Прогнозы большинства политиков и аналитиков в отношении перспектив сирийского режима Б.Асада с каждым днем становятся все менее оптимистичными. Уже давно не спрашивают: «Удастся ли Б.Асаду сохранить власть?» Все чаще люди задаются вопросом: «Когда и каким образом Асад и его окружение уйдут с политической сцены?»

В памяти еще свежи варианты недавних, зачастую кровавых, смен режимов в других арабских странах (Ираке, Тунисе, Египте, Ливии, Йемене). Было бы хорошо, чтобы Сирии все-таки удалось избежать новых человеческих жертв и, как можно быстрее, покончить с этой братоубийственной гражданской войной.

Однако, ситуация здесь остается пока весьма сложной и мало предсказуемой. Сегодня лишь можно констатировать, что внутренние и внешние факторы складываются далеко не в пользу правящего в Сирии режима, который с упорством обреченного продолжает цепляться за власть. Страна оказалась на грани гуманитарной катастрофы, около 30 тысяч человек погибло, сотни тысяч раненых и стали калеками. Число беженцев и перемещенных лиц приближается к миллиону. Похоже на то, что напряженность вооруженной борьбы в Сирии близка к своему апогею и должна как-то разрешиться в ближайшие месяцы.

Уместно напомнить читателю основные причины внутрисирийского конфликта и расстановку политических и военных сил на сегодня. Как известно, многолетняя опора правящего семейства асадов на арабо-алавитское меньшинство (10 % населения страны), баасистскую партийную верхушку и силовые структуры к 2010 году себя изжила. Панарабистские, националистические лозунги партии Баас, которые сплачивали сирийскую нацию и были популярны в постколониальный период, потеряли свою былую привлекательность, а семейственность, клановость, коррупция всех ветвей власти подточили режим изнутри. Страна остро нуждалась в новой идеологии, давно назревших политических, социально-экономических и других реформах. Попытки и дальше управлять страной волюнтаристски, с помощью затянувшегося более чем на 50 лет военного положения, ущемления гражданских прав и свобод населения, дискриминации арабо-суннитского большинства и трех миллионов курдов, жестокого подавления инакомыслящих завершились масштабными народными выступлениями, демонстрациями и другими акциями протеста. Общий революционный процесс на Ближнем Востоке, получивший свою известность как «Арабская весна», в марте 2011 года докатился и до Сирии. Разгон властями митингующих с помощью армии и полиции спровоцировал новые вооруженные столкновения в ряде сирийских городов, а применение Дамаском авиации, бронетанковой техники и артиллерии против повстанцев и мирного населения вызвало большие человеческие жертвы и привело к масштабным разрушениям в населенных пунктах. В результате, внутрисирийский конфликт перешел в стадию затяжной гражданской войны. Сегодня уже можно констатировать, что в этой войне большинство сирийцев оказалось не с Башаром Асадом, хотя и сторонники у него все еще имеются. Следует также отметить, что отряды оппозиции существенно усилились за счет арабских и исламских добровольцев и наемников из других стран, а также дезертиров из сирийских вооруженных сил.

Также крайне неблагоприятно сложилась внешнеполитическая ситуация вокруг Сирии, вернее вокруг правящего в ней режима. Сирийскую оппозицию поддержали практически все арабские страны (Лига арабских государств), США, страны ЕС и НАТО. В качестве финансовых и материальных спонсоров оппозиции выступили Саудовская Аравия и Катар. Турция предоставила свою территорию для сирийских беженцев и военных лагерей оппозиции, повстанцев поддержал и ливанский клан Харири. Одной из причин такого довольно сплоченного антиасадовского арабского блока явилось все более тесное сотрудничество Дамаска с Тегераном. Не секрет, что все арабские страны возглавляются суннитскими лидерами и их все больше раздражали попытки шиитского Ирана через Сирию, Йемен, Бахрейн, Ирак, группировки типа ливанской «Хизбаллы» проникать на Ближний Восток и составлять здесь своего рода религиозную и другую конкуренцию правящим суннитским режимам.

В результате, правительство Сирии оказалось в изоляции и даже в блокаде. В таких условиях даже традиционные партнеры Дамаска в лице Ирана и России, не имели возможности доставлять правящему режиму какие-либо грузы военного или двойного назначения. Широкую известность получили случаи задержаний и досмотров властями Турции и Ирака гражданских воздушных судов, следовавших в Дамаск из Армении, России, Ирана, КНДР. Ожесточенные бои, охватившие большую часть Сирии, затрудняли вообще какое-либо внешнее сообщение со страной в последнее время.

Несмотря на то, что правительству Башара Асада пока силовыми методами удается удерживать контроль над положением в стране, время явно работает не на него. Нанести какого-либо решающего поражения отрядам оппозиции ему не удается. Избранная повстанцами гибкая тактика «партизанской войны» на изнурение регулярной армии в условиях Сирии оказалась весьма эффективной. Отряды, так называемой, «Свободной сирийской армии» и других формирований оппозиции действуют сравнительно небольшими подразделениями (бригадами), находят бреши и слабые места в обороне правительственных войск, наносят неожиданные удары по военным объектам (аэродромам, военным городкам, базам, важным дорожным магистралям, пунктам связи и т.п.), при угрозе применения войсками авиации или тяжелой артиллерии, танков умело маневрируют, рассеиваются на более мелкие группы, скрываются в густонаселенных или труднодоступных районах, иногда отступают на сопредельные территории Турции, других стран для пополнения боеприпасов и переформирования. Похоже на то, что оппозиция располагает не только мощной финансовой и материальной базой своих спонсоров, но и может сравнительно быстро восполнять свои потери в живой силе, вооружении, снаряжении и боевой технике.

Все больше сказывается и политико-дипломатическая поддержка сирийской оппозиции со стороны США, Франции, других европейских государств. Одним из условий значительного увеличения помощи и поддержки сирийской оппозиции со стороны Запада, Турции и монархий Персидского залива было предложение объединить как можно больше разрозненных групп и движений оппозиции внутри Сирии и за рубежом в единый антиасадовский фронт. Важным шагом в этом направлении явилась прошедшая в первой половине ноября 2012 года в столице Катара Дохе конференция, на которой удалось объединить большую часть внешней и внутренней сирийской оппозиции и создать общее политическое и военное руководство. Участники этого форума договорились о формировании «Национальной коалиции сирийских революционных и оппозиционных сил», которую возглавил известный своей религиозной и политической умеренностью имам одной из мечетей Дамаска Моаз аль Хатиб, заместителями его стали экс-депутат сирийского парламента Риад Сейф и молодежная активистка С.Атаси. Руководство новой коалиции тщательно сбалансировано, представляет разные части политического, национального и религиозного спектра современного сирийского общества и претендует на то, чтобы восприниматься как голос всех сирийцев, противостоящих режиму Башара Асада. В ней есть даже представители курдов, христиан, алавитов— родной общины Асада, а также ряда женских организаций.

Якобы, среди пунктов согласованной политической платформы — обязательства участников конференциидобиваться всеми способами свержения режима в Дамаске и не вступать в какой-либо диалог или переговоры с ним. Коалиция оппозиции рассчитывает вскоре получить международное признание, а вслед за этим сформировать временное правительство и созвать учредительное собрание. Как и ожидалось, в военный совет Национальной коалиции вошли представители Свободной сирийской армии, которая играет ведущую роль в вооруженной борьбе с правительственными войсками.

Уже 19 ноября 2012 года министры иностранных дел 27 стран Евросоюза объявили о признании Национальной коалиции «законными представители чаяний сирийского народа», а вскоре с аналогичными заявлениями выступили представители Лиги арабских государств, Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива, Турции, США и другие. Следует ожидать, что достигнутая таким образом легитимность объединенной сирийской оппозиции будет способствовать увеличению ей объемов иностранной финансовой, материальной и военной помощи в разы.

Таким образом, сложившийся на сегодня хрупкий баланс военных сил в Сирии может быть в ближайшее время нарушен в пользу оппозиции. Трудно предсказать, когда конкретно и каким образом произойдет смена режима в Дамаске? Любые прогнозы этих событий и возможные варианты ухода Башара Асада с политической сцены были бы преждевременны и некорректны. Можно лишь пожелать, чтобы сирийцы проявили свою мудрость и человечность с обеих сторон и не допустили трагедии, подобной ливийской. В интересах сирийского народа надо как можно раньше остановить кровопролитие в стране. Надежды на то, что Башар Асад или его сторонники смогут договориться с оппозицией и сформировать какой-то объединенный орган власти (временное правительство) весьма призрачны. Трудно себе представить Б.Асада, его ближайших сторонников, функционеров партии Баас или руководителей спецслужб за одним столом с представителями оппозиции после стольких человеческих жертв.

Что из себя будет представлять будущая сирийская власть? По аналогии победивших «арабских революций», скорее всего, это будут умеренные исламистские группировки во главе с сирийскими «Братьями-мусульманами». Им придется налаживать диалог и сотрудничество с арабами-алавитами, курдами, христианами, другими национальными и религиозными меньшинствами Сирии. Есть определенные надежды, что война в Сирии все же близится к завершению и дружественный россиянам сирийский народ вновь обретет мир и спокойствие.

Новый комментарий

 

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив