Урфин Джюс аравийский
Иллюстрация к сказке А. Волкова "Урфин Джюс и его деревянные солдаты". Худ. Л. Владимирский© 

Саудовская версия «арабского НАТО» не в состоянии противостоять ни Ирану, ни Израилю.

В конце мая в Каире состоялась очередная встреча глав генеральных штабов армий стран-членов Лиги арабских государств (ЛАГ). На повестке дня консультации по выработке окончательного соглашения о создании совместных вооруженных сил, которые пресса уже назвала «арабский НАТО». Однако до Североатлантического альянса арабскому объединению, мягко говоря, далеко. Оно совершает ошибки середины прошлого века, когда союз армий арабских стран раз за разом проигрывал одному маленькому Израилю.

Суннитский клуб ЛАГ во главе с Саудовской Аравией наконец-то может показать свой боевой оскал. Самое время для Эр-Рияда снова призвать к созданию панарабского военного альянса, чтобы его же возглавить. Все те, кто когда-то мог составить конкуренцию в борьбе за лидерство, более не в состоянии этого сделать. Ирак и Сирия истерзаны войной, послевоенная Ливия фактически не существует, Египет — куплен на саудовские деньги.

В то же время нарастает угроза со стороны главного регионального соперника Эр-Рияда – шиитского Ирана. Исламская республика вот-вот может выйти из международной изоляции и резко усилить свое влияние на Ближнем Востоке. Более того, Иран подступил к самым границам саудовского королевства силами союзников-хуситов (шиитов по вероисповеданию), осуществивших переворот в Йемене. Совместная операция против йеменских повстанцев – отличный предлог для дальнейшей военной интеграции.

В поисках солдат

Предполагаемый альянс возьмет под ружье 40 тыс. человек. По информации издания Defense News, со ссылкой на источники, близкие к переговорам, ВВС «арабского НАТО» составят от 500 до 1000 человек, ВМС от 3 тыс. до 5 тыс. человек, а наземные войска - остальные 34-35 тыс.

Изначально Эр-Рияд предложил создать военный альянс лишь действующим арабским монархиям, в том числе Иордании и Марокко. Однако поскольку у членов такого монархического блока достаточно скудный военно-полевой опыт и мало солдат, пришлось взять в альянс не слишком идеологически близких союзников, но зато с солдатами и хоть каким-то опытом.

Роль «дуболомов» отводится египтянам. Они составят основную массу войска, по-видимому, исходя из принципа пропорциональности: у Египта самое большое население и самая большая по численности армия. Базироваться войско тоже будет в Египте, скорее всего, не столько из стратегических, сколько из логистических соображений.

Как предполагается, количественное наполнение рядов альянса будут также обеспечивать Судан, Алжир, Катар, ОАЭ, Марокко и Иордания. Как будут представлены и будут ли представлены вообще остальные государства, пока неясно. Во главе же войска, разумеется, встанет саудовский командир.

Каждый сам за себя

Страны Персидского залива в свою очередь обещают мощную финансовую поддержку альянса. Но оплачивать они намерены далеко не все. Одевать и вооружать своих солдат каждая страна-член будет самостоятельно. Поскольку вооружение разное, равно как и военно-тактические навыки, непосредственно боевые подразделения будут формироваться исходя из соображений их совместимости. Например, катарцы смогут быть в одном строю только с бойцами из ОАЭ или Саудовской Аравии, но никак не с суданцами или египтянами.

Это одно из самых слабых мест арабского военного блока. Как отмечают эксперты, такое войско вряд ли будет способно к эффективному взаимодействию. Случись так, что в военные действия вступят одновременно несколько арабских стран с совместным командованием, такая операция, скорее всего, окажется провалом. Об этом свидетельствует история всех попыток объединиться против Израиля во второй половине ХХ века. У этих арабских альянсов было столько проблем, что Армия обороны Израиля всякий раз с легкостью отбивала противника, в несколько раз превосходящего по численности.

Проведение совместных арабских операций в XXI веке несет еще более эпизодический характер. Практически все они сводились к тому, что одно государство полностью берет на себя нагрузку военных действий (либо формальных, либо очень ограниченных), а союзники обеспечивают «массовку» для придания легитимности этой операции. Так было, например, когда саудовские войска подавили «шиитскую весну» в Бахрейне при минимальном содействии ОАЭ. Похожим образом складывается ситуация и в сегодняшнем Йемене.

В таком контексте сравнения арабского военного блока с Североатлантическим альянсом, безусловно, не корректны. НАТО возникло на основе закаленных Второй мировой войной скреп западных государств. И хотя сегодня альянс утратил свои изначальные функции, сама матрица слаженных взаимоотношений по цепочке от производства и логистики до разведки и командования осталась.

Просто заимствовать и применить эту матрицу арабским странам не удастся. На роль главного «консолидатора» готова прийти Турция. Она способна сыграть роль если не официального, то теневого лидера более широкого суннитского блока. У нее есть исторический опыт военного контроля на Ближнем Востоке, есть отличная военно-техническая база, есть прекрасно подготовленные военные кадры, и, что не маловажно, она - член НАТО. Не исключено, что именно Анкара смогла бы модифицировать упомянутую натовскую матрицу и сделать ее эффективной применительно к региону.

Впрочем, насколько Саудовская Аравия готова разделить власть в союзе с неарабской державой, которая к тому же позиционирует себя как другой, более умеренный с религиозной точки зрения полюс притяжения суннитского мира, - большой вопрос. Региональные СМИ утверждают, что переговоры Эр-Рияда и Анкары ведутся. Однако это отнюдь не означает, что они могут к чему-то привести.

Немного ядерный альянс

Пакистан – еще один возможный неарабский участник суннитского альянса, но совсем по другой причине. Быть полноценным членом арабского военного блока он, как и Турция, не может. Но если Пакистану будет присвоен статус наблюдателя, это придаст блоку дополнительный вес. Пакистан – единственная мусульманская страна, обладающая ядерным оружием. Пригласив его в свои ряды в любом формальном качестве, альянс тоже станет немного ядерным.

Это могло бы стать ярким политическим знаком в контексте переговоров Запада с Ираном. Как отмечают некоторые аналитики, нынешняя активизация арабского мира в направлении создания военного блока связана, в том числе, с утратой доверия к западным союзникам, прежде всего к США, после того, как Вашингтон встал на путь нормализации отношений с Тегераном.

Эксперты предупреждают: складывающаяся ситуация грозит гонкой вооружений на Ближнем Востоке с последующим ужесточением противостояния суннитов и шиитов, которое может вылиться в полномасштабную войну. По сравнению с ней борьба с «Аль-Каидой» и Исламским государством будет выглядеть скромным локальным конфликтом.

Включение ядерного Пакистана в «арабский НАТО» способно привести к еще более трагическим последствиям. Наблюдатели рассматривают следующий сценарий. Богатые монархии Персидского залива начинают масштабные финансовые вливания в пакистанские вооруженные силы. Те, в свою очередь, быстро наращивают боевую мощь. Это неминуемо и не без оснований вызывает тревогу в Индии. Нью-Дели придется рассматривать варианты потенциальных военных союзников и, скорее всего, обратится к Китаю. У того, к слову, непростые отношения со своим мусульманским меньшинством на севере. В итоге эскалация напряжения начнет быстро расширять границы, выходя далеко за пределы Ближнего Востока.

Чем это может обернуться, предсказать чрезвычайно сложно. Вашингтону следует очень внимательно отнестись к амбициям Эр-Рияда и к тому, какой альянс тот сколачивает. Продолжая заигрывать с Ираном, США рискуют ослабить свое влияние на арабских партнеров. А как показывает историческая практика, это к добру никогда не приводит.

Вариант «Б»: Россия

Пока создание «арабского НАТО» у американской администрации не вызывает большого беспокойства. Военная промышленность США остается главным источником вооружений для всех ведущих членов формирующегося блока. Его существование сулит новыми контрактами и доходами. Не так давно Вашингтон разморозил финансовую помощь и египетской армии, что многими было расценено, как поддержка проекта Эр-Рияда.

В то же время арабские аналитики вспомнили о «холодной войне». В ряде статей они рассматривают Россию как аварийный вариант «Б» на тот случай, если Запад вдруг решит изменить свою политику в отношении своих ближневосточных партнеров, как это уже случалось не раз. Российский ВПК уже продает оружие целому ряду арабских стран и регулярно выражает готовность увеличить объем поставок и число партнеров. Эксперты в регионе не исключают любопытную «рокировку», при которой Вашингтон устанавливает партнерство с Тегераном, а Эр-Рияд обращается к Москве.

Новый комментарий

 

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив

乘火车去雅罗斯拉夫

乘坐火车前往雅罗斯拉夫 – 我想,这是多么浪漫的事 情,相聚在这个城市!你不会相信,但列车在这一天 穿越整个雅罗斯拉夫,站台矗立着以前的火车头。这 不是一个碑,是真正的 - ... Читать полностью

中国游客首选俄罗斯!..

越来越多中国游客开始在俄罗斯度假,从西伯利亚到远东地区城市。 Читать далее... Читать полностью

没有中国人的中国市场

莫斯科-北京》杂志记者前往柳布林诺莫斯科商贸中心购物,无意中发现了一个问题,为什么中国人开始大规模退出市场? Читать далее... Читать полностью

上太空,度周末

中国计划自主研发太空飞机,以降低太空旅游门槛。 Читать далее... Читать полностью

维塔斯—中国最爱“海豚音”

俄罗斯“海豚音”王子维塔斯风靡中国已十余年,他的中国粉丝超过一百万,歌曲更被数千万人传唱。 Читать далее... Читать полностью
www.moscowbeijing.ru