БРИКС: эволюция развития и российско-бразильские отношения в его системе

26 ноябрь 2012
Отношения России и Бразилии берут свое начало еще в XIX веке Бразилия стала первым государством Латинской Америки, которое признала Россия.

В XX веке отношения между этими двумя, на первый взгляд, совершенно разными странами носили противоречивый и нестабильный характер: тут и дружественные связи Российской империи и Республики Бразилия, и некоторое недоверие и отчужденность в первые десятилетия становления нового Советского государства – первого в мире социалистического общества, и поддержка и солидарность в годы Второй мировой войны (напомним, что Бразилия – единственная страна, пославшая своих солдат в Европу, славно защищавших честь своего государства на полях и в горах Италии). Затем политика внесла свои коррективы в отношения двух дружественных стран – в 1947 г., на фоне «холодной войны» между СССР и США, правительство Бразилии прервало дипломатические отношения с СССР.

Восстановление отношений произошло только в ноябре 1961 г., уже на другом внутриполитическом фоне и у нас, и в Бразилии. Хотя внешнеполитический фон оставался таким же, если не более напряженным, чем в 1947 г. Пройдет меньше года и разразится Кубинский кризис, который никак не повлияет на советско-бразильские отношения, что говорит о том, что отношения между двумя странами были не просто формальными, написаны на бумаге и забыты, а имели под собой реальную и взаимовыгодную основу. Кроме этого, не стоит сбрасывать со счетов долгую и интересную историю взаимоотношений государств, которая всегда имеет значение в международных отношениях.

Пройдет 30 лет возобновления дипотношений, и история признания повторится, только теперь в другую сторону: 26 декабря 1991 г. Бразилия была первым латиноамериканским государством и вообще одним из первых государств мира, которое признало Россию правопреемницей СССР.

Начался новый этап отношений двух стран-гигантов. Конечно, в нем были свои трудности: оба государства переживали непростые времена, как на внутриполитической арене, так и во внешней политике. Тем не менее, это не мешало развитию и углублению сотрудничества нашей страны и латиноамериканского лидера. К началу 2000-х годов Бразилия стала одним из самых крупных и заметных партнеров Российской Федерации в Латинской Америке, оттеснив на второй план Кубу и Аргентину. Это подтверждается не только растущими торгово-экономическими показателями (см. таблицу 1), но и участившимися политическими и культурными контактами (научные связи двух стран всегда были на высоком уровне). Важнейшим показателем того, что отношения между Россией и Бразилией вышли на принципиально иной уровень является реакция мирового политического, финансового и экономически развитого сообщества на происходящие процессы в отношениях двух государств.

Таблица 1

Торговля России с Бразилией в 2000-2010 гг. (млн. долл.)

 

 

2000

2001

2002

2003

2004

2005

2006

2007

2008

2009

2010

Экспорт

259

191

259

230

257

369

725

1130

2041

1083

1793

Импорт

388

922

1304

1479

1370

2346

2987

4108

4672

3478

4081

Товаро-оборот

647

1113

1563

1709

1627

2715

3712

5238

6713

4561

5874

Сальдо

- 129

- 731

-1045

-1249

-1113

-1977

-2262

-2978

-2631

-2395

-2288

________________________

Источник: Федеральная таможенная служба (ФТС РФ) - http://www.customs.ru, Федеральная служба государственной статистики (Росстат) - http://www.gks.ru; Ministério do Desenvolvimento, Indústria e Comércio Exterior.do Brasil – http://www.mdic.gov.br

 

Впервые в мире о России и Бразилии как о суперпартнерах серьезно заговорили в 2001 г., после доклада банка Goldman Sachs о высоких темпах роста экономик четырех стран (Бразилии, России, Индии, Китая). Сама аббревиатура БРИК стала не просто термином, перечисляющим страны с быстро развивающимися рынками, но и названием экономического и политического союза, имеющего растущее геополитическое влияние – таким, как например, «Большая восьмерка» или Евросоюз.

Со времени появления этого доклада и до сих пор выражаются мнения, что за этими движениями стоит не реальное намерение создать какое-либо объединение, а желание использовать «угрозу» такого объединения как рычаг давления на США и Евросоюз для получения разных преференций. Пожалуй, с этим трудно поспорить, если проследить первые годы существования этого аббревиатурного монстра: если тезисы и концепция объединения БРИК берет свое начало с 2001 г., то I официальный саммит нового объединения состоялся лишь в июне 2009 г. (Екатеринбург, Россия). То есть между появлением намерений и первых реальных дел прошло без малого 8 лет, во всех четырех странах объединения сменились первые лица (президенты в Бразилии и России, премьер-министр в Индии, председатель и генсек КПК в Китае). Разумеется, не стоит забывать, что саммиты БРИК – это не единственные контакты «бриковцев» на высшем уровне. Встречи лидеров стран в рамках G-20, заседаний ООН, официальные визиты в страны, входящие в одно из самых крупных объединений ХХI века – всё это создает ту ткань отношений, которая с годами будет только укреплять и двигать вперед отношения названных стран.

Тем не менее, нельзя согласиться с теми экспертами, кто называл проект БРИК «мертворожденным» и продолжает высказывать свои сомнения относительно его перспектив в будущем. Одним из показателей неформальности и не просто декларативности деятельности БРИК является та активность ее членов, которую можно наблюдать в последние 3 года:

  • начиная с саммита 2009 г. в России саммиты проводятся теперь каждый год (апрель 2010 г. – в Бразилии, апрель 2011 г. – в Китае, в 2012 г. очередной саммит будет принимать Индия);
  • символично, что первый саммит БРИК состоялся в июне 2009 г., в самый разгар мирового финансового и экономического кризиса, что ясно свидетельствует о заинтересованности и нужности «бриковцев» друг другу - последний пример спасения непутевой Греции всем «евросоюзовским» миром наглядно это показывает;
  • на последнем саммите БРИК в Китае (апрель 2011 г.) было принято историческое решение принять в это объединение нового члена – ЮАР. Теперь вместо привычного БРИК следует называть его БРИКС (BRICS - Brazil, Russia, India, China, South Africa). Вместе с тем, кроме добавления к аббревиатуре еще одной буквы, группа пополнилась важнейшим союзником. Все члены БРИКС характеризуются как наиболее быстро развивающиеся крупные страны. Каждую из этих стран характеризует наличие в них важных для мировой экономики ресурсов:
    • Бразилия – сельскохозяйственный гигант, крупнейший производитель биоэтанола – реальной альтернативы традиционных энергоресурсов (первое место в мире, опередила США)
    • Россия — крупнейший в мире экспортёр минеральных ресурсов;
    • Индия — дешёвые интеллектуальные ресурсы;
    • Китай — обладатель дешёвых трудовых ресурсов;
    • Южно-Африканская республика — природные ресурсы.

Кроме того, все эти страны являются экономическими и политическими лидерами своих континентов: Бразилия – в Латинской Америке (8 место среди крупнейших экономик мира по уровню ВВП), Россия – в Европе (10 место и участник «Большой восьмерки»), Китай и Индия – в Азии (2 и 11 места соответственно), ЮАР – самое развитое государство Африканского континента (27 место).

Можно сказать, что к строящейся стене новой мировой экономики добавился еще один «кирпич» (англ. bricks — кирпичи). Насколько он впишется, и какой вклад внесет в эту глобальную стройку, покажет время.

Впрочем, говоря о плюсах нельзя не сказать и о минусах объединения, которые мешают и будут мешать его планомерному и благополучному развитию. На данный момент в мире не существует ни одного союза или объединения стран, который бы не испытывал каких-либо проблем: если проводить аналогии с БРИКС, то достаточно посмотреть на проблемы Евросоюза, который борется с Грецией за Грецию, вернее, за евро; МЕРКОСУР – общего рынка стран Южной Америки (в него входят Аргентина, Бразилия, Парагвай, Уругвай), одной из многочисленных проблем которого сейчас является принятие в свой состав Венесуэлы и Кубы (в свою очередь, эта проблема связана с другим региональным союзом – ALBA); СНГ-Евразийского союза, перспективы которого столь же «туманны» как грядущие выборы в России и т.д. Не говоря уже о сложностях внутри ООН, которая начинает испытывать проблемы, схожие с проблемами, по сути разрушившими в середине 40-х гг. прошлого века Лигу Наций. События в Ливии и палестинский вопрос изрядно подмочили репутацию всемирного миротворца.

БРИКС как организация молодая и имеющая такой разношерстный политический, экономический и культурологический состав имеет ряд существенных недостатков, о которых говорят экономисты и политологи в разных странах мира. В целом, их оценки сводятся к следующему:

  1. БРИКС, в отличие от уже приводившихся в пример Евросоюза и Меркосур, имеет существенный для интенсивного развития минус – географический фактор. Кроме пары Россия-Китай и Китай-Индия, остальные страны не имеют между собой общих границ. И если Россия-Индия-Китай находятся на одном материке и имеют вековые исторические связи, то отдаленность Бразилии и Южной Африки создает определенные трудности, например, в логистике, что не способствует гиперактивному росту торговли между странами. Отчасти с этим можно согласиться, однако надо заметить, что глобализация мирового сообщества на «Макдоналдс» и «Кока-Кола» не остановится и будет продолжаться независимо от желания или нежелания стран противостоять этому процессу. Равно как и научно-технический прогресс, который и является одним из составляющих успеха глобализации. С одной стороны, этой группе еще предстоит ответить на те общие для них вызовы, которые порождаются размерами их территории, особенностями культуры, связаны с проблемами демографии, проистекают из экономического и социального неравенства. С другой стороны, эти недостатки могут превратиться в преимущества, которыми не обладают такие одноплановые группы как, например, Евросоюз. Каждый из членов «пятерки» БРИКС представляет мощные цивилизации современного мира – ибероамериканскую, славяно-православную, индуистскую, конфуцианскую и африканскую. Все это позволяет БРИКС активно участвовать в реализации идеи «альянса цивилизаций» и уходить от «столкновения цивилизаций».
  2. Многие эксперты задаются вопросом: что нового может внести это объединение для решения наиболее острых глобальных проблем современности? Пока ни по одной из них еще не было принято никаких ответственных решений. При том, что количество этих вызовов постоянно растет и углубляется. Это так, но нельзя не отметить тот факт, что БРИКС уже вышла за рамки только экономических отношений и претендует на нечто большее. От других объединений его отличает новизна, своеобразие, непохожесть на старые схемы и т.д. С этим утверждением согласен бразильский исследователь П. Борба Казелла: «Анализируя «плюсы» и «минусы» современного мира, нельзя позволять себе руководствоваться категориями мира минувшего». В средне- и долгосрочном плане «пятерка» перестанет позиционироваться у многих как чисто символическое или абстрактное явление и обретет серьезный вес в мире в процессе наращивания восходящими «странами-гигантами» своего веса и влияния в международной политике и глобальной экономике.
  3. До сих пор для каждого члена объединения сотрудничество со странами-лидерами «коллективного Запада» имеет большее значение, чем взаимодействие между собой в формате БРИК. Этот факт бесспорен в виду исторических, политических и экономических связей «бриксовцев» с западным миром. Не стоит забывать, что четыре из пяти стран БРИКС были когда-то колониями этих самых западных стран, поэтому кивать на западноориентированность основной части «пятерки» бессмысленно. Тут можно сказать о другом – не следует представлять сегодня БРИКС как альтернативу этим приоритетам, а скорее обратить внимание на возможности всех стран-участников объединения по взаимовыгодной диверсификации и обогащения экономик друг друга для более широкого и безболезненного включения в мировую экономику и политику. И успехи последних лет (регулярные визиты лидеров стран – особенно встречи на высшем уровне президентов России и Бразилии, ежегодные саммиты БРИК) демонстрируют на этом направлении жизненно важные результаты.
  4. Двустороннее и перекрестное партнерство внутри «пятерки», как правило, ограничено и однообразно. В противовес этому утверждению приведем здесь слова из статьи бразильского президента Лулы да Силва (2003-2011), опубликованной накануне I саммита БРИК в Екатеринбурге в 2009 г., где говорится, что объем товарооборота внутри группы БРИК за 2003-2008 гг. вырос на 500%. Это своего рода исторический рекорд.
  5. Еще одно обстоятельство, на которое обращают внимание специалисты в связи с несовершенством объединения – координация усилий в становлении новой финансово-экономической архитектуры: как проводить расчеты при заключении сделок, какую валюту выбрать для взаиморасчетов, создавать ли единую валюту или нет? Эти вопросы были одной из тем на III саммите БРИКС в апреле 2011 г., на котором было принято неоднозначное решение: страны БРИКС подписали меморандум о сотрудничестве государственных финансовых институтов развития, которое, в частности, предполагает внедрение расчетов в национальных валютах. Сейчас страны БРИКС вынуждены заключать договоры, переводя национальную валюту в доллары. При этом лидеры стран неоднократно заявляли, что хотели бы увеличить престиж местных валют и больше использовать их в международной торговле. Документ хоть и носит рамочный характер, но все равно расширит возможности для заимствований.

Как отметил глава Внешэкономбанка Владимир Дмитриев, в скором времени ВЭБ собирается взять кредит в китайских юанях. В свою очередь, президент России Дмитрий Медведев заявил, что на этот шаг могут пойти все без исключения страны БРИКС: «Я не считаю, что здесь каким-то исключением является, допустим, экономика Южно-Африканской республики».

В заключение хочется добавить, что само многократное увеличение сторонников и противников нового объединения (так называемые «BRICS-оптимисты» и «BRICS-пессимисты» - термин Б.Ф. Мартынова), ведущих интеллектуальные битвы вокруг его будущего, говорит в пользу этого формата. Аналитик Goldman Sachs Джим О'Нил, в 2001 г. своим докладом спровоцировавший дискуссии вокруг объединения «восходящих гигантов», спустя 8 лет, вскоре после окончания I саммита БРИК в Екатеринбурге, наиболее точно сформулировал значение и роль этого объединения: «Страны БРИК должны быть включены в процесс формирования глобальной экономической политики, что было очевидно уже в 2001 г. Стыдно признавать, что на сегодняшний день они не входят в состав Большой семёрки и не имеют представителей в правлении МВФ и Всемирного Банка. Страны БРИК должны встряхнуть лидеров западных стран и заставить их воспринимать себя не просто как гостей, зашедших на чашку кофе». Несомненно, что в этих словах есть доля истины: западные лидеры уже не могут игнорировать растущие с каждым годом мощь и авторитет нового объединения крупнейших стран, его перспективы не могут не раздражать Запад и заставляют искать новые подходы и стратегии поведения всех участников мировой политики. В то же время говорить о каком-то глобальном экономическом или политическом противостоянии на уровне «холодной войны» США и СССР также не приходится, так как для формирования нового двухполюсного мира отсутствует, в первую очередь, идеологическая база конфликта.

Для России и укрепления ее позиций в этом глобальном объединении, которые не так прочны, как, к примеру, позиции Бразилии, Индии и Китая, важно продолжать наращивать объем отношений, прежде всего с Бразилией, как наиболее близкой России в ментальном и психологическом отношении страной из всей этой «четверки». Для этого представляется интересным изучение бразильской модели управления экономикой и построения внешнеполитического курса этой латиноамериканской страны – одного из лидеров современного мирового развития и во многом естественного партнера для нашей страны, обладающего уникальным опытом развития.

Новый комментарий

 

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив