Мир и Политика - журнал, новости, комментарии, репортажи, публицистика, анализ, факты, мнения, эксперты, оценки, прогнозы, экономика, культура, Россия, Европа, Азия, Америка, Австралия, страна, народ, власть
Цена политики
.
Комментарий эксперта
Дмитрий Лысенков
Дмитрий Лысенков
главный редактор информационно-публицистического агентства «Контекст»
 
«Мистрали» -  два стула Олланда

Вертолетоносцы «Мистраль», вокруг которых разгорелись споры и догадки, сами по себе, для военно-морского флота не значат, практически, ничего. Они - из разряда военной продукции «ну пусть будут» и относятся ко времени, когда бывший министр обороны Сердюков очень старался заменить российское вооружение на импортное. У Сердюкова и пистолеты российские стреляли плохо, и бронемашины нужны были итальянские, которые боятся грязи и не заводятся в мороз.

Последствия такого импортозамещения могли быть катастрофическими. Это был бы очередной шаг к разрушению российской оборонки: свое производство бы свернулось, военных инженеров и промышленность вогнали бы в стадию конверсии, на которой они снова начали бы лудить кастрюли для сельских хозмагов, а Министерство обороны, кроме того, подсело бы навсегда на импорт запчастей и комплектующих.

Надо ли объяснять, что это все значило бы для обороноспособности, и в итоге суверенитета страны в свете «неожиданно» обнаружившейся нелюбви Европы и США к России? Во всяком случае я не могу рассматривать все эти шаги иначе, как диверсию против страны. И вот, стало понятно, что «Мистрали» скорее всего, поставлены не будут. То, как Путин спокойно и с иронией говорил об этом – не хорошая мина при плохой игре, а естественное равнодушие к проблеме, которой не существует. Но, кроме военно-технической стороны, есть еще и чистая политика. Франсуа Олланд явно слабый президент. Он уступает Саркози, практически, по всем параметрам лидера нации. Это особенно заметно в близком историческом сравнении.

Саркози без русофобской истерики взял на себя миссию урегулирования крайне опасной ситуации с российско-грузинским конфликтом и справился с ней. Олланд не показал себя в этом смысле самостоятельным политиком. Однако, воспринимать его как игрушечного президента, который делает то, что скажут Меркель и Обама, все же несколько наивно.

В истории с «Мистралями» он выкрутился как очень ловкий ужик в окружении болотных врагов. Конечно, он прекрасно знает, что «Мистрали» для России – не вопрос стратегической безопасности. Это был, прежде всего, символ военно-технического сотрудничества, ведь корпуса кораблей изготовлены в России, как и многие узлы и механизмы. «Мистрали», в этом смысле, должны были стать чем-то, вроде «Эйрбаса» – результатом совместной работы инженеров разных стран. Но, конечно, с введением санкций, Олланд подумал (один или с помощью), что лучшей образцово-показательной поркой России станет невыполнение контракта. Для мира это задумывалась как пощечина Путину. Для людей, понимающих – самый безболезненный символ того, что «Франция тоже присоединилась».

Некрасиво, конечно. Но на более радикальные шаги в конфронтации с Россией Олланд не готов. Что, в общем понятно – разрушать реальное, значимое сотрудничество с нашей страной не входит в его планы.

Поэтому «Мистрали» - это вопрос политеса. И Путина к стене не прижал, и обязательства перед антироссийским блоком выполнил. Вряд ли, кто-то попеняет ему за это. Тема уйдет быстро, а сумма неустойки для Франции несущественна.

Новый комментарий

 

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив