Идеология гитлеризма была одним из главных факторов, обусловивших живучесть в Германии фашистского строя. С ее помощью фюрер и его приспешники после прихода к власти в январе 1933 г. с удвоенной энергией стремились изменить саму систему мышления и моральные критерии немецкого народа.


При этом Гитлер понимал, что раскрыть сразу всю сущность нацистской политики и идеологии, подлинные цели фашизма, нельзя. Потому подмену категорий морали и совести нацистскими доктринами он совершал, сообразуясь с конкретной обстановкой. Для маскировки своих классовых целей и обмана трудового населения фашистские главари широко использовали социальную демагогию. В своей закрытой речи перед представителями прессы 10 ноября 1938 г. нацистский фюрер откровенно заявил, что народ надо подготавливать постепенно к поддержке фашистских «истин». «Лишь обстоятельства вынудили меня, – признавался он, – в течение десятилетий говорить почти исключительно о мире. Только путем постоянного подчеркивания воли к миру и мирных намерений можно было шаг за шагом вернуть германскому народу свободу...». По словам Гитлера, народ «надо воспитать в абсолютной, упрямой, автоматической вере в то, что в конце концов мы добьемся всего, что нам необходимо».

Фашистская пропаганда настойчиво и весьма изощренно внушала немецкому народу, что новый режим является выразителем всей германской нации и что для ее «самоутверждения» следует расширить «жизненное пространство» Германии за счет соседних «неполноценных» народов, а их самих превратить в рабов Третьего рейха.

О необходимости завоевания «жизненного пространства» Гитлер писал еще в своей книге «Майн кампф» («Моя борьба»). Он подхватил давние устремления кайзеровской Германии к экспансии на Востоке, подкрепив их антибольшевизмом, расистской идеологией, антисемитизмом, ненавистью ко всем другим народам. Эта политика была сформулирована в пункте 4 национал-социалистической партийной программы. В нем говорилось: «Только представитель расы может быть гражданином, а представителем расы может быть только тот, в ком течет германская кровь, независимо от вероисповедания.

Важным объектом покорения и истребления со стороны германского империализма являлись славянские народы стран Центральной, Восточной и Юго-Восточной Европы. В фашистской библии «Моя борьба» Гитлер писал «Если мы сегодня говорим о новых землях и территориях в Европе, мы обращаем свой взор в первую очередь к России, а также к соседним с ней и зависимым от нее странам... Это громадное государство на Востоке созрело для гибели... Мы избраны судьбой стать свидетелями катастрофы, которая будет самым веским подтверждением правильности расовой теории».

В покоренных славянских государствах фашизм планировал осуществление массового геноцида в самых крайних формах. Политика геноцида предусматривала физическое уничтожение расстрелами и казнями огромных контингентов славянского населения и его сокращения путем преднамеренной организации голода и эпидемий, ликвидации медицинского и санитарного обслуживания, резкого сокращения рождаемости, разобщения и дробления отдельных народов на мелкие этнические группы и т.д.

В записке Гиммлера, датированной 25 мая 1940 г. «Некоторые соображения об обращении с местным населением восточных областей» говорилось: «Мы в высшей степени заинтересованы в том, чтобы ни в коем случае не объединять народы восточных областей, а наоборот, дробить их на возможно более мелкие ветви и группы... Для ненемецкого населения восточных областей не должно быть высших школ. Для него достаточно наличия четырехклассной народной школы. Целью обучения в этой народной школе должно быть только: простой счет, самое большее до 500, умение расписаться, внушение, что божественная заповедь заключается в том, чтобы повиноваться немцам... Умение читать я считаю ненужным...» .

Основные направления нацистской политики по отношению к славянским народам нашли отражение во многих приказах, директивах, распоряжениях, записках, проектах и других документах фашистских главарей. В своем наиболее полном и обобщенном виде эта программа уничтожения СССР и порабощения ряда славянских стран Восточной Европы была изложена в так называемом «генеральном плане Ост». Его разработало главное имперское управление безопасности под руководством Гиммлера совместно с восточным министерством Альфреда Розенберга. (Правда, подлинник «генерального плана» в конце войны таинственно исчез. Однако в распоряжении историков оказался ряд документов с подробным пересказом его важнейших положений).

Первые наметки этого плана, уникального по своей жестокости и цинизму, относятся к началу фашистской агрессии в Европе, т.е. к концу 30-х гг. В нем шла речь о детальной тридцатилетней программе заселения завоеванных вермахтом восточных территорий о «германизации» земель между Вислой и Уралом.

В «генеральном плане Ост» предусматривалось онемечить около 50% чешского населения, а оставшуюся часть – 3,5 млн. чехов «постепенно удалить с территории империи». «Следует подумать о том, – говорилось в этом документе, – чтобы переселить этих чехов в Сибирь, где они растворятся среди сибиряков и тем самым будут способствовать дальнейшему отдалению сибиряков от русского народа...».

Еще более ужасная участь ожидала народы Польши и Югославии. Если во время войны они должны были служить гитлеровцам в качестве бесправной рабочей силы, то после войны, в случае полной победы Третьего рейха славяне этих стран, подлежали почти полной ликвидации.

Особенно чудовищными по своим целям были намерения авторов «генерального плана «Ост» в отношении народов Советского Союза, которым отводился статус рабов на службе у германских господ. На первых порах численность советского народа в восточных регионах должна была сократиться прежде всего за счет славянства на 31 млн. человек. Оставшиеся там 14 млн. людей «хорошей породы» предусматривалось сначала использовать в качестве рабов, содержавшихся в резервациях. Затем они подлежали выселению и истреблению, а небольшая часть – онемечиванию.

Так складывалась изуверская программа гигантского геноцида славянского населения.

Гитлер всегда плохо скрывал свою патологическую неприязнь, точнее – ненависть по отношению к славянству. Вот одно из откровений нацистского фюрера, которое обнародовал в 1940 г. в своей книге «Голос разрушения» его приближенный Г. Раушининг (На Нюрнбергском процессе над главными немецкими военными преступниками оно было приведено во вступительной речи главного обвинителя от СССР Р.А. Руденко):

«После столетий хныканья о защите бедных и униженных наступило время, чтобы мы решили защитить сильных против низших. Это будет одна из главных задач немецкой государственной деятельности на все время – предупредить всеми имеющимися в нашем распоряжении средствами дальнейшее увеличение славянской расы. Естественные институты повелевают всем живым существам не только завоевывать своих врагов, но и уничтожать их».

Ненависть к славянским народам объединяла Гитлера и тех, кто стоял во главе стран – участниц фашистского блока, в подготовке и осуществлении агрессии. В беседе с начальником протокольного отдела германского МИД'а, состоявшейся 10 февраля 1942 г., румынский диктатор И. Антонеску заявил: «Румыния вступила в союз оси не для исправления Версальского договора, а для того, чтобы бороться против славян...».

Вслед за Австрией второй жертвой немецко-фашистских захватчиков оказалось славянское государство – Чехословакия, – в соответствии с разработанной гитлеровскими стратегами «Директивой Грюн». Датированная маем 1938 г. «Директива Грюн» ясно свидетельствовала о тщательно продуманной нацистским режимом подготовке захвата Чехословакии. Еще за год до этого в своей секретной директиве от 30 мая 1938 г. Гитлер заявил: «Я принял окончательное решение разбить Чехословакию путем военных действий в ближайшем будущем. Задача политических руководителей – выждать или обеспечить подходящий момент с политической или военной точки зрения». Уточняя, что он имеет в виду Гитлер далее отметил: «Самым благоприятным в военном и политическом отношении моментом является молниеносный удар на почве какого-нибудь инцидента, которым Германия будет спровоцирована в самой резкой форме и который морально оправдает военные мероприятия в глазах хотя бы части мировой общественности».

Вскоре последовал позорный мюнхенский сговор глав правительств Англии и Франции с Гитлером и Муссолини, и печальная судьба Чехословацкой республики была предрешена. В начале 1939 г. нацистский фюрер все еще фарисействует, маскируя свои агрессивные замыслы. Так, 21 января 1939 г. во время беседы с чехословацким министром иностранных дел Хвалковским Гитлер уверял его, что национал-социалистские принципы не позволяют Германии «производить аннексий», а потому, мол, нет никаких причин для беспокойства. Однако на рассвете 15 марта 1939 г. германские войска вторглись в Чехословакию и республика перестала существовать.

Так была, «по словам» Гитлера, «создана» основа для действий против Польши». В распоряжении Нюрнбергского суда имелось 19 важнейших официальных документов, разоблачающих преднамеренное нападение гитлеровской Германии на польское государство. К их числу относятся материалы совершенно секретного совещания у фашистского фюрера, состоявшегося 23 мая 1939 г. На нем, кроме Гитлера, присутствовали Геринг, Редер, Кейтель и др. Формулируя свои намерения по «польскому вопросу», Гитлер заявил: «Поляк не является каким-то неожиданным врагом. Польша всегда будет на стороне наших противников. Речь идет не о Данциге. Речь идет для нас о жизненном пространстве на востоке и обеспечении продовольственного снабжения, о разрешении балтийской проблемы...». «Таким образом, – сказал Гитлер, – отпадает вопрос о том, чтобы пощадить Польшу, и остается решение напасть на Польшу при первой возможности. Нельзя рассчитывать на повторение чешской операции. Это будет война».

Еще до этого совещания германским верховным командованием разрабатывался план нападения на Польшу – «Операция Вейс». В приказе Кейтеля от 3 апреля 1939 г. подчеркивалась необходимость вести разработку плана таким образом, «чтобы проведение его было возможно в любое время начиная с 1 сентября 1939 г.».

Но, как это было и перед вторжением в Чехословакию, нацистские главари постоянно твердили об отсутствии у них какого-либо желания поглотить Польшу. В числе подобных заявлений, оглашенных на Нюрнбергском процессе, приведем только небольшую выдержку из речи гитлеровского министра иностранных дел Риббентропа, произнесенной 25 января 1939 г. при посещении им Варшавы. В этой речи он лицемерно говорил, что «основной частью внешней политики Германии является неуклонный прогресс и укрепление дружественных отношений с Польшей... Польша и Германия, – торжественно подчеркивал Риббентроп, – могут смотреть в будущее с полным доверием, основываясь на своих взаимоотношениях...». Агрессия против Польши была начата именно 1 сентября 1939 г., т.е. в первый же день, к которому должны были быть полностью готовы германские вооруженные силы.

В числе славянских стран, подвергшихся внезапному фашистскому нападению, была и Югославия. Как свидетельствуют факты и документы, в конце 30-х гг. гитлеровское правительство неоднократно давало лживые заверения, что Германия не имеет агрессивных намерений в отношении Югославии. Так, 28 апреля 1939 г. в своей речи в рейхстаге Гитлер заявил, что Германия готова дать заверения ряду государств, и в частности Югославии, в том, что она сохранит полное взаимопонимание, так как она с этими государствами состоит в союзных отношениях и связана «тесными узами дружбы». Еще раньше берлинское агентство объявило, что намерение Германии «не распространяется дальше Австрии» и «югославская граница останется неприкосновенной». Несмотря на все подобные заверения, войска вермахта 6 апреля 1941 г. вторглись в Югославию и вскоре оккупировали ее. Материалы, имевшиеся в Нюрнбергского трибунала, красноречиво свидетельствовали, что гитлеровская верхушка уже задолго до этой вероломной агрессии имела тщательно разработанный план нападения – план «Марита». В совершенно секретной директиве ставки фюрера от 27 марта 1941 г., предназначенной только для высшего командного состава вермахта, говорилось: «Мое (Гитлера – Г.К.) намерение заключается в том, чтобы концентрированными ударами вторгнуться в Югославию из района Фиуме-Граф и Софии с общим направлением на Белград и южнее как с целью нанесения решающего поражения югославским войскам, так и с тем, чтобы отрезать южную часть Югославии от всей страны и превратить ее в плацдарм для продолжения германо-итальянских операций против Греции». Небезынтересен и такой факт. В этой же директиве предусматривалось: «Даже в том случае, если Югославия заявит о своей лояльности, ее следует рассматривать как врага и вследствие этого разгромить так скоро, как это будет возможно».

Столь же вероломной и внезапной была гитлеровская агрессия против Советского Союза. При том то, что произошло 22 июня 1941 г., задумывалось, подготавливалось и планировалось задолго до указанной даты.

Известно, что уже в первый день фашистской агрессии против СССР в декларации Гитлера, зачитанной по радио Геббельсом, была пущена в ход нацистская «утка» о якобы вынужденном, превентивном характере германского нападения, что мол, вермахт лишь опередил Красную Армию, которая будто бы изготовилась для нанесения внезапного удара по Третьему рейху.

На Нюрнбергском процессе ряд подсудимых, в частности, Риббентроп и Кейтель пытались использовать данную фабрикацию, чтобы спастись от виселицы. Но суд решительно отклонил эту нацистскую небылицу. Бывший руководитель германской прессы и радиовещания г. Фриче в своих показаниях признал, что он «организовал широкую кампанию антисоветской пропаганды, пытаясь убедить общественность, что в этой войне повинна не Германия, а Советский Союз». «Никаких оснований к тому, чтобы обвинить СССР в подготовке нападения на Германию, у нас не было», – заявил Фриче.

В распоряжении Нюрнбергского трибунала находились бесспорные доказательства, свидетельствовавшие об абсурдности и лживости указанных утверждений ведомства Геббельса. «22 июня 1941 года, – отмечалось в Приговоре Международного суда, – без объявления войны Германия вторглась на советскую территорию в соответствии с заранее подготовленными планами. Доказательства, представленные Трибуналу, подтверждают, что Германия имела тщательно разработанные планы сокрушить СССР как политическую и военную силу, чтобы расчистить путь для экспансии Германии на Восток в соответствии с ее стремлениями.

Планы экономической эксплуатации СССР, массового угона населения, убийства комиссаров и политических руководителей являются частью тщательно разработанного плана, выполнение которого началось 22 июня без какого-либо предупреждения и без тени законного оправдания. Это была явная агрессия».

В течение четырех послевоенных десятилетий фактически ни один из серьезных историков Запада (не говоря уже о советских исследователях) не поддержал миф о том, что якобы СССР намеревался напасть на Германию, насколько он выглядел бредовым и абсурдным. Но в последнее десятилетие обветшалый тезис о «превентивной» войне Гитлера против СССР был вновь извлечен на свет стараниями предателя-перебежчика В. Резуна – «лже-Суворова», ныне сотрудника британских спецслужб.

Укажем на тот факт, что в материалах Нюрнбергского трибунала было сосредоточено немало документальных доказательств о полной несостоятельности гитлеровской концепции «превентивной» войны. И их следовало бы шире использовать в борьбе против нынешних фальсификаторов истории Второй мировой войны.

Итак, все подлинные материалы, включая документы гитлеровского политического и военного руководства, которыми располагал Международный трибунал в Нюрнберге еще в 1945-1946 гг. убедительно свидетельствовали, что во всех случаях преступной агрессии фашистской Германии на славянские страны она действовала на основе заранее и детально разработанной стратегии завоевания мирового господства.

Подготовив и осуществив вероломное нападение на славянские и другие государства Европы, главари Третьего рейха превратили войну в систему военизированного бандитизма. Убийства военнопленных, уничтожение гражданского населения, ограбление захваченных земель и другие преступления были частью программы задуманной фашистской кликой тотальной войны.

Установив на захваченных славянских землях невыносимый режим террора и массового истребления людей в соответствии с «генеральным планом «Ост», гитлеровцы угнали на немецкую каторгу сотни тысяч мирных жителей, не щадя даже детей, которых посылали на тяжелые работы в шахты и рудники, на предприятия и фермы.

Простое перечисление документальных доказательств о злодеяниях немецко-фашистских оккупантов в славянских и других странах потребовало бы значительного объема текста. Поэтому приведем лишь несколько наиболее характерных примеров чудовищных нацистских преступлений.

В распоряжении историков имеются, например, официальные материалы Чехословацкого правительства, в том числе доклад «Германские преступления против Чехословакии», о вопиющих злодеяниях, совершенных гитлеровцами на ее территории, включая и документы, связанные с чудовищной расправой фашистских палачей с мирным населением деревни Лидице близ Кладно. Лишь через тюрьму гестапо в г. Брно в период оккупации прошло 200 тыс. человек, из них было освобождено советскими войсками только 50 тыс., а остальных расстреляли или замучили нацисты и их сообщики.

В исключительно жестких формах осуществлялся террор и на территории Польши. Первая массовая «акция» по уничтожению польской интеллигенции была проведена с одобрения Гитлера главой гражданской администрации оккупированной польской территории обергруппенфюрером СА Франком летом 1940 г. (так называемая операция АБ»). Сотрудники гестапо, привлекавшие в помощь отряды эсэсовцев, уничтожили при проведении этой зверской операции несколько тысяч польских интеллигентов. Не прекращались жестокие репрессии и в отношении польских священнослужителей. Уже к январю 1941 г. гитлеровцы убили около 700 священников, а три тысячи бросили в концентрационные лагеря.

Согласно официальному документу правительства Югославии, представленному в Нюрнберге, из 15 миллионов жителей этой страны за четыре года оккупации фашисты уничтожили почти 14% населения. В сообщении № 29 Югославской государственной комиссии по расследованию нацистских преступлений описывались зверства, совершенные на территории этого славянского государства солдатами эсэсовской дивизии «Принц Евгений», которые сжигали заживо население целых деревень, в том числе женщин и детей.

Еще в более широких размерах и жестоких формах осуществлялся геноцид на оккупированной территории СССР. Только в г. Киеве было замучено, расстреляно и отправлено в так называемых «душегубках» более 195 тыс. мирных жителей. В г. Ровно и Ростовской области гитлеровские палачи уничтожили 102 тыс. человек. Огромные людские потери понесла Белоруссия. Всего только на оккупированной врагом территории СССР погибло одних славян не менее 15 млн.

Невиданные масштабы приняли зверства германских властей в отношении советских военнослужащих, оказавшихся в плену. Помимо пыток, истязаний и массовых казней, проводившихся специально созданными для этого зондеркомандами, широко практиковалось систематическое истребление советских людей комендантами и находящимися в их распоряжении командами лагерей для советских военнопленных. Эти лагеря, как мы уже отмечали выше, были превращены нацистами в «фабрики смерти», откуда не вернулись около двух с половиной миллиона русских, украинцев, белорусов и других наших воинов, попавших в плен.

В «лагеря смерти» на оккупированных славянских землях направлялись и гражданские лица. Только в лагерях Майданек и Освенцим в газовых камерах были убиты более пяти с половиной миллионов мирных жителей, значительную часть которых составляли славяне. В течение одного марта 1944 г. в Майданеке умерли 1654 заключенных – 615 из них были русскими, 247 – поляками, 74 – югославами.

Велики по своим масштабам жертвы, понесенные славянскими народами в годы Второй мировой войны.

В братском единстве со всеми народами СССР, Югославии, Польши и Чехословакии славяне внесли решающий вклад в завоевание всемирно-исторической Победы над фашизмом, в спасение мировой цивилизации от неминуемой гибели.

Меч возмездия, опустившийся на головы главных немецких военных преступников по Нюрнбергскому приговору, был не только справедливым приговором за совершенные ими злодеяния, но и поучительным уроком на будущее для всех реакционных сил в мире. 

Новый комментарий

 

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив