Безнадежно устарел основной принцип Вестфальской международной системы: "Суверенитет - это абсолютная и постоянная власть государства над подданными и гражданами".

Динамика изменений нарастает, устаревшие юридические механизмы противодействия угрозам безопасности и регламентации экономической деятельности зачастую оказываются не эффективными. Глобализация в условиях правовой пробельности и устаревших норм международного права усиливает военные и экономические опасности, такие, к примеру, как ядерная опасность, значительные объёмы накопленного химического и биологического оружия массового уничтожения, транснациональная организованная преступность, международный терроризм, финансово-экономические кризисы, т.д. В условиях глобализации эти риски приобретают взаимно дополняющий эффект, существенно усиливая друг друга. Так, слабо контролируемая национальными правительствами деятельность транснациональных корпораций служит основой кризисных явлений, что существенно вредит экологии. Экономические кризисы, разрастающиеся на пробельности регламентации спекулятивного капитала, имеют уже иной размах. Голод и нищета в беднейших районах мира усугубляются в результате лоббирования развитыми государствами своих интересов. Неопределенность международного права, допускающая в условиях глобализации расширяющиеся возможности транснациональных и трансгосударственных организаций, вызывающая к жизни все более влиятельное теневое правотворчество, представляют нарастающую угрозу от все более неравномерно распределяющихся выгод от глобализации. Международный терроризм становится, в том числе, и орудием борьбы с международным экономическим неравноправием и антиглобализмом. 

Десятки лет международное сообщество не может создать основополагающий документ о противодействии международному терроризму, регламентировать единые правовые критерии. Такие нормы необходимы по очень многим причинам. К примеру, нельзя противостоять терроризму, не разграничив в юридических определениях терроризм, национально-освободительную борьбу, национальные проявления антиглобализма. Поскольку такого основополагающего документа о противодействии международному терроризму нет, это очень удобно в сфере двойных стандартов оценки проявлений терроризма. 

Отдельной темой выступает разговор о транснациональных и трансгосударственных организациях. Действующие международные договоры, конвенции и кодексы, регламентирующие этику экономического поведения транснациональных и трансгосударственных организаций, разработанные ООН, МВФ, Всемирным банком, FATF, Организацией по экономическому сотрудничеству и развитию, а также Базельским комитетом, запрещающие отмывание денег, транснациональные преступления, преступления в сфере экологии, коррупционные проявления, имеют, в основной массе, рекомендательный характер, своего рода правила хорошего тона, не обладающие силой закона, а главное, не работают санкции за их нарушение, в особенности в слабо развитых странах.

Видное и значительное место в формировании международного единого правового пространства занимает Европейский Суд по правам человека. Европейским Судом по правам человека в Страсбурге ведется огромная работа для формирования единого правового пространства Европы и всего мира. ЕСПЧ берет на себя функцию прецедентного нормоконтроля за соответствием национального законодательства международному праву. ЕСПЧ влияет и ограничивает нормы, которые издаются национальными законодателями, в противоречие с признанными и действующими принципами международного права. Основная нагрузка по унификации и гармонизации национальных правовых систем ложится на Европейский суд по правам человека. Правовое развитие применительно ко всей системе глобальных отношений и стандартов, формирующихся на базе либеральных принципов связанных с формированием полноценного политического пространства, в рамках которого предстоит создать эффективные демократические механизмы правообразования. 

Россия лидирует по количеству обращений в ЕСПЧ, поскольку не выполняет основное предназначение решений Европейского Суда - внесение изменений в действующее законодательство и правоприменительную практику. Россия не ликвидирует почву для дальнейшего нарушения прав и свобод человека. Круг бесперспективно замыкается, аналогичные ранее рассмотренным Европейским судом дела-клоны нивелируют саму идею улучшения международного правового пространства.

Официальные органы и должностные лица, с одной стороны, говорят:

Российская Федерация находится в переходном периоде. Не все реформы доведены до конца».

 

С другой, все государства в международных отношениях пользуются суверенным равенством, и Россия желает активно участвовать в формировании международного права. 

Европейский суд, по сути своей, не является органом международного нормотворчества, это большая серьезная судебная работа, включающая в основном толкование, унификацию и правоприменение. Классическим является утверждение: творцами права в международной сфере должны являться государства, которые являются признанными участниками международных отношений. И новое универсальное правовое поле может создаваться только лишь на основе гармонизации национальных правовых систем.

Напрашивается вывод: нужно начинать с элементарных вещей, таких как равенство перед законом, разделения властей, проведение и доведение до логического конца судебной реформы, реформы здравоохранения, реформы ФСИН, полиции России. Если национальное право - неэффективный инструмент, то переход к проблеме единого международного правового пространства - не более чем виртуальная конструкция. Сегодняшняя практика правоприменения с трудом воспринимается россиянами,провоцируя недоверие и к праву, и к государству. При этом сложно говорить о едином правовом пространстве с другими народами и культурами. В борьбе за власть недемократическими способами деформировано как российское законодательство, так и правоприменение. И этим умело пользуются, навязывая России, под предлогом борьбы за права и свободы, экономическую колониальную кабалу.

Логичным является формирование международной правовой политики в системе глобальных отношений, представленных не только одними странами Запада, некими «учителями жизни», которые предлагают всем свою интерпретацию идеологии естественных прав человека с позиции дисбаланса экономических и политических интересов. Возврат к базовым ценностям демократии, выборности, разделения властей и политической конкуренции в России, доработка Российского права в соответствии с международными стандартами позволит вести равноправный диалог по построению глобального мирового правового пространства с учетом экономических интересов России.

К сожалению, сегодня голос России звучит наряду с такими творцами права в международной сфере как Габон, Конго и Гондурас, которые, несомненно, являются признанными участниками международных отношений. Юриспруденция и ее раздел - международное право - это прежде всего наука, прогресс и развитие. Отсталые страны должны иметь голос, отстаивая свои интересы, но моральное право формирования правовой политики будущего имеют страны, опробовавшие и выстроившие у себя эффективные рабочие модели.

Новый комментарий

 

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив