Главная интрига осеннего политического сезона – это, несомненно, выборы президента США.

Нынешняя кампания отличается резкой «переменой настроений» избирателей, и нам в России остаётся только удивляться «странности» американцев: до выборов, можно сказать, считанные дни, а они до сих пор не знают, кто у них там победит… Для россиян ситуация, действительно, выглядит, диковинной.

Лично я изначально отдавал предпочтение Митту Ромни, хотя многие коллеги убеждали меня, что победит обязательно Обама, что альтернативы практически нет… Однако наш прогноз, озвучивавшийся в том числе в телепрограмме «Международная панорама», свидетельствовал о непредсказуемости результатов голосования. Сегодня мы можем констатировать, что он полностью оправдывается.

Каков, собственно, интерес России в том действе, которое теперь уже скоро завершится в Америке?

В журнале «Мир и политика» мы неоднократно писали, что наша страна оказывает определённое влияние на приоритеты мирового развития и совершенно справедливо имеет статус одного из ключевых игроков «мирового оркестра». С учётом этой ситуации можно уверенно утверждать, что Россия ничего конкретного не получит ни в случае победы Обамы, ни в случае победы Ромни. Потому что Москва и Вашингтон зависли в неком «пространстве непонимания»: американцы высказывают своё мнение, мы – своё, и точек соприкосновения почти не осталось.

Яркий тому пример – комментарий представителя Госдепа Виктории Нуланд по поводу задержания турецкими ВВС сирийского самолёта, который направлялся из Москвы в Дамаск. Как водится, не приведя никаких фактов, хоть как-то компрометирующих Кремль, Нуланд заявила на весь мир об «аморальности» политики России… Разумеется, немедленно последовал ответ: руководитель комитета Госдумы А. Пушков в программе «Постскриптум» весьма аргументированно показал, что после Югославии, Ирака, «арабской весны» и прочих «управляемых хаосов» воспоминания госдеповцев о существовании морали – нонсенс.

На знаменитой кнопке, которую однажды Хилари Клинтон с помпой преподнесла Сергею Лаврову, как многие помнят, по ошибке вместо слова «перезагрузка» значилось слово «перегрузка»… Сегодня очевидно, что ошибка эта стала символом русско-американских отношений в период президентства Барака Обамы. Потому-то результаты очередных выборов в США вряд ли способны разрешить хоть какие-то из имеющихся двусторонних проблем «в плюс» или «в минус».

С другой стороны, все в России должны отдавать себе отчёт, что Америка – наш партнёр. Неудобный, несговорчивый, подчас весьма коварный, но всё равно – партнёр, с которым нам де-факто придётся взаимодействовать по всем проблемам современности. Представить себе глобальный мир без США способны пока только самые «отмороженные» футуристические предсказатели, много лет вещающие о «наступающем развале Америки», о «крахе доллара», о «гибели американской экономики» и т.д. Может быть – к сожалению, но больше, всё-таки, к счастью – эти прогнозы с завидным постоянством не сбываются и, думается, не имеют ни малейшего шанса сбыться в обозримой перспективе. Как бы кому ни хотелось, следует признать очевидное: Америка существует именно в статусе важнейшего фактора мирового развития и будет оставаться таковой достаточно продолжительный период.

Лишь некоторые из «острых блюд», постоянно присутствующих в двустороннем российско-американском «политическом меню», – проблема европейской ПРО, усиленный присутствием американцев в Афганистане наркотрафик, дестабилизация ближневосточного и североафриканского регионов, создание провокационных прецедентов – типа взбудоражившего весь исламский мир фильма «Невинность мусульман»… Понятно, что такие «киношедевры» не появляются сами по себе, что программа их общественной презентации тщательно режиссируется. Причём в данном случае скорее всего преследовалась цель мгновенно возбудить ненависть к Америке и тем самым оказать влияние на исход президентской кампании. Не случайно, конечно же, Ромни в своей предвыборной риторике с удовольствием использовал антиамериканскую истерию для критики внешнеполитического курса Обамы.

Действительно, стратегия обамовской администрации в странах Магриба потерпела полное фиаско, результаты, на которые надеялся Госдеп США, не достигнуты и близко. Более того, предпринятые госдеповскими «специалистами» усилия привели к исключительно негативным последствиям. Скажем, приход в Египте – одной из центральных стран взрывоопасного региона – к власти «Братьев-мусульман» рано или поздно полностью выведет эту территорию из-под влияния Америки.

США вовлечены в опасный клубок проблем, связанных с противостоянием Катара, Саудовской Аравии и Объединённых Арабских эмиратов с Ираном… Антиамериканизм арабского мира традиционно подпитывает незыблемый союз США и Израиля… Не решён вопрос с Сирией, и в американском истэблишменте нет понимания, как прекратить кровопролитие в ней, не усадив стороны конфликта за стол переговоров.

В контексте «разбирательств» с Дамаском, конечно, важен вопрос о том, кто является заказчиком «сирийской дестабилизации». Ясно, что без Америки и союзных ей государств региона здесь не обошлось. Только очень недалёкий человек не понимает, что «сирийский вопрос» существует в плотной связке с «иранским», соответственно, правильнее было бы изначально говорить об «ирано-сирийской проблеме». В данном критическом случае невозможно «вынести за скобки» ещё и перипетии исторического шиито-суннитского противостояния в среде мусульман, «курдский блок» и многое другое… В общем, «игроков» на этом «минном поле» современности слишком много, чтобы можно было легко и просто «разложить по полочкам» движущие ими далеко не однозначные мотивы. Потому-то никто и не хочет брать на себя всю ответственность за урегулирование «сирийской ситуации».

Россия в этой связи заняла весьма мудрую, осторожную и прагматичную позицию. Сводится она к тому, что сирийский конфликт необходимо решать «внутри» Сирии, с привлечением всех участников противостояния к мирным переговорам, прекратив любые попытки внешнего вмешательства. Свои важные «козыри» мы ни в коем случае не должны выпускать из рук, кто бы и как бы нас к этому не принуждал.

В отношении нашей «дружбы с Ираном», в которой постоянно обвиняют Москву последние годы и которая в действительности представляет собой нормальные, добрососедские контакты, как водится, тоже существует множество точек зрения, подкрепляемых более или менее весомыми аргументами… На мой взгляд, покидать Иран, как это было, скажем, в преддверии войны «цивилизованного мира» с Ираком, нам не следует. Россия вообще ниоткуда не должна уходить, обеспечивая своё присутствие во всех важных для страны точках планеты. Быть великой державой на уровне СССР 1970–80-х годов мы сегодня, конечно, не способны – нет для этого необходимых материальных и интеллектуальных ресурсов. Заменить их, однако, вполне возможно более активной, может быть даже агрессивной, международно-информационной политикой, которая и позволит нам обеспечить реализацию собственных национальных интересов.

Значимые события разворачиваются сейчас в Грузии. Понятно, что разрыв отношений между Москвой и Тбилиси не мог длиться вечно, поскольку народы обеих стран связывают узы вековой дружбы и общей культуры. Российские руководители сразу после известных событий августа 2008 года заявили, что готовы восстановить взаимовыгодные отношения с Грузией, когда Саакашвили покинет пост президента. Такое время, кажется, пришло, и важно использовать полной мерой предоставленный историей шанс стабилизировать ситуацию на Кавказе.

В российском истэблишменте имеются различные группировки, в том числе и такие, которые стремятся к дальнейшему ослаблению Грузии за счёт укрепления сепаратистских настроений в Абхазии и Южной Осетии. На самом деле это деструктивный подход, работающий не в интересах России, а в интересах каких-то кланов и корпораций.

Разумеется, мы не должны немедленно отказаться от признания Южной Осетии и Абхазии – что сделано, то сделано, и вопрос этот в настоящее время пересмотру не подлежит, поскольку нет к тому сейчас никаких реальных предпосылок. Россия может, однако, поспособствовать разумной интеграции объявивших о своём суверенитете территорий и Грузии, поддержать создание какого-нибудь консультационного комитета, который мог бы заседать в той же Швейцарии и вырабатывать принципы мирного урегулирования грузино-осетинского и грузино-абхазского конфликтов.

На решение такого рода проблем работает одно лишь время. Международная практика показывает, что подобные переговоры не бывают быстрыми, имеют вялотекущий характер и могут длиться годами и десятилетиями. Тем не менее, они не позволяют усиливать межгосударственные напряжения, препятствуют эскалации насилия в прошедших через кровопролитие регионах, гасят взаимную неприязнь и агрессию, что само по себе является существенным стабилизирующим фактором. Даже если стороны так и не найдут политические компромиссы, переговоры всё равно оставят шанс на урегулирование хотя бы в исторической перспективе. Главное сегодня – чтобы участники противостояния признали наличие разногласий, продемонстрировали готовность к их конструктивному обсуждению и поиску разумных решений. Россия, конечно, может сыграть в этом процессе исключительно роль.

Лидер «Грузинской мечты» Иванишвили уже объявил, что Грузия продолжит курс на интеграцию с Европой и НАТО, что неизменен её приоритет в плане тесного взаимодействия с США. Тем не менее, это отнюдь не означает, что одновременно не может происходить сближение с Россией. Потому хотя бы, что новые грузинские власти наконец могут спокойно признать: экономический развал республики невозможно остановить без взаимовыгодного сотрудничества с Россией и другими участниками евразийского проекта. Россия вне всякого сомнения является экономическим субъектом мирового значения, а в кавказском регионе она – самый мощный и надёжный партнёр.

Хочется верить, что на фоне последних событий в Грузии произойдёт радикальная смена приоритетов, что экономические параметры развития станут доминировать над сиюминутными политическими выгодами. Именно такой прагматический подход может в короткие сроки существенно изменить характер отношений между нашими странами и народами.

Новый комментарий

 

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив