Несмотря на очевидную для большинства европейских юристов бесперспективность претензий Афин к Берлину по военным репарациям, греческий парламент решил сказать свое слово в этом споре. 
Греческая касса пуста, а попытки Афин согласовать новую формулу погашения кредитов разбиваются о непреклонность Брюсселя. В этих непростых условиях премьер Алексис Ципрас решил искать выход из долговой ямы за счет Германии, требуя многомиллиардные репарации за время нацистской оккупации его страны. Однако возможно ли это через 70 лет после окончания войны?
Уже в июне Греция может объявить о банкротстве. К этому времени Афины должны погасить крупную часть долга в €7,2 млрд. С неба они не упадут. Говорят, что новое правительство ведет секретные переговоры с Россией. А 8 апреля премьер Греции Алексис Ципрас приезжал в Москву. Но и Москва вряд ли выступит в качестве палочки-выручалочки. Нам и своих финансовых проблем хватает.
Если судить по официальным сообщениям, то речь не идет о дополнительном кредитовании. Греция надеется на газовую скидку, увеличение российских инвестиций, приток туристов и хотя бы частичное открытие российского рынка для греческих сельхозпродуктов. За это греки, похоже, готовы добиваться снятия санкций, наложенных на РФ Евросоюзом из-за украинского кризиса.
Однако «русская карта» далеко не единственная в греческой колоде. Греция, например, угрожает, по словам министра обороны Паноса Камменоса, открыть свои границы с Турцией для джихадистов, если не получит денег. В случае банкротства якобы будут представлены въездные документы для всех нелегальных мигрантов, в том числе для тех 10 тысяч, которые уже находятся в пунктах временного содержания на территории страны. Таким образом, в еврозону смогут попасть даже боевики и сторонники «Исламского государства».
Однако подобных усилий явно недостаточно, ведь суммарный греческий госдолг подобрался к астрономическим €315 млрд. При этом годовой ВВП Греции составляет около €230 млрд.

Германский гамбит

В 2010 году Афины были вынуждены обратиться за помощью к Евросоюзу, чтобы избежать банкротства. И получили на жестких, почти кабальных условиях финансовые вливания в размере €110 млрд. С тех пор доля Германии в этих кредитах составила €65 млрд. А это - весьма внушительный и лакомый кусок «пирога».
«Мы больше не можем делать вид, что госдолг является устойчивым и обслуживаемым. Расходы на процентные платежи по нему составят почти €6,5 млрд каждый год до 2021-го, после чего они возрастут до €11 млрд, а в 2022-ом — до €24,5 млрд», - заявил глава афинского правительства Ципрас. 
Еще будучи в оппозиции, он требовал от Германии взаимозачета долгов и репараций. 
В марте 2013 года специалистами министерства финансов был подготовлен 80-страничный секретный доклад, определяющий примерную сумму греческих претензий к Берлину, связанных с фашисткой оккупацией 1941-1944 гг.
Недавно афинская газета «To Vima» дала утечку: речь идет о компенсации в размере от €269 млрд до €332 млрд. Это «счет» за разрушенную инфраструктуру, похищенные археологические ценности, преступления, совершенные Вермахтом. Речь также идет о возврате принудительного государственного займа. В 1942 году Третий рейх заставил Национальный банк Греции выдать ему беспроцентный кредит на сумму в 476 млн рейхсмарок для покрытия «оккупационных расходов». Деньги возвращены не были. Греческая экспертная комиссия полагает, что сейчас эта сумма эквивалентна €11 млрд.

Афинская доля

Немецкая сторона убеждена, что все свои обязательства по греческим репарациям она выполнила.
Первая конференция по этой теме состоялась осенью 1945 года в Париже. Там была определена доля Афин. Тогда греки получили компенсацию натурой — в основном оборудованием и машинами, а также различными товарами — на сумму, которая в пересчете на нынешний курс составляет около €2 млрд.
В соглашении о долгах, принятом в 1953-м, державы-победительницы отложили урегулирование дальнейших требований до подписания мирного договора. При этом значительная часть долговых обязательств Германии была списана.
Однако мирное соглашение с Германией так и не был подписано. Вместо него был заключен и вступил в силу договор «Два плюс четыре» о восстановлении немецкого единства. Он, среди прочих, был признан и Грецией. Никаких дополнительных репараций он не предусматривал.
Что касается выплат жертвам нацистов в Греции, то и здесь немцы проявили сознательность. По договору от 1960 года были закрыты требования индивидуальных компенсаций на общую сумму в 115 млн марок ФРГ (€59 млн).
«Мы осознаем нашу историческую и моральную ответственность за нацистские преступления. Однако с правовой точки зрения вопрос о компенсациях закрыт, - заявил глава немецкого внешнеполитического ведомства Франк-Вальтер Штайнмайер. - Никаких новых репараций не будет».

Трагедия Дистомо как юридический прецедент 

Министр юстиции Никос Параскевопулос тоже решил припугнуть Германию. Он сообщил, что готов подписать постановление Верховного суда Греции от 2000 года, требующее выплаты компенсации родственникам конкретных жертв фашистских оккупантов. Оно касается убийства зондеркомандой 218 жителей деревни Дистомо 10 июня 1944 года «за пособничество врагам рейха». Суд решил, что с Германии должны быть взысканы €60 млн. Немцы подали апелляцию в Верховный суд Греции, заявив, что только их суды, ссылаясь на принцип экстерриториальности, имеют право рассматривать подобные иски. Судебные власти Афин отвергли жалобу Германии, фактически дав зеленый свет процессу конфискации немецкой собственности в Греции. 
Однако тогдашний министр юстиции не подписал это решение. 
Поэтому адвокаты жителей Дистомо пошли на неожиданный ход: они, ссылаясь на директиву Евросовета, обратились в итальянские суды для того, чтобы там — в стране ЕС — было принято к исполнению решение Верховного суда Греции. И выиграли процесс. В Италии было вынесено решение выплатить гражданам соседней страны по этому иску €28,6 млн. Причем эта сумма могла быть взыскана за счет продажи собственности Германии в Италии. Однако впоследствии Берлин обжаловал вердикт в Международном суде в Гааге, опасаясь, что данный прецедент может открыть дверь для индивидуальных исков к Германии пострадавших от нацистов физических лиц, городов и районов в других странах. Международный суд решил в феврале 2012 года в пользу Германии ее спор с Италией. Суд посчитал, что она обладает юридической неприкосновенностью от преследования в национальных судах других стран за нацистские злодеяния. Греция в то время тоже участвовала в процессе.
Однако этот факт не помешал Параскевопулосу уже в наши дни конкретизировать те объекты, которые могут быть конфискованы. Это недвижимость, принадлежащая афинскому отделению института им. Гете, Немецкой школе, существующей уже 120 лет, и Немецкой археологической академии.
Если честно, то в реальность такого шага трудно поверить. Все, что перечислил министр юстиции, - это не яхты, виллы и финансовые учреждения, а объекты гуманитарной сферы, связывающие европейские народы. Потомки эллинов, внесших огромный вклад в становление демократии, вряд ли отважатся на такой отчаянный поступок.
Тем более что греческие политики и так натворили много пакостей немецким коллегам. С их молчаливого согласия настроенные против немцев греки неоднократно обклеивали центр Афин портретами Ангелы Меркель с пририсованными усиками «под Гитлера». А министр финансов ФРГ Вольфганг Шойбле, последовательно блокирующий на брюссельской площадке и в рамках «евротройки» любые попытки выдачи Афинам дополнительных кредитов, вообще был объявлен «невъездным» в Грецию. Как такое возможно в единой Европе?

Ход Берлина 

Немецкий еженедельник Der Spiegel сообщил недавно со ссылкой на собственные источники, что греческие граждане держат на счетах в швейцарских банках €600 млрд. 
Другое популярное издание - газета Die Welt  назвала более впечатляющую цифру — €800 млрд (по состоянию на конец 2013 года). И это при том, что ВВП Греции, напомним, составляет €230 млрд, а суммарные вклады в местных банках оцениваются в €200 млрд. 
По данным этого издания, с февраля 2014 года у государственного секретариата Швейцарии по международным финансовым вопросам есть предложение перевести эти средства греческому правительству. Однако, как утверждает Die Welt, ни нынешний министр финансов Греции, ни его предшественники никогда не обращались в швейцарские инстанции по этому вопросу. 
И напрасно, считают немцы. Вот, дескать, где надо искать потенциальные возможности для лечения финансовых болячек, а не доставать «скелет из шкафа», спекулируя на военных репарациях.
В связи с этим министерство финансов Греции было вынуждено в срочном порядке отбивать «немецкий контрудар» о бегстве капиталов в женевскую гавань, втрое превышающих ВВП страны и более чем вдвое суммарный госдолг. 
«Суммы, фигурирующие в публикациях, не подтверждаются никакими надежными источниками», - заявил в парламенте заместитель министра финансов Димитрис Куселас.
Он назвал эти сведения «преувеличенными и невероятными». При этом министр не привел собственных оценок, касающихся бегства за границу греческого капитала. По его мнению, эта тенденция постепенно сходит на нет, поскольку «многочисленные прогнозы о банкротстве страны не оправдались».
«Ни один из подобных сценариев и не подтвердится, поскольку Греция обеспечила бесперебойное финансирование с помощью европейского механизма поддержки», - отметил он.
Греческие власти в последние месяцы действительно прилагают усилия по возвращению на родину ранее выведенных капиталов. Однако закон о налоговой амнистии тем, кто вернет деньги в страну, не встретил широкого понимания среди вкладчиков и был подвергнут критике в ЕС.

Роль парламента

Несмотря на очевидную для большинства европейских юристов бесперспективность претензий Афин к Берлину по военным репарациям, греческий парламент решил сказать свое слово в этом споре. Законодатели создали специальную комиссию, в которую вошли представители всех фракций, чтобы всесторонне изучить проблему. Планируется, что дебаты будут транслироваться в прямом эфире по парламентскому ТВ.
Это значит, что тема в условиях долгового кризиса приобретает явное внутриполитическое значение.
Поднятый премьер-министром и поддержанный многими местными политиками вопрос компенсаций будет, скорее всего, использоваться как инструмент сплочения самих греков. После неудачных переговоров с Брюсселем по долговым обязательствам новому кабинету требуется надежный громоотвод. А им вполне может стать широкая дискуссия о немецких репарациях. Тем более что эта линия пользуется большой поддержкой как в политическом истеблишменте, так и среди населения.

€230 млрд составляет суммарный госдолг Греции

От €269 млрд до €332 млрд требует Греция от Германии в качестве компенсации

476 млн рейхсмарок составил кредит, выданный принудительно в 1942 году Грецией Третьему рейху

115 млн марок ФРГ выплатила Германия Греции в качестве индивидуальных компенсаций


Новый комментарий

 

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив