Растиражированное сообщение о намерении руководства России потратить 1,1 млрд. долларов США на перевооружение киргизской армии и 200 млн. долл. США на нужды вооруженных сил Таджикистана привлекло мнение российской общественности и СМИ. Многие задаются вопросом: надо ли тратить бюджетные деньги в таком количестве для перевооружения, пусть и дружественных, но, все же, иностранных армий?

В газете "Коммерсантъ" от 6 ноября т.г. делается предположение, что «таким образом Москва укрепляет свои позиции на постсоветском пространстве в ответ на попытки США потеснить Россию в Центральной Азии». Действительно, Вашингтон не скрывает своих намерений передать странам Центральной Азии на безвозмездной основе часть вооружений и боевой техники выводимого из Афганистана американского контингента войск. Как водится в таких случаях, потребуются обучение местных военнослужащих эксплуатации и боевому применению «данайских даров», запчасти, боеприпасы, ремонтная база и прочее. Короче говоря, вероятность втягивания таким путем Киргизии и Таджикистана, а затем и других центрально-азиатских государств в сотрудничество с США и НАТО по военной и военно-технической линии становится вполне реальной. Цели Вашингтона при этом весьма прозрачны: придти и закрепиться в этом регионе всерьез и надолго, обеспечить безопасный транзит углеводородов и других полезных ископаемых через Южный Кавказ, создать надежный тыл оставляемому в Афганистане прозападному режиму, блокировать Иран с центрально-азиатского направления.

Естественно, у кремлевских стратегов возникает вполне объяснимое желание «переплюнуть» своих заокеанских конкурентов, в срочном порядке найти возможность предложить коллегам по СНГ свое оружие, убедить власти в Бишкеке и Душанбе, что лучше и выгоднее сохранять традиционные связи в этой чувствительной сфере именно с Россией. А поскольку Киргизия и Таджикистан «в долгах как в шелках» и рассчитывать на то, что они что-то закупят на военные нужды в России хотя бы в кредит не приходится, то остается одно – оказать им срочную безвозмездную военную помощь. Заявленные крупные суммы планируемых российских военных поставок, похоже, Правительство России пока не смущают, так как большая часть оружия и военной техники, скорее всего, может быть поставлена со складов Минобороны. Безусловно, модернизация, подготовка вооружений к экспорту, транспортировка, обучение азиатских воинов, другие накладные расходы потребуют дополнительных финансовых средств. Но в таких случаях, главным критерием остается политический – не уступить в области ВТС постсоветское пространство конкурентам из США и НАТО.

Логика в действиях российских властей понятна, но насколько она дальновидна и эффективна? Ведь разовыми подачками и отдельными решениями сохранить за собой монополию на военное и военно-техническое сотрудничество со странами Центральной Азии и удержать здесь свои позиции в других областях вряд ли удастся.

Еще не забыт отрицательный опыт такого сотрудничества СССР со странами Африки, Азии, Ближнего и Среднего Востока. Несмотря на все потуги советских вождей, мы потеряли практически всех своих бывших партнеров по ВТС.

Какие же уроки можно было бы извлечь из советского опыта?

  1. Прежде чем поставлять оружие и боевую технику тому или иному режиму, надо просчитать, насколько он прочен, что его может ждать завтра, как может быть использовано поставленное российское вооружение, с кем конкретно собирается воевать или от кого защищаться это государство, нет ли вероятности развязывания гражданской войны или попадания оружия в руки террористов, экстремистов и т.п.
  2. Если оружие поставляется в кредит, то определить степень вероятности возврата долга.
  3. Развивать ВТС с иностранными государствами нельзя без тесной увязки с сотрудничеством в других областях (политическое, торгово-экономическое, научно-техническое, культурное и другие).
  4. Любая поставка вооружений и боевой техники за рубеж должна сопровождаться тщательно просчитанной и обеспеченной всем необходимым программой ее эксплуатации (техдокументация на иностранном языке, подготовка персонала в РФ и за рубежом, текущий, средний и капитальный ремонты, поставка запчастей, боеприпасов, тренажеров и прочего вспомогательного оборудования). Малейший сбой в этой цепочке превращает самое современное вооружение в горы никому не нужного металлолома и дискредитирует страну-поставщика.

Не так давно мы стали свидетелями разрыва отношений СССР в области ВТС с Афганистаном, Мозамбиком, Анголой, Нигерией, Эфиопией, Сомали, Танзанией, Угандой, Суданом, Египтом, Ливией, Ираком, Вьетнамом, КНДР, Кубой, другими странами. Причины были разными, как правило, военные перевороты, гражданские войны, смены режимов в развивающихся государствах, но итог один – списание «неотдаваемых» долгов, безуспешные попытки реанимировать хоть какое-то сотрудничество с этими государствами. Никто не подсчитывал размеры, понесенных при этом СССР и РФ, материальных и финансовых потерь. Можно лишь предположить, что они сопоставимы с несколькими госбюджетами России, но самое неприятное, что советское оружие самым широким образом использовалось во внутренних и региональных конфликтах. Наиболее кровавыми из них можно считать восьмилетнюю ирако-иранскую войну, арабо-израильские войны, гражданские войны в Сомали, Эфиопии, Анголе, Судане, Уганде, Афганистане. Сегодня, в основном с использованием авиации, артиллерии и бронетанковой техники советского и российского производства, режим Башара Асада воюет с вооруженными отрядами оппозиции, но при этом страдает и мирное население, в результате применения тяжелых вооружений десятки тысяч людей погибли, города и населенные пункты Сирии лежат в руинах.

Вот и возникают естественные вопросы, а помогут ли планируемые поставки российского военного имущества в центрально-азиатский регион удержать эти страны в зоне нашего влияния и не будет ли это оружие вновь использовано в гражданских войнах и внутренних вооруженных конфликтах? Вопросы риторические, но закономерные и ответы на них очевидны.

Соревноваться с США в этой области России становится все сложнее по ряду причин.

Во-первых, ни для кого не является секретом, что наш ВВП и научно-технический потенциал явно проигрывают США и этот разрыв с каждым годом увеличивается. Как следствие, наука и промышленность РФ уже не в состоянии на равных конкурировать со странами с передовыми технологиями. В российских конструкторских бюро зачастую создаются образцы оружия и военной техники, которые за рубежом уже прошли испытания и поступили на вооружение. То есть мы отстаем уже на 3-5 и более лет. Как бы не пыжился наш оборонно-промышленный комплекс, он производит, в основном, устаревающую морально продукцию. Даже представители Минобороны РФ вынуждены были искать вооружение и отдельные комплектующие на Западе (французские «Мистрали», итальянские вездеходы, самолеты-беспилотники, авионика, электроника и т.п.). Четырехдневная война с Грузией в августе 2008 года, с одной стороны, еще раз показала всему миру доблесть простых российских солдат, а с другой - вскрыла многие недостатки и прорехи в оснащении российской армии. В эпоху радиоэлектронных войн, беспилотных самолетов и точечного оружия танковые армады и миллионные армии малоэффективны, они лишь представляют собой легкие цели для противника.

Во-вторых, мы не можем подкрепить свое военное присутствие в тех же Таджикистане и Киргизии инвестициями и активным участием в ускоренном экономическом развитии этих стран. Наши олигархи (Дерипаска, Авен, Фридман, Абрамович, Вексельберг, другие) предпочитают вкладывать деньги в более безопасные и прибыльные проекты за рубежом и их трудно упрекнуть в этом. Такова сущность капитализма. А вот почему бы российским государственным или полугосударственным корпорациям не попробовать проинвестировать отдельные проекты в Центральной Азии? Ведь здесь имеются и полезные ископаемые и дешевая рабочая сила…

В-третьих, низкий уровень жизни подавляющего числа местного населения упомянутых выше стран (средняя месячная зарплата в Таджикистане составляет всего несколько десятков долларов США), высокий уровень коррупции, клановость и продажность властей всех уровней, массовая безработица, неразвитая инфраструктура, нехватка школ, больниц и т.п. все больше радикализует местные общества и создает предпосылки к новым внутренним вооруженным конфликтам. Набирает силу политизированный ислам как альтернатива, все более недееспособным властям, в первую очередь, в Таджикистане.

В этой ситуации политика поставок «пушек вместо хлеба» может лишь усилить недоверие масс к властям, внести раскол в общества и спровоцировать новые гражданские войны и региональные вооруженные конфликты.

Поэтому, как представляется, не подкрепленное другими мерами голое стремление во что бы то ни стало не дать США и другим западным странам устанавливать и развивать военно-техническое сотрудничество с постсоветскими государствами Центральной Азии, в частности, с Таджикистаном и Киргизией, вряд ли окажется продуктивным. Наша разовая поставка какого-то количества вооружений может оказаться «пирровой победой». Только комплексный подход в развитии долговременных, взаимовыгодных отношений с этими и другими странами Центральной Азии может позволить сохранить и упрочить позиции России в регионе. Нельзя забывать и о том, что в условиях глобализации и появления новых вызовов и угроз человечеству, Россия, как и все цивилизованные государства, обречена на более тесное сотрудничество и взаимодействие со всеми без исключения странами, к числу которых относятся и США со своими союзниками по НАТО. У нас уже есть некоторый положительный опыт взаимодействия с США в борьбе с наркоугрозой и международным терроризмом на афганском направлении, почему бы его не продолжить и после вывода войск коалиции из Афганистана.

Новый комментарий

 

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив