Международная организация «Франкофония» как важный внешнеполитический приоритет канадской провинции Квебек.

10 апрель 2011
Россия в различные исторические эпохи всегда оставалась неравнодушной ко всему, что связано с Францией. Российско-французский участок отношений в настоящее время находится на этапе подъёма. Многие россияне очень любят Францию за её великолепные культурные и исторические традиции. Но немногие знают один достаточно интересный факт. 

Когда-то давно нынешняя Канада была частью французской колониальной системы. И если бы не военно-политический просчёт французской элиты в середине ХVIII века, то в настоящее время Канада была бы под контролем Франции, а не Великобритании. Но история не требует сослагательного наклонения.

В настоящее время Канада является преимущественно англоговорящей политической единицей, так как именно англичане в период семилетней войны с 1756-1763, отбили у Франции современную территорию Канады. Несмотря на всю трагичность событий произошедшей с Новой Францией (современная Канада) в середине XVIII столетия, на территории «кленового листа» всё же осталась административно-политическая единица, где единственным официальным языком признан французский. Это канадская провинция Квебек – достаточно крупный как с точки зрения территории, так и сточки зрения экономической самодостаточности, «политический осколок» французской системы, который временами будоражит канадскую общественность и всю федеральную политическую элиту Канады.

О том, почему военно-политическая элита во главе с генералом де Голлем решила активно возобновить своё политико-экономическое внимание к Квебеку в 60-е годы XX века? Какими способами французская элита пыталась, спустя столько времени, включить в орбиту своего влияния канадскую провинцию Квебек? А также к чему это привело, какую роль сыграло и продолжает играть в политической жизни Квебека международная организация «Франкофония»? Именно об этом и пойдёт речь в данной статье.

Первоначально термин «франкофония» употреблялся в значении как «совокупность людей и стран всего мира, использующих французский язык для различных надобностей», и впервые был употреблён французским географом Онезимом Реклю (Onésime Reclus) в 1880г.

К 1960 году по инициативе таких известных личностей как Амани Диори (Нигер), Абиб Бургиба (Тунис) и Леопольд Седар Сенгор (Сенегал) было предложено объединить все страны, только что получившие национальную независимость, которые хотели бы продолжить свои отношения с Францией, основанные на культурных и языковых сходствах. Следовательно, во втором понимании концепта «Франкофония» уже обозначал статус организации.

Сегодня этот термин имеет два значения:

  • «франкофония» с маленькой буквы означает совокупность народов, использующих в большей или меньшей степени французский язык в повседневной жизни и общении;
  • «Франкофония» с большой буквы представляет собой совокупность государств, стран или официальных инстанций, которые входят в Международную Организацию Франкофонии (OIF) и совместно используют французский язык.li Этот термин обозначает всех людей, для которых французский язык является инструментом межкультурного общения.

Спустя более чем 100 лет после того, как впервые был введен в оборот термин «франкофония», межкультурный диалог всех франкоговорящих людей обрёл новую - более прогрессивную форму сотрудничества. Впервые в 1986 году в Париже (Франция) прошёл первый саммит международной организации «Франкофония».

Именно данная политическая инициатива франкоговорящего сообщества позволила впервые проявить себя в качестве самостоятельного международного актора французской провинции Квебек.

Проведение первого саммита явилось закономерным результатом той высшей формой сотрудничества на межгосударственном уровне, которая осуществлялась между франкоговорящими странами на протяжении более чем ста лет. Взаимный цивилизационный диалог имел место и раньше, но носил характер кооперации между франкоязычными странами, при котором провинции Квебек не удавалось достичь уверенного уровня взаимопонимания франкоязычного политического истеблишмента, а также проявить свою внешнеполитическую самостоятельность. Следует сразу заметить, что канадская провинция Квебек ограничена во внешнеполитических векторах, так как юридически считается административно-территориальной единицей Канады. Но, с одной стороны Квебек всё ещё является составной частью Канадского государства, а с другой стороны, ряд представителей политической элиты и населения преимущественно франкоканадской провинции хотят проявить самостоятельность с целью доказательства федеральной Канаде своей уникальности и самодостаточности. Вот такая социально-политическая коллизия существует в современной провинции Квебек. Необходимо обратить внимание, что всё то, чего добился Квебек на международной арене, преимущественно является заслугой Франции. То есть по большей части этому способствовали те культурные и политико-экономические связи между канадской провинцией Квебек и Францией, которые исторически сложились с ХVI века и получили новый всплеск в 60-х годах ХХ века, благодаря активности и интересу французской стороны и Президента Франции де Голляli.

В частности, заявление, которое произнёс 24 июля 1967 года в Квебеке во время своего визита генерал де Голль: «Да здравствует свободный Квебек!»li, стало отправной точкой к созданию новой политической парадигмы франкофонной провинции Канады как на социальном, так и на высшем политико-экономическом уровне. Возникшая «квебекская сепаратисткая эйфория» постоянно поддерживалась Францией. Также Квебеку было достаточно просто осуществлять свои внешнеполитические шаги, находясь под протекцией французской политической элиты. Безусловно, речь генерала де Голля оживила администрацию франкофонной канадской провинции, да и самих жителей к активизации своих действий как внутри, так и на внешнем уровнях. С одной стороны, то, чем занимается, и чего достиг современный Квебек на международной арене, кажется правильным и необходимым, так как «каждая нация имеет право на самоопределение». Но если взглянуть на этот процесс сквозь историческую призму и национальные интересы Канады, то мы можем увидеть, что речь де Голля вдохновила политических сепаратистов и их апологетов в лице «квебекуа» (жители провинции Квебек) к осуществлению активных действий, направленных на отделение Квебека и подрыв территориальной целостности всей Канады.

Но с позиции национальных интересов Квебека и квебекской нации в частности, слова де Голля были вполне заслуженными, и он имел право на публичную поддержку Квебека. Почему? Потому, что именно благодаря де Голлю, Квебек признало франкоговорящее сообщество в качестве самостоятельного политического субъекта на мировой арене. Это признание и закрепление канадской провинции Квебек в данном сообществе позволили отдельно взятой территории активизировать свою внешнеполитическую деятельность как самостоятельной внешнеполитической единице и ,следовательно, реализовывать на международной арене уже свои провинциальные интересы.

Безусловно, первые шаги в многосторонней дипломатии осуществлялись Квебеком под тотальным контролем де Голля. Начиная с 1961 года французская сторона способствовала тому, чтобы Квебек встал у руля образования ассоциации университетов с частичной или полным преподаванием на французском языке (AUPLEF), первая конференция которой прошла в Монреале. Фактически, данный шаг означал начальный этап интеграции Квебека, как самостоятельного политического участника во «франкоязычное сообщество». Окончательным шагом к признанию Квебека в этом «комьюнити» стал февраль 1968 года. Спустя год после знаменитой речи де Голля, Квебек был приглашён к участию в конференции министров образования Африки и Мадагаскара, проходившим в Габоне. Это мероприятие стало первым в истории международной жизни Квебека, когда канадская провинция была приглашена напрямую, минуя Канадское федеральное Правительство, к участию в международном форуме на уровне министров. Этот факт демонстрировал включение Квебека во франкоязычное пространство и последовательном нарастании напряжения между Оттавой, Парижем. Перед началом конференции, французское Правительство поставила в известность Габон и другие страны, что они могут поддерживать прямые отношения с Квебеком в области образования.li Но данный демарш вызвал серьёзное недовольство со стороны Оттавы. В частности, посольство Канады во Франции от лица своего посла выпустило следующее коммюнике: «В связи с приближающейся конференцией в Либревиле, моё Правительство стремиться довести до сведения руководства франкоязычных стран, что любой необдуманный призыв, будет рассчитываться как вмешательство в суверенные дела нашей страны».li Это письмо было разослано руководству франкоязычных стран-участников организации «Франкофония». Более того, посол Канады во Франции встречался с Министром иностранных дел этой страны, чтобы выразить ноту протеста по описанному выше обстоятельству. В ответ на заявление и протесты федерального Правительства Канады, французский дипломат и один из членов так называемого французского «проквебекского лобби» Бернар Доран (Bernard Dorin), в свою очередь обратился с письмом к Президенту Франции де Голлю, в котором он заявил: «Необходимо помочь Квебеку принять участие в конференции в Либревиле, а присутствие на этом мероприятии Оттавы нежелательно».li Из-за этого Канада вынуждена была пойти на принятие ассиметричных мер, таких, к примеру, как индексация выделяемой помощи недавно возникшим франкоговорящим Африканским странам, включая и Габон. В период с 1961 по 1969 года сумма была увеличена с 300.000$ до 14 000.000$. Данный политико-экономической жест канадскими федеральными властями был осуществлён с демонстрационной целью, чтобы показать финансовую несостоятельность провинции Квебек, которая не располагает такими внушительными средствами для оказания помощи новым странам Африки.li Несмотря на все возникшие между Францией, Канадой и Квебеком противоречия, 17 января 1968 года Правительство Квебека всё-таки получает письмо, в котором говорится о приглашении квебекской стороны к участию в конференции в Либревиле в качестве самостоятельного участника. Канада незамедлительно и в очень резкой форме отреагировала на данный поступок, инициированной Францией по отношению к Квебеку. В одной из канадских газет приводилась резкая цитата специального советника по международным вопросам премьер-министра Канады Трюдо: «приглашение Квебека Габоном по французской протекции к самостоятельному участию в создании новой международной организации является одной из самых серьёзных угроз по интеграции Канады в качестве единого государства. Оно (приглашение) включает деструктивные элементы для канадской стороны, как члена международного сообщества».li С постоянно увеличивающейся внешнеполитической самостоятельностью Квебека в организации «Франкофония», федеральная Канада ничего не могла сделать, так как процесс усиления международного влияния Квебека поддерживался французской стороной и во-вторых, федеральное Правительство Канады само предоставило преференции квебекской стороне, касательно выработке самостоятельного курса провинции Квебек на международной арене, позволив в середине ХХ века создать своё собственное Министерство международных отношений Квебека.

В конечном итоге, после участия франкоязычной провинции Канады в саммитах 1969 и 1970 годах в качестве самостоятельной политической единицы, в 1971 году Квебек становится самостоятельным «государством-участником» в структуре образованного годом ранее ведущего органа организации «Франкофония» «Агентство по культурному и техническому взаимодействию»li. (l’Agence de cooperation culturelle et technique - ACCT). Подчеркнём, что этот шаг был полностью одобрен и поддержан французской стороной, но резко раскритикован федеральной Канадой. В уже очередной раз провинции Квебек с одобрения французской стороны было отправлено приглашение для участия в первой конференции недавно возникшего нового управленческого органа в организации «Франкофония».

Под франко-канадское противостояние в этот раз попало франкоязычное африканское государство Нигер, на территории которого и должна была состояться первая конференция ACCT. Для того, чтобы оказать политический, а также экономический шантаж на принимающую это мероприятие сторону, федеральное Правительство Канады уведомило руководство страны Нигер, что в случае присутствия Квебека на данной конференции, эта страна не получит 2.800.000$ Канадской помощи. В свою очередь, французская сторона обозначила свою позицию таким образом, что если Квебек примет участие в данной конференции, Нигер получит до 10.000.000$ на поддержку развития государства. В конце концов прагматичный расчёт и широкие культурные связи Нигера с Францией победили, и Квебек всё-таки принял участие и в этом историческом для организации «Франкофония» международном событии.

Кульминацией в политическом соперничестве между Канадой и Францией можно рассматривать 1973 год, когда в Париже впервые состоялся франко-африканский саммит. На нём не присутствовали Канада и Квебек из-за возникшей напряженности между Парижем и Оттавой по вопросу о возможности признания Квебека государством-участником в организации «Франкофония». Данное противостояние длилось в период с 1970 года по 1984 год, когда в 1985 году в Канаде к власти приходит новый премьер-министр Брайан Малруни, которому удалось существенно продвинуться в решении этой коллизии. Выход из франко-канадского и канадско-квебекского узла политического противоречия был найден с помощью компромисса, достигнутого между федеральным и провинциальным Правительствами Канады и Квебека.

В ноябре 1985 года федеральное правительство Канады подписывает «мировое соглашение» с Квебеком, по которому франкоговорящей провинции разрешается в организации «Франкофония» осуществлять полноценную деятельность в области культурного сотрудничества и развития, но с согласия Оттавы принимать санкционированные с канадским центром решения в области вопросов политики и экономики. Важно подчеркнуть, что такое распределение функции позволили Квебеку быть приглашенным на саммиты франкофонов, но всегда находится в составе канадской делегации, чтобы иметь возможность способствовать принятию иных наиболее важных инициатив, которые соответствуют интересами всей Канады. Такое распределение функций и внезапно возникшая коалиция, позволила Квебеку и Канаде пролоббировать против воли Франции на первом саммите Франкофонии в 1986 году, свою собственную кандидатуру на пост генерального секретаря ACCT Жан-Луи Руа (Jean-Louis Roy).

Данный факт демонстрирует политическую эволюцию взглядов Оттавы на «франкофонное сообщество» и внезапно возникшую политическую смену настроений провинциального Правительства Квебек. Уже к 1991 году, когда Квебек принимал участие в четвёртой конференции руководителей государств и правительств стран организации «Франкофония», различия между франкоговорящей провинцией и Канадой в целом исчезли. По различным ключевым вопросам на данной конференции, руководители провинции Квебек и Канады выступали единым фронтом.

В Квебеке, где французский язык стал ключевым отличительным элементом как внутри, так и во внешнеполитических аспектах, международная организация «Франкофония» воспринималась как важный элемент доминирования Квебека на мировом культурном участке. Для того чтобы осуществить доступ в мировое политическое пространство, Квебеку было необходимо чётко сформулировать свои отношения с наиболее крупными «игроками» как на международной арене, так и во вновь возникшей организации. Конец колонизаторской империи Франции в начале 60-х годов ХХ века и одновременная поддержка французским руководством внешнеполитической самостоятельности Квебека, позволили этой канадской провинции занять достойное положение на мировой арене и «открыть дверь» в мировое сообщество франкофонов.

В настоящее время провинция Квебек уделяет особое внешнеполитическое значение различным международным форумам, инвестируя и участвуя в них. Принимая во внимание, что Квебек является преимущественно франкоговорящей провинции, местное Правительство считает своими основными задачами:

  1. Усиливать масштабность действия и влияния провинции Квебек.
  2. Способствовать росту и процветанию Квебека.
  3. Создавать условия для безопасности Квебека и североамериканского континента.
  4. Привлекать внимание к особенности и культуре провинции Квебек.
  5. Благоприятствовать усилению роли международной солидарности.

Вышеупомянутые главные внешнеполитические приоритеты канадской провинции Квебек были сформулированы в главном документе «Международная политика Квебека. План действий на период с 2009 по 2014 года»li

Особое значение французская провинция Квебек уделяет именно организации франкоговорящих стран «Франкофония» (l’Organization internationale de la Francophonie OIF), где Квебек является третьей по масштабу финансирования стороной после Франции и Канады. Квебек ежегодно оказывает финансовую помощь этой международной структуре в размере 15 миллионов долларов.li Но почему именно этой организации уделяет такое значительное внимание франкоязычная провинция Канады?

На предпоследнем саммите этой организации, который как раз проходил на территории провинции в 2008 году, Премьер-Министр Квебека Жан Жаре произнес одну из фраз, характеризующее значение для Квебека этого международного форума: « … Франкофония - это политическая, культурная и экономическая реальность, которая осуществляет свою деятельность на французском языке. Она демонстрирует мировое различие, выступая за межкультурный диалог и уважение самобытности каждого её члена».li Квебек исторически всегда уделял и продолжает уделять внимание своей уникальной культуре и идентичности. А благодаря Президенту Франции де Голлю и этому международному организму, Квебек был признан самостоятельным от Канады международным политическим участником и смог явно осознать своё значение на международном пространстве.li В настоящее время организация «Франкофония» включает в себя 55 государств и правительств в качестве членов, а 13 в качестве наблюдателей. Чтобы понять масштабность действия и влияния этой политической структуры, обратимся к цифрам. Страны, входящие в OIF, занимают почти четверть голосов в Организации Объединённых Наций, треть голосов во Всемирной Торговой Организации. Две страны, входящие в организацию «Франкофония», имеют право вето в Совете Безопасности ООН.li Сейчас OIF активно расширяется за счёт новых участников. Данный процесс вызывает волну противоречий. С одной стороны, организация увеличивается и набирает свой политический весь в мире, с другой стороны, новые члены не соответствуют основному параметру организации – а именно лингвистическому. Учитывая, что абсолютное большинство стран - членов этой структуры разговаривают преимущественно на французском языке - то например участие Египта и Вьетнама или Венгрии, где официальным и главным языком является не французский, в работе этого клуба, не вполне понятно. Но руководители организации отвечают на эти выпадки фактами, что вышеупомянутые страны принимают активное участие в деятельности этого международного клуба, так как популяризируют французский язык.

В настоящий момент французский язык занимает 3 строку как наиболее часто используемый в интернет пространстве и 9 место по распространению в мире.

Основная цель создания OIF - это привлечение внимание мирового сообщества к франкоязычной культуре, но в настоящее время приоритеты организации «Франкофония» видоизменились в сторону мировой политической жизни. Современная OIF участвует в мировом обсуждении таких вопросов как: права человека, безопасность и поддержание мира.

Среди франкоговорящих интеллектуалов в данный момент происходит живая дискуссия о целесообразности активного вмешательства организации «Франкофония» в мировые политические процессы. Но в целом все приходят к выводу о необходимости смены политического вектора и необходимости заниматься теми вопросами, ради которых первоначально и создавалась данная международная структура, то есть продвижение французской культуры и лоббирование лингвистической конвенцииli, а не вопросами политического комментария и принятия различных одобрительных или осуждающих решений, носящих политический характер.

Активизация позиции Квебека в таком важном для мирового и франкоязычного сообщества элементе политической жизни как «Франкофония» вызвано проявленным интересом к Квебеку французским Президентом генералом де Голлем.li Безусловно, определённая часть внешнеполитической элиты Франции опасались или даже откровенно высказывались против такого характера демарша Президента Франции в отношении провинции Квебека, которая всё ещё продолжает находиться территориальной составляющей Канады. Но желание и активное стремление де Голля осуществлять поддержку во внешней политики по отношению к когда-то оставленной Францией территории, вызывало недовольство не только частью политической элиты самой Франции, но и самой Канады. Активное лоббирование французской части Канады как отдельного, независимого политического игрока на различных международных форумах, и в частности в организации «Франкофония», где Франция имела политический авторитет и влияние, явилось личным интересом амбициозного де Голля. Его исторические слова «Да здравствует свободный Квебек», произнесённые в 1967 году во время его поездки в Монреаль, лишь усугубили территориально-лингвистическую борьбу внутри Канады. Принимая во внимание усиливающиеся позиции Квебека как в экономике, так и во внешнеполитической сферах, а также поддержка Квебека таким крупным игроком как Франция, всё это явились плодородной почвой для активизации политических сепаратистов Квебека, выступающих за сецессию от Канады. К тому же, «Тихая революция», способствовавшая политическому и экономическому расцвету Квебека в 60-х годах ХХ века, также способствовала усилению сепаратистских настроений жителей Квебека, которые активно стали выступать за отделение от Канады. Дополнительным раздражителем для Квебека стал факт празднования в 1967 федеральными властями 100-летия со дня образования Канадской конфедерации. Вероятно всего, де Голль, осуществляя свою авантюрную поездку в Монреаль в 1967 году, политически прозорливо взглянул на политическую ситуацию в Квебеке. Для генерала де Голля, сецессия Квебека и превращение провинции в отдельное, независимое самодостаточное государство, было важным личным проектом. Возможно, де Голль пытался в своём лице исправиться за своих предшествующих правителей, которые в середине ХVIII века, решили не поддерживать «Новую Францию» в освободительной борьбе. К тому же, Президент Франции просто оказался в нужное время в нужном месте. Квебек в 60-е годы стал трансформироваться из дотационной, в эффективную провинцию, обладающая своей конкурентноспособной экономикой. Современный Квебек и его участие в решение международных вопросов, это заслуга Франции и лично генерала де Голля. Участие Квебека в международной организации «Франкофония» также не обошлось без протекции французской стороны. Отдельным этапом в создании международной значимости и признания Квебека стал тот факт, что именно Франция явилась инициатором создания генерального представительства Квебека в Париже.

В настоящее время организация «Франкофония» является уникальной площадкой, которая является стратегическим внешнеполитическим инструментом франкоязычной провинции Канады. Значимость для Квебека такого рода международной структуры показывает тот факт, что Квебек занимает 3-ю строчку после Франции и Канады по уровню инвестиции в эту организацию, выделив более 15 миллионов долларов только в 2010 году.1li Внешнеполитическим приоритетом для Квебека эта организация считается потому, что «Франкофония»- это международная платформа, на которой Квебек может реализовывать свои национальные интересы и внешнеполитические амбиции, привлекая к значимости французского языка. А также демонстрировать ту значимую роль, которую играет Квебека в популяризации франкоязычной культуры.

Учитывая, что в начале ХХI века организация «Франкофония» видоизменила свои первоначальные ценности, начав выступать с заявлениями политического характера по различным аспектам международных отношений, Квебек также активно пытается участвовать этом процессе. В целом, Квебек активно участвует в деятельности организации «Франкофония» потому, что эта провинция стремится быть услышана на международной арене другими игроками, и в частности Россией. 

Новый комментарий

 

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив