Конец прошлого - начало этого года ознаменовались неожиданно резким поворотом президента США Барака Обамы к динамичной и активной внешней политике. Еще недавно американские эксперты говорили о нем исключительно, как о «хромой утке». От двух последних лет его президентства никто уже не ожидал никаких глобальных инициатив. Предполагалось, что конгресс, оказавшийся под контролем республиканцев, свяжет его по рукам и ногам. Даже вполне респектабельная столичная The Washington Post, в целом поддерживающая демократов, назвала его «президентом-изгоем». «Изгоем» в собственной стране. И вдруг, как из рога изобилия, одна за другой посыпались идеи изменения политики Америки в мире.

Решающий срок

Сначала было объявление о восстановлении дипотношений с Кубой после более чем полувековой откровенной вражды, затем - жесткие заявления по Ирану, не допускающие никаких новых санкций против этой страны, наконец, визит в Индию, куда Обама направился на следующий же день после своего традиционного послания на Капитолийском холме «О положении в стране». Америка была изумлена.

Все ожидали, что он придет с ежегодным посланием в конгресс с «хвостом между ног» (tail between legs – чисто американское изречение). Но Обама был другим — ярким, уверенным в себе. Он с убийственной иронией обращался с трибуны к своим политическим оппонентам — республиканцам, смеялся над собственными шутками, подмигивал сидящим в зале и часто импровизировал, отрываясь от текста.

Президент, пишет колумнист агентства Yahoo, всем своим видом давал понять: «ничего, что моя партия потерпела поражение на промежуточных выборах в прошлом ноябре. В 2016 году на президентские выборы я приготовлю вам самую большую рыбу на ужин».

Сейчас обе палаты конгресса в руках республиканцев, но Обаме уже нечего терять, и он может действовать без оглядки на оппонентов, не пытаясь набрать мелкие политические очки.
Опытные американские обозреватели объясняют эти изменения так. Два года назад демократы остались в Белом доме, но впереди были промежуточные выборы в конгресс, которые, как было ясно заранее, они проиграют. В результате Обама тогда не решился начинать решительный бой с законодателями по «домашним» делам - контролю над оружием, повышению налогов, продвижению реформы в сфере здравоохранения или международным проблемам — достижению компромисса с Ираном по ядерной программе или сближению позиций с Китаем по поводу климатических изменений в мире — просто не имело смысла.

Сейчас обе палаты конгресса в руках республиканцев, но Обаме уже нечего терять, и он может действовать без оглядки на оппонентов, не пытаясь набрать мелкие политические очки.

Но главное объяснение того, что Барак Обама наконец проснулся и начал проводить более активную политику, вероятно, в следующем. Второй президентский срок в США называют «внешнеполитическим». Нация к этому времени уже порядком устает от своего лидера, у него накапливается большое количество внутренних проблем, разрешить которые он не в состоянии. А вот добиться какого-либо крупного прорыва на внешнеполитическом фронте ему вполне по силам. Вот и нынешний, 44-ый по счету президент США всерьез задумался о своем наследии.

 

Раскол среди республиканцев

The Washington Post уже не говорит об Обаме, как о «хромой утке» или «изгое». «После обращения к конгрессу стало ясно, что Обама не собирается тихо уходить со сцены в последние два года своего президентства, совсем наоборот», - пишет влиятельная газета.

Во многом такую решимость президенту дают экономические успехи страны. В 2013 году уровень безработицы в США достигал 7,9%, а падение ВВП к концу 2012 года составил 0,1%. Сейчас безработица сократилась до приемлемых 5,6%, а в третьем и четвертом кварталах прошлого года экономический рост составил соответственно 5 и 4,6%.

На волне экономического подъема пошел вверх и рейтинг Обамы. По опросу, проведенному Washington Post/ABC, он поднялся до 50%, что на семь пунктов выше, чем в минувшем октябре. NBC/Walls Street Journal дают Обаме 46% одобрения населением, и это является наивысшей отметкой после происшедшего в начале 2013 года бюджетного и правительственного кризиса.

Но в этом мире все непросто. И, казалось бы, выигрышные для президента внешнеполитические темы становятся не только объектом горячих дискуссий между демократами и республиканцами, но и вызывают противостояние внутри самой правящей партии.

 

Куба рядом

Куба для осуществления «исторического прорыва» Барака Обамы была выбрана не случайно. Где еще президент в сравнительно короткий срок мог добиться успеха?

Обама держал соседний с Америкой остров в поле зрения еще с 2008 года, после первой победы на выборах. Тогда он значительно облегчил условия для поездок на остров кубиноамериканцам, проживающим во Флориде, повысил размер их денежных переводов бедным кубинским родственникам. Такие ключевые члены администрации, как госсекретарь Джон Керри, также поддержали идею о снятии экономического эмбарго, которое, по словам президента, «просто не работает» и «бьет лишь по простым кубинцам».

В Белом доме попытались просчитать все «за» и «против» решения о восстановлении отношений с Кубой. Было ясно с самого начала, что эту новость встретят в штыки республиканцы. Особенно учитывая то обстоятельство, что в конгрессе два сенатора с кубинскими корнями — Марко Рубио от Флориды и Тэд Крус от Техаса не скрывают своих президентских амбиций. Но и однопартиец сенатор Боб Менендес, занимавший в составе предыдущего конгресса пост председателя ключевого Комитета по международным делам, также не поддержит сближения с режимом братьев Кастро.

Обама держал соседний с Америкой остров в поле зрения еще с 2008 года, после первой победы на выборах.

Однако «за» перевесили: нормализацию отношений с Кубой поддержали свыше 60% американцев, и их одобрение заглушило протесты в конгрессе. В январе этого года в Гаване начались прямые дипломатические переговоры между высокопоставленными сотрудниками госдепартамента и чиновниками кубинского МИДа.

Рытвин и ухабов на пути восстановления дипотношений и обмена посольствами между двумя странами очень много. На Кубе «старая гвардия» боится эрозии авторитарного режима и утери своих привилегий. Рауль Кастро уже после начала переговоров поспешил заявить, что его правительство «не торгует революционными принципами», и выдвинул перед США несколько условий нормализации отношений: возврата Кубе территории в Гуантанамо, занятой под военную базу США, компенсации ущерба, нанесенного Америкой за полвека экономического эмбарго, которые Вашингтон и не собирается даже рассматривать.

Однако запущенный процесс сближения уже, вероятно, не остановить. Одновременно с дипломатами Кубу посетила высокопоставленная делегация конгресса США во главе с сенатором от штата Вермонт Патриком Лихи. Вернувшись на родину, Лихи собрал единомышленников в сенате, и они подготовили проект, который разрешит американским гражданам ездить на остров. На Кубу собирается в ближайшее время и губернатор штата Нью-Йорк Эндрю Куомо, являющийся потенциальным кандидатом на президентских выборах 2016 года от демократов.

Как это часто бывает, впереди политики бежит экономика. Начиная с 1 марта, на Кубе будут действовать кредитные карты MasterCard, к которым вскоре присоединятся и карточки American Express, выпущенные в США. Как пишет кубинское интернет-издание CaféFuerte, «MasterСard первым прорвал экономическое эмбарго США против Кубы».

 

Можно ли верить аятоллам?

Скорее всего, команда Обамы рассматривает Иран следующей после Кубы страной, в отношениях с которой возможен прорыв. Обама ясно дал понять и в своем послании конгрессу, и в нескольких интервью, что он наложит вето на законопроект конгресса, предусматривающий введение новых санкций против Тегерана.

Поворот Белого дома к Ирану значительно смещает приоритеты США в Азии. В начале своего первого срока Обама объявил о политике радикального поворота к Азии и поискам «стратегического баланса» с этим континентом. Однако путь этот оказался слишком долгим. Китай и Индия, два азиатских Голиафа, не спешат откликаться на такие инициативы США, как «Транс-Тихоокеанское партнерство». Пекин по-прежнему видит в Америке, прежде всего, конкурента в борьбе за контроль над природными ресурсами. И осуществляет массированное проникновение в Латинскую Америку, которая традиционно считалась «внутренним двором» США. «Развернуть» к более тесному сотрудничеству Индию также непросто. И, посетив военный парад в Дели по случаю национального праздника, на котором ему, вероятно, без особого удовольствия довелось наблюдать российскую боевую технику, Обама свернул свой визит и поспешил в Эр-Рияд на похороны короля Саудовской Аравии Абдаллы. Но и участие в траурных мероприятиях, позволявшее установить более тесные контакты с новым саудовским монархом, было вторичным по сравнению с переговорами, которые США в рамках «шестерки», а также по собственным дипломатическим каналам ведут с Тегераном.

Противники президента в конгрессе упрекают президента в наивности и недальнозоркости. Глупо полагать, что старые геополитические противники станут партнерами. Такого не произошло с Россией, не произойдет и с Ираном, говорят они.

И, тем не менее, президент решительно настроен добиться компромисса с Тегераном, который позволит этой стране получить более высокий статус на мировой арене и ряд бесспорных экономических льгот в обмен на отказ от своей ядерной программы.

Пекин по-прежнему видит в Америке, прежде всего, конкурента в борьбе за контроль над природными ресурсами. И осуществляет массированное проникновение в Латинскую Америку.

В Белом доме ожидают достижения соглашения к июню этого года. И если это произойдет, Обама войдет в историю как президент, которому удалось нейтрализовать самого грозного противника Америки и погасить потенциальный очаг мировой войны. А кандидат от демократов на выборах получит бесспорный козырь в борьбе с оппонентом.

Обама также рассчитывает, что в случае достижения согласия с США Иран начнет играть более конструктивную роль по подавлению исламских радикалов в Ираке и Сирии. Но насколько можно верить Ирану, ведь он уже неоднократно обманывал ожидания мирового сообщества?

Выбрав Иран в качестве страны, которая позволит ему укрепить его президентское наследие, Обама ступил на тонкий лед. Конгресс настроен дать Обаме решительный бой на иранском направлении. Сенатор Боб Менендес возглавил весьма влиятельную группу своих коллег, которые поставили перед Белым домом ультиматум - контуры политики Вашингтона в отношении Тегерана и его ядерной программы должны быть готовы к 24 марта. Обаме приходится воевать по поводу его внешней политики с собственной партией.

 

Помощь Киеву

В центре противостояния между Обамой и его однопартийцами в конгрессе - не только Иран, но и Украина. Президента подвергают суровой критике за его нежелание немедленно начать поставлять Киеву вооружение, в том числе тяжелое. Призывает начать эти поставки уже упомянутый Боб Менендес и другие влиятельные демократы — Карл Левин и Ричард Дурбин. На их стороне - высокопоставленные чины из Пентагона и ряд влиятельных ученых, в частности, бывший заместитель госсекретаря Строуб Тэлботт.

Главный удар по России Обама по-прежнему нацелен наносить в финансово-экономической сфере.

Давление на Белый дом постоянно нарастает по мере усиления боевых действий на Юго- Востоке Украины. Однако Обама сомневается в правильности предлагаемой ему тактики и, скорее всего, не примет ее.

Президент абсолютно уверовал в то, что санкционные меры против России приносят ощутимые плоды. Его лицо светилось от счастья, когда он объявлял конгрессу, что эта страна изолирована, а ее экономика «порвана в клочья».

Главный удар по России Обама по-прежнему нацелен наносить в финансово-экономической сфере. Так, он включил в бюджет США на финансовый 2016 год расходы на борьбу «с давлением России». Бюджетный запрос американского лидера предусматривает выделение $789 млн на укрепление безопасности союзников по НАТО и стран-партнеров в Европе. В частности, предлагается направить $117 млн Украине и $51 млн Молдавии и Грузии на «противодействие российским агрессивным действиям».

Включением в бюджет средств по «противодействию российской агрессии» Обама явно пытается снять с себя «вину» за слишком вялую реакцию на события на киевском Майдане Незалежности весной 2014 года.

 

Прорыв не гарантирован

Обама, безусловно, прибавил темп в своей работе и сейчас, возможно, напоминает не столько хромую утку, сколько зайчика, заряженного новой батарейкой Duracell. Но он как был, так и остается при этом крайне осторожным лидером, просчитывающим каждый шаг. И, может статься, что ни на одном из выбранных стратегических направлений президенту США не удастся достичь ожидаемого прорыва. Кубинские патриархи упрутся в своем нежелании «поступиться принципами», и Америке придется ждать их физического ухода со сцены, который невозможно подгадать к президентским выборам. Иранские аятоллы могут вновь обмануть мир - сделать вид, что они сворачивают свою военную программу, но на самом деле начнут строить новые подземные центрифуги. «Разорванная в клочья» экономика России может вызвать турбулентность в Западной Европе, которая в состоянии перекинуться через океан. И, таким образом, Обаме не удастся выловить «большую рыбу» к демократическому празднику в 2016 году. Если этот праздник вообще состоится.

 

Новый комментарий

 

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив