Албания в условиях кризиса в мировой экономике

28 ноябрь 2012
Албания относится к числу стран, культура, политика и экономика которых считаются особенными, выделяющимися из общего ряда.

Вроде бы она делает то же самое, что и все, но как-то по-своему, «по албански». Вспомним хотя бы неоднократные обретения независимости (в 1912, 1920, отчасти 1944 гг.); периоды «вечной дружбы» с Югославией, Советским Союзом и Китаем и последующие разрывы отношений; почти 50-летнее нахождение Албании и Греции в состоянии войны (с 1940 по 1988 г.); своеобразие экономической модели социализма в послевоенный период; своеобразие построенной в трансформационный период рыночной экономики (именно «рыночной», что даже признают все международные организации!); намерение властей превратить Албанию к 2017 г. в «развитую» страну и т.п.

Наверное, основной отличительной чертой современной Албании является институциональная мимикрия — то есть формальное создание институтов рыночной экономики и гражданского общества, которые в реальности практически не действуют: создана масса организаций, необходимых для полноценного функционирования экономики и общественной жизни, принята масса нужных нормативных актов, но их эффективность остаётся низкой. Тем не менее, албанцам удалось за десятилетие (2002-2011 гг.) более чем вдвое увеличить номинированный в леках ВВП страны, а в расчёте на душу населения — прирост был ещё больше.

Тем не менее, несмотря на столь впечатляющий экономический рост, Албания занимает примерно 100-е место в ранжированном перечне стран мира по размерам ВВП (0,02% в мировом ВВП). Вероятно, именно это обстоятельство позволило многим говорить о том, что страна относительно слабо пострадала от мирового кризиса. Впрочем, распространению таких взглядов способствовали и другие факторы: например, низкая степень упоминаемости этой страны в мировых средствах массовых коммуникаций, препятствующая получению объективной информации и искорению многих устоявшихся мифов и стереотипов; слабая интегрированность страны в систему глобальных рынков, будь то товарных, будь то финансовых.

Действительно, динамика албанского ВВП показывает вполне впечатляющие позитивные результаты: после провального 1997 г. (-10,2%), что является отголоском азиатского кризиса 1997 г. и следствием напряжённой внутриполитической ситуации в стране в тот период, рост ВВП в последующие годы стабильно был положительным. Причём настолько стабильным, что когда в 2009 г. практически все страны Восточной Европы имели отрицательный рост, Албания с показателем в 3,3% заметно выделялась ни их фоне. Да и в последующие два года показатель прироста ВВП не опускался ниже уровня 3%.

Тем не менее видно, что волны от эпицентра мирового финансового и экономического кризиса постепенно «докатываются» до Албании. Уже в конце 2008 г. министр финансов Ридван Боде заявил, что «Албания достаточно серьезно ощущает на себе последствия финансового кризиса», правда, как и положено чиновнику высокого ранга, добавил « … [что] кризисная ситуация не будет иметь тяжелых последствий для Албании».

Для снижения последствий мирового финансового кризиса в декабре 2008 г. правительство Албании выделило 300 млн.долл., затем в 2010 г. был создан специальный фонд в размере 10% ВВП Албании, средства которого также предназначались для смягчения негативного воздействия мирового кризиса на экономику страны. Основным источником его наполнения должны были стать доходы от постоянно продлевающейся приватизации, международные займы и кредиты. Правда, много желающих приобретать албанские активы не нашлось, но зарубежные финансовые институты оказались готовы предоставить средства на обеспечение социального сектора, развитие инфраструктуры. В частности, в 2011 г. МБРР предоставил Албании заем в 40 млн. долл., а консорциум германских банков - кредит в 250 млн. евро.

Однако тотальный характер мирового кризиса, пусть и не сразу, но всё же проявился во всех сферах экономики страны. В наибольшей мере это заметно по показателям 2009 г. В 2010 г. ситуация вроде бы стала улучшаться, но данные за 2011 гг. снова не дают повода для оптимизма. А прогнозы темпов роста экономики на 2012-2013 гг. ориентируются на 1-2%.

Вообще в оценках воздействия мирового кризиса на албанскую экономику заметно проявляется уже упомянутая двойственность (вроде как у всех, но всё-таки не так), расхождение между теоретическими представлениями о воздействии кризисов на какую-либо страну и реальными фактами, характеризующими то или иное явление (хотя и здесь можно сослаться на недостоверность статистических данных или даже на «специфику албанской статистики»). В самом деле: Албания постоянно поднимается в различного рода рейтингах, характеризующих те или иные стороны развития рыночной экономики, однако Евросоюз в конце 2011 г. отказал в предоставлении статуса страны официального кандидата на вступление в ЕС, ссылаясь как раз на «неагрессивность» структурных реформ; по всем канонам экономической теории снижение ставки рефинансирования должно стимулировать экономический рост за счёт удешевления предложения денег. И действительно, ЦБ Албании под влиянием уменьшения внутреннего спроса и сокращения бюджетных поступлений в кризисный период приступил к снижению ставки рефинансирования: если в январе 2009 г. она составляла 6,25%, то в результате нескольких снижений с июля 2010 г. она стала равной 5,0% и продержалась на этом уровне (с небольшими колебаниями) до декабря 2011 г., после чего вновь последовало снижение — до 4,75% и до 4,25% в марте 2012 г. Однако коммерческие банки, ссылаясь на тяжелое положение в мировой экономике, наоборот, подняли ставки по кредитам на 2 п.п., что как раз стало дополнительным катализатором кризиса в производстве; периодически возникают разночтения в оценках мер экономической политики между албанскими властями и внешними экспертами. Например, летом 2011 г. МВФ рекомендовал повысить ставку налога на прибыль с 10 до 12-15% в качестве способа сокращения дефицита бюджета и госдолга, однако министр финансов Р.Боде оценил эту рекомендацию как несвоевременную, мол, "... статистические модели не всегда работают в реальных условиях». Впрочем, и премьер-министр С.Бериша высказался примерно в том же духе, сославшись на то, что в 2011 г. налоговые поступления и так возросли на 3,5%, а таможенные — на 7,5%.

Довольно интересно и то, что главный металлургический комбинат Албании «Курум» в г.Эльбасан, в целом не отличающийся эффективностью и имеющий достаточно высокую себестоимость продукции, несмотря на начавшееся в кризисный период падение мировой цены на сталь почти в два раза, не прекратил производство. Возможно, это связано с непрерывностью технологического процесса, возможно, с необходимостью выполнения обязательств перед клиентами в Македонии, Косово, Черногории и Сербии, но, видимо, нельзя исключать и некое «мягкое» давление властей на руководство предприятия. Впрочем, несмотря на стремление албанского руководства делать хорошую мину при плохой игре, мировой кризис всё-таки заметно повлиял на экономику страны.

Негативному влиянию мирового кризиса подвергся албанский экспорт. Показатели внешней торговли за 2009 г. на 12% хуже показателей за 2008 г. Импорт в 2009 г. составил 3,3 млрд.евро, экспорт — 0,9 млрд.евро. Наибольшие проблемы наблюдались в горнодобывающей промышленности, где экспорт продукции снизился на 31%.

В 2010 г. экспорт уже внёс наибольший вклад в обеспечение темпов экономического роста в Албании (темп прироста составил рекордные 56%). Конечно, по сравнению с 2009 г., когда албанский экспорт снизился на 8,3%, это выглядит феноменально. Нечто подобное (54%) в трансформационный период наблюдалось только в 1999 г. (возможно, как следствие преодоления последствий кризиса 1997-1998 гг.).

Но албанский экспорт достаточно сильно концентрирован: более 80% поставок приходится всего на три товарных группы: «текстиль и одежда», «минеральное сырьё, топливо и электроэнергия», «стройматериалы и металлы». Такая высокая степень концентрации на продукции с в целом низким уровнем добавленной стоимости делает страну зависимой от конъюнктуры на рынках стран-потребителей. Тем более, что подавляющая часть экспорта направляется в Италию (55%) и Грецию (11%), в последнее время испытывающие заметные экономические трудности.

Впрочем специалисты МБРР отметили, что Албания экспортирует даже высокотехнологичную продукцию (в 2009 г. - 2,9% от общего обьёма экспорта). Это больше, чем у БиГ и Македонии (соответственно, 2,6 и 1,9%), но существенно меньше среднего по ЕС уровня (17,8%) и даже уровня Хорватии (12,8%).

Албания имеет крайне несбалансированную внешнюю торговлю. И хотя коэффициент покрытия импорта экспортом для Албании медленно повышается (что очень хорошо с точки зрения внешнеторгового баланса), но всё ещё находится в пределах 21-25%. Это означает, что соотношение между импортом и экспортом примерно составляет 1:4. Правда, в 2010 г. коэффициент возрос до 35%, но пока неизвестны показатели за 2011 г., и можно подозревать, что коэффициент вновь снизится до своего обычного уровня.

Другим источником роста албанской экономики являются государственные и частные капиталовложения. В 2008 г. их доля составляла 38,2% от ВВП, в 2009 г. она снизилась до 36,8%. Государственные инвестиции (порядка 10,0% ВВП) направляются преимущественно в развитие транспортной (преимущественно автодорожной) инфраструктуры, что рассматривается властями как важный аттрактор для зарубежных инвесторов и туристов. На частные инвестиции приходится около 27% ВВП.

В значительной мере эти инвестиции (наряду с трансфертами мигрантов) способствовали росту обьёмов строительства (на его долю в 2009 г. пришлось 14,4% ВВП). Однако по мере развития мирового кризиса сектор стал замедлять темпы роста. По официальным данным, в 2008 г. около 800 строительных компаний, из 2500 зарегистрированных в Албании, оказались убыточны. Более 4000 тысяч построенных объектов общей стоимостью в 325 млн.долл. остались нереализованными, что обернулось потерями не только для предпринимателей, но и для бюджета страны. В результате в 2010 г. доля строительной отрасли сократилась до 11%.

Довольно серьёзной проблемой для албанской экономики (особенно для строительства и сферы услуг) стало зримое сокращение поступлений денежных средств от албанских трудовых эмигрантов, проживающих в европейских странах: поток переводов из-за рубежа что до 2007 г. включительно стабильно возрастал, но затем стал уменьшаться. Видимо, уже тогда доходы албанской диаспоры стали снижаться под воздействием ухудшения ситуации в европейских странах и первых признаков надвигающегося мирового кризиса.

Судя по официальным данным Центрального банка Албании, взвешенный по отношению к ВВП поток переводов в 2004-2007 гг. находился в пределах 12-13%, но затем последовало его снижение до 7,5-8,5%. В 2011 г. может быть ещё больше, так как за девять месяцев 2011 г. переводы албанцев из-за границы сократились ещё на 9,3% (на 475 млн.евро) по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года. Одновременно обращает на себя внимание, что в 2009-2010 зафиксирован отток средств частных лиц за границу, что, видимо, обьясняется сохраняющимся недоверием албанцев к национальной банковской систем, хотя возможны и другие факторы.

Довольно интересно (хотя и вполне логично), что албанские мигранты, в частности, в Греции, активно используют для переводов средств на родину те четыре греческих банка, которые имеют отделения в Албании. Так, только за лето 2010 г. живущие и работающие в Греции албанские иммигранты сделали вклады в эти банки на сумму в 100 млн.евро, тем самым как бы спасая греческие банки от краха в условиях, когда почти все греческое население является должником банков.

Тяжелое положение в основных секторах экономики прервало тенденцию снижения уровня безработицы, наблюдавшуюся в 2000-2008 гг., когда ежегодное среднее снижения этого показателя составляло 0,7 п.п. (с 16,8 до 12,7%). С началом кризиса предприятия, минимизируя затраты, начали увольнять значительную часть персонала. В текстильной промышленности, которая обеспечивает рабочими местами 45% всех занятых в индустриальном секторе страны, в 2009 г. было уволено 15% персонала. В горнодобывающей промышленности (обеспечивает 12% рабочих мест) было сокращено 14% сотрудников. Строительные компании уволили до 20% рабочих. Властями искусственно сдерживается безработица за счёт недопущения массовых увольнений рабочих. Но на тех предприятиях, где доля зарубежного капитала значительна, контролировать этот процесс намного сложнее. Для борьбы с безработицей образован фонд в размере 2 млн.долл. (2010 г.). Но тем не менее уровень безработицы возрос: в 2009 г. - 13,7%, в 2010 г. - 13,5%. В первую очередь безработица затронула низкоквалифицированных работников и молодёжь, особенно в экономически слаборазвитых регионах страны. Установленные квоты на трудоустройство инвалидов, и без того невыбиравшиеся работодателями, были уменьшены.

Также остаётся сложной задачей преодоление гендерного неравенства: среди экономически активного населения мужчины ненамного превосходят женщин — 53 % против 47%. Однако средняя зарплата женщин составляет примерно ? от зарплаты мужчин. Как обычно, женщины заняты преимущественно в сфере здравоохранения (79%) и образования (66%).

В целом, 60% домохозяйств Албании заявили, что существенно пострадали от кризиса, а 40% населения страны обвиняют «Запад» в возникновении кризиса.

И наконец интересная ситуация сложилась в банковской системе Албании в период кризиса. Так, в 2009-2010 гг. наблюдается постоянный рост общей величины банковских активов в Албании: соответственно, на 6,3 и 11,8%. К концу 2010 г. их величина достигла 990,6 млрд.лек (7,1 млрд.евро) или 87% ВВП страны. Во многом это связано с ростом депозитов: их обьём в 2010 г. составлял 816,7 млрд.лек, а а в 2011 г. он ещё вырос на 11,4%, достигнув 875 млрд.лек).

Правда, в конце 2008 - начале 2009 гг. большая - как тогда казалось, - часть депозитов была изъята. Так, только за октябрь 2008 г. в Албании из банков было изъято депозитов на сумму более 100 миллионов евро, а за первый квартал 2009 г. население страны сняло со счетов ещё порядка 700 млн. долл. Эти изъятия имели по большей части психологическую подоплёку: местное население стало активно изымать средства, памятуя о событиях 1997 г., когда в Албании в одночасье рухнули все финансовые пирамиды а-ля "МММ". Особенность ситуации тогда заключалась в том, что, без преувеличения, 98% населения вложили практически все свои сбережения, продав или заложив квартиры, земельные участки, машины. Не желая еще раз пережить такую трагедию, албанцы предпочли больше не связываться ни с государством, ни с банками и активно обналичивали свои вклады.

В целях предотвращения паники населения правительство приняло решение увеличить гарантии по вкладам физических лиц до 700 тыс. лек (примерно 7 тыс.долл.), а затем до 2,5 млн. лек. (25 тыс. долл.). Первоначально это не привело к привлечению дополнительных средств, однако в последствии ситуация с депозитами улучшилась настолько, что те отзывы депозитов из банков, о которых весьма эмоционально и алармически сообщала в 2009 г. албанская и зарубежная пресса, на фоне последующего роста выглядят совершенно не опасно.

В целом обьём депозитовв 1,6 раза превышает величину выданных кредитов. По сравнению с 2005 г., когда по сути началось активное развитие системы кредитования, это можно рассматривать как достижение. Если в 2005 г. сумма выданных реальному сектору кредитов составляла всего 10% ВВП страны (порядка 800 млн.долл.), то в 2009 г. эта цифра достигла 40% - 4,8 млрд.долл. (причём около 80% кредитов номинировано в иностранной валюте). Другим критерием состояния банковской сферы в стране является показатель так называемых «плохих долгов», то есть кредиты, которые банк выдал предприятиям или частным лицам, выплаты по которым задержаны, и/или возврат которых маловероятен или невозможен. Так, в 2006 г. этот показатель был чуть менее 20%, затем в 2010 г. он сократился, по разным данным, до 4,5-13,5%, но в 2011 г. снова возрос до 18%.

Но в целом албанские банки чувствуют себя довольно уверенно. Так, по данным ЦБ Албании, в 2011 г. величина траснакций по банковским картам выросла на 48% по сравнению с предыдущим годом, достигнув 10,9 млн.лек. Также на 12% возросли обьёмы интернет-банкинга (102 млрд.лек при 187 тыс. трансакций). А самый крупный иностранный банк в Албании — Райфайзен - в начале 2012 г. обьявил о запуске первого в стране лицензированного албанским финансовым регулятором инвестиционного фонда (под названием Raiffeisen Invest), который предназначен для вложения средств в государственные ценные бумаги (казначейские векселя, облигации и депозиты). Албанские власти расценили эту инициативу как свидетельство развитости финансового рынка в стране. Не случайно, такие известные рейтинговые агентства как «Moody's» и «Standard and Poor’s» характеризуют экономику Албании как «стабильную» (устойчивую), подтверждают оценку Албании на прежнем уровне: "Moody’s” оценивает как B1, а "S&P” как "B+” и дают нейтральный прогноз (тогда как практически все страны ЕС и Еврозоны получили «негативный»). Оба агентства также характеризуют банковский сектор Албании как ликвидный, хорошо капитализированный и с постоянно растущими вкладами.

Привлечение иностранных инвестиций

Фактором экономического роста традиционно считается приток иностранных инвестиций в различных формах. Для Албании этот приток осложнён довольно небольшим по европейским меркам обьёмом экономики, низкими показателями потребительского спроса (вызванного как медленным ростом доходов населения, так и парадоксальным снижением числа потребителей), но в целом зарубежные инвесторы не оставляют страну без внимания. Конечно, в кризисный период активно происходил и отток капиталов из Албании, но албанская статистика показывает достаточно оптимистичные показатели нетто-притока иноинвестиций.

За 2000-2010 гг. ПИИ в Албанию росли в среднем на 34% в год (4,3% ВВП). В основном прирост был обеспечен за счёт инвестиций в разведку и разработку новых нефте-газовых месторождений и концессий в энергетике. Величина накопленных ПИИ в 2009 г. оценивалась в 2,65 млн.евро.

Вопросам увеличения притока иностранных инвестиций албанские власти уделяют акцентированное внимание, обычно ссылаясь на следующие обстоятельства:

  • сформированный за период трансформации благоприятный инвестиционный климат(отсутствует дискриминация национальных и иностранных инвесторов, в том числе в сфере налогообложения; отсутствуют какие-либо нормативы локализации производства; возможность практически беспрепятственной репатриации прибыли после налогообложения, активов после ликвидации компании, заключены многочисленные двусторонниие инвестиционные соглашения, безвизовые перемещения в Шенгенской зоне и т.п.);
  • макроэкономическая стабильность. Наверное, не случайно, что Албания стабильно продвигается вверх в рейтинге экономической свободы, рассчитываемом «Wall Street Journal» и фондом «Heritage Foundation». Так, в 2010 г. уровень экономической свободы в Албании по сравнению с 2009 г. годом увеличился на 0,9 п.п. (63,3%), что позволило стране переместиться на 10 мест вверх на 56-е место из 162 рейтингированных стран. Тогда Албания обошла всех своих соседей по Юго-Восточной Европе. Аналогичное исследование за 2011 г. показало дальнейший рост индекса экономической свободы (до 65,1%; но уже 57-е место). Среди европейских стран Албания заняла 26-е место среди 43 стран, отстав от Македонии, но зато обойдя не только такие проблемные страны как Греция и Португалия, но внешне респектабельные Италию и Францию.

В других рейтингах Албания также поднимается вверх: в 2007-2009 гг. страна поднялась со 135 на 86-е место в ежегодном исследовании Всемирного банка "Doing Business".

  • достаточно развитая банковская система;
  • благоприятные возможности для высокой прибыльности вложений (мол, Албания пока ещё «не раскручена» в должной степени, поэтому лучше не опаздывать с приходом на растущие рынки — ипотечный, торговой недвижимости и т.п.);
  • низкая инфляция;
  • низкая фискальная нагрузка (с января 2008 г. - корпоративный налог на прибыль снижен с 20 до 10%, с мая 2009 г. - отчисления на соцстрах снижены с 20 до 15% (ещё в 2006 г. были 29%);
  • прогресс в деле сокращения бедности (Албания за 10 лет XXI в. удвоила показатель дохода на душу населения, перестав, наконец, быть самой бедной страной Европы).

Помимо этого, албанские власти активно занимаются пиаром, формируя положительный имидж страны. Анализ публикаций о визитах албанских делегаций самого различного уровня заставляет предположить, что все выезжающие за пределы страны делегации получили указание всячески пропагандировать открывающиеся для зарубежных инвесторов возможности прибыльных вложений в Албании.

Вот лишь несколько примеров из русско-язычной прессы:

« … на прошедшем в сентябре 2011 г. в России Российско-албанском бизнес-форуме со стороны албанских представителей звучали призывы не отставать от своих западных коллег и активнее инвестировать в албанскую экономику.»; «... летом 2011 г. председатель Народного собрания республики Албания Жозефина Топалли встретилась с Президентом Украины В.Януковичем, где стороны обсудили широкий круг актуальных вопросов (например, возможности налаживания прямого авиационного сообщения между Киевом и Тираной). В свою очередь, спикер Албании призвала украинских предпринимателей инвестировать в экономику страны, особенно в такие сферы, как инфраструктура, энергетика и горнодобывающая отрасль.». Здесь же можно отметить и гостевую лекцию заместителя министра иностранных дел Албании Эдит Харджи, состоявшуюся в МГИМО весной 2012, на которой опять была прямо высказана заинтересованность Албании в привлечении российских инвестиций.

Имеющиеся у автора материалы СМИ стран, в которые за последнее время состоялись визиты албанских правительственных делегаций (например, Венгрии, Израиля, Турции, Китая, США и др.), также не обходятся без такого рода призывов.

Подобное происходит и во время проведения различных мероприятий в самой Албании. Так, в мае 2011 г. в Албанию по приглашению Албанского телеграфного агентства прибыла делегация китайского информационного агентства Синьхуа. Судя по тому, что с делегацией встретился премьер-министр Албании С.Бериша, албанские власти намерены активно распространять информацию о позитивно меняющемся облике Албании и рассчитывают на привлечение китайских инвесторов. Спустя некоторое время С.Бериша даже предложил сделать китайский язык вторым обязательным для изучения в стране языком.

Вдекабре 2011 г. в ходе встречи с 40 почетными консулами Албании, премьер-министр С.Бериша - как обычно, - предложил усилить сотрудничество и добиться главной цели — превратить Албанию в развитую страну. С.Бериша призвал консулов поощрять инвесторов своих стран вкладывать средства в Албанию. Премьер-министр даже заявил, что готов предоставить албанское гражданство любому, кто инвестирует в экономику страны 100 тыс.долл. Спустя буквально три недели, уже в 2012 г., на заседании Ассоциации иностранных инвесторов в Албании премьер-министр С.Бериша вновь повторил свой призыв, акцентируя внимание на благоприятных налоговых возможностях страны и мерах правительства по увеличению степени экономической свободы. По его мнению, для иноинвесторов привлекательны такие секторы как туризм, горнодобыча, ТЭК и гидроэнергетика, сельское хозяйство и рыболовство, информационно-коммуникационный сектор. Сами инвесторы, впрочем, по другому и не считают. Фактически можно говорить о том, что между интересами властей и зарубежных инвесторов отсутствуют расхождения в отношении обьектов приложения капиталов, хотя привлечение крупных инвесторов в обрабатывающую промушленность всё ещё остаётся нереализованной мечтой албанских властей.

Летом 2010 г. начало работу «Albanian Investment Development Agency» (AIDA), заменившее существовавшее с 2006 г. агенство «Албинвест» (Albanian Agency of Investment and Business), которое по мнению премьер-министра С.Бериша «слишком долго находилось в процессе бездарного становления». Перед новым агентством поставлены следующие задачи:

  • содействие привлечению иностранных инвестиций в Албанию (за счёт разработки и реализации стратегии привлечения инвестиций, маркетинговых программ, «он-лайн» обслуживания инвесторов, ведения регистра инвесторов и т.п.);
  • повышение конкурентоспособности малого и среднего бизнеса (в том числе с помощью средств формируемого правительственного Фонда конкурентоспособности с лимитом 200 тыс.евро в год);
  • продвижение экспортных товаров и услуг (за счёт формирования позитивного имиджа страны и её продукции, создания Фонда гарантирования экспортных кредитов в размере 1,6 млн.евро на 6 лет).

В 2012 г. была озвучена ещё одна амбициозная идея: если албанский рынок недостаточно привлекателен для иностранных инвесторов, то надо превратить Албанию в инвестиционный центр микрорегиона, обслуживающий уже порядка 10 млн. потенциальных потребителей в Черногории, Косово и Македонии. Некоторые, впрочем, рассматривают эту идею как римейк старой идеи о «Великой Албании», но, судя по всему, Тирана гораздо больше ориентирована на вступление в ЕС, чем на реализацию этой ультранационалистической идеи.

Проблемные области экономического развития Албании.

Рост албанской экономики за последние годы обеспечивается главным образом за счёт внешних источников: привлечения кредитов и средств из донорских фондов, переводов мигрантов и зарубежных инвестиций. Недостатки такого подхода общеизвестны: практически перманентная внутренняя и внешняя несбалансированность, экспортная зависимость, слабая диверсификация экономики и др.

В этой связи МБРР в перечне стран, наиболее зависимых от внешнего финансирования, поставил Албанию почти в самый конец списка (третье место с конца) перед Ливаном и Никарагуа: потребности албанской экономики в зарубежных средствах на 2012 г. специалисты МБРР оценили в 21,3% от ВВП (для Никарагуа - 21,9%, для Ливана — 35,1%). С учётом того, что платежи по внешним платежам в 2012 г. составят ещё 9,6% ВВП, перспективы албанской экономики становятся ещё более туманными. Ведь, албанская экономика по сути не имеет мощной производственной базы и связанными с ней экспортными возможностями, что обьективно ведёт к крупному дефициту внешнеторгового баланса, его финансированию извне, и уже в конечном итоге к перманентному дефициту платёжного баланса. А поскольку каналы для абсорбции иностранных капиталов не отличаются высокой степенью диверсификации, то любое, даже незначительное, усиление кризисных явлений в мировой экономике заставит страны-доноры сокращать кредитную и инвестиционную помощь Албании, будет оказывать заметное влияние на деятельность албанских частных компаний.

Поэтому замедление притока капиталов, падение объёмов частных трансфертов в условиях кризиса ведёт к замыканию кольца последствий: рост дефицита бюджета > обострение проблем социальной политики, недоинвестирование, замедление роста кредитования реального сектора > существенное сокращение внутреннего спроса, снижение промышленного выпуска, уменьшение экспортных поставок > рост недоверия зарубежных инвесторов и кредиторов. И снова всё повторяется по кругу. К тому же,многие негативные факторы (например, связанные с внешней торговлей, инвестициями, переводами) находятся вне контроля албанских властей.

Действительно, бюджет страны хронически дефицитен, варьируясь в течение 2000-х годов в пределах 3,0-7,5% от ВВП. Под влиянием кризиса правительство в 2009 г. даже изменило размер дефицита бюджета с первоначально утверждённого 4,2% до 6,9% от ВВП и перешло к политике «финансовой диеты».

В 2012 г. албанское руководство рассчитывает на сокращение доходной части бюджета, поэтому расходная часть урезана ещё больше. В итоге планируемый дефицит бюджета должен снизиться. Однако бюджет 2012 г. свёрстан, исходя из роста в 4,3% (а это значительно превосходит прогнозы МВФ и МБРР (соответственно, 1,5 и 2,0%). К тому же в мае 2012 г. появились намерения летом провести пересмотр бюджетных цифр. Официально это увязывают с грядущим в ноябре празднованием 100-летия независимости Албании, но независимые эксперты усматривают в этом влияние очередной волны кризиса.

Одним из интересных способов привлечения дополнительных средств является выпуск так называемых «еврооблигаций».Ещё в январе 2008 г. премьер-министр Албании Сали Бериша объявил о намерении страны выпустить свои первые облигации в иностранной валюте. К этому подталкивало то, что стоимость заимствований на развивающихся рынках к тому времени выросла более чем в 3 раза, а объемы продажи долга развивающихся стран сократились в условиях глобальной рецессии. Первое размещение международных облигаций на сумму более чем на 300 млн.евро, сроком погашения пять лет и процентными выплатами в 7,5%, после нескольких отсрочек всё же состоялось в октябре 2010 г. Организаторами размещения стали JPMorgan Chase и Deutsche Bank. Зарубежные финансовые организации расценили это как знак «освобождения от наследия полувековой изоляции, навязанного одним из самых кровавых коммунистических режимов Европы». Но практический замысел выпуска евробондов заключался в выплате взятых в 2009 г. кредитов с обременительными процентами. Спустя год после размещения евробондов власти Албании выплатили первый транш купонных доходов в размере 22 млн.евро.

В тесной зависимости с бюджетным дефицитом находится уровень государственного долга: в течение 2000-х годов - 53-59% ВВП. По информации МВФ, албанский госдолг - самый высокий на Балканах. В Албании рассчитывают снизить величину госдолга в 2013 г. до 54%.

Есть и проблемы внутреннего генезиса: например, неурегулированность прав собственности, особенно в сфере земельных отношений, неэффективность государственного управления, но наибольшей проблемой является коррупция, которая, по местным оценам, затрагивает 98% бизнесменов. Согласно последнему докладу Transparency International в 2011 г. Албания с индексом восприятия коррупции (3,1) опустилась на 8 позиций на 95-е место (из 183 стран). При этом годом ранее было 3,3 пункта и 87-е место. Фонд Гэллапа, по данным опросов 2011 года, сообщил, что 70% албанцев считают широко распространённой коррупцию в бизнесе. Конечно, правительство ведёт упорную борьбу с коррупцией, одним из доказательств данного факта являются аресты директоров разных департаментов из разных министерств и чиновников местной власти, сведения о которых периодически появляются в албанской печати, но все-таки ещё остается много нерешённых проблем. Евросоюз, рассматривая антикоррупционную деятельность как ключевой фактор интегрирования Албании в ЕС, в 2012 г. выделил на эти цели 2,1 млн.евро.

Вообще-то общая величина финансовой помощи Евросоюза для Албании составляет порядка 5% ВВП. Так, в бюджетный период 2001-2006 гг. Албания получила по линии ЕС на цели развития и стабилизации около 330 млн.евро, а в бюджетный период 2007-2013 гг. - уже более 595 млн. евро.

Основные приоритеты и обьёмы предоставления помощи меняются в зависимости от текущей ситуации. Так, в 2001-2006 гг. 40% средств было выделено по направлению «Юстиция и пенитенциарная система», 35% - «Социальное развитие», 20% - «Общественное администрирование», 5% - «демократическая стабилизация». В 2007-2013 гг. приоритеты были уже следующими: 30% - «Развитие сельского хозяйства», 24% - «Транспорт», 23% - «Юстиция и пенитенциарная система», 13% - «Окружающая среда и климатические изменения», 4% - «Общественное администрирование» (в частности модернизация таможенной службы), 4% - «Социальное развитие».

Правда, получение выделенных средств происходит не автоматически, а при соблюдении определённых условий. Во-первых, применяется принцип софинансирования, то есть доля средств ЕС в зависимости от направления варьируется от 22 до 100% (минимальна для транспортных проектов, максимальна для природоохранных проектов). Например, в 2010 г. доля средств ЕС в общей стоимости реализуемых проектов составили 35%, в 2011 г. - 44%. Во-вторых, установлены довольно жёсткие бюрократические требования: под выделенные в том или ином году средства в течение следующего календарного года должны быть заключены финансовые соглашения, а в течение ещё последующих двух лет — непосредственно контракты на реализацию проектов.

Но помимо проблемы повышения финансовой эффективности проектов, возникающей в силу ограниченности национальных ресурсов и зависимости от политики и настроений иностранных доноров, существует и проблема влияния этих проектов на повышение эффективности производства и производительности труда: по оценкам экспертов, кроме отдельных случаев этого, как правило, не наблюдается.

Ещё одна проблема связана трудовыми ресурсами. Суть её состоит в том, что за годы трансформации страну покинуло около 1,5 млн.албанцев — почти половина населения страны. Фактически это означает, что за два последних десятилетия Албанию каждый год покидало примерно 2% населения. Если процесс будет продолжаться такими темпами, то скоро в стране попросту будет некому работать. Проблема решается традиционными способами: регулирование выезда (особенно квалифицированных кадров), репатриация и создание рабочих мест.

В частности, в 2006 г. при содействии ПРООН Албанское правительство разработало программу приостановки утечки мозгов и привлечения квалифицированных кадров из-за границы. Но возвращение албанских эмигрантов домой наталкивается на огромное число бюрократических препонов, а даже вернувшиеся специалисты всё ещё сомневаются в правильности своего возвращения: 42% из опрошенных отметили отсутствие карьерного роста после возвращения, а 36% планируют в течение ближайших пяти лет снова уехать из Албании.

Также имеются сложности с созданием новых рабочих мест: в Албании в настоящее время явно недостаточно секторов и отраслей, конкурентоспособных в долгосрочном плане и способных абсорбировать излишек трудовых ресурсов, образовавшийся как за счёт трудовых мигрантов, возвращающихся из Греции, Италии и других проблемных стран ЕС, так и молодых специалистов, которых в расширяющемся масштабе выпускает албанская система высшего образования. Средств на это, судя по всему, у властей недостаточно. Отсюда и усилившиеся разговоры о поддержке малого бизнеса (который, как известно, развивается преимущественно за счёт самофинансирования и потому требует минимальных государственных затрат); о любых возможностях использования средств международных организаций (например, как только МБРР заявил о намерении в 2012-2013 гг. расширить финансовую поддержку западно-балканским странам для борьбы с последствиями погодных катаклизмов и углубления кризиса в евро-зоне, так сразу стали «примерять» эти средства и для создания рабочих мест); о предоставлении всяческих льгот предпринимателям, создающим новые рабочие места (так, за каждые 50 новых рабочих мест власти Тираны готовы предоставить предпринимателям отсрочку от уплаты местных налогов на четыре года, а если уж будет создано более 10 тыс. новых рабочих мест — то власти столицы в течение пяти лет готовы возмещать им все выплаченные в госбюджет налоги. Впрочем, последнее заявление выглядит беспочвенным, поскольку сейчас в Албании нет ни одной компании с таким числом занятых).

* * *

Таким образом, албанская экономика, несмотря на свой относительно малый размер и определённые успехи, никоим образом не избежала воздействия мирового кризиса. Наоборот, в силу ряда обстоятельств вероятное наступление второй (и последующих) волны кризиса может оказаться ещё более пагубным для страны. И «выживание» в этих условиях будет зависеть не только от внутренних факторов (в том числе и от ускорения процесса наметившегося преодоления расхождений между правящей партией и оппозицией), но и от внешних (в частности, урегулирования кризиса еврозоны).

Новый комментарий

 

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив