Развитие парадигм европейской безопасности

10 апрель 2011
Проблемы распространения угроз глобальных процессов являются одной наиболее острых тем, обсуждаемых в среде ученых и политиков. Значительная часть исследователей рассматривает рост конфликтного потенциала в мире, как последствие асимметричности включенности отдельных стран в мировой экономический процесс. 

Исследователи отмечают, что европейский регион отличается не только значительной степенью включенности, но и во многом определяет тренд дальнейшего развития мировой экономики, поскольку определяющей характеристикой развития стран в современный период является доступ к высоким технологиям – показатель, который отодвигает на второй план традиционные геополитические интересы, включая территориальные.

В настоящей статье автор рассматривает ряд теоретических и практических аспектов формирования концептов безопасности в формате стран входящих в Европейский Союз. Процесс глобализации сопровождается усилением международной конкуренции, которая среди прочего связана с военным аспектом глобальной безопасности. Суммарные расходы стран на вооружение продолжают расти, увеличивая потенциал конфликтности. Особо, эксперты отмечают рост военных бюджетов развивающихся стран, что ставит ряд проблем перед «благополучными» европейскими государствами.

Интерес к проблемам мировой, региональной или национальной безопасности побуждает ученых искать точное определение самого понятия «безопасность», используя различные подходы и точки зрения. Обобщая широкий круг исследований, В В.Брузli указывает, что в обобщенном виде можно выделить несколько основных подходов к понятию безопасность.

  1. безопасность как положение, при котором фактор угрозы социальному объекту (системе) отсутствует;
  2. безопасность как состояние защищенности социального объекта (системы), которое достигается в процессе реализации различных мер;
  3. безопасность как система мер, включающая баланс интересов, которая обеспечивает надежное существование социального объекта (системы);
  4. безопасность как цель, к достижению которой необходимо стремиться;
  5. безопасность как исторически-эволюционное, многоплановое, многоаспектное и многоуровневое явление;
  6. безопасность как свойство, присущее социальному объекту (системе).

Исследователь отмечает, что имеется также точка зрения , в соответствии с которой безопасность рассматривается как качественный уровень достигнутой устойчивости.

Рассматривая понятие «безопасность» в его международных аспектах В.В. Бруз указывает на подходы различных ученых к европейской безопасности как отсутствию войн и военной опасности в Европе; как комплексу различных мер, принимаемых государствами для развития взаимовыгодного сотрудничества на основе равенства, военной разрядки, разоружения и других гарантий прочного мира; как к отсутствию угрозы существованию и развитию государств (или их союзов). Имеются предложения рассматривать европейскую безопасность как защищенность системы взаимоотношений государств европейского континента от угрозы дестабилизации, кризисов и конфликтов. В несколько ином ракурсе европейская безопасность предстает как надежная гарантия нерушимости границ, территориальной целостности и суверенитета государств континента. Имеются и попытки западных политиков представить европейскую безопасность как защищенность стран НАТО от угрозы со стороны России. В достаточно общем виде европейскую безопасность рассматривают как баланс сил и интересов в Европе, складывающийся после окончания Второй мировой войны в результате реализации различных мер. Ряд российских авторов предлагает рассматривать европейскую безопасность как комплекс мер и обязательств государств, принимаемых ими для обеспечения взаимовыгодного сотрудничества на принципах мирного сосуществования, военной разрядки, разоружения и других гарантий прочного мира в Европеli.

Из вышесказанного видно, что значительная часть определений учитывает наработанный национальными государствами и международными организациями опыт по поддержанию мира в послевоенной Европе.

Базовые предпосылки европейской безопасности в современном виде были заложены после окончания Второй мировой войны. Необходимость сотрудничества на общеевропейском уровне была обусловлена рядом причин, главная из которых — стремление избежать нового глобального военного столкновения. К интеграции и сотрудничеству в области безопасности европейские страны побуждала, в том числе, угроза ядерного конфликта - угроза всему живому на планете. Именно сотрудничество представлялось единственной формой международных отношений, которая сможет гарантировать мир и порядок в Европе. Среди барьеров, существовавших для развития интеграционных инициатив исследователи отмечают: негативные отношения между нациями, проблемы спорных территорий, ответственность за развязывание войны, выплата контрибуций.

На Западе парадигмы послевоенной европейской безопасности развивались на основе двух основных не исключающих друг друга подходов к международному сотрудничеству, которые определяют как «атлантизм» и «европеизм» (в значении внутриевропейских интеграционных процессов). Указанные концепции нашли свое отражение в содержании ряда международных правовых актов и формировании институциональных механизмов европейского регионального сотрудничества в сфере безопасности.

Дюнкеркский пакт 1947 г. и последовавший за ним Брюссельский договор 1948 г. заложили основу экономического, социального, культурного сотрудничества и коллективной самообороны в Европе. Созданный в соответствии с Брюссельским договором Западноевропейский союз (ЗЕС) был призван стать военной организацией, в рамках которой страны-участницы могли бы противостоять угрозе возникновения войны на территории Европы. Следует сразу оговориться, что функционирование ЗЕС практически не было реализовано, ввиду слабости собственно европейских ресурсов и значительной экономической зависимости Западной Европы от США. Возросшее влияние и крепнущий военный потенциал СССР в послевоенные годы заставляли европейских политиков ориентироваться на помощь Соединенный Штатов как своего основного политического, стратегического и идеологического союзника. 4 апреля 1949 г. в Вашингтоне был подписан Североатлантический договор, куда помимо европейских стран входили США и Канада. Создание НАТО стало ключевым фактором, обеспечившим постоянное присутствие США на Европейском континентеli. Именно на основе идеи «атлантизма» был запущен план Маршалла - американская программа восстановления и развития западноевропейской экономики. Основной целью военно-политического блока НАТО на этот период стало предотвращение распространения советского влияния на территорию Западной Европы.

14 мая 1955 года в Варшаве был подписан Договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи — документ, оформивший создание военного союза европейских социалистических государств при ведущей роли Советского Союза. Договор был подписан Албанией, Болгарией, Венгрией, ГДР, Польшей, Румынией, СССР и Чехословакией. Заключение договора состоялось на Варшавском совещании европейских государств по обеспечению мира и безопасности в Европе. Организация Варшавского договора (ОВД) закрепила биполярность мира. По условиям Варшавского договора стороны обязывались воздерживаться в своих международных отношениях от угрозы силой или её применения, но в случае вооружённого нападения на кого-либо из них оказать подвергшимся нападению государствам немедленную помощь всеми средствами, какие представятся им необходимыми, включая применение вооружённых силli.

В начале 90-х годов после окончания холодной войны и самороспуска ОВД была западноевропейскими странами выработана концепция "нового атлантизма", отражающая задачи блока в условиях появления новых угроз безопасности, к которым относятся распространение оружия массового уничтожения, этнические и религиозные конфликты, терроризм и т.д. Как указывает М.Ю. Семененкоli, новые цели потребовали от НАТО трансформироваться из военно-политической организации в преимущественно политическую, при этом, сохраняя военный потенциал для обороны и ведения миротворческих операций. Одно из направлений реформирования блока - «расширение НАТО на восток» вызывает у исследователей ряд сомнений. В круг этих вопросов можно отнести: опасения по поводу дальнейшего расширения НАТО со стороны стран, не входящих в блок; снижение гибкости управления и быстроты реагирования НАТО из-за разрастания бюрократического аппарата НАТО, а также увеличения количества согласований при принятии ключевых решений внутри блока; затратность финансовой стороны расширения Альянса; наличие внешнего противника расширения НАТО в лице России, рассматривающей вступление в Альянс стран ЦВЕ как угрозу своим границам и сужение российского геополитического поля; возможность американизации Центральной и Восточной Европыli.

Сторонники «европеизма» активизировались в конце 90-х в своем стремлении продвинуть идеи Единого Европейского Акта и Маастрихтского договора, получившие дальнейшее развитие в Амстердамском договоре 1997 г. в части расширения компетенций союза в области совместной внешней политики и политики в области безопасности. Одной из целей данного направления является ослабление влияние США в европейском регионе. В рамках идеи европеизма была выдвинута инициатива о создании мобильной военной группировки численностью в 40-50 тыс. человек, способной осуществлять операции по установлению и поддержанию мира и безопасности в регионе, а в случае необходимости - в других районах мира. Инициатива была озвучена на встрече президента Франции Жака Ширака и премьер-министра Великобритании Тони Блэра в Сан-Мало в ноябре 1998 г. Как отмечают специалисты, европейская интеграция в области безопасности закономерно вытекала из более общих объединительных процессов в Европе.

Помимо концепций формирования безопасности на которые опирались процессы внутриевропейского и трансатлантического сотрудничества, следует упомянуть также идею мирного сосуществования стран с различными политическими системами. Конфронтация государств Западной и Восточной Европы, продолжавшаяся несколько десятилетий после Второй мировой войны была преодолена благодаря политике разрядки напряженности в соответствии с принципами, получившими отражение в Заключительном акте совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе (1975 г.)li. На Хельсинской конференции были сформулированы те структуры и международные правила поведения, которые в 1990 г. на Парижском саммите были приспособлены к изменившимся геополитическим условиям и позволяли сохранять приемлемый уровень безопасности в европейском регионеli. Последние десятилетия показали целесообразность дополнительного подкрепления действующих в данной сфере договоренностей действенными политическими механизмами и средствами их реализации.

Особенности современного периода мирового развития способствовали возникновению и развитию глобализационной парадигмы, которая учитывается в политике национальных государств и международных организаций и альянсов по укреплению мировой и региональной безопасности.

В.С. Денисенко, указывает, что глобальную политику нельзя анализировать только с точки зрения ее масштабов. Это совершенно новый тип политики, принципиально отличающийся как от внутренней, так и международной политики. Постепенно исчезают границы, разделявшие в прошлом внутреннюю и международную политику, сферу порядка и верховенства закона и сферу анархии и неконтролируемого использования военной силы. Радикальные изменения в сфере международных отношений (принципиально новый характер проблем, появление новых акторов и источников силы, острое реагирование на нарушение прав человека, включение в сферу международных отношений СМИ, гражданских движений и т.д.) определяют участие государств в многочисленных взаимосвязанных процессах. В связи с этим происходят изменения в сущности и концептуальном понимании суверенитета, что вызывает необходимость переосмысления традиционного понимания безопасности. Концепция безопасности, в прошлом главным образом определявшаяся как сохранение мира и предотвращение конфликтов, по мнению исследователя, должна быть расширена и дополнена такими аспектами, как защита прав меньшинств, предотвращение геноцида, террористических атак, действий транснациональной организованной преступности, борьба с голодом и бедностью, солидарность мирового сообщества с жертвами природных катаклизмов, глобальных эпидемий и последствий разрушения окружающей среды. Указывая на возможность перспективы глобального управления, В.С. Денисенко отмечает, что бесспорным остается фактор военной силы в международных отношениях. Нарушение паритета в военной мощи после окончания "холодной войны" и доминирование одного ведущего игрока в мировой политике приводят к тому, что особое значение приобретают проблемы легитимного использования силового потенциала и его чрезмерного наращивания. Опасны также попытки отдельных государств (и негосударственных группировок) заполучить ядерное или иное оружие массового уничтожения. Глобальный характер новых вызовов и угроз требует всеобщих усилий для их решения и координируемых многосторонних действий, преодолевающих национальные границы и стереотипы традиционных межгосударственных отношенийli.

Внимание европейских политиков в настоящее время сосредоточено на обеспечении порядка именно в Европе. Консультации по нерешенным вопросам обеспечения интересов стран ЕС касаются, в том числе, проблем пространственной ответственности европейских сил, границ и пределов их действия. В противоречиях государственных интересов, которые не исчезают с глобализацией, кроется серьезная опасность для новой Европы. Различные трактовки отношений государств с партнерами по ЕС, союзниками по НАТО, государствами, не входящими в эти структуры, в том числе с Россией и странами постсоветского европейского пространства могут расколоть Европу на соперничающие блоки, возродив тем самым потушенные было очаги напряженности на всем континентеli.

На современную геополитическую перспективу, влияет существующее различие во мнениях по поводу роли ЕС, НАТО и ОБСЕ в качестве общеевропейских структур, созданных для защиты региона от конфликтных или угрожающих конфликтом ситуаций.

По мнению, М.Ю. Семененко, современная политическая ситуация предъявляет определенные требования по проведению реорганизации этих структур, или изменения их статуса, соответствующего изменившимся условиям. Необходимость преобразований НАТО и ОБСЕ признается как политиками, так и экспертным сообществом. Исследователь отмечает два существенных момента. Различие целевых установок блока НАТО, который был организован на базе концепции «коллективной обороны», и ОБСЕ, созданной как прообраз системы «коллективной безопасности», должно было привести, но не привело к повышению значимости ОБСЕ в Европе за годы существования организации, что связано, в том числе, с недостаточной степенью реализации целей поставленных перед этой организацией

События на Балканах в 1999 г. показали, что европейские страны готовы решать региональные проблемы силами НАТО с привлечением в определенной степени ООН, рассматривая при этом ОБСЕ как вспомогательный элемент политического давления на отдельных членов этой организации. Недостаточная оперативность принятия решений в ситуациях, требующих быстрого реагирования, является концептуальной особенностью ОБСЕ, обусловленной процедурами принятыми в данной организации с целью учета интересов всех государств - членов.

По мнению российских ученых, стратегическая (военно-политическая) обстановка в Европе характеризуется в начале XXI столетия тем, что снизилась угроза полномасштабной войны, но выросла вероятность возникновения локальных войн и конфликтов за счет активизации сепаратистских, экстремистских движений и террористических группировок. Возможность попадания ядерного или иного оружия массового уничтожения в руки экстремистов или террористов становится все более вероятной с расширением клуба ядерных держав и круга стран, владеющих химическим и биологическим оружием.

По мнению специалистов, в ограниченных войнах и военных конфликтах использование традиционных форм тотального ядерного сдерживания не так эффективно, как на глобальном уровне. Обладание ядерным потенциалом сегодня не может полностью гарантировать безопасность ядерных держав и их союзников от эскалации конфликтов с радикально-религиозными режимами, а также защитить от проявлений международного терроризма. Поэтому в современных условиях нельзя рассматривать ядерное сдерживание как универсальное средство от всех военных угрозli.

Одной из наиболее общих причин, вызывавших региональные, локальные войны и вооруженные конфликты после 1945 г., явилось стремление национально-этнических общностей к самоопределению в различных формах (от антиколониальной до сепаратистской). Мощный рост национально-освободительного движения в колониях стал возможным после резкого ослабления колониальных держав в ходе и после окончания Второй мировой войны. В свою очередь, кризис, вызванный распадом мировой системы социализма и ослаблением влияния СССР, а затем и РФ, привел к возникновению многочисленных националистических (этноконфессиональных) движений на постсоциалистическом и постсоветском пространствеli.

Примером развития локального европейского конфликта может служить вмешательство стран НАТО во внутренние дела суверенного государства-члена ООН, как это имело место в Югославии, бомбардировки крупных городов в поисках военных объектов, ввод войск на территорию государства- члена ООН без санкции Совета безопасности ООН.

Ученые полагают, что агрессия США и НАТО против Союзной республики Югославии означала своего рода разграничительный знак в совместной внешней политике и политике безопасности ЕС. Как указывает генерал-майор Х.-В. Дайм, это касается как активного участия главных стран ЕС в агрессивных действиях, предпринятых в нарушение международного права, так и последовавшего затем их вовлечения в военные конфликты. В обоих случаях ЕС нарушает Маастрихтский (1992 г.) и Амстердамский (1997 г.) договоры, в которых зафиксированы принципы его внешней политики и политики безопасности в части обязательств по сохранению мира и укреплению международной безопасности в соответствии с принципами Устава ООН и Хельсинского заключительного акта. По мнению эксперта, наличие армии Европейского Союза в качестве средства быстрого реагирования для нанесения ответных ударов и укрепления национальных вооруженных сил – не что иное как предлог для того, чтобы навязать свою волю другим народам и странам на ближнем и дальнем европейском пространствеli.

Вместе с тем косовский кризис 1998 - 1999 гг., по мнению А.В. Торкунова, обнажил другую, более серьезную и долгосрочную проблему. Она связана с отсутствием у международного, в частности европейского сообщества государств, инструментов мирного, без военной эскалации вмешательства во внутренние процессы в том или ином государстве, когда они ставят данное государство на грань гуманитарной катастрофы или массового нарушения прав человека и национальных меньшинств. Необходимость разработки соответствующих международных инструментов стала очевидной именно и прежде всего на фоне косовского кризиса. Существует мнение, что таким инструментом могла стать ОБСЕ как общеевропейский институт безопасности. Однако, пока данная организация не перейдет к разработке общих для всех без исключения государств региона целей, определяющих их будущее, она не сможет эффективно снизить напряженность на европейском континенте и заметно влиять на мировую систему международных отношенийli.

Ученые отмечают, что вестфальская система регулирования международных отношений оказывается неработоспособной в условиях, когда помимо суверенных государств в качестве субъектов международной политики на первый план выдвигаются субгосударственные образования. Последние к традиционным угрозам в виде военных конфликтов и распространения оружия массового уничтожения добавляют мегатерроризм, агрессивный сепаратизм, проблемы трансграничной преступности (куда, в том числе, входит наркотрафик), а также все проблемы нежизнеспособных государственные образованийli.

Одним из центральных вызовов мировой и европейской безопасности стала угроза международного терроризма. Как отмечает М.В. Короткова, террористическая экспансия, начавшаяся в XX веке распространилась и на Европейский континент. Сегодня в Европе действует значительное число террористических организаций различного толка: «Красные бригады» (Италия), «Фракция Красной Армии» - РАФ (ФРГ), ЭТА (Испания), ИРА (Сев. Ирландия), «Аксьон директ» (Франция), «Боевые коммунистические группы» - БКГ (Бельгия) и другие, в числе которых террористические организации и группы исламистского толка. В последнее время наблюдается тенденция к тесному сотрудничеству между данными организациями, что усложняет борьбу с ними. На территории ряда европейских государств имеются базы для подготовки террористовli.

Вышеперечисленные факторы обусловили активизацию международного сотрудничества стран Европы в борьбе с терроризмом. Данный региональный опыт с использованием развитых интеграционных структур и механизмов взаимодействия занимает важное место в системе всемирного антитеррористического сотрудничества. Это касается, в первую очередь таких основных механизмов обеспечения безопасности в европейском регионе, как: система Организация Североатлантического договора – Совет Евроатлантического партнерства (НАТО-СЕАП), Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ), Европейский Союз (ЕС). Вопросы борьбы с терроризмом рассматриваются также в рамках Совета Европы (СЕ). Значительное внимание уделяет этой проблеме «Группа восьми».

Таким образом, изменения в мире, произошедшие за последние двадцать лет, значительно повлияли на систему европейской безопасности. Сочетание новых вызовов и угроз, в том числе связанных с процессом глобализации, кризисом глобального управления и существующих механизмов обеспечения безопасности, потребовало ее трансформации.

В современный период концепция безопасности, определявшаяся в прошлом, главным образом, как сохранение мира и предотвращение конфликтов, расширяется и дополняется такими аспектами, как защита прав меньшинств, предотвращение геноцида, террористических атак, действий транснациональной организованной преступности, борьба с голодом и бедностью, солидарность мирового сообщества с жертвами природных катаклизмов, глобальных эпидемий и последствий разрушения окружающей среды. Указанные изменения требуют ревизии целей и усиления координации деятельности основных инструментов формирования и поддержки системы европейской безопасности, которыми в настоящее время остаются НАТО, ОБСЕ и соответствующие структуры ЕС. 

Новый комментарий

 

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив