Некоторые теоритические основания становления и распространения исламистской идеологии

10 июнь 2011
Ряд событий последней четверти XX - начала XXI веков со всей очевидностью показал силу и влияние движений исламского радикализма (исламизма) и их порождения – религиозных экстремистов – в мусульманском мире. 

Эти движения демагогически присвоили себе роль защитника интересов самых широких масс мусульман с тем, чтобы воспользоваться их силой для достижения определенных политических целей, главной из которых является устранение существующих режимов. Религиозные экстремисты потенциально опасны не только самим мусульманским странам, в которых они действуют, но и другим государствам и даже – целым цивилизациям. Именно поэтому не приходится сомневаться в том, что спокойствие мирового сообщества в XXI веке во многом будет зависеть от того, за кем пойдут более миллиарда мусульман. И если вспомнить, что из этого числа людей 85% - бедняки, а 60% - неграмотны, с большей долей уверенности можно сказать, что значительная часть этих людей пойдет за исламистами как за единственной, на их взгляд, силой, способной изменить что-либо в их жизни к лучшему. Сегодняшние события, так называемый «социальный пожар» на Ближнем Востоке, где вслед за Тунисом и Египтом «пожар» всполохнул в Ливии, Алжире, Йемене, Бахрейне, т.е. по сути захватил Северную Африку и ринулся в Азию, заставляют нас задумываться о том, что влияние исламистов на население мусульманских стран можно оценить как крайне серьезное. Ведь именно ими были подготовлены религиозные лозунги, именно они мотивируют простых мусульман после пятничной молитвы бежать на площади и митинговать, не жалея собственные жизни, именно в их документах и пропагандистских материалах содержится призыв о свержении существующих режимов в мусульманских странах. И все это может привести к смене нашей истории и достижению основной цели исламистов – во всеобщем хаосе и разрухе создание истинно мусульманского государства Халифата, политико-юридической платформой которого станет Шариат.

 

Для того, чтобы понимать происходящие сегодня в мире события, важно анализировать «исламистский» феномен как мировое явление, развивавшееся на протяжении истекшей четверти века; важно определить идейные истоки исламизма и эволюцию исламизма в мусульманском мире в XX – начале XXI века как идеологического конструкта. Надо понимать, что в век идеологической борьбы, переживаемой во всем мире с начала XX в., людьми правят идеи и идеологии.

 

Исламизм как идеология и практика непосредственно привязан к конкретным, социокультурным, политическим и иным реалиям того или иного мусульманского общества. Среди них особое место занимает исламский радикализм. Его практика в мире делится на три волны..

 

Первая волна представлена в форме так называемого панисламизма. Панисламизм как религиозное политическое течение возник во второй половине XIX в. и тесно связан с деятельностью Джемаль ад-Дина Афгани (1839-1897 гг.). Он сформулировал идею религиозно-политического союза мусульманских народов.

 

Мусульманские страны Востока Аль-Афгани сравнивал с терпящим крушение кораблем — на котором должны действовать пассажиры корабля: либо вместе спасать корабль, либо думать каждый о себе? По его мнению, каждый истинный мусульманин должен был спасать корабль ислама. Аль-Афгани не видел на Востоке альтернативы исламу как основы преобразующей деятельности, объекта защиты от колониализма и как объединяющего начала для всех мусульман. На основе подобных рассуждений Аль-Афгани разработал основополагающие принципы панисламизма, суть которых заключается в отказе от привнесенных в ислам концепций в силу их отчужденности от исламского общества и непригодности для него: он убеждал в том, что ислам верен для любого времени и места, поскольку ислам — это и религия, и государство, и цивилизация и тем самым является политической концепцией.

 

В целом можно выделить основные идейные положения панисламизма:

 
  1. объединение усилий всех мусульман в борьбе с колониальной экспансией европейских государств;
  2.  
  3. ответ на культурно-идеологический вызов западных стран;
  4.  
  5. преодоление идейных различий среди мусульман, так как в исламе большое количество различных течений, имеющих как незначительные, так и значительные отличия. Необходимость создания такой идеологии, которая позволит выработать единую политическую культуру мусульман;
  6.  
  7. панисламизм предполагал объединение всех мусульман в едином государстве.
  8.  

