К вопросу о развитии сотрудничества России и НАТО после саммита в Лиссабоне

10 март 2011
Проблема сотрудничества между Россией и Североатлантическим альянсом, вопрос об укреплении взаимного доверия за двадцать лет, истекших со времени развала Советского Союза и распада Организации Варшавского Договора, нередко оказывались в центре внимания политиков и общественности. 

НАТО как важнейший инструмент политики США и их союзников сохранилась, модернизировалась и приспособилась к новым мировым реалиям. НАТО существенно расширила территориальную сферу деятельности, выйдя далеко за пределы Евроатлантического региона, приблизилась к российским границам, укрепляет свои позиции в Центральной Азии.

После 1991г. Президент России Б.Н.Ельцин заявлял о желании России в будущем стать членом НАТО. Но за истекший период связи России с НАТО развивались весьма неровно, вспомним хотя бы балканский кризис. Из-за грузинской агрессии на южном Кавказе в августе 2008г. в отношениях России и НАТО появились элементы напряженности, была прервана работа Совета Россия-НАТО. Однако в 20092010гг. взаимными усилиями сторон сотрудничество было восстановлено.

Причина заключалась в том, что выросла заинтересованность США и НАТО в урегулировании отношений Россией в контексте пересмотра Вашингтоном подходов к обеспечению международной безопасности, курса Б.Обамы на "перезагрузку" американо российских отношений и в связи с нарастанием трудностей вокруг Ирана, а также в ходе военных операций натовской коалиции в Афганистане. Сыграло роль общее ослабление позиций США и Западной Европы в глобальном мире, а также обострение геополитического соперничества США с Китаем. В свою очередь Россия, исходя из интересов внутренней модернизации, преодоления последствий мирового финансового кризиса заметно перенесла акценты во внешней политике на евроатлантическое направление, на США и Евросоюз.

В течение 2009 -2010 гг. нарастало информационное воздействие западных политиков на Россию, делались заявления о необходимости перейти от строительства "мостиков" в сотрудничестве с НАТО, к качественно новым отношениям, к модернизации партнерства с альянсом, вплоть до возможности вступления России в НАТО. Встречные заявления российских политиков о важности "объединительной" повестки дня в условиях многополярного мира делали сближение с НАТО возможным.

Западные лидеры приветствовали согласие президента России участвовать в саммите Россия НАТО в Лиссабоне, но при этом наиболее осторожные политики (А.Меркель и др.) заявляли, что не следует подталкивать сближение России с НАТО.

Итоги встречи "в верхах" в Лиссабоне( 19-20 ноября 2010г.), названные на Западе и в России историческими, свидетельствуют о начавшемся процессе придания сотрудничеству России и НАТО качественно нового уровня, о переходе от этапа преодоления последствий "холодной войны" к этапу формирования стратегического партнерства для решения общих задач в сфере равной и неделимой безопасности. В то же время не следует питать избыточные надежды, поскольку реальные итоги саммита Россия НАТО, за исключением договоренностей по Афганистану, сводятся пока только к декларации о намерениях. Но перечень общих угроз, с которыми сталкиваются НАТО и Россия, внушителен : терроризм, распространение ОМУ и средств их доставки, наркотрафик, различные конфликты и кризисы, морское пиратство,природные и техногенные катастрофы. Здесь действительно возможно сотрудничество, о чем говорится в принятой в Лиссабоне новой стратегической концепции альянса "Активное вовлечение, современная оборона".

В этом документе содержится констатация того, что НАТО не представляет угрозы для России и что альянс приглашает Россию к участию в формировании будущей системы ПРО. Что касается остального, то характер НАТО не меняется, более того, альянс все более превращается в универсальную организацию безопасности с военным и гражданским потенциалом кризисного урегулирования. Прогнозы о том, что НАТО станет организацией безопасности северного полушария, близки к реальности. Подтверждены все обязательства по 5-й и 4-й статьям Вашингтонского договора, что соответствует пожеланиям восточноевропейских государств-членов. Насколько известно, затасканный тезис о русской угрозе публично не возникал, но вероятно потому, что в альянсе были одобрены планы обороны Польши и стран Балтии Военная структура сохраняет ядерный и обычный компоненты, а также экспедиционные силы. НАТО не отказалась от расширения, оставляя двери открытыми для "европейских демократий", соответствующих критериям альянса. В области контроля над обычными вооружениями просматривается стремление навязать России вариант старого ДОВСЕ. НАТО не намерена сокращать количество тактических ядерных средств, ссылаясь на преимущество России в этом виде вооружений и настаивая на их отводе вглубь российской территории. Уделено серьезное внимание борьбе с киберопасностью, причем здесь нет речи о сотрудничестве с Россией.

Наиболее конкретно углубляется сотрудничество России с НАТО в афганских делах. Россия подтвердила железнодорожный транзит через свою территорию (в Афганистан и обратно) как невоенных, так и военных грузов натовской коалиции (МССБ). Будут продолжены воздушные перевозки через Россию. Российские авиакомпании ( к примеру, "Волга-Днепр" и др.) также перевозят американские грузы в Афганистан. Там работают вертолетные грузовые компании из России. Российская сторона поставит вертолеты афганской армии (для их технического обслуживания создается целевой фонд). На территории России будут обучаться афганские военнослужащие. Но интересам России в первую очередь отвечает договоренность о расширении подготовки антинаркотических кадров для Афганистана, Казахстана, Киргизии, Узбекистана, Туркменистана, Таджикистана, а также и Пакистана. Все это должно повысить эффективность общих операций против производителей и поставщиков наркотиков. Здесь пока американцы и натовцы в долгу перед Россией, о чем открыто говорит российская сторона.

В совместном заявлении отмечено, что будет продолжен диалог по вопросам контроля над вооружениями, разоружения и нераспространения. Но похоже, что Россия не получила ответ на свои предложения относительно переброски " существенных боевых сил" НАТО в районы, прилегающие к нашей стране.

Масса вопросов возникает в связи с приглашением России участвовать в создании системы ПРО. Позитивное значение имеет согласие России провести консультации о потенциальных ракетных угрозах. Наша страна готова совместно работать с заинтересованными государствами над укреплением механизма противодействия ракетному распространению. Возобновляется прерванное сотрудничество с НАТО по проблеме создания ПРО ТВД в Европе ( до 2008г. состоялось 4 совместных учения по этой проблеме). Саммит Совета Россия НАТО дал поручение о разработке проекта рамочных условий сотрудничества в области противоракетной обороны. Президент России подчеркнул в Лиссабоне готовность к равноправному участию нашей страны в будущей европейской системе ПРО и предложил ее секторальную форму. Yжe на пресс-конференции после саммита Д.А.Медведев говорил о том, что нет конструктивной альтернативы созданию системы ПРО. В послании Федеральному Собранию от 30 ноября президент подчеркнул, что "в ближайшее десятилетие нас ждет следующая альтернатива: или мы достигнем согласия по противоракетной обороне и создадим полноценный совместный механизм сотрудничества, или же (если нам не удастся выйти на конструктивную договоренность) начнется новый виток гонки вооружений". Очевидно, что вопрос ПРО требует высокой степени доверия и равноправия сторон.

Ясно, что НАТО хотела бы создать такую систему на военно-технической базе альянса (разумеется, на американской) с охватом всех европейских стран, включая Россию ("общий шатер", по выражению А.Ф.Расмуссена). Вероятно, за сообщениями американской печати о том, что западным партнерам не подходит российское предложение о секторальном построении ПРО, несмотря на опровержение посла Д.О.Рогозина, действительно стоит несогласие. Как рассматривать действия США, уже пытающихся создать системы ПРО на двусторонней основе с рядом стран союзников ("поэтапный адаптивный подход")? Кроме того, США не отказались от идеи глобальной ПРО (в действительности направленной против России и Китая, а формально против Ирана)? Теперь же США явно хотят контролировать создание региональной системы ПРО в Европе, поскольку без американских технологий, ракетного вооружения и РЛС (и командования?) создать подобную систему трудно. В Европе нет собственных противоракетных систем. Но какова будет роль России, которая имеет собственные системы ПРО? Пойдет ли речь о координации, обмене данными и технологиями, а также о совместном принятии решений на политическом и военном уровнях при сохранении суверенной самостоятельности национальных системе? Очевидно, эти и многие другие вопросы прояснятся в ходе консультаций с альянсом, а точнее говоря, все-таки с Вашингтоном. Б.Обама заявляет о необходимости обсуждения политических, технических и общих вопросов создания системы ПРО.

По аналогии с переговорами по СНВ-3 переговоры и консультации относительно совместных или совместимых систем ПРО могут занять длительное время. Тем временем станет понятным, какую политику будет проводить после выборов 2012 г. следующая администрация США.

Конечно, в нынешней переломной международной ситуации значение налаживания конструктивного сотрудничества России с НАТО имеет немалое значение с точки зрения обеспечения национальных интересов России. Определенное уточнение и даже ужесточение российской позиции в вопросе о ПРО и ракетно-ядерных вооружениях, о чем свидетельствуют заявления Д.А.Медведева и В.В.Путина после саммита Россия НАТО, вероятно, объясняется тем, что после саммита осталось много невыясненных вопросов и, самое главное, предпринимались попытки отложить ратификацию в сенате США Договора СНВ-2010. Вне всякого сомнения, Россия поступает правильно, соглашаясь на переговоры по ПРО. Сотрудничество с НАТО в любом случае лучше, чем конфронтация. А дальше станет понятным, чем все это реально закончится... Но нужно отметить, что российское заявление о возможности возобновления гонки вооружений в случае неудачи переговоров не производит сильного впечатления на западных партнеров, поскольку вполне очевидно,что Россия с набором ее нынешних проблем и трудностей не в состоянии помышлять о новой гонке вооружений. С НАТО или без НАТО, но свои вооруженные силы нам надо модернизировать.

Таким образом, " перезагрузка" отношений России с НАТО наметилась, но между партнерами остаются существенные неясности (ПРО) и разногласия (отношение к российской идее Договора о европейской безопасности, оценка действий Грузии, проблема расширения НАТО, контроль над вооружениями, энергетическая безопасность и др.). Урегулирование афганской проблемы усилиями США и НАТО в целом отвечает российским интересам, но для нас весьма чувствительным остается вопрос о степени вовлеченности России в процессы укрепления мира и стабильности в регионе.

Следовало бы иметь в виду, что углубление сотрудничества России с США и НАТО, особенно в афганских и иранских делах, рост нашей зависимости от западных держав в сфере модернизации ( кредиты,трансфер технологий) сопряжены с усилением влияния США, НАТО и ЕС на постсоветском пространстве. В Центральной Азии, судя по всему, могут быть увеличены контингенты американских войск на существующих или новых базах по мере их планируемого вывода из Афганистана после 2014 г. В любом случае целесообразно было бы разъяснить ближайшим партнерам по СНГ смещение акцентов в нашей внешней политике. Президент уже дал сигнал нашим партнерам, заявив, что Россия не планирует вступать в НАТО на нынешнем историческом отрезке. Москва играет стабилизирующую роль на постсоветском пространстве. Но с экономической интеграцией стран СНГ дела обстоят не самым лучшим образом. Таможенный Союз находится в начальной стадии. Лозунг формирования Единого экономического пространства от Арктики до Тихого океана к сожалению, пока только броская идея. А в ее практическую реализацию потребуется вложить немало средств и,нельзя исключать, придется привлекать ЕС и государства АТР.

И, наконец, сближение России с НАТО, формирование стратегического партнерства с альянсом чревато ухудшением отношений с нашим стратегическим партнером Китаем. В дискуссиях российских экспертов уже утверждается, что равноправное сотрудничество России с Китаем не получается. России приходится поддерживать тонкий баланс отношений с США и Китаем, особенно в свете их соперничества. Пекин вряд ли подключится к планам создания глобальных систем безопасности или ПРО любых конфигураций. Китай не может радоваться наличию мощной группировки американских войск в Афганистане и вокруг него, усилению влияния США в Центральной (Средней) Азии.

Несмотря на усиление западного вектора в российской внешней политике, на азиатском направлении наша страна по-прежнему проявляет активность (о важности этого политического трека есть ссылка и в послании Президента Федеральному Собранию). Но с российской стороны должны быть сделаны соответствующие разъяснения в Пекине и даны гарантии сохранения дружеского характера российско-китайских отношений, тем более что в Китае приближается смена высшего руководства.

Кроме того, целесообразно ориентировать Индию, особенно в вопросах глобальной безопасности, ПРО и Афганистана. Можно надеяться, что визит Д.А.Медведева в Индию, являющуюся нашим стратегическим партнером, послужит не только целям углубления экономического, военно технического и инновационного сотрудничества. Дальнейшее развитие политического сотрудничества по линии РИК ( Россия, Индия и Китай) может оказать полезное для нас воздействие на США и других западных партнеров России, которые втягивают нас в орбиту НАТО и не хотели бы укрепления отношений нашей страны с ведущими государствами Азиатско-Тихоокеанского региона. 

Новый комментарий

 

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив