Блокировка трибунала ООН по малайзийскому «Боингу» делает Россию заложницей западного общественного мнения.
В конце июля Россия в Совете безопасности ООН приняла аморальное решение. Так большинство членов Совбеза откликнулись на вето, которым страна заблокировала проект резолюции по созданию международного трибунала ООН, который должен был найти виновных в крушении малазийского лайнера в небе над юго-востоком Украины 17 июля прошлого года. Наложив вето, Россия проиграла громкую информационную битву. Теперь подавляющая часть мировой общественности уверена: в крушении лайнера замешан Кремль. В этой ситуации ему остается тянуть время и ждать, когда волна общественного недовольства спадет. Блокировка трибунала в этом смысле выглядит как тактический прием.
 
Международные эксперты, хотя и ведут споры о том, кто именно сбил лайнер, сходятся в том, что он был именно сбит. Это следует из предварительного доклада причин крушения, проведенного Управлением по безопасности полетов Нидерландов и опубликованного 9 сентября 2014 года. Большинство из 298 погибших составляли граждане Голландии и Малайзии. Именно эти две страны предложили в Совбезе создать трибунал. По их мнению, рассмотрение дела именно в международном трибунале, а не в национальном суде с большей вероятностью обеспечило бы успех в будущем процессе. Суд стал бы «эффективной гарантией для независимого и беспристрастного процесса расследования», отмечалось в проекте резолюции, распространенной малайзийскими властями.
 
Если бы этот документ был принят, он стал бы второй резолюцией по крушению MH-17. Первая была принята 21 июля прошлого года (#2166), через несколько дней после трагедии и в ней говорилось о необходимости проведения тщательного расследования обстоятельств гибели самолета и всех его пассажиров.
 
Авторы резолюции (помимо Нидерландов и Малайзии, над текстом работали Бельгия, Австралия и Украина) указывали: создание международного трибунала и уголовное преследование лиц, причастных к крушению «Боинга» Malaysia Airlrines, внесет вклад в обеспечение безопасности гражданской авиации, а также сохранение международного мира и безопасности.
 
Суд не пройдет
 
Постпред России в ООН Виталий Чуркин за день до голосования обещал, что Россия наложит вето на проект резолюции. Это и было исполнено 29 июля. В день дебатов в Совете дипломат постарался объяснить всем собравшимся, что вынесенный на голосование документ лишен правовой и прецедентной основы. Проще говоря, что этот трибунал создается в результате политического заказа, нацеленного исключительно против России. «Есть ли предел политической эксплуатации чувств родственников погибших, переживающих чудовищную трагедию?» - задавался риторическим вопросом Чуркин.
 
Во-первых, говорил дипломат, Совет Безопасности в резолюции 2166 не квалифицировал трагедию «Боинга» в качестве угрозы международному миру и безопасности. «Сложно объяснить, как завершившееся событие, которое год назад не считалось угрозой международному миру и безопасности, теперь вдруг становится ею»,- заявил он.
 
Во-вторых, опыт трибуналов по бывшей Югославии и по Руанде вряд ли, по его словам, можно признать удачным с учетом их подверженности политическому давлению, дороговизны и чрезвычайной затянутости судопроизводства. Кроме того, в 2010 году предложение России создать международный суд для преследования морских пиратов было отвергнуто как раз под тем же предлогом затянутости и неэффективности таких трибуналов.
 
В-третьих, напомнил Чуркин, до крушения малайзийского «Боинга» не было прецедентов создания трибуналов по катастрофам на транспорте. Хотя в 2001 году самолет авиакомпании «Сибирь» был сбит над Черным морем украинскими средствами ПВО, а в 1988 году над Персидским заливом ракетой с американского крейсера был уничтожен пассажирский самолет авиакомпании «Иран Эйр». Проведенные в этих случаях национальные расследования - на Украине и в США соответственно - вообще не выявили состава преступлений, а принятая в связи с гибелью иранского лайнера резолюция СБ 616 не квалифицировала произошедшее в качестве угрозы международному миру и безопасности, подчеркивал российских дипломат.
 
Слезы дипломатов
 
Реакция большинства выступавших в Совбезе коллег Чуркина свелась к эмоциям. О погибших и их семьях в тот день говорил каждый из дипломатов. Представитель США при ООН Саманта Пауэр рассказывала о том, как пассажиры «Боинга» Шаба Джайа и ее муж Пол Гоуз возвращались домой из Голландии, чтобы познакомить родителей с их годовалой дочкой, а еще один пассажир Ник Норрис с тремя внуками летел в Перт, чтобы родители внуков могли насладиться отпуском без детей. «Попытки противостоять правосудию только усиливают боль членов семей, которую они испытали», - настаивала Пауэр.
 
По ее словам, боль семьям приносили все это время действия поддерживаемых Россией сепаратистов на юго-востоке Украины, которые препятствовали работе следователей на месте крушения. Эту же боль умножил отказ России принять участие в работе над резолюцией. «Заветировав эту резолюцию, Россия попыталась отказать в правосудии жертвам», - заявила Пауэр.
 