Вторая волна исламизма была связана с попыткой мусульманских национальных правительств осуществить после Второй мировой войны модернизацию по западному образцу. Но неспособность национальных лидеров решить социальные и экономические проблемы своих государств, ликвидировать низкий уровень жизни и нищету (при огромном демографическом скачке), не имея значительных капиталов, кадров и технологий, повлекло за собой недовольство и озлобленность радикально настроенного населения мусульманских стран. Хотя, заслугой национальных правительств следует считать массовую урбанизацию, рост грамотности и, в целом, качественный скачок в культурной сфере. Характерным для 50-60-х гг. XX в. было: рост численности маргиналов; поток трудовой миграции, что способствовало разорению крестьян и городских мелких собственников; изменение быта, нравов и обычаев, так как очень быстро проникли западные ценности в жизнь мусульман, образ жизни и мысли которых сформированы религией. Это привело к резкому росту исламистских организаций, которые довольно быстро сменили националистическую идеологию правящих режимов на исламистскую систему взглядов. Конечно, некоторые светские правители не приняли позиции и методы исламистов, потому борьба исламистов с правительствами таких государств как Алжир, Египет, Тунис и Сирия продолжается и сегодня.

 

Третья волна исламизма напрямую связана с «неолиберальной глобализацией» как следствие нового социально-экономического, политического и идейного кризиса глобального характера. Ряд специалистов определяет глобализацию как процесс растворения национальных экономик в единой глобальной капиталистической экономике. Этот процесс, как показывает практика, не только обеспечивает лучшее взаимодействие транснациональных корпораций, более свободное перемещение капиталов, но и как процесс, имеющий разрушительные социальные и политические последствия: распространение нищеты, голода и преступности; размывание роли суверенного государства; в мире остаются лишь богатые регионы, которые не собираются поддерживать своими инвестициями бедные регионы; стремительное распространение западных культурных кодов и ценностей и пр.

 

Главной целью исламистских организаций является реисламизация исламских обществ, впавших в джахилийю, т.е. вернуть к вере мусульманские общества, испорченные Западом.

 

Итак, исламизм как идеология оформился в конце XX столетия. Во все времена центральным концептом исламского радикализма был «джихад» как политический лозунг и военно-политическая практика, широко используемая исламскими экстремистскими организациями в зоне распространения ислама.

 

«Джихад» (от араб. - усилие, приложение старания) в начальный период становления ислама понимался как борьба в защиту и за распространение ислама.

 

В настоящей статье джихад определяется как некоторое всеобъемлющее боевое мировоззрение, потому как не может мусульманин в век идеологической борьбы обходиться без защитного или оборонного мировоззрения. Все лишь зависит от того, какими методами довести до обычного мусульманина, что он угнетен и ему следовало бы пользоваться защитной идеологией.

 

В настоящее время лидеры исламистских организаций активно обращаются к богатому теоретическому наследию исламистских идеологов, ещё ранее выработавших свои религиозно-политические взгляды. Наиболее известные из них Хасан Аль-Банна (1906-1949 гг.), индийский мусульманин Абу Ала Маудуди (1903-1979 гг.) и египтянин Сейид Кутб (1906-1966 гг.).

 

Основатель «Братьев-мусульман» и первый ее идеолог Хасан аль-Банна внес свой вклад в разработку «концепции джихада». Ключевым понятием этой концепции является идея «искусства смерти»: джихад – обязанность каждого мусульманина, а смерть, как возможный исход джихада, есть искусство.

 

Идеология «возрождения ислама» аль-Банны была тесно связана с понятием «исламского порядка». Суть последнего он сводил к неразделимости религии и политики, по принципу – «ислам – это вера и общество, мечеть и государство». Призывая мусульман к отказу от философского созерцания ислама и превращение последнего в идеологию активного действия, где политика становится частью религии, а сама религия характеризуется воинственностью, аль-Банна говорил: «Мы призываем вас к исламу, который принес Мухаммед… правительство – часть его, а свобода – одна из религиозных обязанностей. Если кто-либо скажет вам: «Это политика», скажите: «Это – ислам, и мы не признаем никакого разделения».

 

Глава «Братьев-мусульман» считал, что ислам дал миру постоянные принципы, которые нужно уметь правильно толковать: «главная политическая цель – свобода и независимость, освобождение от чужеземцев всех территорий распространения ислама, объединение всех мусульманских народов на основе Корана; создание всемирного исламского государства -«федерации исламских народов… Исламское государство – это мусульманская община, базирующаяся на солидарности и взаимном сотрудничестве его членов, а так же призванная защищать всех их от социальной нecпpaвeдливocти».

 

Хасан аль-Банна не отвергал в качестве средств борьбы насилие и отстаивал его необходимость для осуществления поставленных целей. Знаменитый девиз «Братьев-мусульман»: «Бог – наш идеал, Пророк – наш вождь, джихад – средство достижения цели, смерть во имя Аллаха – наша заветная мечта», представляется логическим продолжением изречения аль-Банны: «Метод наш – наставление и совет, а если это не помогает – то искоренение силой и устранение».

 

Основатель и лидер партии «Джамаат-и ислами» А. Маудуди является признанным автором разработки в современных условиях концепции «исламского государства». Именно он выдвинул четыре принципа организации и функционирования исламского государства:

 
  1. Верховная власть в исламском государстве принадлежит Богу, правительство выполняет функцию заместителя (халифа) Бога на Земле.
  2.  
  3. Шариат есть основной закон страны.
  4.  
  5. Действующее законодательство не должно противоречить шариату.
  6.  
  7. Государство не должно преступать «границы», установленные исламом.
  8.  

Оптимальной формой государственного устройства А. Маудуди считал «теодемократию». Во главе исламского государства, писал он, должны стоять «улемы нового типа», сочетающие в себе «набожность муджтахида с современным мировоззрением».

 

Создание исламского государства А. Маудуди рассматривал как конечный результат «исламской революции», отличительной чертой которой является моральное совершенствование граждан на основе постулатов ислама, а не радикальное изменение социально-экономической структуры общества. Эта революция, считал Маудуди, приведет к утверждению «совершенного общественного порядка, при котором сможет процветать добродетель, а все формы эксплуатации, несправедливости … будут предотвращены и подавлены». Речь идет, подчеркивал он, об образе правления, подобном правлению пророка

 

Первая книга А. Маудуди называлась «Джихад в исламе». По его мнению, «джихад является такой же обязанностью мусульманина, как и ежедневная молитва и пост. Тот, кто уклоняется от этого, является грешником». «Джихад представляет собой часть всеобщей защиты ислама и обозначает борьбу до последней капли крови. Человек, который осуществляет свои физические и духовные усилия или использует свое богатство на пути Аллаха, является вовлеченным в джихад. На языке Шариата, - пишет А. Маудуди, - слово «джихад» употребляется для войны, которая ведется во имя Аллаха против тех, кто является врагом Ислама. … Если Исламское государство подвергается атаке со стороны немусульман, в этом случае каждый должен выступить на стороне джихада. В случае нехватки сил для сопротивления, соседние мусульманские государства должны помочь, в этом заключается их религиозный долг. Если же они потерпят неудачу, тогда мусульмане всего мира должны бороться против общего врага. Джихад является такой же обязанностью мусульман как и ежедневная молитва и пост. Тот, кто уклоняется от этого, является грешником». Маудуди разделял джихад на оборонительный и наступательный, в зависимости от создавшихся условий. Причем он считал, что мусульмане имеют право первыми начать войну против мира джахилийи (богословское понятие, обозначающее неверие, отступничество), чтобы предупредить неизбежное нападение противника.

 

А. Маудуди является основателем умеренного направления в исламизме. Он был политическим идеологом, взявшим на вооружение западные методы борьбы – организацию партий и партийной пропаганды через прессу и другие СМИ, участие в выборах, агитацию в массах, и считавшим, что особое значение нужно придавать образованию в духе Корана и сунны, пропаганде исламской доктрины, т.е. исключая насильственные средства.

 

Главным теоретиком радикального направления исламизма и фундаменталистской концепции джихада является С. Кутб. Он призывает к чистоте ислама и борьбе против джахилийи.

 

И Маудуди, и Кутб основывали свои взгляды на идее джихада. Но если Маудуди джихад объявляет как мирное средство борьбы с джахилийей, то Кутб призывал объявить джихад против современности, т.к. все что наполняет наш мир – ощущения, верования, культура, искусство, литература, законы и пр. – все это джахилийя. Потому и нужно вернуться к основам ислама, его чистоте периода пророка Мухаммеда. Именно Кутб призывал к созданию массового движения, своеобразного «авангарда», который будет способствовать свержению джахилийи.

 

С. Кутб ссылается на Коран и говорит о разных ступенях джихада. Согласно взглядам Кутба, эволюция концепции «джихад» прошла четыре стадии: удержание мусульманина от «джихада» → дозволение «джихада» > «джихад» как обязанность всех верующих бороться с противниками ислама > «джихад» против всех неверных независимо от их отношения к исламу.

 

Первые три стадии были всего лишь временными, подготовительными по своему характеру, тогда как итогом четвертого этапа стало обретение концепцией окончательной формы, и именно ей надлежит руководствоваться истинным мусульманам. Определяющими чертами «джихада» С. Кутб объявил его вневременной и наднациональный характер (он не может быть ограничен как рамками какого-либо конкретно-исторического периода, так и национальными или географическими границами), а также его активность и наступательность вследствие универсальности ислама как религии Аллаха, предназначенной для всего мира.

 

Концепция С. Кутба делит общество на два типа: исламское общество, где признана власть Аллаха и доисламское язычество, где люди сами творят законы и где нет того самого единовластия. Кутб утверждает, что языческими является большинство современных обществ, в том числе и те, которые считают себя исламскими, но не живут согласно законам Аллаха. Главный идеолог исламизма вводит понятие «джахилийя», что обозначает вероотступничество, ввергающее в неверие. Ислам и джахилийя – это абсолютно несовместимые системы, между которыми невозможно какое-либо мирное сосуществование. Восстановить власть Аллаха, а, по мнению Кутба, она утрачивается изо дня в день, можно лишь после того, как силой будет уничтожена джахилийя, а участие в этой борьбе есть обязанность каждого мусульманина.

 

Согласно теории джихада, весь мир разделен на «область ислама» (дар-ал-ислам) и «область войны» (дар-ал-харб). К первой относятся страны, находящиеся под властью мусульман, ко второй «неверных» правителей. «Область ислама» теоретически всегда должна находиться в состоянии вечной войны с «дар-ал-харб».

 

В своей работе «Война, мир и исламский джихад» Сеийд Кутб приводит самые существенные черты движения джихада, характерные для динамичного развития истинной религии. Итак, первая отличительная черта - исламу необходимо выработать адекватные методы противостояния миру джахилийи. Изменению умонастроения и убеждения людей служит исключительно проповедь. Но ислам использует и материальную силу, прибегая к джихаду как средству уничтожения царства невежд и той власти, на которой зиждется джихилийа, ибо вместе они препятствуют исправлению нравов и веры человечества в целом.

 

Другая черта: ислам, стремясь воплотить в жизнь идеал, не заставляет людей принимать веру насильно, а создает атмосферу свободы, в которой можно воспользоваться правом выбора. Он либо разрушает до основания господствующие политические образования, либо, подчинив их себе, приводит к принятию джизьи. Тем самым он расчищает путь к обретению веры: иначе говоря, дает людям полную свободу выбора – уверовать или нет.

 

Третья черта исламского джихада с точки зрения С. Кутба состоит в том, что ислам (подчинение Богу) – универсальная религия, принятие которой обязательно для всего человечества. Ислам – истинное утверждение свободы человека. «Наша религия тождественна полной и всеобъемлющей революции против людской власти во всех её проявлениях и разновидностях, включая все виды и типы государственного устройства. Она неуклонно восстает против любой системы, так или иначе основанной на человеческом авторитете, т.е. против любой формы узурпации власти человеком».

 

В общем, утверждение ислама должно произойти двумя способами – проповедью и силой движения. Исламисты сегодня используют мощные агитационно-пропагандистские методы, используя самые передовые средства массовой коммуникации, что ежедневно увеличивает число последователей исламизма, и что соответственно превращает радикализированный ислам в мощнейшее сетевое международное движение.

 

Кутб излагал свои взгляды в середине XX столетия, когда мир был разбит на два мировых лагеря: Запад во главе с США, и советский лагерь во главе с СССР, и потому, идеолог настаивал, на том, что для того, чтобы ислам расправил свои крылья, и наделил человека свободой, необходимо «устранить с лица земли тиранические режимы, в чем бы ни заключалась их политическая суть, реализованная в форме расизма или классового разделения внутри одной и той же расы».

 

Целью ислама, по Кутбу, выступает создание новой социально-экономической и политической системы, в которой сможет найти своё практическое воплощение порыв человека к свободе и которая будет способствовать распространению этих принципов по всему миру.

 

Жизнь человека в исламе представляется наивысшей ценностью, но Кутб заявляет, что «мусульманин должен жертвовать на пути Аллаха всей своей жизнью и достоянием ради утверждения идеалов, в которых для него не заключено никакой личной выгоды или корысти. Выбрав джихад и выйдя на поле брани, мусульман уже оказывается победителем в великой схватке, составляющей суть джихада».

 

Итак, в основе взглядов Сейида Кутба лежит гипотеза о том, что джихад для ислама – это естественная необходимость.

 

Последователи Кутба (в том числе ещё больше радикализировавший его взгляды египтянин Абд ас-Салам Фараг, который подчеркивал, что ислам распространялся мечом; показывал, что джихад в исламе не был оборонительным; объявил джихад шестым столпом ислама; казнен в 1982 г.) старательно реализовывали его предписания. Только в арабских странах от Марокко до Саудовской Аравии в 70-80-е гг. действовали, устраивая взрывы, покушения, захваты 145 исламских неправительственных религиозно-политических организаций, в основном придерживающихся фундаменталистской ориентации. К таковым можно отнести основное течение «Братьев-мусульман», тунисскую организацию «Ан-Нахда», пакистанскую «Джамаат-и ислами», афганскую «Джамиат-и ислами», Исламскую партию возрождения в СССР и др.

 

Очевидно влияние Сейида Кутба на лидера «Аль-Каиды» Усаму бен Ладена: отрицание любых светских идеологий, убежденность в том, что светские принципы не могут и не должны распространяться на мусульманское общество; представление о неутихающей вселенской борьбе добра со злом, которая обуславливает необходимость ведения неограниченного джихада. Бен Ладен подхватил идею и о всемирном христиано-иудео-сионистском заговоре с целью уничтожения ислама. Лидер «Аль-Каиды» оперирует конструкциями «христиане-крестоносцы» и «евреи-сионисты», что отражает его неприятие глобализации и существования государства Израиль, изгнавшего мусульман-палестинцев с их исконных земель. Как и Кутб, глава «Аль-Каиды» оправдывает насилие необходимостью построить справедливое общество. В соответствии с его представлениями, одних убеждений и проповедей недостаточно. «Установление того, что правильно, и запрет того, что неправильно», неизбежно вызывает необходимость взяться за оружие, чтобы достичь обозначенной цели.

 

Более того, концепт мученичества, кстати, также свойственный идеям С. Кутба, занимает важнейшее место в доктрине Усамы бен Ладена. «В загробном мире всем посвятившим себя джихаду уготовано особое место» и «Погибнуть во имя дела Божьего – величайшая честь, которой удостоятся только те, кто составляет цвет нации».

 

Наиболее ясная разработка модели этого нового мирового джихада представлена в книге Аймана аз-Завахири «Рыцари под знаменем Пророка». В ней Аз-Завахири объявляет, что новый джихад являлся борьбой между исламом и враждебными мировыми силами: западными державами и Россий, использующими «набор средств», включая «1) Организацию Объединенных Наций. 2) Дружественных правителей мусульманских народов. 3) Транснациональные корпорации. 4) Международные коммуникации и системы обмена данных. 5) Международные информационные агентства и спутниковые информационные каналы. 6) Международные организации помощи, которые используются как прикрытие для шпионажа, прозелитизма, подготовки переворотов и перевозки оружия».

 

Сегодня труды Маудуди, Кутба, Аль-Банны - основа радикальной исламской мысли, которые составляют исламистскую идеологию, разделяющиеся многими религиозно-политическими партиями и группировками. За них голосуют в среднем от 15 до 50 и более процентов избирателей в мусульманских странах. Исламисты заседают в парламентах, занимают посты в правительствах, выходят на улицы, устраивают демонстрации. Тактика исламистов внутри мусульманского мира разнообразна и охватывает все стороны жизни. В Египте, Иордании, Марокко, Пакистане, Турции исламисты участвуют в работе профсоюзов, принимают активное участие в студенческой общественной жизни, порой даже выступают на сцене самодеятельных театров. В Пакистане они контролируют всю систему образования – от начального до высшего. Большинство лечебных заведений на окраинах Каира в Египте гласно или негласно патронируется исламскими организациями. Идеология исламизма распространена во всех слоях и группах общества. Последователи исламизма, конечно же, составляют меньшинство. Но это меньшинство постепенно растёт. Да «и один процент радикалов от миллиарда – уже много».

 

На политическом пространстве мусульманских стран действуют огромное количество небольших исламистских группировок и огромных по числу своих последователей и сочувствующих экстремистские организации. К ряду наиболее радикальных относятся Аль-Каида, Хамас, Исламский джихад, Хизболла (Ливан), Аль-Гамаа аль исламийя (Египет). Первые три являются международными террористическими организациями, действующие на основании собственных политико-идеологических проектов и являются сетевыми экстремистскими структурами. Последние являются постоянно действующими акторами в мировом политическом процессе, хоть и имеют четкую территориальную принадлежность к какой-либо стране. Основными целями этих организаций являются постоянная дестабилизация мусульманских государств; террор, запугивающий гражданское население всего мира; разжигание локальных конфликтов, вовлечение в них как можно большего числа людей, группировок и движений; постоянное стремление к обретению оружия массового поражения. Но при всем при этом, «большинство организаций, входящих в списки «террористических», занимаются также мирной социальной деятельностью».

 

Итак, в настоящее время, идеологией, пронизывающий ислам как религию, и эффективно действующий в политической сфере, является исламизм. Данная идеология – есть политический ислам, являющийся попыткой поиска альтернативной западному глобализму стратегии выживания исламского общества, которую радикальные мусульмане считают, что могут реализовать посредством экстремистских методов. В современном мире исламизм и, как следствие - сокрушительный терроризм являются одним из определяющих векторов в международной политике. Сегодня исламизм уже представляет собой целостную доктрину, имеющую теоретические и исторические основания, адекватные для мусульманского общества цели и задачи, разветвленную институциональную структуру, значительно число последователей, а это позволяет назвать исламизм - «активной и глобальной идеологией».

 

В настоящей статье мы не претендуем на раскрытие теоретических основ, влияющих на становление и распространение исламистской идеологии. Мы лишь хотим показать, что события в мире подтверждают, что исламский радикализм реально воздействует на политический процесс и серьезно дестабилизирует мировую политическую ситуацию. Современный подъем исламизма – это не только форма социального протеста, но и попытка мусульманского общества отстоять свою самобытность. Надо отчетливо понимать, что обращение мусульман к своей традиционной культуре в поисках духовной опоры, стремление отстоять свою самобытность и свои многоплановые интересы обусловлены глубокими структурными изменениями в социально-политической и культурной жизни современного мира.

    
Новый комментарий

 

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив