Отзвуки двуязычия
Художник Лоретта Абашидзе - Шенгелия иллюстрация к книге Шота Руставели "Витязь в тигровой шкуре"© 
Остановят ли новые власти Грузии языковую экспансию США?

Даже далекий от демократизма Ленин, в свое время говорил, что русский язык не нуждается в изучении „из – под палки". Его в советское время учили с любовью и для пользы собственного развития. Через язык Пушкина познавался мир во всем его многообразии и неисчерпаемом богатстве. А еще и потому, что русский хотя и был языком межнационального общения,вместе с тем он не только не мешал, но и способствовал развитию языков входивших в состав общей страны наций и народностей. А теперь проследим,что произошло с грузинским языком за время, прошедшее после, так называемой, независимости. Общий упадок страны не мог не отразиться и на языке. Если в советское время телезрители и радиослушатели помимо школы и вуза учились языку у дикторов и журналистов, то в „свободной" Грузии последним самим нужно овладевать языком, который они нещадно коверкают.

„Националы" пошли еще дальше: они закрыли базовые институты языкознания, Государственную Палату грузинского языка. Отношение к языку и литературе со стороны бывшей власти можно проиллюстрировать всего лишь одним, но многоговорящим фактом: президент страны, касаясь поэзии, упомянул автора „Витязя в тигровой шкуре" как „некоего месха из Рустави". Но время поставит все на свои места и народ „неким" назовет самого Саакашвили, а Руставели как был знаменем грузинской поэзии, так и останется им навсегда.

Почти все молодые кадры „националов" проучились на Западе, в основном, в США и владеют, в той или иной степени, английским. Целью хозяев из Вашингтона и их ярых исполнителей было – сделать Грузию обслуживающим придатком для США - повелителя мира. А для достижения этой цели необходимо было задействовать основной инструмент – язык.

Бывшие власти внедряли английский повсеместно и в принудительном порядке,делали его обязательным для всех учащихся и работающих людей. Невладение им становилось ущербным и означало отсталость,особенно среди молодежи. Английский стал пропуском на любую должность, связанную с государственными структурами. Тех же, кто вышел из советских учреждений и был профессионально связан с русским языком, президент объявил людьми второго сорта, „смытыми". В то же самое время, многие из учащейся молодежи и из других слоев общества предпочитали и предпочитают русский. Но последний искусственно вытеснялся из школ и вузов, из грузинского сознания вообще, с каждым годом теряя позиции.

В Советском Союзе, который „националы" „в гробу видели", вывески на зданиях делались на обоих языках – грузинском и русском. Теперь же все англофицировано. Если в последние годы правления „бывших" нет – нет да и стали после английского графировать грузинский перевод, то это благодаря вмешательству в этот вопрос знатоков и защитников грузинского языка. Если в советское время грузинские песни переводились на русский язык, то теперь англоязычным ничего не надо переводить – им поют песни на их языке. Если так пойдет и дальше – мы утратим нашу культуру, а вместе с ней и самое главное – язык. Под влиянием английского даже в грузинский танец стали проникать чуждые элементы, в частности, ирландские, если верить профессионалам.

Как – то в парке я встретил трех школьниц, на вид учениц 7-го – 8-го классов, с гитарой. Поскольку я сам играю на гитаре, мне стало интересно их послушать.После знакомства я услышал следующее: они учатся песням... английским, а грузинских не зают и не поют. Вывод напрашивается сам собой – английский за какие – нибудь 10 лет стал вытеснять грузинский в отличие от русского, который обслуживал единое государство и предполагал естественное двуязычие.

Мало того, „националы" узаконили изучение английского наравне с родным уже с первого класса, что в корне ошибочно и неоправдано. Я, как филолог по образованию и имеющий практику преподавания в школе, считаю, что в начальных классах ученик должен осваивать только свой язык, который затем становится основой для изучения иностранного.

На русском языке написаны шедевры, известные всему миру. Как-то я наткнулся на высказывание одного из английских исследователей, который, оценивая значение русской литературы, писал следующее: „Мировой литературе известны три взлета на вершину – это античный период, литература эпохи Возрождения и Русский девятнадцатый век". К этому могу добавить уже от себя: русский язык я отношу к благозвучным, таким, как, например, испанский, итальянский, португальский, греческий, чего не скажу о некоторых других, включая английский. Надеюсь, это не будет читателем воспринято как предвзятость. Кстати, очень сложен в фонетическом смысле и наш, грузинский в силу специфичности некоторых звуков, а также трудностей в произношении стоящих рядом нескольких согласных. В этом смысле „рекорд" принадлежит сербскому: слово „смерть" у сербов состоит из одних согласных – „смрт".

Владимир Даль говорил, что человек принадлежит к тому народу, на языке которого он мыслит. Я думаю на русском. Принадлежу ли я к русскому народу? В определенном смысле – да.

В связи с этим вспомнилась история героя войны 1812 года Петра Багратиона, который одно из посланий к тогдашнему министру обороны России Чернышову, начал со слов: „Пишу тебе как русский русскому..." Да, Багратион, которым по праву гордятся оба наши народа, был по существу, русский. Таким его сформировала российская действительность. Другой выходец из Грузии - Сталин. Дослужился до генералиссимуса. Русский язык и русская душа возвели на вершину славы Булата Окуджаву, Ираклия Андроникова, Бориса Акунина (Григорий Чхартишвили)... Впрочем, это уже другая история.

С приходом в нашу жизнь английского с легкой руки "Национального движения”, из обихода стал вытесняться не только русский, но и, собственно, грузинский. А это - уже экспансия, подпитывавшаяся прежним правительством и продолжающаяся по инерции сегодня. Остановить её – первостепенная государственная задача.

Остается пояснить, почему я прибег к параллели с советской системой. Дело в том, что в Советском Союзе, при всем его безбожии и существовании некоторых уродливых явлений, человек чувствовал себя достойным и защищенным во многих отношениях, нежели чем в плсдедние постсоветские двадцать с лишним лет. Если советская система была плохой, то почему пришедшие на смену коммунистам "спасители” страны не сделали жизнь лучше,а,наоборот, только ухудшили её до невыносимости!? Та была хотя бы системой, с определенной целью и созидательными задачами, а то, что мы имеем сегодня – это результат мнимой независимости нашей страны и ложный путь, диктуемый нам Вашингтоном, по воле которого сегодня пытаются сломать судьбу главного признака нашей идентичности – языка.

 

Новый комментарий

 

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив