Что проповедует ИГИЛ?

Для того чтобы понять смысл "Исламского Государства" и его внезапных территориальных завоеваний в Ираке и Сирии, необходимо рассматривать эту организацию в рамках глобального движения джихада. Прослеживая социальное происхождение ИГИЛ и сравнивая его с Аль-Каидой, можно оценить степень преемственности и произошедших перемен, а также найти объяснения ужасной жестокости членов группировки.

Истоки.

Хотя ИГИЛ — это проявление глобального движения джихадистов, что прослеживается в идеологии группировки, социальные истоки Исламского государства лежат в конкретном иракском контексте, и, в меньшей степени, в Сирийской войне, которая бушевала в течение почти четырех лет. В то время как центральная организация Аль-Каиды появилась в результате альянса ультраконсервативного Саудовского салафизма и радикального египетского исламизма, ИГИЛ был порожден в нечестивом союзе между силами Аль-Каиды в Ираке и режимом Саддама Хусейна, потерпевшего поражение. Это сочетание оказалось смертельно опасным. 

Причины безудержного экстремизма ИГИЛ лежат в происхождении группировки на базе Аль-Каиды в Ираке, основанной Абу Мусабой аль-Заркави, который был убит американцами в 2006 году. Вторжение американских войск и оккупация Ирака вызвали раскол в иракском обществе, потрепанном десятилетиями войны и экономическими санкциями. Америка разрушила иракские институты, в частности, армию и партию Баас. Это стало причиной жестокой борьбы за власть и позволило негосударственным образованиям проникнуть в хрупкую политическую систему. Порочность ИГИЛ отражает горькое наследие правления партии Баас, которая разорвала общество Ирака, оставив за собой кровоточащие раны. Расправа Америки с Баасизмом и последовавшая за вторжением гражданская война, погрузили Ирак в состояние устойчивого кризиса, разжигая недовольство суннитов по отношению к преобладающим шиитам. 

Иракские сунниты какое-то время протестовали против маргинализации и дискриминации, но их жалобы не были услышаны в Багдаде и Вашингтоне. Это дало возможность ИГИЛ заявить о себе и инструментализировать свои обиды. Похожее положение суннитского негодования развернулось в Сирии, где господствует режим президента Башара аль Асада. Тысячи озлобленных сирийских и иракских суннитов сражаются под знаменем ИГИЛ, при этом многие из них не придерживаются экстремистской исламистской идеологии. 

В то время как Абу Бакр аль-Багдади уже помазал себя в качестве нового халифа, на практике он смешал свою группу с местными вооруженными восстаниями в Сирии и Ираке, тем самым соорудив основу для поддержки мятежных суннитов. ИГИЛ является симптомом разрушительной политики на Ближнем Востоке, делегитимации государственных учреждений, а также распространения гражданских войн в Сирии и Ираке. Группировка ИГИЛ заполнила образовавшийся вакуум законной власти. Лидеры Центральной Аль-Каиды - Усама бен Ладен и Айман аль-Завахири — за два десятилетия не смогли создать такое общественное движение, какое удалось организовать Багдади меньше, чем за пять лет. 

В отличие от своей транснациональной организации-прародителя, ИГИЛ нашло пристанище в самом сердце Леванта. Они добились этого, используя хаос в истерзанной войной Сирии, а также политику бывшего премьер-министра Ирака Нури Камаль аль-Малики. Походя больше на талибов в Афганистане в 1990-е годы, чем на Центральную Аль-Каиду, ИГИЛ развивает элементарную административную инфраструктуру и систему управления на захваченных территориях в Сирии и Ираке. В настоящее время ИГИЛ контролирует территорию, по масштабам совпадающую с площадью Великобритании. Стремительные победы ИГИЛ становятся возможны не только благодаря способности группировки терроризировать врагов, но и умению с помощью системы патронажа и привилегий привлечь к своей деятельности суннитов. В частности, ИГИЛ предлагает им такие экономические стимулы, как защита контрабандной торговли, доля в сфере торговли нефтью, защита контрабандной деятельности в восточной Сирии. 

Внутренние враги.

Аль-Каида в Ираке, строя новую социальную базу, использовала разрыв между суннитами и шиитами, который образовался после того, как США свергли доминирующий суннитский режим Хусейна. Группировка устраивала один теракт за другим, нападая на шиитов. Целью Заркави было вызвать тотальную религиозную войну и выставить Аль-Каиду Ирака предводителем борющихся суннитов. Он проигнорировал неоднократные призывы бен Ладена и Завахири, которые просили остановить массовые убийства шиитов и сосредоточиться вместо этого на атаках западных войск и граждан. Хотя джихадистов салафитов подсадили на анти-шиитскую пропагандистскую диету, Центральная Аль-Каида направила борьбу против "дальнего врага" - Америки и ее европейских союзников. Аль-Каида Ирака и ее преемник, напротив, до сих пор сосредоточены на шиитах и «внутренних врагах».

Багдади, как и Заркави до него, придерживается геноцидального миропонимания, согласно которому шииты являются неверными, пятой колонной в сердце ислама. По его мнению, шииты должны либо сменить свои религиозные взгляды, либо должны быть уничтожены. Борьба против Америки и Европы - дело вторичное, за которое они возьмутся только тогда, когда наведут порядок у себя дома. В разгар израильской атаки на Газу в течение лета 2014 года, боевики ИГИЛ подверглись критике за то, что убивали мусульман, и не смогли помочь палестинцам. На это ИГИЛ ответило, что борьба с шиитами имеет первостепенное значение.

Багдади использовал острый конфликт между суннитами и шиитами на Ближнем Востоке, особенно углубившийся после новой региональной конфронтации между суннитами Саудовской Аравии и доминирующими шиитами Ирана. Он позиционировал свою группировку как лидера угнетенных суннитов в борьбе против режимов неверных в Багдаде, Дамаске и за их пределами. Ему удалось собрать суннитскую армию численностью в более чем 30 тыс. боевиков. Для сравнения, на пике своего могущества в конце 1990-х гг. Центральная Аль-Каида объединяла лишь от 1-3 тыс. боевиков. Данный факт показывает границы транснационального джихадизма и его малочисленность по сравнению с «ближайшим врагом» и джихадом на локальном уровне, путь которого избрал ИГИЛ.

Но не только цифры объясняют быстрые военные успехи ИГИЛ в Сирии и Ираке. После того, как в 2010 году Аль-Каиду Ирака, находящуюся в состоянии упадка, возглавил Багдади, он осуществил реструктуризацию военной сети и нанял опытных офицеров из расформированной армии Хусейна, в частности, Республиканской гвардии. Именно эти военные превратили ИГИЛ в профессиональную боевую силу, обратившую в бегство иракскую армию, на подготовку которой США потратили миллиарды долларов. Боевики ИГИЛ еще больше закалились с началом гражданской войны в 2011 году в соседней Сирии. Согласно иракским источникам, опорой Багдади является военный совет, состоящий из 8 — 13 боевиков, которые служили в армии Хусейна. 

В апреле 2013 года открытая вражда между ИГИЛ и Аль-Каидой разразилась в полном объеме, когда лидер ИГИЛ Абу Бакр аль-Багдади заявил о своих планах продвинуть "Исламское государство" Ирака в Сирию и изменить название группировки на Исламское Государство Ирака и Аль-Шама. Он также отметил, что ИГИЛ и джихадистская организация Джабхат ал-Нусра - были одной и той же организацией. Это пришлось не по душе лидеру Джабхат ал-Нусры Абу Мухаммаду аль-Джавлани, который противостоял движению в Сирии и подтвердил свою верность Завахири. В свою очередь, Завахири позже попытался, но безуспешно, аннулировать игру Багдади, предложив ИГИЛ вернуться на фронт в Ираке и оставить сирийский фронт группировке Джабхат ал-Нусра.

Ни Джавлани, ни Завахири предварительно не были проконсультированы о расширении "Исламского Государства". Багдади разместил аудиосообщение о том, что ИГИЛ останется в Сирии, и не будет придерживаться деления, основанного на сделке Сайкс-Пико времен Первой мировой войны. Кроме того, как отмечает американский аналитик Уильям MакКэнтс, Багдади также грубейшим образом упрекнул Завахири, заявив в том же звуковом послании, что Багдади, в отличие от других, «выбрал указ своего Бога, а не другие команды, которые противоречат Божьему слову». Таким образом, несмотря на то, что сообщалось о слиянии ИГИЛ и Джабхат аль-Нусры, две группировки фактически разделились.

Сначала казалось, что вражда ИГИЛ и Джабхат аль-Нусры будет разрешена за кулисами. На публике как ИГИЛ, так и Джабхат аль-Нусра пытались сохранить лицо, утверждая, что на поле боя борьба против общего врага — режима Асада — это то, что их объединяет и нужно всем. Но в Аль-Каиде даже заручились поддержкой эмиссаров в качестве медиаторов конфликта; среди них был Абу Халид аль-Сури, ныне покойный лидер Ахрар аль-Шам - локально сосредоточенной в Сирии группы мятежных салафитов. Среди посредников также числился шейх Абу Сулейман аль-Мухаджир, австралиец, который служит как один из лучших исполнителей шариата в организации Джабхат аль-Нусра.

Тактика вербовки.

Открытый конфликт Багдади с Завахири привел к тому, что духовный лидер Аль-Каиды сумел настроить против ИГИЛ ведущих проповедников джихада и руководителей основных исламистских организаций. Салафитские священнослужители сравнили ИГИЛ с экстремистским движением Хирджитов времен Пророка Мухаммеда. В подобной ситуации лидеры ИГИЛ столкнулись с серьезной проблемой – оттоком бойцов из организации. В связи с этим, организация перешла к другой тактике вербовки. Предоставляя новобранцам ордер на убийство, возможность захвата чужого имущества, грабежи и торговлю людьми, ИГИЛ привлекло внимание молодых джихадистов всего мира. По сути, главный посыл Аль Багдади состоит в том, что "Исламское государство" не стремится получить добровольное признание и уважение со стороны старцев-джихадистов, но будет добиваться этого грубой силой. 

Необходимо отметить, что после взятия ряда городов на севере Ирака и казни американского журналиста многие боевики из ячеек «Аль-Каиды», считающие Завахири слишком мягким лидером, перешли на сторону "Исламского государства". Так, весной 2014 г. отдельные маленькие группы из АКИМ и АКАП присягнули на верность ИГИЛ. Особенно болезненным стал для Завахири уход из АКАП Мамуна Хатема. Существует мнение, что на сегодняшний день значительное число боевиков АКАП также склоняются к поддержке "Исламского государства". В поддержку «Халифата» выступил и Абу Бакар аль-Башир, который долгое время возглавлял организацию «Джемаа Исламия», считающуюся индонезийским подразделением «Аль-Каиды». 

«Подвиги» бойцов ИГИЛ на поле боя, завоевание громадных территорий в Сирии и Ираке и громкие заявления о расширении нашли широкий отклик среди бывших последователей Аль-Каиды в Европе, Австралии, Канаде и на Филиппинах. Последние данные Центра ответственной политики показывают, что авиаудары США не замедлили приток иностранных новобранцев. Так, Washington Post сообщает, что более 1000 иностранных боевиков вступают в ряды ИГИЛ каждый месяц. Усилия других стран, особенно Иордании и Египта, остановить поток новобранцев оказались также неэффективны. Более того, американская тактика произвела обратный эффект. Вашингтон неоднократно подтверждал информацию об ошибочных бомбардировках, в результате которых вместе с террористами гибло множество пленных и гражданских лиц. Подобные ошибки привели с одной стороны к сближению отдельных ячеек Аль-Каиды с ИГИЛ, с другой – к возвращению известных ветеранов джихада под знамена Халифата. 

ИГИЛ искусно использовал ошибки союзников, продемонстрировав свою жесткость во время показательной казни журналистов из различных стран. Институт ближневосточных исследований при Орегонском университете сообщает, что, наплыв исламистов в ИГИЛ после казни американских журналистов вырос в 1,5 раза. Помимо возможности убивать, ИГИЛ дает возможность каждому заниматься прибыльным бизнесом – торговлей наркотиками. По мнению профессора Американского университета, в Бейруте Ахмада Муссалли, специалиста по исламистским движениям, захватив обширные территории на границе между Сирией и Ливаном, ИГИЛ получило контроль над одной из зон коноплеводства. Муссалли считает, что лидеры ИГИЛ постепенно занимают серьезное положение в сфере ближневосточной наркоторговли. Примечательно, что в докладе ЦРУ 2014 года перед комитетом по иностранным делам Палаты представителей отмечается, что иорданская разведка сообщила Вашингтону о встречах венесуэльских и колумбийских наркоторговцев с лидерами подразделений "Исламского государства" в Сирии. 

Зарубежные и ближневосточные эксперты отмечают серьезность угрозы выхода ИГИЛ на мировой рынок при поддержке влиятельных наркокартелей, имеющих обширные политические связи. Профессор Итон Лонгстар из Мичиганского университета пишет: «Не исключено, что "Исламское государство" также получает оружие через каналы, которые десятилетиями налаживали влиятельные семьи из колумбийских наркокартелей. Я также не исключаю возможность участия бойцов из разных военизированных латиноамериканских групп в боях на стороне исламистов. Мотив – деньги, наркотики и война против США». 

Нельзя также обойти стороной и тот факт, что ИГИЛ – первая радикальная исламистская организация, не проповедующая принципы морали и аскетизма. Так, лидеры Аль-Каиды и других классических террористических групп призывали к скромности и самоконтролю. Достаточно вспомнить образы бен Ладена и Завахири, живущих в пещерах и палатках и сравнить с совершенно противоположным портретом Аль Багдади – богатого лидера, окруженного женщинами и рабами. Именно такой образ привлекает радикальную молодежь со всего мира. Аль-Каида проповедовала то, что для молодых бойцов джихада секс возможен только после заключения брака, а измена является тяжелейшим грехом. Многие эксперты по Аль-Каиде замечают, что именно попытка создать образ нравственной группы привела к переходу многих ее членов в ряды Исламского государства, объявившего о секс-джихаде. Так, в составе ИГИЛ существуют отдельные структуры, отвечающие за набор молодых девушек, которые оказывают сексуальные услуги бойцам. Иными словами, ИГИЛ отошел от классической концепции нравственности на земле во имя будущего рая после мученической смерти к идеологии примитивного удовольствия здесь и сейчас. Именно поэтому даже молодые бойцы, не понимающие сути джихада, охотно присоединяются к "Исламскому государству" и вступают в бой, не имея никакого опыта. 

В целом, данный анализ показывает, что ИГИЛ – это не просто региональная террористическая организация, а серьезное движение, бросающее вызов мировому порядку. В отличие от традиционных групп, для ИГИЛ радикальный ислам является инструментом достижения прагматичных целей, но не самой целью. Это подтверждается использованием группировкой методов, которые шокируют самых радикально настроенных членов исламистских группировок. Неудивительно, что американская тактика, приносившая определённые результаты в борьбе против Аль-Каиды, не работает в отношении "Исламского государства". Более того, Соединенные Штаты не сразу осознали, что не способны единолично остановить ИГИЛ. Это осознание пришло, когда Вашингтон получил подтверждения того, что лидеры ИГИЛ сумели в кратчайшие сроки переманить на свою сторону лидеров крупнейших группировок, некогда подчиненных Центральной Аль-Каиде. В какой-то степени успехи "Исламского государства" продиктованы отсутствием взаимопонимания между лидерами глобальных и региональных держав. Без скоординированной работы об успехе в борьбе с ИГИЛ не может быть и речи.

Новый комментарий

 

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив

乘火车去雅罗斯拉夫

乘坐火车前往雅罗斯拉夫 – 我想,这是多么浪漫的事 情,相聚在这个城市!你不会相信,但列车在这一天 穿越整个雅罗斯拉夫,站台矗立着以前的火车头。这 不是一个碑,是真正的 - ... Читать полностью

中国游客首选俄罗斯!..

越来越多中国游客开始在俄罗斯度假,从西伯利亚到远东地区城市。 Читать далее... Читать полностью

没有中国人的中国市场

莫斯科-北京》杂志记者前往柳布林诺莫斯科商贸中心购物,无意中发现了一个问题,为什么中国人开始大规模退出市场? Читать далее... Читать полностью

上太空,度周末

中国计划自主研发太空飞机,以降低太空旅游门槛。 Читать далее... Читать полностью
www.moscowbeijing.ru