Некоторые выступавшие подтвердили опасения Москвы в том, что резолюция и трибунал будут рассматривать не столько события крушения, сколько конфликт на Украине — причем взгляд этот будет тенденциозно антироссийским. Представитель Литвы в ООН Дайниус Баублис говорил о том, что условия для трагедии создало проникновение из России на Украину оружия, наемников и российских военных.
 
«Сегодня право вето стало оскорблением памяти 298 жертв рейса MH17, их семей и близких. Россия собственными руками превратила в посмешище свою подпись под резолюцией 2166, которая призывает к наказанию виновных в крушении самолета», - заявила министр иностранных дел Австралии Джулия Бишоп.
 
«Нет никаких причин блокировать резолюцию, если только не вы сами к этому причастны. Трибунал — это поиск истины. Если вы боитесь правды, то вы на неправильной стороне», - был категоричен министр иностранных дел Украины Павел Климкин.
 
Как препятствие правосудию понял российское вето и Берт Коендерс, министр иностранных дел Нидерландов: «Это [вето России] не стало большим сюрпризом. Я не понимаю, как член Совета Безопасности может препятствовать правосудию», - заявил он.
 
Эти претензии Чуркин отверг. По его словам, ответственность в трагедии лежит прежде всего на Украине, которая не закрыла свое небо в зоне конфликта для гражданской авиации. Отвергает Москва и претензии в отказе от сотрудничества. Россия приложила усилия, что резолюция Совета Безопасности 2166 была принята в кратчайшие сроки, передала голландской стороне всю информацию, которую они просили, включая данные радиолокационных станций ростовского центра Единой системы организации воздушного движения. Свои данные предоставило и российское минобороны, утверждал Чуркин.
 
«Бук», да не тот
 
О том, что лайнер «Малайзийских авиалиний» был сбит ракетой «земля-воздух» комплекса типа «Бук», уже свидетельствовал один российский отчет. Его направили Нидерландам специалисты отечественного концерна-разработчика средств ПВО «Алмаз-Антей». Для этого был снят гриф секретности с данных о тактико-технических характеристиках ракет «Бука». Впрочем, результат отечественной экспертизы подчеркивал, что самолет сбила ракета устаревшего комплекса, который не находится на вооружении ВС РФ. Украинская армия, в свою очередь, владеет несколькими такими комплексами.
 
Слова не важны
 
Впрочем, слова российского дипломата уже мало что значили. Ущерб, который понес Кремль от вето в нынешней информационной войне Запада и России, очевиден. Большинство иностранных СМИ сочли, что Россия не имела морального права блокировать проект резолюции. Большинство аналитических заметок в западной прессе увидело в действиях России только одно: попытку замолчать свои связи с боевиками ДНР и ЛНР, которые, скорее всего, самолет и сбили.
 
Американский Newsweek подчеркнул, что Россия, пытаясь отсрочить неприятное для себя разбирательство, пытается избежать новой волны санкций. Британский The Daily Telegraph предположил, что Москва изначально требовала гарантий от своих западных партнеров и обещала принять решение о трибунале только в октябре - после того как появятся результаты первого нидерландского расследования катастрофы. Очевидно, Нидерланды решили поторопить события, что вызвало возмущение Кремля и гарантировало российское вето. Есть вероятность, что Россия будет готова вновь обсуждать возможность создания трибунала — но только после того как поймет, что иностранное следствие приходит к выводам, которые бы ее удовлетворили.
 
Главный редактор сайта Московского центра Карнеги Александр Баунов в своей публикации предположил, что Кремль, использовавший право вето, гораздо менее злонамерен по отношению к Западу, чем это может показаться на первый взгляд. По мнению эксперта, однажды начавшись, долгий ооновский трибунал может нанести России больше вреда, чем неявка в суд, поскольку если страна захочет сблизиться с Западом, международное судопроизводство под эгидой ООН и под пристальным вниманием СМИ будет тормозить этот процесс.
 
Однако вне зависимости от того, что хочет Москва, в ООН уже запустился процесс, который может все-таки привести к созданию международного суда. Генассамблея ООН, которая не обладает такими большими полномочиями как Совбез, все-таки сможет принять резолюцию — если «за» проголосуют 2/3 представителей стран-членов ООН (то есть 130 государств).
 
Решение Генассамблеи не может обязать страны подчиняться принятой резолюции. Однако с точки зрения общественного мнения и внимание СМИ это вряд ли будет иметь какое-либо значение. Кроме того, ничего не мешает пяти странам, предложившим создать трибунал в Совбезе ООН, начать собственные расследования и суды. Любое разбирательство вокруг малайзийского «Боинга», даже с ограниченными полномочиями, еще долго будет токсичной темой в отношениях Запада и России.
 
11 членов Совбеза ООН из 15 проголосовали за создание трибунала по сбитому «Боингу» 3 члена воздержались: Китай, Венесуэла и Ангола
Новый комментарий

 

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив