НАТО должен был быть открытым и щедрым к России
На фото: Майкл Стопфорд, бывший заместитель помощника генсека НАТО по стратегическим коммуникациям© 
Что потерял мир с разрывом сотрудничества между НАТО и Россией, и меняет ли украинский конфликт главные приоритеты альянса?

Об этом спецкору «МП» Светлане Догадкиной рассказал в интервью Майкл Стопфорд, бывший заместитель помощника генсека НАТО по стратегическим коммуникациям, ныне заместитель ректора по международным делам Университета Небраски – Керни.

Каковы перспективы взаимоотношений между НАТО и Россией после украинского кризиса?

Когда я работал в структуре НАТО, Россия и альянс довольно позитивно сотрудничали в контексте Совета Россия – НАТО. Я был очень рад такому виду взаимоотношений и всячески способствовал их развитию. Например, в сфере борьбы с терроризмом. Я руководил программой «Наука ради мира и безопасности», в это время наш самый крупный проект назывался STANDEX, нацеленный на создание систем обнаружения взрывчатки на террористах-смертниках. Эти исследования были основаны как раз на сотрудничестве стран НАТО и России. В рамках STANDEX Французская комиссия по атомной энергетике, немецкий и голландский институты, а также Американский департамент внутренней безопасности работали с рядом очень хороших российских лабораторий из Санкт-Петербурга в сфере обнаружения взрывчатых веществ в публичных местах.

Это был очень ценный проект. Допустим, что кто-то спланировал организовать теракт с участием террориста-смертника в месте проведения концерта или футбольного матча. Жутко представить, но у нас сегодня нет технологий, чтобы обнаружить этого смертника. А тогда у нас были превосходные российские лазерные и инфракрасные разработки. И мы вместе пытались создать такие технологии. Мне кажется, эта программа была приостановлена из-за украинского конфликта и кризиса отношений между НАТО и Россией. Так что я бы хотел сказать прямо: я сожалею об этом. Очень жалко, что эта программа заморожена. Надеюсь, в будущем что-то поменяется, если мы приложим усилия и попытаемся восстановить отношения между НАТО и Россией.

Повлияют ли нынешние проблемы в отношениях между Россией и НАТО на борьбу с международным терроризмом?

Абсолютно уверен. Это как раз то, о чем я говорю. Если рассуждать о главных вызовах, стоящих перед демократическими обществами сегодня, то я бы точно не сказал, что российско-украинская проблема — это главный приоритет.

Приоритетным является вопрос о том, как мы собираемся отвечать на современные террористические угрозы. И под этим я подразумеваю, конечно, террористическую угрозу, исходящую от исламских фундаменталистов. Это «Аль-Каида», Исламское государство и, например, Боко-Харам. Этим фундаменталистским террористическим группам крайне сложно противостоять. Для этого мы должны объединиться, я имею в виду страны НАТО и других важных игроков, включая Россию.

Конечно, борьба с терроризмом — это далеко не только военная задача, нужно многое сделать в сфере экономического и социального развития. Я не говорю, что единственная реакция на эти угрозы должна быть военной, но силовой компонент очень важен для достижения прогресса. В этом контексте НАТО и России необходимо как можно скорее возобновить антитеррористическое взаимодействие.

Может ли расширение экономических связей России с некоторыми странами - членами НАТО (например, с Турцией) вызвать угрозу для альянса?

Между нами и так уже довольно тесные экономические и энергетические связи, разве нет? И все мы знаем, что энергетические взаимоотношения между Россией и Западной Европой, особенно с мощными странами типа Германии, очень важны. Так что для углубления этих контактов в этом должны быть одинаково заинтересованы обе стороны: и страна-экспортер энергии, и страна-покупатель.

Естественно, ведутся серьезные дискуссии по поводу дифференциации путей трубопроводов, которые могли бы снизить зависимость некоторых стран от энергетики России. В широком смысле, эта зависимость существует, поскольку есть страны с большими энергетическими ресурсами и страны, которым приходится много тратить на их покупку. В интересах обеих сторон определить цену, которая будет способствовать развитию их экономик.

Что вы думаете по поводу решения России приостановить свое участие в Договоре об обычных вооруженных силах в Европе? Может ли этот шаг подорвать систему безопасности в Европе, которая установилась после распада СССР?

Я не могу дать подробный ответ по поводу этого договора, между тем, это один из основных документов, который позволил снизить конфронтацию между Советским Союзом и НАТО во время «холодной войны». Тогда был найден баланс между сокращением обычных вооружений и ядерного оружия. Могу предположить, что любое решение, которое снижает эффективность взаимодействия в нынешней структуре безопасности, прискорбно.

Добиться любого соглашения по поводу таких серьезных вопросов безопасности всегда требует очень много времени и сил. Если вы прекращаете сотрудничать в рамках этих соглашений, это значит, что вы сделали шаг назад на пути к сотрудничеству, на который были потрачены годы дипломатической работы.

В советское время и после падения СССР Кремль предпринимал неоднократные попытки войти в состав НАТО. И каждый раз альянс отказывал стране в этом. Не считаете ли вы теперь, что было бы лучше принять это предложение?

До сих пор ведется серьезная дискуссия о том, какой характер имели отношения России с НАТО после «холодной войны». Я знаю, что в России существует точка зрения, что ее попытки взаимодействовать с НАТО и, возможно, даже войти в его состав были отвергнуты. Я в то же время слышал от некоторых американцев, что конкретного предложения о вхождении в альянс Россия никогда не получала.

Я бы согласился с тем, что в конце «холодной войны», когда структура Советского Союза распадалась на части и на ее обломках возникали новые независимые страны, странам НАТО стоило сделать все возможное, чтобы сделать сотрудничество с Россией максимально эффективным. Я, полагаю, НАТО должен был быть настолько открытым и щедрым к России, насколько это возможно. Альянс должен был добиться того, чтобы Россия воспринималась всерьез и как полноценный партнер в будущих процессах по обеспечению безопасности в Европе. Также надо было убедить Россию, что ее интересы уважают и защищают в новой структуре безопасности после «холодной войны».

Я не уверен, что все произошло именно так. Но так нужно было сделать. Именно от западного альянса должна была исходить инициатива по отношению к России.

В НАТО много лет шли дебаты по поводу будущего альянса. В первом десятилетии XXI века казалось, что цели больше нет - ведь СССР исчез, и стало некого сдерживать. Кроме того, большое количество новых членов НАТО привело к проблемам в управлении. Не думаете ли вы, что сейчас альянс обязан России, ведь с резким похолоданием двусторонних отношений военная структура НАТО снова обрела свою цель?

Действительно, в конце «холодной войны» был вопрос по поводу целей альянса - с того момента как Варшавский договор прекратил свое существование и Россия начала проводить иную политику. Мне кажется, даже нынешние отношения между НАТО и Москвой исключают возвращение к той давней доктрине. Хотя до сих пор в альянсе есть воинственные люди, которые чуть ли не с облегчением наблюдают за обострением противоречий между альянсом и Россией.

Но я не считаю это важной проблемой. Главное, что сегодня вызовы для международной безопасности кардинально изменились. После «холодной войны» НАТО уже получил новую цель, которая не имеет ничего общего с Россией. До того как внимание международного сообщества оказалось сосредоточено на Украине, НАТО успешно играл свою обновленную роль. Это борьба с терроризмом.

Речь идет о целом спектре террористических организаций, которые явно угрожают Западу. Речь об Аль-Каиде, совершившей теракт 11 сентября 2001 года в Нью-Йорке, о всех этих ужасающих зверствах Исламского государства, когда они убивают невинных людей, журналистов, работников гуманитарных организаций. Угроза исходит и от боевиков «Боко Харам», в Нигерии, Камеруне и соседних областях, которые не хотят, чтобы женщины получали образование, чтобы люди жили в справедливом обществе.

Это именно те проблемы, на которых НАТО очень своевременно сконцентрировал свои усилия в последние годы. Это было сделано, повторюсь, совместно с Россией. Также шла работа по улучшению кибербезопасности. Это еще один серьезный вызов для современного общества, так как мы все больше зависим от онлайн-архитектуры наших экономик. Также в приоритетах встали вопросы нелегального рынка оружия массового уничтожения, наркотиков, рынок торговли людьми, пиратство. НАТО довольно эффективно боролся с пиратством у берегов Сомали.

Я полагаю, что НАТО на самом деле удалось успешно «переформатироваться», причем в очень позитивном ключе, не пытаясь противостоять России, а в кое-каких вопросах — даже сотрудничая с ней.

Кроме того, НАТО - это не единственная международная организация по обеспечению безопасности. Совет Безопасности ООН остается главным инструментом для поддержания мира во всем мире, и в состав его постоянных членов входят Россия, США, Китай, Франция и Великобритания. Все они имеют равные голоса. Я думаю, что мы должны обратиться к ООН, чтобы решить некоторые из существующих глобальных проблем.

Новый комментарий

 

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив