. В 2008-2010 гг. Россия участвует в Программе Всемирного банка по противодействию глобальному продовольственному кризису и внесет в многосторонний трастовый фонд этой программы 15 млн. долл.

 

Одним из важнейших направлений нашего содействия Африке остается облегчение долгового бремени государств региона в рамках Инициативы по беднейшим странам с большой задолженностью (БСБЗ/HIPC). К настоящему времени Россия списала задолженность африканских стран на сумму 20 млрд. долл. В целях выработки механизма проведения конверсионно-обменных операций «долг в обмен на помощь» ведутся консультации с Бенином, Замбией, Мадагаскаром, Мозамбиком, Танзанией и Эфиопией. Общая предполагаемая сумма списания задолженности составляет порядка 547 млн.долл. США. С Замбией и Мадагаскаром завершается подготовка соответствующих межправительственных соглашений, в продвинутой стадии переговоры с Мозамбиком и Танзанией.

 

В соответствии с распоряжением Правительства Российской Федерации от 14 сентября 2009 года № 1320-р об оказании поддержки беднейшим странам, пострадавшим в результате мирового финансово-экономического кризиса в 2009-2011 годах в траст-фонд Всемирного банка по поддержке уязвимых стран, прежде всего государств Африки к югу от Сахары, предусматривается внесение российского взноса в размере 50 млн.долл. США.

 

Странам африканского региона оказывается российская гуманитарная помощь, в том числе на двусторонней основе. Донорский взнос России во Всемирную продовольственную программу ООН (ВПП) за 2009 год использован на оказание содействия Гвинее (1 млн. долл. США), Зимбабве (2 млн. долл. США), Эфиопии (2 млн. долл. США) и Сомали (1 млн. долл. США). Населению Намибии, пострадавшему от наводнения, силами МЧС России была оказана гуманитарная помощь на сумму более полумиллиона долларов. По линии Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев (УВКБ) предоставлена дополнительная гуманитарная помощь ДР Конго (2 млн. долл. США). Наша страна участвует в 13-м пополнении капитала Международной ассоциации развития - МАР в 2003-2011 гг. (30 млн. долл.), 14-м пополнение (60 млн. долл.) и в период 2009-2017 гг. - в 15-м пополнении – порядка 110 млн. долл.

 

Существенную помощь африканским государствам Россия продолжает оказывать в области подготовки кадров. В настоящее время в российских вузах обучаются свыше 4,5 тыс. африканцев, из которых примерно 50% - за счет средств федерального бюджета.

 

Россия участвует в Инициативе ускоренного финансирования программы «Образование для всех». Реализуется решение о выделении Всемирному банку в 2008-2012 гг. 42,9 млн долл. на Программу повышения качества базового образования в развивающихся, в т.ч. африканских странах.

 

На фоне политического и гуманитарного взаимодействия России с Африкой торгово-экономические связи развиваются медленными темпами. Специалисты в области экономических отношений считают, что хотя в этом плане и наметилась положительная динамика, она явно нуждается в дополнительном импульсе. Тем не менее, государствам Африканского континента предоставляются широкие торговые преференции. Товары традиционного экспорта наименее развитых стран, большая часть которых находится в Африке, не облагаются в России импортными таможенными пошлинами. По объему торговли со странами континента (3 млрд.долл.) Россию пока трудно сравнивать с Китаем. Однако российский бизнес уже занимает определенные позиции в освоении африканского рынка. За последние годы четыре ведущие российские компании – «Норильский никель», «РУСАЛ», «Ренова» и «АЛРОСА» потратили на приобретение африканских активов более 5 млрд.долл., а «Лукойл», «Роснефть» и «Стройтрансгаз» подписали контракты стоимостью более 3 млрд.долл. на разработку нефтяных месторождений в Алжире, Анголе, Нигерии и Египте.

 

Успешно продвигается сотрудничество африканских стран с регионами России. Налажено сотрудничество и успешно развивается с такими субъектами РФ, как Москва, Московская область, Санкт-Петербург, Калужская и Ульяновская области, Краснодарский край. В феврале 2010 г. состоялся визит африканских послов, аккредитованных в Москве, входящих в группу Сообщества развития Юга Африки (САДК), в один из богатейших природными ресурсами район России – Свердловскую область с целью ознакомления с уральской промышленностью. Уровень встреч и контактов продемонстрировал взаимную заинтересованность и большие потенциальные возможности обеих сторон.

 

Дальнейшее развитие российско-африканских отношений во многом будет зависеть от внешнеполитических ориентиров России. В настоящее время приоритетными для африканской политики России остаются страны Северной Африки: Ливия, Алжир, Марокко, Тунис, Египет. К югу от Сахары делается акцент на сотрудничестве с наиболее экономически развитыми странами, включая ЮАР, Нигерию и Анголу.

    
Новый комментарий

 

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив