Современный облик российско-перуанских отношений

05 декабрь 2012
Автор:
Отношения между Россией и Перу имеют длительную и непростую историю.

Первая достоверная информация о Перу поступила в Россию от моряков, совершавших кругосветные путешествия и посещавших Лиму для пополнения запасов продовольствия и питьевой воды. Это дополняло те сведения, которые поступали в Россию из Испании, Франции и США. В свою очередь, Перу была в числе первых стран Южной Америки, куда дошла информация о России.

Однако установление дипломатических отношений между нашими странами заняло достаточно много времени. Причинами тому служили объективные факторы. После достижения независимости власти Перу столкнулись с большим количество проблем как внешнего, так и внутреннего характера. Формирование территорий независимых государств проходило в условиях отсутствия четкой правовой базы, что вызвало целый ряд конфликтов между бывшими испанскими колониями.

Достаточно сложным был процесс формирования властных структур, государственного аппарата, в т.ч. Министерства иностранных дел, дипломатической службы. Значительно осложняли этот процесс и финансовые проблемы, в связи с чем на первых порах дипломатические представительства Перу были открыты только в США и во Франции. Частая смена лидеров, борьба за власть, народные выступления требовали постоянного контроля со стороны правящих кругов ситуации внутри страны. Это предопределило тот факт, что во внешней политике Перу в первые годы после достижения независимости основным направлением стал территориальный вопрос, формирование границ и установление отношений с соседними государствами.

Попытки перуанской дипломатии продолжить линию Симона Боливара на создание «Соединенных Штатов Латинской Америки» оказались безуспешными как в силу внутренних, так и внешних причин. Борьба за лидерство, развернувшаяся после достижения независимости во всех латиноамериканских странах, привела к попыткам отстранить от власти и самого Освободителя — Симона Боливара. Добровольный уход с политической арены его ближайшего сподвижника - Сан-Мартина, ранняя смерть самого С. Боливара, вмешательство внешних сил - все это послужило причинами нестабильности, с которыми каждая страна вынуждена была справляться самостоятельно. Кроме того, в этот сложный период у некоторых латиноамериканских лидеров еще сохранялись иллюзии о возможной помощи со стороны США после провозглашения ими «доктрины Монро» в 1823 г. Попытки вмешательства со стороны европейских государств (прежде всего — самой Испании, пытавшейся восстановить свою власть в колониях), а также Великобритании, Франции и Германии представляли реальную угрозу для молодых латиноамериканских государств, что заставляло их искать союзников в этой борьбе. Лозунг «Америка для американцев» оказался весьма привлекательным в этих условиях.

Однако, как показала практика, интерес этих стран к событиям на континенте носил не столько идеологический, сколько прагматический характер. Великобритания пыталась прежде всего вернуть средства, которые она предоставила колониям в ходе их борьбы за независимость. Широко известен тот факт, что каждая вторая пуля, использованная повстанцами в ходе боевых действий, была английского производства, или закуплена на деньги, предоставленные англичанами. Но помимо прямой финансовой мотивации, Великобританию интересовал доступ к сырьевым ресурсам континента; именно это в конечном итоге послужило причиной Тихоокеанских войн (1879-1884 гг.), ходе которых границы между Перу и Чили приобрели современные очертания, а Боливия лишилась выхода к океану. Великобритания же получила не только доступ, но и полный контроль за добычей селитры (стратегического на тот период сырья, необходимого для производства пороха), а также гуано — эффективного природного удобрения. Помимо методов финансового и политического давления, Великобритания принимала участие в прямых актах военного вмешательства в дела латиноамериканских стран. В 1833 г. она захватила Мальвинские острова, в 1861 г. совместно с Испанией и Францией участвовала в оккупации Мексики, в начале ХХ в. пыталась оказать военное давление на Венесуэлу, требуя выплаты долга, а в 1933 г. спровоцировала войну между Боливией и Парагваем (т.н. «войну Чако»).

Не менее активную политику на континенте проводили и Соединенные Штаты Америки. Воспользовавшись внутренними проблемами Мексики, где в борьбе за власть столкнулись интересы либералов и консерваторов, США начали аннексию, захватив Нуэво-Мехико и Калифорнию, затем блокировали порты, и в 1847 г. американские войска вошли в г. Мехико. В результате оккупации к территории США отошли 2,3 млн.кв.км, что составляло почти половину территории Мексики.

События на континенте требовали постоянного внимания перуанской дипломатии, что затрудняло ее активность на других направлениях. В то же время существовали серьезные ограничения и для императорской России в установлении дипломатических отношений с этой страной. Имея традиционные тесные связи с королевским домом Мадрида, Россия не торопилась признать независимость «восставших колоний» (по крайней мере до тех пор, пока их не признает сама Испания). Тот факт, что их независимость поспешно признали США и Великобритания (в силу указанных причин) не мог служить основанием для признания их Российской империей. Ситуация начала меняться лишь тогда, когда сама Испания смирилась с потерей бывших колоний и признала их независимость.

Существенный вклад в установление дипломатических отношений со странами Латинской Америки внесли российские дипломаты, работавшие в США. Находясь в непосредственной близости от стран региона, они регулярно проводили встречи с представителями латиноамериканского дипкорпуса, которых здесь было гораздо больше, чем в Европе. Так, в октябре 1849 г. русский посланник в США А.А. Бодиско сообщал в Санкт-Петербург о встречах с представителями Мексики, Перу, Чили, Новой Гренады и Аргентины, которые от имени своих правительств высказывали намерение установить дипломатические отношений с Россией.

В числе первых латиноамериканских республик, с которыми Россия установила дипломатические отношения в 1857-1858 гг., были Венесуэла, Новая Гренада (Колумбия) и Уругвай. В 1860-1862 гг. велась активная дипломатическая переписка по поводу заключения российско-перуанского торгового договора. Министр иностранных дел Российской империи А.М. Горчаков дал согласие на начало прямых переговоров с представителем Перу в Вашингтоне, которые успешно провел русский посланник в США Э.А. Стекль.

После согласования протокольных процедур новый перуанский президент Мигель Сан-Роман направил Александру II грамоту, в которой извещал о своем вступлении в должность и о желании поддерживать отношения, существующие между Перу и Российской империей. Ответное послание Александра II было направлено 5 января 1863 г. В нем сообщалось: «Получил грамоту, в которой Вы известили нас о избрании Вас в президенты Республики Перу и выразили именем ее желание вступить в дружественные отношения с державой нашей. Мы с удовольствием изъявляем Вам уверение в готовности нашей содействовать всему, что может упрочить приязнь и добрые отношения между нашими подданными и Республикой Перу».

В том же году в Перу открылось российское консульство, которое функционировало до 1912 г. Перуанский представитель впервые посетил Россию в 1864 г. Дипломатические отношения между нашими странами были установлены 18 марта 1874 г., когда первый перуанский посланник Хосе Антонио де Лаваль вручил верительные грамоты императору Александру II. Чуть позже между нашими странами был подписан Трактат о дружбе, торговле и мореплавании. Статья 1 трактата гласила: «Между Российской империей и Перуанской республикой и между гражданами обоих государств будет вечный мир и дружба». Были открыты перуанские консульства в Москве, Одессе, Риге, Варшаве. В 1876 г. было открыто генеральное консульство Перу в Санкт-Петербурге. В 1909 г. было учреждено вице-консульство в Херсоне, которое просуществовало до 1917 г.

После революции 1917 г. Российская империя прекратила свое существование. В основу внешней политики молодого государства РСФСР были положены идеологические принципы. Традиционные внешнеполитические контакты были прерваны. Первым комиссаром по внешней политике в правительстве большевиков был Л.Троцкий - автор теории «перманентной революции». В 1919 г. был основан Коминтерн, который взял на себя функции координатора пролетарского движения в различных странах. Эти действия вызвали раскол демократических сил на сторонников и противников идеологи большевизма, в т.ч. и в странах Латинской Америки.

В 1946 г. были предприняты попытки установления дипломатических отношений между Перу и СССР. Как следует из архивных документов, 28 августа 1945 г. заместитель госсекретаря США Данн сообщил поверенному в делах СССР в Вашингтоне, что посол Перу в Вашингтоне получил от своего правительства инструкцию - обратиться через Госдепартамент США в советское посольство по вопросу установления дипломатических отношений. В случае положительного отношения правительства СССР посол Перу приступит к непосредственным переговорам с послом СССР.

В ответной телеграмме т. Вышинский дал указание принять посла Перу. Встреча состоялась 20.09.1945 г. - с перуанской стороны в ней участвовал Посол Перу в США Бельтрано в сопровождении советника-посланника Давила, с советской стороны - т. Новиков. Стороны договорились о процедуре установления дипломатических отношений. Бельтрано высказал пожелание, чтобы обе ноты имели совершенно идентичное содержание, которое советская стороны отвергла, предложив сохранить в перуанской ноте предложение об установлении дипломатических отношений, т.е. инициативу правительства Перу, а в советской ноте - прием этого предложения.

За этим последовал еще один визит перуанского посла, в ходе которого он вручил свой проект ноты, в котором содержались следующие формулировки: «Я с огромной радостью подтверждаю намерение Перу поддерживать дипломатические отношения с Главными Объединенными Нациями (так некоторое время обозначалась ООН — прим.автора) и как следствие этого — желание установить такие же отношения с правительством Союза Советских Социалистических Республик».

Советская сторона возражала против подобной формулировки, в частности, В.Молотов дал указание советскому послу предложить Бельтрано исключить из своего проекта фразу: «поддержать дипломатические отношения с Главными Объединенными Нациями», поскольку речь идет об установлении дипломатических отношений между Перу и СССР.

Прошло еще два месяца и в апреле 1946 г. советский посол сообщил в Москву, что имел встречу с Бельтрано, на которой вручил проект нашей ответной ноты с поправкой к перуанскому варианту. Однако перуанцы этот вопрос больше не поднимали.

Справедливости ради следует отметить, что и те латиноамериканские страны, которые установили дипломатические отношения с СССР в 1945-1946 гг., разорвали их как под влиянием изменившихся обстоятельств внутри самих этих стран, так и международной обстановки в связи с началом периода «холодной войны». В итоге на момент кубинской революции 1959 г. Советский Союз имел дипломатические отношения только с тремя государствами Латинской Америки (Мексикой, Аргентиной и Уругваем).

Прошел довольно длительный период после Второй мировой войны, прежде чем официальные власти Перу установили дипломатические отношения с СССР и его союзниками по Варшавскому договоруи Совету Экономической Взаимопомощи (СЭВ). Как отмечалось выше, основным фактором, препятствующим установлению двусторонних контактов на политическом уровне в течение многих лет был идеологическое противостояние. И лишь с приходом к власти военного правительства под руководством Х.Веласко Альварадо ситуация коренным образом изменилась.

Действия военного режима на начальном этапе носили ярко выраженный националистический характер, что проявилось в первом же плане, опубликованном военным режимом под названием «Инка», в котором предусматривались такие радикальные меры, как национализация американской нефтяной компании, возврат земель крестьянским общинам, проведение самостоятельной внешней политики. Идеологической основой режима В.Альварадо служили принципы «третьего пути развития». Оказавшись между «молотом и наковальней» противостояния двух сверхдержав, многие страны пытались найти такой вариант существования, который позволил бы им устраниться от участия в военно-политических блоках; и такой вариант был найден в формате Движения неприсоединения. Именно эта ориентация была взята за основу правительством В.Альварадо, а ее практическое воплощение было с успехом реализовано выдающимся перуанским дипломатом Карлосом Гарсиа Бедойа. Поиск новых партнеров в сфере экономического, политического и военного сотрудничества послужил стимулом для установления дипломатических отношений между Перу и СССР. 1 февраля 1969 г. состоялась церемония обмена нотами, засвидетельствовавшими факт установления дипломатических отношений между двумя странами. Церемония вручения верительных грамот в Москве и Лиме 20 июня 1969 г. послами Х.Пересом де Куэльяром и Ю.В.Лебедевым положила начало новому этапу сотрудничества двух государств и народов, способствовала их взаимному сближению. При всех объективных факторах, обусловивших установление дипотношений между нашими государствами, в случае с Перу был еще один — весьма важный с идеологической точки зрения в тот период - известный антиамериканизм как в политике СССР, так и в политике Перу. Известный российский ученый Ю.А.Зубрицкий отмечал, что «это был особый случай в истории связей СССР с Латинской Америкой». Уникальность ситуации определялась и тем, что пойдя на установление дипломатических отношений, обе стороны предприняли нестандартное решение, которое даже в их странах подвергалось сомнению и критике.

Для перуанской стороны это означало резкое изменение традиционного внешнеполитического курса, ориентированного на контакты с США и странами Западной Европы. Не менее сложным это решение было и для советского руководства — в сущности это был первый случай в латинской Америке, когда устанавливались связи с правительством, которое возглавлялось военными, пришедшими к власти в результате переворота. По советским идеологическим стандартам тех лет один этот факт позволял отнести их к группе «черных полковников», которые в 1970-1980 гг. осуществили серию военных переворотов в странах Латинской Америки. Однако, как показала практика, диапазон их политической активности был достаточно широк, и не всегда ограничивался преследованием идеологических противников.

Что касается режима В.Альварадо, то факт установления дипломатических отношений с СССР ни в коей мере не являлся свидетельством перемен в его идеологических подходах, а был скорее продиктован стремлением решить практические задачи: стабилизировать обстановку в стране, укрепить ее экономический и военный потенциал. Поэтому мотив антиамериканизма в двусторонних отношениях не стал и не мог стать довлеющим. Возврат ктрадиционным контактам с США произошел сразу же после ухода от власти В. Альварадо. Уже его преемник Ф. Моралес Бермудес допускал открытые высказывания против СССР; той же линии придерживался и сменивший его Ф. Белаунде Терри.

Антиамериканские нотки вновь зазвучали в период, когда к власти пришел молодой апристский лидер А.Гарсия. Отказавшись выплачивать внешний долг, руководство Перу лишилось поддержки со стороны МВФ и других финансовых структур. Это привело к тому, что первый президентский срок для А.Гарсия закончился полным провалом. Однако это не помешало ему выдвинуть свою кандидатуру вторично и победить на выборах 2006 г. Во второй президентский срок он уже не допускал резких высказываний в адрес США и МВФ, что позволило ему без особых потрясений завершить карьеру.

В 1970 г. населению Перу была оказана гуманитарная помощь в связи с землетрясением, от которого пострадало большое количество людей. К сожалению, один из самолетов, на котором группа советских спасателей направлялась в зону катастрофы, разбился и все участники экспедиции погибли. На месте катастрофы был установлен памятный обелиск.

Однако в других сферах процесс двусторонних отношений шел неровно. Смена перуанских правительств зачастую оборачивалась и изменениями во внешней политике. Двусторонние связи с СССР поддерживались в основном за счет долгосрочных контрактов на поставку авиационной и военной техники, подписанных еще во времена В.Альварадо, а также усилий советской стороны.

Некоторое оживление этих отношений произошло при апристском лидере А.Гарсия, что по времени совпало с началом перестройки в нашей стране. Сами апристы рассматривали отношения с СССР как важный элемент повышения международного престижа своей страны, укрепления ее политической, экономической независимости и обороноспособности.

В силу обозначенных причин превалирующей формой наших двусторонних отношений стало торгово-экономическое сотрудничество. Причем, с перуанской стороны в нем участвовали как государственные, так и частные предприятия, то с советской стороны — только государственные, что соответствовало идеологическим и юридическим нормам того времени. 17 февраля 1969 г. стороны подписали первое торговое соглашение. Оно заложило договорно-правовую основу советско-перуанских отношений и предусматривало взаимное предоставление режима наибольшего благоприятствования, расчеты велись в свободно конвертируемой валюте. В период 1988-1991 гг. продолжали действовать подписанные ранее протоколы и договоренности о поставках в Перу запасных частей для советской техники, о развитии взаимоотношений в области рыбного хозяйства в пределах 200-мильной зоны, а также разрабатывались новые соглашения о сотрудничестве в области горнодобывающей промышленности, черной металлургии, портовом и рыбном хозяйстве, проведении проектно-изыскательских работ, подготовки национальных кадров и др.

Активно действовали транспортные коридоры: две морские линии — балтийская и черноморская, а также регулярные авиационные перевозки по маршруту Москва-Лима-Москва, услугами которых за 20 лет воспользовались более 1 млн. пассажиров.

Развивались научно-технические связи: помимо подготовки национальных кадров, в Лиме с помощью советских специалистов была создана биохимическая лаборатория, а в г. Пукальпе — станция по изучению и разведению рыб, что имеет для Перу не только теоретическое, но и большое практическое значение.

Созданный в 1961 г. Институт Латинской Америки АН СССР активно проводил научные исследования, касающиеся как истории, так и современного состояния Перу. К 150-й годовщине независимости Перу был подготовлен сборник выступлений ведущих специалистов.

В этот период активно развивались отношения по линии парламентских связей и общественных организаций. В 1971 г. было основано Общество дружбы и культурного сотрудничества «Перу - СССР». Со временем ему был выделен прекрасный особняк в одном из престижный районов Лимы. Параллельно в Лиме была учреждена Перуанско-советская ассоциация культуры, которая имела свои филиалы в Куско, Арекипе, Икитосе и других городах. В этих филиалах любой гражданин Перу мог ознакомиться с информацией об СССР, посмотреть фильм, посетить библиотеку, записаться на курсы русского языка. Именно за счет повседневной работы этих центров формировалось позитивное отношение к нашей стране, там же отбирали претендентов на учебу в СССР. Участие советских общественных организаций, в т.ч. молодежных, было сформировано в рамках Союза советских обществ дружбы (ССОД).

Достаточно стабильно развивались экономические отношения, хотя их уровень не соответствовал потенциальным возможностям двух стран. СССР осуществлял в Перу закупки сырья (в т.ч. редкоземельных металлов). А также таких традиционных товаров перуанского экспорта, как рыбная мука, кофе, сахар, шерсть ламы.

Соглашение о сотрудничестве в области культуры, образования и науки, подписанное в 1995 г., стало основой двусторонних отношений в этой важной сфере. В Перу всегда испытывали интерес к российской литературе, искусству. Это соглашение позволило оживить культурные и научные связи между двумя странами. Со стороны России активными участниками сотрудничества являются ведущие научные центры, такие как Институт Латинской Америки РАН, Академия сельскохозяйственных наук, Аэродинамический институт им.Жуковского и др.

Однако при всей важности экономической и культурной составляющей двусторонним отношениям не хватало контактов на самом высоком уровне. В начале перестройки дважды срывались визиты российского вице-премьера и трижды — заместителя министра иностранных дел РФ. Существенный сдвиг в этом направлении наметился в тот период, когда министром иностранных дел Российской Федерации был Е.М.Примаков. В частности, в сентябре 1997 г. в ходе 52-й сессии ГА ООН, он провел встречу с министром иностранных дел Перу Э.Ферреро Костой, а также совершил два визита в страны Латинской Америки.

В конце 1980-х - начале 1990-х гг. в нашей стране развивался сложный процесс демократизации, поиска и становления новых форм политической организации общества, адекватных потребностям ускоряющегося мирового прогресса. Бремя перемен усугублялось дополнительными трудностями, связанными с осуществлением экономических реформ, ухудшением экономических показателей за счет падения цен на нефть, которые традиционно обеспечивали основной приток иностранной валюты.

Не менее сложные процессы происходили и в Перу. После провального экономического курса правительства А.Гарсия, президентом страны был избран А.Фухимори, которому удалось добиться стабилизации в стране. Однако методы, с помощью которых он пытался решить такие сложные проблемы, как борьба с терроризмом, оказались неприемлемыми с точки зрения защитников прав человека, за что он подвергся судебному наказанию.

Эти обстоятельства вынуждали правительства обеих стран направить основные усилия на решение внутренних проблем, что отчасти послужило причиной сокращения взаимного интереса. Другим не менее важным мотивом служила разбалансировка привычного биполярного мира. Переход России на рельсы рыночных отношений, распад соцсистемы, падение роли Движения неприсоединения заставили лидеров многих стран «третьего мира» пересмотреть свои прежние взгляды и ориентиры.

Процесс восстановления отношений между двумя странами проходил достаточно долго и сложно. Несмотря на то, что Лима признала Российскую Федерацию правопреемником СССР, приходилось фактически заново налаживать и экономические, и политические связи. От фактически нулевого уровня в 1992 г. экономические связи выросли до 13 млн.долл. в 1999г. Российской стороне потребовались огромные усилия, изменения не только в законодательстве, но и психологии людей, чтобы включить в экономику страны частный сектор. Попытки перуанских фирм выйти на российский рынок также сталкивались с большими трудностями, т.к. отсутствие правовых норм и гарантий для иностранных инвесторов ограничивали их возможности.

Значительно снизились и объемы военных поставок, хотя продолжается оказание услуг по ремонту и обслуживанию закупленной ранее техники.

Отчасти это связано с прекращением активной фазы противостояния и урегулирования конфликтов в непосредственными соседями Перу.

Постепенно начали восстанавливаться традиционные межпарламентские связи. В новом ключе выстраиваются позиции стран по основным международным проблемам. Перу выступает за формирование многополюсного мира, придерживается взвешенной позиции в вопросах реформирования ООН, активно выступает за запрещение всех видов оружия массового уничтожения, а также ядерного и химического оружия, противопехотных мин.

На всех международных форумах Лима занимает близкую российским подходам позицию по таким темам, как борьба с наркотрафиком, международным терроризмом, нелегальной миграцией, охрана окружающей среды. Самостоятельной позиции Перу придерживалась в отношении событий в Югославии, Афганистане, Ливии. Лима поддерживала вступление России в ВТО.

Глубокие изменения, произошедшие в системе международных отношений после 2000 г., рост экономики, авторитета Российской Федерации на мировой арене позволили выйти на новый уровень и в формате российско-перуанских отношений. Это нашло реальное подтверждение в ходе первого официального визита президента РФ Д.Медведева в Перу, состоявшегося 22-24 ноября 2008 г.

В рамках встречи с Председателем Национального конгресса Перу Хавьером Веласкесом Кескеном был обсужден широкий круг вопросов, касающихся как двусторонних, так и многосторонних отношений, в т.ч. в рамках АТЭС. В беседе приняли участие вице-председатели, главы комиссий и фракций парламентов двух стран. В ходе своего выступления Х.Веласкес Кескен сказал: «Ваш визит в нашу страну очень важен, особенно с учетом того, что Россия вновь возрождает свою позицию на мировой арене. … Мне бы хотелось немного поразмышлять и отметить два момента: в 1970 г. торговый оборот между Россией и Перу был на очень высоком уровне и практически достиг миллиарда долларов. Сегодня это всего лишь 100-120 миллионов. Мы возлагаем большие надежды на деятельность российских предпринимателей, которые, как мы надеемся, придут в нашу страну и будут инвестировать в энергетический сектор и рыболовство».

Далее Х.В.Кескен затронул такой важный аспект двустороннего сотрудничества, как обмен студентами и признание научных дипломов об образовании. «В нашем парламенте работает много людей, которые получили образование в России, и своими знаниями они вносят большой вклад в развитие нашей страны. Поэтому важной задачей нашего правительства является развитие именно этой темы, помимо экономического сотрудничества, поскольку нашей молодежи есть чему поучиться в России. Мы возлагаем большие надежды в этой связи на данное соглашение».

В ответной речи Д.А. Медведев подчеркнул: «Сегодня проходит первый визит Президента России в Перу за почти всю сорокалетнюю историю наших отношений, и очень отрадно, что он завершается на очень хорошей ноте: мы подписали действительно большое количество документов... Но самое главное — выражен общий настрой на то, чтобы работать, на то, чтобы развивать связи по всем направлениям: и в сфере культуры, и в сфере науки. И все те позиции, о которых Вы сказали, являются очень важными для развития наших контактов».

В рамках форума АТЭС, состоявшегося в Гонолулу в ноябре 2011 г. состоялась встреча Д.Медведева с Президентом Перу Ольянтой Умалой. Во встрече приняли участие министр иностранных дел РФ Сергей Лавров, помощники президента С.Приходько и А.Дворкович, с перуанской стороны — руководители внешнеполитического ведомства. В ходе встречи обсуждались вопросы двустороннего сотрудничества, а также сотрудничества на мировой арене.

В заключение хотелось бы отметить, что прямые контакты между лидерами наших стран могут и должны послужить залогом не только успешного двустороннего сотрудничества, но и формирования новой многополярной модели современного мира.

Новый комментарий

 

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив