Реальность такова, что незаконный оборот наркотиков стал одним из главных видов транснациональной организованной преступности и, наряду с международным терроризмом, превратился в наиболее опасную угрозу нашей цивилизации.

Наркотики, кроме прямого ущерба здоровью и материальному благополучию населения, наносят мощный удар по государственному и общественному устройству стран-потребителей. Как известно, значительная часть прибыли от наркоторговли направляется на финансирование других видов преступности, в частности, терроризма, незаконного оборота оружия, торговлю людьми и т.п. Миллионы наркодолларов оседают в карманах чиновников и сотрудников правоохранительных органов, что существенно повышает уровень коррупции и наносит ущерб национальной безопасности.

Исламская Республика Иран играет все более важную роль в регионев борьбе с распространением наркотиков с афгано-пакистанского направления. Иран, создав крупнейший региональный банк данных в сфере борьбы с наркотиками, делится информацией с более чем 40 странами мира. Согласно опубликованному ООН докладу, Иран занимает первое место в мире по результатам борьбы с распространением наркотиков и снижением спроса на них. Однако, в силу того, что эта страна расположена в транзитном коридоре между Афганистаном (протяженность афгано-иранской границы составляет 900 км), Пакистаном и Ираком (общая граница 1100 км) и потребителями афганского героина и опия-сырца в странах СНГ, Турции и Европе, борьба с наркобизнесом здесь приобретает все более ожесточенный характер.

Пограничный регион между Афганистаном и Пакистаном превратился в свободную зону торговли оружием и наркотиками, нелегальной миграции - об этом говорится во Всемирном докладе по наркотикам, подготовленном ООН. Иран продолжает ежегодно выделять на борьбу с незаконным оборотом наркотиков более 800 млн. долларов США. При этом международные организации предоставляют ИРИ на борьбу с этим злом всего лишь около 15 млн. долларов США. Следует заметить, что сегодня на Западе (в первую очередь – в США и Великобритании) ставится вопрос о полном замораживании помощи Ирану от международных организаций в рамках усиления известных ограничительных санкций.

Командующий пограничной полицией Ирана генерал Хоссейн Зульфугари отмечает, что «вложения, которые приходится делать в антинаркотическую программу, могли бы пойти на благоустройство и развитие страны». Однако, в Тегеране очень хорошо представляют степень угрозы, которую представляют наркотики для национальной и международной безопасности. Борьба Ирана с транзитом наркотиков через свою территорию - большое благо и для других стран - соседней России, объединенной Европы, всего мира. Если бы Иран отказался от этой дорогостоящей программы, объемы транзита наркотиков возросли бы многократно. Как уже отмечалось выше, эффективность антинаркотических действий Тегерана весьма высока. Например, если российским правоохранительным органам удается изымать из оборота около 4% поступающего в страну героина и веществ опийной группы, то Иран поднял этот показатель до 33%. На долю Ирана приходится 80% опиума и 40% морфина, конфискуемых во всем мире. В течение последних пяти лет у контрабандистов ежегодно изымалось в среднем 600 тонн наркотиков, 75% из них составляли опиум и героин. Иранские правоохранительные органы вели настоящую войну с наркоторговцами, в результате которой за последние три десятка лет погибло свыше 4 тысяч полицейских, 12 тысяч - получили ранения. Во главе афганского наркокартеля стоит Движение «Талибан».

Иран заключил с Афганистаном Соглашение по обустройству государственной границы, однако реально оборудованием границы занимается только иранская сторона. За последние годы здесь вырыто более 700 километров рвов, построены протяженные приграничные укрепления, в том числе заградительные сооружения из колючей проволоки и бетонных заборов, сюда переброшены тысячи сотрудников служб безопасности и других силовых ведомств. Все эти меры позволили существенно уменьшить поток афганского героина через иранскую территорию. Иранские власти ежегодно конфискуют на афгано-иранской границе порядка 70 тонн героина и гашиша. Во главе афганского наркокартеля стоит Движение «Талибан».

Из соседнего Пакистана, для Ирана исходит уже не только наркотическая, но и вполне реальная военная угроза от боевиков радикальной суннитской группировки "Джунудалла" (Воины Аллаха). Практически 100% финансирования деятельности организации «Джунудалла», ответственной за убийства мирных жителей и государственных чиновников, осуществляется за счет контрабанды наркотиков на стыке афгано-пакистано-иранской границы. Именно «Джундалла» фактически стала монополистом наркоторговли в этом районе. Уместно также отметить, что другой «конец» наркотранзита, а именно переброска наркотиков в Турцию по, так называемому, «Табризскому коридору», осуществляется при активном участии курдской оппозиционной группировки «Пежак», тесно связанной с турецкой Рабочей партией Курдистана (РПК). Деньги, вырученные ими от наркоторговли, идут на организацию терактов в Турции и Иране.

Афганистан сейчас производит героина в два раза больше, чем производил весь мир десять лет назад. Только в Россию ежегодно поступает с различных направлений около 540 тонн опиатов. Глава Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН) Виктор Иванов сравнил Афганистан с "мощным коллайдером, который бомбардирует и Россию, и государства Центральной Азии, а по балканскому маршруту бьет и по государствам Европейского союза". Согласно некоторым статистическим данным, доход, полученный от афганских наркотиков, ежегодно достигает 20 млрд. долларов США. Однако в карманы крестьян, выращивающих мак, попадает лишь небольшая часть этой суммы, остальная прибыль идет организованным преступным группировкам.

Министр экономики Афганистана Абдул Хади Аргандивал недавно заявил, что 36% афганцев живут за чертой бедности, и ситуация всё ухудшается. В ближайшей перспективе стране угрожает голод. Уже сегодня, согласно данным международных организаций, 54% детей до 5 лет в Афганистане страдает от недоедания. Между тем, площади наркопосевов в стране все увеличиваются, число нарколабораторий множится и это говорит о том, что мировое сообщество не в состоянии контролировать ситуацию с наркотиками в этой стране. К сожалению, США и НАТО, другие члены международной коалиции в Афганистане (ISAF) не смогли создать сколько-нибудь эффективную программу борьбы с производством и распространением наркотиков, в мандате ООН этот вопрос отражения не нашел и в Совет Безопасности ООН, где рассматриваются и менее значимые угрозы мировому сообществу, никаких конкретных предложений по борьбе с афганскими наркотиками не вносилось. В результате, Афганистан стал крупнейшим в мире монополистом героинового производства.

До сих пор считалось, что афганские наркотики перебрасываются, в основном, на постсоветское пространство, в Турцию и страны Евросоюза. Однако, зона их распространения имеет тенденцию к расширению. Теперь уже и для США афганские опиум и гашиш стали далеко не абстрактным значением. Вот - только один сюжет: не так давно американские власти вскрыли международный канал поставок опиума в США, организованный местными (американскими) торговцами персидскими коврами. Благодаря специальной операции ФБР, управления США по борьбе с наркотиками, нью-йоркской полицией и правоохранительными органами Германии было установлено, что в импортируемых персидских коврах прятали наркотики. Опиум покупался у кочевников в районе границы Афганистана, Пакистана и Ирана, маскировался в ковры, откуда их перевозили грузовиками в немецкий Гамбург, а потом переправляли в Нью-Йорк, Лос-Анджелес, Вашингтон, другие города США. Так что и американские жизни уже уносит афганский героин.

Кроме довольно жесткой и последовательной борьбы с наркотиками со стороны правоохранительных органов в Иране организована довольно стройная система профилактики этого явления. Установлен жесткий контроль за выращиванием сельскохозяйственных культур, чтобы исключить производство наркосодержащих веществ непосредственно на территории Ирана. Молодежь воспитывается в семьях, детских, школьных, студенческих коллективах в духе неприятия любого опьянения или искажения сознания. В антинаркотической пропаганде активно участвуют местные СМИ, все органы власти, общественные и религиозные организации.

Наркотики всех разновидностей, как и спиртное, с точки зрения мусульманского богословия, относятся к категории запретного (харам). Однако, шиитские богословы делают различие между наркозависимыми и наркоторговцами. Наркозависимый, по представлениям шиизма, - это тяжело больной человек, который нуждается в лечении, причем – в принудительном, поскольку из-за своего заболевания не может осознать свою болезнь и представляет собой опасность для окружающих. В Иране развернута широкая государственная программа лечения наркозависимых, финансирование которой идет за счет государственных средств и частных фондов (в том числе – доходов от собственности религиозных учреждений «вакуфов» и донорской помощи от международных организаций). Расширение финансирования данной программы предусматривается как неотъемлемая часть «экономического джихада», объявленного аятоллой Хомейни, что закреплено в нормативных документах и бюджете Исламской республики.

Наркоторговец же (равно как и содержатель притона, перевозчик наркотиков и т.п.) считается осознанным пособником зла, а потому в отношении него допустимы все меры наказания, вплоть до смертной казни. По приговору судов показательно вешают наркоторговцев на подъемных кранах лицом к афганской и пакистанской границам. Как сказано в статье 4 действующего в Иране закона «О борьбе с употреблением наркотиков», казнь наркопреступников целесообразно совершать публично в общественных местах. Только в 2011 году в Иране за преступления, связанные с оборотом наркотиков, в первую очередь – за оптовую торговлю и наркотранзит, были приговорены к смертной казни 480 человек. В январе 2012 года были казнены 12 человек за попытку ввезти наркотики в Иран из Азербайджана.

В настоящее время около 65-70 процентов лиц, находящихся в иранских тюрьмах, осуждены за преступления, связанные с наркотиками. В рамках борьбы с наркотиками планируется открытие новых трудовых лагерей по содержанию совершивших преступления наркоманов и тех торговцев наркотиками, которые решениями судов осуждены к лишению свободы. В Иране уже существуют два подобных трудовых лагеря и за пятилетний срок планируется открыть дополнительно в общей сложности еще пять. Обустройство лагерей будет производиться на бюджетные средства, к участию в лечении будут допущены частные и религиозные благотворительные организации.

Как известно, Иран имеет статус наблюдателя в Шанхайской организации сотрудничества, которая в 2006 году анонсировала планы борьбы с международной наркомафией как финансовой опорой терроризма в мире. Параллельно с налаживанием взаимодействия в борьбе с наркотиками на многосторонней основе, Иран уделяет значительное внимание и двусторонним связям и контактам в этой области, в первую очередь, с Россией, Афганистаном и Пакистаном. Руководство ИРИ открыто идет на усиление специального сотрудничества органов по противодействию незаконному обороту наркотиков, предоставляя в распоряжение иностранных коллег свою оперативную информацию, делится положительным опытом.

В целях дальнейшего развития российско-иранского сотрудничества по противодействию афганской наркоугрозе, в январе 2012 года состоялся визит в Москву министра внутренних дел, генерального секретаря Штаба по борьбе с наркотиками Исламской Республики Иран Мостафы Наджара. По завершении переговоров состоялось подписание Протокола об организации приграничного сотрудничества между ФСКН России и Штабом по борьбе с наркотиками Ирана, а также Плана совместных действий по борьбе с наркотиками на 2012-2014 годы.

Несмотря на то, что у нас нет сухопутной границы с Ираном, контрабандисты весьма активно используют водную акваторию Каспийского моря. Через астраханский порт проходят ежегодно десятки тысяч грузовых контейнеров на судах из Ирана. Как отмечал директор ФСКН РФ, при досмотре судов в астраханском порту примерно половина из состава их команд находится в наркотическом опьянении. То есть наркоторговцы активно привлекают к сотрудничеству наркозависимых, что представляет собой угрозу и для мореходства. Имеют место нелегальные переброски контрабандных грузов, включая и наркотики, из Ирана в Россию через Армению, Грузию, Азербайджан, Туркменистан и Дагестан. Поэтому можно только приветствовать расширяющееся сотрудничество Ирана и России по линии ФСКН и МВД.

Хорошо бы мировому сообществу «не загонять Иран все дальше в угол» новыми ограничительными санкциями, а оказать ему необходимую финансовую помощь в борьбе с транзитом наркотиков из Афганистана и Пакистана. Практика показывает, что только общими, хорошо скоординированными усилиями можно успешно бороться с такими явлениями, как наркотрафик и трансграничная преступность. России и другим странам есть чему поучиться у наших иранских коллег в работе на этом направлении.

Новый комментарий

 

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив