Скандал вокруг фильма «Невинность мусульман» вызывает закономерный вопрос: кому нужно постоянно держать в напряжении и без того далёкий от стабильности «исламский мир»?

Тем более что время для провокация выбрано явно не без умысла – на фоне резко обострившейся угрозы вооруженного вмешательства в Сирию и перманентно муссируемой темы неизбежности скорой войны с Ираном целого блока государств, в числе которых значатся одиозные ближневосточные монархии, Израиль и евро-американские «демократии».

Похоже, спонсорами так называемой «арабской весны» припасены для мира ещё более убийственные «сюрпризы». Их реализация вполне может начаться с окончанием 6 ноября этого года президентской гонки в США. Судя по воинственной предвыборной риторике Митта Ромни – безотносительно к тому, победит ли он и собирается ли на самом деле исполнять озвученные опасные планы, – совершенно ясно, что американским «ястребам» окончательно надоело изображать из себя «голубей» – хотя бы даже в кулуарах ООН…

По этим и связанным с ними темам профессор, доктор политических наук Эраст Александрович Галумов беседует с президентом Института Ближнего Востока, одним из ведущих российских экспертов в области политики Израиля, стран Ближнего и Среднего Востока Евгением Яновичем Сатановским.

 

***

 

Эраст Галумов: Начну с вопроса о фильме «Невинность мусульман», который конечно же не случайно оказался выложенным в сеть в канун очередной годовщины «теракта 9/11» и вполне ожидаемо взбудоражил весь арабо-исламский мир. Казалось бы, любительская низкобюджетная картина, но каков резонанс!

Фильм стал причиной атак на дипломатические миссии США и других западных государств. Разъярённые протестующие громили американские и европейские посольства в Египте, Судане, Тунисе, Бангладеше, Йемене, Австралии и других странах, жгли американские флаги, громогласно требовали смерти авторам фильма и вообще всей Америке… Апофеозом бесчинств стала массовая демонстрация в ливийском городе Бенгази, во время которой группа неизвестных обстреляла из гранатомета здание американского консульства, что привело к гибели посла США в Ливии Кристофера Стивенса и еще троих сотрудников американской дипмиссии.

С учётом грандиозной картины произошедшего, мне всё-таки не до конца понятно: это была искусно спланированная провокация или реальное возмущение народных масс? Как вы считаете, Евгений Янович?

Евгений Сатановский: Этот малобюджетный порноролик снят даже не третье-, а сорокаразрядными людьми, которые занимались своим бизнесом для вполне ограниченного круга потребителей США. Ну вот есть такие ультрафундаменталисты христианства, которые страшно радуются жизни, когда видят что-то этакое…

Никто, конечно, не предполагал распространять это видео в арабском мире. Но кто-то взял и перевел ничего не значащую поделку, которая продалась бы в обычном прокате числом 5–10 тысяч копий, как и любая мелкая порнография. Вместо этого она оказалась на «Ютубе», собрала несколько миллионов просмотров и была использована как повод для бунтов, мятежей, погромов дипмиссий, отстрела американского посла, который очень не вовремя заехал в своё консульство в Бенгази… Кто это использовал – более-менее понятно, зачем – тоже.


Эраст Галумов: И все же нас интересует механизм. Потому что уж очень большая волна поднялась в СМИ. Просто огромный поток негатива, разделивший мир на две части: с одной стороны – мусульмане, с другой – все остальные… Кто-то целенаправленно накалял обстановку, а когда кто-то действует подобным образом, всегда уместен вопрос: кому это выгодно?

Евгений Сатановский: Ситуацию раскачивают всегда одни и те же, чтобы «под шумок» произвести передел власти... В данном случае Иран был вне игры, остаются Саудовская Аравия с примкнувшими к ней в рамках салафитского джихада союзниками и Катар со своими союзниками. Хорошо это было видно по странам «арабской весны», где прокатилась основная волна погромов и были основные человеческие жертвы. Везде наблюдались салафитские группы под черными знаменами – если кто помнит, точно такое висело на сцене «Норд Оста», когда чеченские боевики захватили там заложников. И патронируемые саудитами салафиты, и патронируемые Катаром «Братья-мусульмане» подводили «под монастырь» недоформированные новые власти Туниса, Ливии, Египта... Что называется, «саудовские против катарских».

Понятен и общий «посыл» исламского мира в сегодняшнем его состоянии Западу. Наши специалисты много лет старались объяснить его американским, французским, британским коллегам, а именно – не надо людям, находящимся на средневековой стадии общественно-политического устройства, навязывать современные демократические механизмы. Потому что механизмы эти, конечно, может быть и примут, но используют совершенно в других целях.

Например, «права человека» там – категория отсутствующая. Скажем, у сексуальных меньшинств есть только одно право – на физическое уничтожение; права других меньшинств чуть обширнее – они могут быть ограбленными, убитыми, изнасилованными, в лучшем случае, у них есть право на постоянное ожидание погрома.

Что называется – не трогайте вы этих диктаторов! Если тронете и, не дай бог, сместите, то «народ» сам возьмётся за осуществление «своих чаяний», и тогда никаким «меньшинствам» мало не покажется… Такая вот пришла в арабский мир демократия.

 

Эраст Галумов: Хотите сказать, что народы этого региона, если их освободить от одного гнёта, обязательно приведут к власти куда более жестокую диктатуру?

Евгений Сатановский: Это ещё хороший вариант. Есть и другой – как в Сомали: диктатуру никто установить не может, и народ представляет собой хаотическое смешение племен, криминальных групп, религиозных орденов, более или менее балансирующих друг друга. Поскольку никакой Каддафи или Саддам там не появляется, все это на десятилетия застывает в состоянии резни и агрессивного «выплеска» за пределы своей территории… По-моему, это гораздо хуже. Вот, в Ливии примерно так скоро и будет.

Там, где была какая-то власть – например, в Марокко или Иордании, – «народные вольности» достаточно быстро и жестко купировали. Аналогично – в «мире меча», куда можно отнести Европу и Россию. В зависимости от наличия или отсутствия «механизмов джихада» на собственной территории меры могут быть мягче или круче. В нынешней Европе ситуация жестче; в России – совсем спокойно: власть контролирует всё без сантиментов. Случись что – даже в не очень-то умиротворённой Чечне – выступят Кадыров или другой официальный представитель власти, скажут приличествующие случаю слова, и никто из сограждан не помчится разносить торговые центры, поджигать посольства и убивать послов. Потому что у нас действует метод цивилизованного общения с окружающим миром под жестким контролем власти. А если кому-то что-то не нравится, у него есть право сказать, что он думает, подать в суд, наконец, написать соответствующий репримант в виде дипломатической ноты или статьи в газете, организовать обсуждение в блогосфере.

 

Эраст Галумов: Ну, мы же к этому не сразу пришли. Были и у нас «тёмные» периоды…

Евгений Сатановский: Были – куда же без них? Вон, «Тараса Бульбу» все учили. Там казакам при удобном случае сказали, что поляки евреям отдали церкви в аренду, – и из казачьей массы сразу пошли «дельные предложения»: первым делом – устроить евреям погром, потом – вырезать поляков, дальше – война… Нормальные средние века.

 

Эраст Галумов: И как этот пример соотнести с Ближним Востоком?

Евгений Сатановский: Очень просто: арабские страны именно сейчас переживают тот самый XVII век… У евреев религиозные войны кончились во втором веке, у христиан – в XVII, теперь вот они докатились до мусульманского мира, где шииты противостоят суннитам, а ваххабиты – вообще всем… То есть я хочу сказать, что история не развивается во всех странах одинаково. И хотя теоретически люди везде одинаковы и равны, но исторически все мы очень и очень разные.

 

Эраст Галумов: А что вы можете сказать о спонсорах процесса, который называют сейчас красивым термином «арабская весна»? У экспертного сообщества как будто не вызывает сомнения тот факт, что за всеми этими событиями стоят США и лично госсекретарь Хилари Клинтон, которая, как кажется со стороны, умеет весьма пафосно объяснять любые свои провалы... Вот как они себя чувствуют сегодня в том же Египте?

Евгений Сатановский: Чувствуют они себя полными идиотами – и это самое вежливое, что можно о них сказать. Ещё Уинстон Черчилль в своё время ехидно заметил, что американцы всегда найдут верный выход из любой ситуации, вначале перебрав все ошибочные.

Госпожу Клинтон я знаю уже 20 лет и давно не слежу за теми благоглупостями, которые она произносит. Должен отметить, что раньше она умела ярко и красиво говорить ни о чем. Этим своим талантом она очень напоминала мне моего покойного школьного завуча… Видимо, жизнь со скандально известным мужем сильно ее подкосила – особенно в свете публикации вторых мемуаров Моники Левински.

В целом, за истекшие годы госпожа Клинтон постарела, но не стала ни профессиональнее, ни умнее. Более того – как-то разучилась красиво излагать свои мысли ни о чем… Понятно, что она не будет госсекретарем США вне зависимости от того, выиграет Обама или Ромни. Пик её карьеры пройден – это факт.

 

Эраст Галумов: После такой характеристики одного из ведущих американских политиков поневоле задумаешься о том, как устроена Америка и за счёт чего она добивается своих выдающихся успехов.

Евгений Сатановский: На самом деле, Америка устроена просто. Прежде всего, в ней очень много иллюзий. Отсюда – «маятниковые шатания» от «крестового похода» против международного терроризма до безумной любви к исламскому миру, к которому отчасти принадлежит и Обама с его понятной биографией, с батюшкой из Кении и отчимом из Индонезии, с его исламским вполне себе детством – ничего плохо в этом, кстати, нет. Только он все-таки вырос и провёл значительную часть своей жизни на Гавайях и в Чикаго, где народ несколько другой, чем в бедняцких кварталах Каира. Поэтому Обама и не в состоянии понять исламский мир. Тем более этот мир не в состоянии понять элита и истэблишмент США.

Американская политика на исламском «поле» продолжает экспериментировать с идеей о том, что «белый человек» (в данном случае имеется в виду культурная идентификация, вне зависимости от цвета кожи конкретного руководителя страны западной ориентациипримеч. ред.) обязан прийти к «туземцу», сказать ему «доброе слово», погладить по голове, вручить «демократическую ценность», немного денег, если надо – военные технологии, а взамен получить ещё одну «демократию» и верного «союзника»... Кстати, СССР ровно так же распространял социализм, с той же благодарностью – только денег тратил больше.

 

Эраст Галумов: Давайте всё же вернёмся к Египту – уж очень показательный там складывается «политический ландшафт».

30 июня 2012 года новым президентом Египта стал Мухаммед Мурси. О нём известно, что в 2000–2005 годах он был членом египетского парламента, позже возглавил движение «Братья-мусульмане», от которого и стал официальным кандидатом в президенты страны. Победив во втором туре, Мурси покинул движение – по его словам, для того «чтобы стать президентом всех египтян». Вскоре после принятия присяги Мурси отправил в отставку несколько генералов – членов Высшего совета вооруженных сил Египта, в том числе министра обороны и начальника генштаба. Кроме того, отменил Конституционную декларацию, которая ограничивала президентские полномочия и долгое время заменяла основной закон страны.

Первые политические шаги нового президента Египта дали повод экспертам заговорить о том, что он вряд ли потерпит попытки управлять им из Америки... Возможен ли такой сценарий и насколько вообще корректно применять термин «управление из Америки»?

Евгений Сатановский: Представители США очень часто с уверенным выражением лица твердят, что всё происходящее в мире – их рук дело. И надо или не знать США вообще, или быть убеждённым приверженцем «теории заговора», чтобы верить в этот бред. Покойные Андропов и Суслов, конечно, работали хорошо, в том числе внедрили в умы многих наших нынешних генералов эту теорию, популярную в 1970-е годы. Но вообще-то её ещё лет 20 назад можно было с чистым сердцем «списать в утиль».

Лично я совершенно убеждён: никто в Америке не понимал «арабской весны», не был готов к ней, не влиял на неё и не мог на неё повлиять. Иллюзии по поводу такого влияния существовали – не более того… Помнится, немецкий генштаб тоже думал, что влияет на Ленина, однако их «влияние» проверки реальностью не выдержало.

В Египте военная хунта сдала маршала-главнокомандующего Тантау в надежде на то, что власть унаследует ныне покойный Омар Сулейман… Как всегда, никто – ни военные, ни гражданские, мягко говоря, патриоты недооценили своих «союзников» по демонтажу режима Мубарака. И все христиане – как правило, это и есть «твиттерная молодежь», интеллигенция – вылетели из власти так же быстро, как в неё влетели.

 

Эраст Галумов: Очень похоже на сценарий нашей Октябрьской революции: все свергали царя и страшно радовались февралю 1917 года и наступившей демократии, но потом пришел октябрь, а потом вообще Гражданская война началась.

Евгений Сатановский: Вот-вот… Никто из египетских «революционеров» не подозревал, что исламистам удастся провести своего президента, – а они его провели. Никто не подозревал, что «технократ» Мурси окажется не менее жёстким, а в перспективе – не менее удачливым, чем иранский аятолла Хомейни. Это видно уже по тому, как лихо он справился с армией, открутив головы генералам, которые традиционно играют в Египте исключительную роль. Кроме военной силы, армия десятилетиями владеет 25–30% собственности в стране. Туризм, торговля, заводы, плантации и многое другое – в значительной степени под военными.

Исламизация Египта началась еще во времена Саддата. Страна явно развивается в сторону исламской революции суннитского типа. Мубарак, правда, придерживался отношений партнерства с США и Израилем – это был его личный выбор. Он сам участвовал в войнах с Израилем, хорошо знал, что это такое, и воевать не хотел.

А вот Мурси гораздо сложнее. Впереди у него одна перспектива – обрушение египетской экономики, которое произойдёт довольно быстро, и «водный голод». У него есть максимум 10 лет, в течение которых он должен где-то «перемолоть» протестное население и нелояльную часть армии. Нигде, кроме как в войне с Израилем на Синае, этого не сделать. Одновременно он, безусловно, будет давить конкурентов.

 

Эраст Галумов: Действительно, наблюдатели отмечают, что в Египте хотя и декларируют свою приверженность Кэмп-Дэвидским соглашениям с Израилем, однако начались разговоры о необходимости их пересмотра... Как к этой инициативе отнесётся официальный Тель-Авив?

Евгений Сатановский: С точки зрения Израиля это неприемлемо. Да, новые египетские власти настойчиво твердят сегодня везде, что Кэмп-Дэвид себя исчерпал. И это на самом деле так. Никакого газа Израиль не поставляет, никакой серьезной охраны границ с египетской стороны не ведется. Без «забора безопасности», который Израиль недавно достроил, там в месяц проходило примерно 1000 нелегалов из Сомали, Эритреи, Судана, Эфиопии. Синай – уже фактически не египетская территория: там правят бедуины и криминальные кланы, весьма прочно укрепилась «Хизбалла», а на севере – классические варианты «Алькайды», уничтожающей суфийские мавзолеи; представлены также многочисленные палестинские террористические группировки.

Мурси будет налаживать контроль – конечно, с положенными риторическими реверансами в адрес «братьев по исламу». Разумеется, Газу и Хамаз он будет контролировать гораздо жёстче, чем это делал Мубарак. Ни к чему хорошему это, понятно, не приведет… Он уже показал, «кто в доме хозяин»: попытки по примеру бенгазийского консульства взять штурмом американское посольство в Египте подавили быстро и без раздумий.

 

Эраст Галумов: А как России позиционировать себя по отношению к Египту?

Евгений Сатановский: Это вопрос не совсем ко мне, скорее, задать его нужно Владимиру Владимировичу Путину… Но я всё-таки отвечу: не было у нас никогда никаких партнеров на Ближнем Востоке и не будет. Были клиенты, в их числе и Египет, которые максимально использовали наши деньги, наши технологии, наши военные возможности, но продавали и предавали нас ровно в ту секунду, когда им это становилось выгодно. Обычным делом было пойти к русским, сказать им о своей «соцориентации», получить Асуанскую плотину, металлургический комбинат, военных специалистов. Затем, проиграв израильтянам очередную войну, пойти к американцам, заявить о возвращении к «политике открытых дверей», выгнать русских военных специалистов, как это было при Саддате, а потом и при Мубараке… Со всеми этими нашими «партнерами» в 1950–1980-е годы мы потеряли по самым скромным подсчётам 160 миллиардов долларов и примерно на 100 миллиардов долларов различного имущества, что внесло свою лепту в банкротство СССР. Сегодня известно, что Горбачеву для сохранения страны не хватило в конце 1980-х каких-то 30 миллиардов долларов. Долги свои нам никто не вернул – за исключением удивительной страны Индии и Индонезии.

Вот поэтому я и утверждаю: с точки зрения реальных интересов современной России Египет нам не нужен ни за каким дьяволом. С экономической точки зрения нам нужны Германия, Финляндия, Нидерланды, Великобритания. С военной точки зрения – Китай.

 

Эраст Галумов: Россияне привыкли уже отдыхать в Египте, совершать туда туристические вояжи – как быть с этим?

Евгений Сатановский: На мой взгляд, нужно быть сумасшедшим, чтобы ехать в страну, охваченную революцией. В Египте сейчас открыто действуют криминальные группировки, захватывающие целые города, где угодно и когда угодно идут перестрелки, пулю можно получить просто за то, что вышел на улицу в «неправильном одеянии» – например, плечи оголены, шорты или не дай бог – юбка. Перестала работать туристическая полиция, а туристические гиды проводят забастовки. Никто не защищает туристов от торговцев, которым проще теперь убить туриста и забрать у него деньги, чем уговаривать купить товар.

Особую опасность представляют собой салафитские группировки. В свое время они «прославились» расстрелами немецких и японских туристов. Почему, спрашивается, расстреливали? Всё очень просто: согласно догмам салафитского ислама, туристы – язычники. Идя на пирамиды, к Сфинксу или, не дай бог, встречать солнышко на гору святой Екатерины, они поклоняются языческим дьяволам и демонам, за что должны быть подвергнуты немедленной казни. В 2004–2005-м годах всю эту публику пересажали, а теперь выпустили, и они на Синае сформировали новые группировки, которые успешно воюют с армией.

Думаю, сказанного достаточно, чтобы оценить все риски египетского отдыха или туризма.

 

Эраст Галумов: Давайте переместимся теперь в Сирию. Британский премьер Кэмерон на днях обвинил Россию и Китай в страдании сирийских детей… Информационный посыл понятен: представить всему миру две страны виновницами творящегося в Сирии кошмара, выведя за скобки закулисных «кукловодов». Само собой, СМИ Европы и США идею подхватили и занялись её адаптацией в глобально-мировом информационном пространстве.

В то же самое время сирийские СМИ сообщили о том, что на сторону правительственных войск перешла группа офицеров оппозиционной «Свободной сирийской армии». По их словам, использование сирийцами оружия против сирийцев проблем страны не решает и не может решить… Об это западные СМИ предпочитают молчать.

Как вы оцениваете ситуацию в Сирии и вокруг неё?

Евгений Сатановский: Там идет гражданская война. Идти она будет долго, постепенно перерастая в состояние войны общины против общины, как это было в Ливане. Процесс, возможно, продлится несколько десятилетий. Нынешняя жёсткая власть всячески поддерживает в Сирии именно светское государство, стимулирует смешанные браки, но вообще страна состоит из множества меньшинств.

До Асадов Сирии просто не было. С конца 1940-х и до 1971 года там происходило по путчу, а то и по два путча в год. Зная эти вещи, можно с большой вероятностью предположить, что после Башара Асада никакой Сирии не будет снова. Ровно так же, как сегодня нет Ирака. Вместо страны – «территория хаотической резни». Таких «государств» теперь много на Ближнем Востоке, еще больше – в Африке.

Обнадёживает, что некоторые группы инсургентов решили примириться с властью Асада. Видимо, задались вопросом: с чего это столько людей из Чечни, Афганистана, Ливии, Ирака борются за независимость сирийцев?.. Нормальным гражданам, конечно, такое положение нравиться не может.

Очень активно борются «за демократию в Сирии» палестинцы. Без них не обходится ни одна «заваруха» в этом регионе. Были они в Кувейте, когда его оккупировали войска Саддама Хусейна, и в Иордании, когда Арафат пытался свергнуть тамошнего короля, и в Ливане, который их приютил после бегства из Иордании… Теперь палестинские боевики из бывших криминальных бригад, политкорректно именуемых «лагерями беженцев», укрепили ряды оппозиции в Алеппо, сопротивлялись там правительственной армии достаточно жёстко, а заодно занимались грабежом торговых кварталов – самое нормальное для них состояние.

Интересна ситуация с курдами. Всю свою историю они были против арабов и уж точно против режима Асада. И вдруг именно от Башара Асада получили полную автономию и свободу рук. Теперь там командует «Рабочая партия Курдистана» с сирийскими в основном лидерами. Это серьёзный удар по Турции, я бы даже сказал – «удар в тыл».

В общем, Асад действует довольно расчётливо. Поэтому гражданская война и «завязла». Тем более что НАТО бомбить Сирию без Америки не хочет. А Америка переживает предвыборный бум и без резолюции Совбеза ООН не горит желанием оказаться в центре ещё одной авантюры.

 

Эраст Галумов: А что вы скажете о попытках вмешательства в сирийскую проблему некоторых арабских стран? Например, эмир Катара заявил, что если ООН ничего не может сделать, то он готов принять меры и ввести туда свои армейские подразделения. Путину даже пришлось довольно жёстко осадить этого «миротворца».

Евгений Сатановский: Катар чудовищно агрессивен, потому что безумно богат, а катарский эмир чрезвычайно амбициозен. Однако Катар не зря называют «лающей мышью». Собственное население эмирата – 300.000 человек. Плюс полтора миллиона гастарбайтеров, которые люто ненавидят всех катарцев, пользующихся их трудом для создания «катарского рая». Армия Асада в численном отношении равна численности граждан Катара. Правда, денег у эмира достаточно, чтобы собрать по всему миру люмпенов, исламистов, радикалов и бросить этот сброд в Сирию. Хватит и на то, чтобы подкупить кого-то из генералитета или из окружения Асада для организации убийства сирийского президента. С учётом того, что Асад уже пережил несколько очень серьезных терактов, ясно, что кто-то этим занимается.

Более того, региональное «информационное поле» создано и контролируется сегодня в основном Катаром и Саудовской Аравией. Телеканалы «Аль-Джазира» и «Аль-Арабия» неоднократно уличены в подтасовках фактов и инсценировках… Кстати, когда шли выступления на Болотной, катарцы пытались даже снять на макете Красной площади разгон ОМОНом протестующих – подобный «фокус» они, если помните, с успехом применили против Каддафи.

В общем, любят там такие вещи, хотя по душе они не всем. Скажем, из «Аль-Джазиры» ушли ее основатели – палестинские журналисты, которые просто не выдержали обилия подтасовок. Пока это было про Израиль – ладно, но когда коснулось родного арабского мира… Заказчики, в основном, Катар и Саудовская Аравия. Они убеждены, что война с Ираном на носу, соответственно, Сирию надо убирать – как союзника Ирана.

 

Эраст Галумов: Вы так легко говорите о войне с Ираном… А ведь Иран – это уже совсем близко к нам. Следующая война – с Россией?

Евгений Сатановский: А при чем здесь Россия?

Знаете, я с удовольствием читаю бредни людей, называющих себя аналитиками, о том, что есть планы европейцев, Ватикана, американцев, китайцев et cetera следующий за Ираном «крестовый поход» обратить против России... Если у вас есть ядерное оружие – пусть старенькое, пусть плохо модернизированное, всё равно никто вас не тронет. Вон, Северная Корея, у которой мало что есть, но всё же есть нечто ядерное, – и то её никто не решается побеспокоить.

Второй момент – у Ирана свои жесткие стычки с главными спонсорами и заказчиками «революций» из Катара и Саудовской Аравии. Ведь вопрос о том, кто главный в сегодняшнем исламском мире, без войны не решаем. И вопрос о том, кто главный в Персидском заливе, тоже не решаем без войны. Отсюда и все местные проблемы.

Что касается России, то её «заказывать» некому. Мы не являемся сверхдержавой и стать ею, в отличие от Китая, слава богу, не можем. Соответственно, угрозы для США не представляем. Вся стратегия национальной безопасности США – пятая за 150 лет – сегодня посвящена Китаю. Мы с американцами где-то союзники, где-то партнёры, где-то конкуренты – иногда прямые, но всё это не повод для войны.

Конечно, нам не следует ждать от кого-то вечной «любви и дружбы» или того, что будут выполняться какие-то договоренности с нами... С чего бы? Почему это должно быть так? Даже в отношениях США и Великобритании такой идиллии никогда не было! И требовать для себя от Америки чего-то подобного – как минимум наивно и глупо.

Возвращаясь к Ирану, замечу: на войну он напрашивается сам, чересчур активно пытаясь распространять свое влияние в исламском и арабском мире. Посмотрите на плацдармы, где Иран фактически воюет с теми же саудовцами: Йемен, Ирак, Сирия, Ливан, Бахрейн, восточная провинция Саудовской Аравии...

В интересах России в данном случае – остаться в стороне и не ввязываться в эту войну ни на чьей стороне. А нас очень агрессивно пытаются втянуть и иранцы, и арабы… Спрашивается, зачем нам в этом «котле с неприятностями» варить «свой суп»?

 

Эраст Галумов: Но такая война в любом случае нас затронет. Не только в Совбезе ООН – это ещё полбеды, но ведь будут беженцы, хаос на границе и проникновение на нашу территорию террористов… Как с этим быть?

Евгений Сатановский: Беженцев – жёстко фильтровать… Но это потом, когда наступит «час Х». А уже сегодня нужно очень внимательно посмотреть, что у нас на самом деле происходит в Астраханской области, в самой Астрахани, в Дагестане и вообще на Кавказе, попытаться понять, как обстоят дела с инфильтрацией салафитских группировок в центре страны – в Татарстане и Башкирии. Некоторое время у нас есть, и распорядиться им следует разумно. Шиитская резидентура в том же Башкортостане весьма сильна и активна… Главная наша задача – почистить свой «задний двор» от одних и от других, включить немного «железный занавес» и так далее. Как показывает пример того же Асада – подготовиться нужно обязательно.

А ещё нужно думать. Кто вообще сказал, что нас обязательно затронут американцы? Почему это не могут быть наши «соседи по планете», обитающие вокруг Персидского залива? Они с нами воюют с Афганистана, мы – их традиционный враг, что они многократно подтверждали.

 

Эраст Галумов: В завершение беседы скажите, есть ли у России на Ближнем Востоке будущее, и если есть, то какое? Хотя бы какой-то повод для оптимизма имеется в наличии?

Евгений Сатановский: Когда речь идёт о Ближнем Востоке и арабском мире, оптимизм можно с чистым сердцем отбросить за ненадобностью. Соответственно, зачем России в разгар эпидемии влезать в каждый «чумной барак» и искать в нём «своё место»? Не разумнее ли подождать, пока царящие там чума, холера, глад и мор пройдут? Дальше – жизнь покажет, а пока – не ввязываться!

 

Эраст Галумов: Именно эти слова я и ожидал от вас услышать. Хотелось бы надеяться, что те, кто принимает у нас решения, обратят внимание на вашу точку зрения. За свою историю Россия уже немало натаскала другим «каштанов» из многочисленных мировых и региональных «пожаров». Пора умнеть. То есть не играть в «чужие игры» по чужим правилам – как это с успехом делают наши западные «учителя демократии».

Новый комментарий

 

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив