«Перезагрузка» президентства Нурсултана Назарбаева нужна ему для превращения Казахстана в лидера ЕАЭС

26 апреля в Казахстане состоятся досрочные президентские выборы. Нынешний глава республики Нурсултан Назарбаев не сразу согласился участвовать в них, а лишь выдержав паузу в несколько недель. Вероятно, для того, чтобы придать выборам «естественности». Впрочем, на этом естественность заканчивается: на выборах у Елбасы (лидера нации), как всегда, не будет серьезных противников, и новый срок ему обеспечен. Решение согласиться с инициативой рядовой НПО и провести выборы досрочно объясняются не только желанием Назарбаева продлить полномочия, не выходя за рамки Конституции. Правящим кругам Казахстана впервые за многие годы нужен новый мандат, подтвержденный «свежим» народным волеизъявлением. Иначе Назарбаев не сможет превратить ЕАЭС в тот постсоветский союз, который он планировал.

В осаде

То, что новый альянс на первых порах будет испытывать определенные трудности, было известно изначально. Ни одна организация подобного толка не рождалась легко и всеобщего благоденствия в одночасье не приносила. Однако из числа лидеров стран-членов ЕАЭС только Назарбаев оказался в такой мощной - причем двойной - осаде.

Власти Казахстана критикуют местные бизнесмены, которые не могут конкурировать с российскими и белорусскими товарами. В результате падения рубля под ударом оказался целый ряд казахстанских секторов: от сельского хозяйства (местная курятина стоит вдвое дороже российской) до автомобилестроения (в феврале казахстанский «Агромаш холдинг» заявил, что не в состоянии конкурировать с потоком подержанных дешевых авто из РФ).

Страны-члены ЕАЭС тоже недовольны Астаной, причем за прямо противоположное: за нежелание еще больше открывать свой рынок для их экспорта. Так, в марте председатель Совета министров Беларуси Михаил Мясникович раскритиковал Казахстан за отказ углублять промышленную кооперацию в рамках ЕАЭС. Тогда же выяснилось, что взаимная торговля Казахстана с остальными странами-членами экономического союза резко упала — на 7,8%. Притом экспорт из Казахстана упал более чем на 40%.

По словам директора Группы оценки рисков (Казахстан) Досыма Сатпаева, укрепление противников ЕАЭС связано с тем, что альянс понес в Казахстане репутационные потери, ставшие следствием санкционного противостояния России и Запада и последовавшего падения курса рубля, что не могло не отразиться и на казахстанской экономике. Обиднее, что позиции альянса пошатнулась и среди тех представителей казахстанского бизнеса, которые еще при создании Таможенного союза и ЕврАзЭС поддерживали интеграционный проект в поиске удобного выхода на рынки России и Белоруссии.

«Имиджевый ущерб ЕАЭС таков, что можно говорить о скептическом отношении казахстанского бизнеса к альянсу. Только официально около 18% предприятий Казахстана пострадали из-за падения курса рубля, и сейчас наша продукция неконкурентоспособна. В Казахстане начинают сомневаться в том, что в 2015 году страна получит какие-то прямые экономические выгоды от ЕАЭС», - заявил «МП» Сатпаев.

По его мнению, на этом фоне Назарбаеву действительно необходима убедительная победа в досрочных выборах. Помимо того что они нужны для сохранения стабильности и принятия непопулярных антикризисных мер. «Недавно уже был пересмотрен бюджет, внесены корректировки – цена за баррель нефти опущена с 80 долл. до 50 долл. Это говорит о том, что власти будут экономить, а это отразится на уровне жизни населения», - сказал «МП» Сатпаев.

Казахстанское детище

По словам исполнительного директора политологического центра «Север-Юг» Юлии Якушевой, проблемы у Казахстана начались еще на начальных этапах переговоров о ЕАЭС. Казахстанские дипломаты (это впоследствии признали высшие должностные лица Казахстана) в первые месяцы дискуссий заняли слишком слабую позицию, забыв о национальных интересах. Этим воспользовалась российская сторона.

«Это обернулось возникновением временных противоречий между Россией и Казахстаном. Но предпринятое Астаной усиление казахстанской группы переговорщиков привело к тому, что в договоре о создании ЕАЭС не осталось упоминания ни об одном политическом институте, были закреплены принципы равноправия и одинаковая представленность сторон», - рассказала «МП» Якушева.

Однако Назарбаев, похоже, до сих пор ощущает подвох. В прошлом году неприятным сюрпризом для Москвы стало заявление Елбасы в преддверии финального подписания договора о создании ЕАЭС о том, что Казахстан не допустит ущемления своего суверенитета в рамках союза. Это была воспринято в регионе как предупреждение: Астана не подпишет договор, если партнеры не прислушаются к ее требованиям.

Но и после 1 января 2015 года, когда ЕАЭС официально заработал, Казахстан продолжил сопротивляться интеграции. В феврале российская газета «Коммерсант» со ссылкой на источники сообщила, что казахстанское руководство после обвала рубля подумывает ввести эмбарго на целый ряд российских товаров, так как с ними стало невозможно конкурировать. 6 марта казахстанские представители сообщили Евразийской экономической комиссии (ЕЭС — основной регулирующий орган ЕАЭС), что не готов делать очередной интеграционный шаг — отказаться от принципа резидентства. Это позволило бы предпринимателям из государств-членов ЕАЭС подавать таможенную декларацию не только на родине, но и в любой стране союза.

Как подчеркивает Якушева, ЕАЭС является детищем Назарбаева - Казахстан стоял у истоков евразийской интеграции, заговорив о ней еще в 1990-х годах, но тогда подобные инициативы не нашли поддержки ни в Москве, ни в других постсоветских столицах. Понадобилось почти два десятилетия, чтобы ситуация дозрела, и теперь, очевидно, Назарбаев не может себе позволить уступить свой проект Москве, которая играет главную роль в союзе хотя бы потому, что ее экономика гораздо больше.

 

«Назарбаев не конкурирует с Путиным, так как у Казахстана нет комплекса по поводу утраченного статуса сверхдержавы. Он не претендует на роль лидера постсоветского пространства, а только позиционирует себя предсказуемым политиком, готовым выступать в роли модератора, способствующего стабилизации – как в случае с Украиной. Назарбаев стремится к тому, чтобы на постсоветском пространстве именно его воспринимали в качестве оптимального посредника»

Досым Сатпаев,

директор Группы оценки рисков (Казахстан)

 

Юлия Якушева полагает, что нынешние конфликты между Астаной и ее партнерами по ЕАЭС, прежде всего, с Россией, могут быть обусловлены схожестью структур экономик этих двух стран: это делает их конкурентами по основным статьям экспорта. По ее мнению, главные преимущества евразийской интеграции для Казахстана носят прагматичный, но пока только потенциальный характер: стране только предстоит повысить конкурентоспособность национальных товаропроизводителей и реиндустриализировать экономику с учетом новых возможностей.

Досым Сатпаев считает конкуренцию между РФ и Казахстаном условной, поскольку объем российской экономики несравнимо больше, а потому «маловероятно, что Казахстан начнет соперничать с Россией в ближайшие несколько лет». «И потом, кроме ЕАЭС, у Астаны на носу вступление в ВТО, где конкуренты более жесткие и агрессивные. Как отмечали экономисты, Казахстан еще не готов не то что конкурировать в рамках ЕАЭС, а вообще конкурировать в рамках мировой системы разделения труда, кроме продажи сырья и экспорта ограниченных партий продукции. Мы до сих пор - сырьевой придаток в мировой экономике, и это большая проблема», - считает Сатпаев.

Самый стабильный

По его мнению, если и говорить о конкуренции в рамках ЕАЭС, то она больше носит политический характер, хотя участники альянса и договорились избавить его от политической составляющей. «Речь о конкуренции между Назарбаевым и Лукашенко за роль модераторов, посредников и миротворцев. Лукашенко старается вырваться из международнойизоляции, в которой долго находился, и стать «рукопожатным» политиком. У Назарбаева другая цель, более амбициозная. Он стремится к некоему статусу субрегионального лидера в плане гарантий стабильности», - считает Сатпаев.

Если Россию международное сообщество воспринимает как непредсказуемого партнера, порой даже заинтересованного в дестабилизации обстановки, например, в Украине, то Назарбаев стремится к демонстрации того, что внутри Казахстана создана более-менее стабильная государственная модель, и пытается «вывести» эту модель на уровень внешнеполитических инициатив, уверен эксперт. «При этом Назарбаев не конкурирует с Путиным, так как у Казахстана нет комплекса по поводу утраченного статуса сверхдержавы. Он не претендует на роль лидера постсоветского пространства, а только позиционирует себя предсказуемым политиком, готовым выступать в роли модератора, способствующего стабилизации, – как в случае с Украиной. И он стремится к тому, чтобы на постсоветском пространстве именно его воспринимали в качестве оптимального посредника», - сказал «МП» Сатпаев.

Директор Аналитического центра МГИМО Андрей Казанцев считает, что Казахстан, по сути, единственная страна ЕАЭС, которая за свое участие в евразийской интеграции не ждет от России большой экономической (как Белоруссия и Киргизия) или одновременно военной и экономической (как Армения) помощи.

 

«С евразийской интеграцией связывается целый ряд интересов Казахстана и проектов Астаны, полезных как соседям по постсоветскому пространству, так и всему миру. Во-первых, мир и эффективное экономическое взаимодействие с соседями на постсоветском пространстве всегда воспринимались Назарбаевым как необходимое условие для развития самого Казахстана. Во-вторых, Казахстан стремится получить доступ не только на рынки постсоветских стран, но и на европейские рынки, А этот путь проходит неизбежно через территорию России. В-третьих, Казахстан надеется сформировать экономическое пространство, открытое и для взаимодействия с Азиатско-Тихоокеанским регионом (АТР). Это обстоятельство недостаточно оценено российским общественным мнением»

Андрей Казанцев,

директор Аналитического центра МГИМО

 

«С евразийской интеграцией связывается целый ряд интересов Казахстана и проектов Астаны, полезных как соседям по постсоветскому пространству, так и всему миру», считает собеседник «МП». Казахстан видит ЕАЭС не только как площадку для взаимодействия постсоветских стран, но и как экономический союз, способный объединить Европу и Азиатско-Тихоокеанский регион — к выгоде того же ЕАЭС. «Взаимодействие с АТР, причем не только с Китаем, – одна из хороших альтернатив для диверсификации торговли и Казахстана, и России. К слову, эти планы Астаны не противоречат официальной доктрине российской внешней политики», - считает Казанцев.

Москва на волне ухудшения отношений с Западом может использовать Казахстан как удобного посредника, либо воспринять амбиции Назарбаева как угрозу для своего видения «идеального ЕАЭС». То, что Россия не может изменить — это нынешний политический расклад, при котором Евразийская интеграция стала ключевыми моментом в соперничестве за постсоветское пространство, которое часто называют «Новой большой игрой». А ЕАЭС сегодня превращается в главный ключ к политическому и экономическому влиянию в регионе.

Новый комментарий

 

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив