Драма власти: внучка Ольги Чеховой о политике и искусстве

19 ноябрь 2012
Связь политики и искусства на лексическом уровне неразрывна. Говорят же почему-то: политическая сцена, закулисная борьба, железный занавес. На уровне реальном - политики, подобно актерам выступают, декламируют, фальшивят, вызывают овации. Гримеры добавляют им тон, осветители помещают в свет рампы, стилисты создают "образ”.

А уж чего стоят политические дебаты! Это почти как спор Правды с Кривдой по Аристофану, или перебранка Бригеллы с Арлекином. Из истории: Нерон был актером, Гитлер - не удавшимся художником, Джордж Буш Младший - тоже художник: рисует портреты собак. Если говорить серьезнее: искусство - один из главных инструментов soft power – политики, которая, превратила мечту американскую в среднестатистическую, а Россию - в край медведей и лебединых озер.

С багажом таких мыслей я ехала в поезде Мюнхен-Берлин на интервью. Моя визави - Вера Чехова - актриса и режиссер. Госпоже Чеховой 72 года, она живет в Германии, сейчас работает над очередным документальным фильмом. Герои прошлых лент - Эдуард Шеварнадзе и Вацлав Гавел, Энтони Куинн и Армин Мюллер-Шталь - актеры и политики. Двоюродный дед Веры Чеховой - писатель Антон Чехов. Ее бабушка - Ольга Чехова, , немецкая актриса, работавшая в гитлеровской Германии и имевшая там репутацию советской разведчицы. Словом, Вера Чехова показалась мне идеальным собеседником на тему политики и искусства. Наконец мы в фойе отеля.

 

- Искусство - это всегда политика, для меня эти понятия неразделимы. Не помню, кто сказал: "Любая форма самовыражения в искусстве по своей сути политична”. Потому уже, что она направлена на общественность. Вы же играете в театре не для себя одной, а для того, чтобы донести до других некую мысль. Ваша игра - это ваше послание, "месседж”, если хотите. Это если мы говорим о театре. То же самое в кино. В конечном итоге это всегда выражение идеи перед публикой, что по своему духу политично. Так, по крайней мере, я это воспринимаю. Может быть, потому что выросла в политизированное время: в Германии после войны невозможно было оставаться в стороне от политики.

- Вы работали в театре в 50-60-е годы. Историки называют этот период временем "конкурентного существования” СССР и США. Якобы каждая из сторон пыталась доказать свое превосходство не только наращиванием военной мощи, но и экспортом своих идеологии, культуры, образа жизни в другие страны. Якобы "каналами” этого экспорта были театр, кино, изобразительное искусство. Замечали ли вы что-то подобное? Германия, тем более, была на стыке "блоков”. На чьей стороне были ваши симпатии?

- Мы, актеры, не обращали на это внимания. Но я помню, что в то время было много гастролей с участием советских артистов в ФРГ, и наоборот. Я тогда работала в театре Густафа Грюндгенса в Гамбурге, и наши актеры часто выезжали с выступлениями в СССР. Однако я в этих гастролях не принимала участия. Что же до моих симпатий, то они принадлежат Европе. В Штатах я много работала, знала немало замечательных американцев, но не могу сказать, что их образ жизни мне близок. Хотя и у них есть свои великие люди, Артур Миллер, например. Пусть их и не так много как в Европе или в России, но они есть.

- Если Европа и Россия богаче выдающимися людьми, почему тогда американский образ жизни популярнее?

- Все следят за событиями в Америке. Это огромная страна. Они создают гениальные изобретения, развивают высокие технологии - тратят на это много денег. Запустили первого человека на Луну. Каждый свой шаг Штаты "продают" безупречно, США - это страна рекламы. Повсюду вам шепчут: "Кока-кола - лучший напиток на свете”. Я лично так не думаю, но для многих это так. И это, конечно, эффект рекламы.

- Приходилось ли вам в последнее время слышать о чем-нибудь "лучшем на свете” из России? Известно, за что на западе Россию ругают. А вот за что ее хвалят? И хвалят ли вообще? Так чтобы на бытовом уровне. В Германии, например.

- Не могу вспомнить таких примеров.

- Стал бы образ России привлекательнее для иностранцев, если бы она больше "пиарила” свою культуру?

- У России другая ментальность, но я уверена, что да. На Европу, по крайней мере, русское искусство имеет большое влияние. Например, в прошлую субботу в Берлине давали "Вишневый сад”. Великолепная постановка! А несколько лет назад я была в одном из главных театров Лондона с актрисой Эммой Томпсон. Она спросила меня: "Ты была здесь в буфете?” Я говорю: "Нет” - "Так пойдем же! Я должна тебе кое-что показать”. И отвела меня в театральный буфет. Все его стены были расписаны изображениями чеховских героев: из "Дяди Вани”, "Вишневого сада” … Такого я не видела даже в России! И это, безусловно, пример влияния русской культуры на Европу. Британцы, кстати, одни из лучших интерпретатров Чехова. Возможно, существует нечто в искусстве - в данном случае в драматическом искусстве - что роднит Россию и Британию. Был у меня интересный разговор на тему русского искусства и в США. Я делала интервью с актером Робертом Редфордом для своего фильма, и услышала от него то, что от американца совсем не ожидала услышать. Он говорит мне: "Ваша фамилия Чехова. То есть если убрать букву "а” - получится Чехов. Вы родственники?” - "Да” - отвечаю. Он изменился в лице: "Боже мой! Каких только чудес не случается в моей жизни! Это же мой любимый писатель. Когда я учился в актерском училище у нас в Штатах, всегда играл в пьесах Чехова”.

- В Германии вы ощущаете себя больше немкой или русской?

- Я родилась в Германии, немецкий - мой родной язык. Конечно, я всегда ощущала себя немкой. Однако мои предки по материнской линии - русские: мои мать, бабушка, дедушка. Поэтому в моем характере есть некоторые совершенно русские черты. К тому же, я росла на русской литературе. Первая книга, по которой училась читать - "Каштанка”. А как же?

- Расскажите о своей бабушке. Ольга Чехова, вошла в историю не только как звезда немецкого кино, но и как фигура большой политики. Это точка зрения правомерна?

- Нет. Я даже хотела судиться с издательством, которое выпустило возмутительную книгу о бабушке, но мои адвокаты сказали, что судебное разбирательство обойдется в огромную сумму и неизвестно, решится ли в мою пользу.

- Какие политические предпочтения были у Ольги Чеховой на самом деле?

- Она не любила говорить о политике. Напротив, это я была в нашей семье чересчур политизированной. Бабушка отвечала мне на это: "Вера, не стоит класть свою голову на гильотину ради других людей”. Ее идеология была - работать над собой, каждый день, каждый час, совершенствоваться, оттачивать свое мастерство. Этому она научила меня, и это действительно очень важно. Помню, я была совсем молодая - получила свой первый киноприз (Вере Чеховой было 22 года, когда она получила Национальную премию ФРГ за роль в фильме "Хлеб прошлых лет” - прим. автора). Я пришла домой такая восторженная, а бабушка говорит мне: "И что теперь? Ты должна работать дальше. Еще, еще и еще!”

- Какой ваш любимый фильм с Ольгой Чеховой?

- Признаюсь, я не так много их видела. У нас в семье не было этого культа - пересматривать свои фильмы изо дня в день. Но мне нравится "Замок Фогельод”. Это был первый бабушкин большой успех. Его снимал великий режиссер Фридрих Мурнау. К счастью, то были времена немого кино: бабушка только приехала в Германию и еще не говорила по-немецки.

- В этом году исполняется 115 лет со дня рождения Ольги Чеховой. Проходят ли в Германии мероприятия, посвященные ее памяти?

- Нет, ни о чем таком не слышала. Пару лет назад отмечали юбилейную дату в память об Антоне Чехове - так даже тогда всего тридцать человек собралось. Это было в Баден-Бадене, недалеко от Баденвайлера, города, где Чехов умер. Меня пригласили на мероприятие - я приехала. Но людей было так мало, что мне стало очень обидно. Не знаю, почему так получилось.

- Поддерживаете ли вы связь с Россией?

- В 90-е нас с мужем (муж Веры Чеховой - Петер Пашек - специалист в области общественных наук, консультант по вопросам менеджмента - прим. автора) часто приглашали на приемы в российское посольство. Помню, мне всегда нравилось само здание. Хотя оно и сталинских времен постройки, а я такую помпезную архитектуру не люблю, да и воспринимаю всегда в связке с историческим контекстом. Мой идеал политики - это демократический процесс. Но особняк на Унтер ден Линден действительно великолепный. Там есть такое огромное окно с витражами: невероятно красивое и всегда разное - в зависимости от освещения. Оно меня завораживало. Глядя на него я думала: "Хм, если это сталинизм...”.

- Какой исторический период с точки зрения развития искусства в России вам наиболее близок?

- Конечно, эпоха ваших великих писателей и мыслителей: Чехов, Гоголь, Горький, Достоевский. Эти имена неповторимы в истории.

- А из искусства современной России вам что-нибудь нравится?

- К сожалению, ни о чем выдающемся в современном искусстве России я не знаю. Впрочем, и Германия сейчас не на пике культурного развития. Да и не только Германия, вся Европа вообще...

- Как вы думаете, почему?

- Возможно это такой период. Как в теории пассионарности: страны переживают расцвет, а за ним приходит затишье.

- Может ли государство содействовать развитию искусства?

- Я бы сказала, что да. Хотя бы уже тем, что поощряет демократическое мышление. Отсутствием цензуры.

- Если говорить о России, то получалось скорее наоборот. Имперский период дал стране любимых вами писателей: от Гоголя до Чехова. Советский период - например, Сергея Эйзенштейна и Галину Уланову... Какие великие имена в области искусства дала миру демократия?

- Сложно сказать. И в этом парадокс. История оставила нам в этом вопросе некоторые загадки.

- Хотели бы вы снять фильм о России?

- Сейчас у меня другой проект, но я уже снимала о России. Например, фильм "Чехов в моей жизни”: действие происходит в местах, где жил Антон Павлович. Вообще свой режиссерский опыт я начала с России: мой первый фильм - об Эдуарде Шеварнадзе. Мы познакомились в Москве, когда он был еще министром иностранных дел СССР. При его содействии пала Берлинская стена, и я тогда подумала: "Если я когда-нибудь буду снимать документальные фильмы, то начну с фильма об этом человеке”. Позже я снимала о Гансе-Дитрихе Геншере - министре иностранных дел ФРГ тех лет, он выступал за улучшение отношений с Cоветским Союзом. Получилась почти дилогия.

- Как бы вы охарактеризовали отношения в сфере культуры между Россией и Германией сегодня?

- Культурного обмена очень мало. Должно быть больше. Я думаю, это очень важно для обеих стран - и для Германии, и для России.

 

Новый комментарий

 

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив