Правосудие Великобритании вновь занялось делом бывшего офицера ФСБ России, впоследствии – диссидента Александра Литвиненко, умершего в Лондоне 23 ноября 2006 года. В конце января в Высоком суде Лондона начались публичные слушания. Примерно за два месяца будут допрошены более 70 свидетелей.

Цель новых слушаний – найти мотив убийства

Поскольку подозреваемый в Лондон не явится, судить и выносить заочно приговор нельзя, не позволяет суровый британский закон. Поэтому формальная цель слушаний – выяснить максимум обстоятельств, которые привели к смерти Литвиненко, и довести их до его вдовы Марины и их сына Анатолия, а также до британского народа, к которому в последние годы жизни принадлежал Литвиненко, получивший здесь политическое убежище, а позднее – гражданство.

«Ожидается, что судья Роберт Оуэн выскажется в итоге по вопросу о степени причастности к гибели Литвиненко российских властей», - сообщила ВВС.

Казалось бы, зачем что-то еще выяснять, если уже 20 декабря 2006 года, то есть менее чем через два месяца после смерти Литвиненко, полиция заявила, что установила личность человека, который, по ее мнению, отравил его.

Вскоре Скотленд-ярд официально объявил, что улики найдены и дело раскрыто: по версии полиции, Литвиненко был отравлен добавленным в чай полонием-210, а главный подозреваемый – бывший сотрудник Федеральной службы охраны России Андрей Луговой, которого, видимо, «прикрывал» его коллега Дмитрий Ковтун.

Про последнего, впрочем, при новом рассмотрении дела, похоже, почти забыли. Например, по словам следователя полиции Брента Хайатта, который записывал предсмертные показания Литвиненко, тот не упоминал о Ковтуне как об участнике встречи в баре, где Литвиненко, по версии следствия, был отравлен.

Уже в 2006-2007 годах британские сыщики огласили многочисленные подробности, подтверждающие версию отравления. Казалось, что улик у них более чем достаточно. Следы полония, орудия преступления, были обнаружены на пути Лугового от Гамбурга до Лондона – в отелях, в самолете, в автомобиле. Такие же следы есть и в кафе «Пайн» отеля «Миллениум», где, по версии полиции, прошла роковая для Литвиненко встреча.

Как полоний попал в Германию – неизвестно, потому что туда из Москвы подозреваемый летел самолетом Аэрофлота, который детективам Скотленд-ярда российские власти досмотреть не разрешили.

Показания полиции по поводу способа и орудия убийства выглядят вполне логично и обоснованно, а вот с мотивом есть проблемы – ни у Лугового, ни у Ковтуна не было причин убивать Литвиненко. Вероятно, что слушания как раз и проводятся для того, чтобы еще раз озвучить первоначальную версию, подкрепив ее новыми показаниями свидетелей.

В Великобритании на официальном уровне дело с самого начала было представлено как «организованное государством покушение, спланированное российскими спецслужбами». В мае 2007 года Королевская прокуратура потребовала экстрадиции Лугового. Российские власти отказали, сославшись на то, что этого не позволяет Конституция РФ, а также на необъективность и политическую ангажированность расследования и недостаток улик. Сам Луговой также назвал обвинение «политически мотивированным».

 

Ждали новой волны антироссийской кампании

Есть некоторые основания полагать, что в этой позиции есть доля правды. Во всяком случае, влияние политики на правосудие в этом деле явно просматривается.

Странно, что слушания, на проведении которых давно настаивала Марина Литвиненко, не состоялись значительно раньше. Больше того, известно, что они могли бы начаться еще в мае 2013 года. Тогда министр внутренних дел Великобритании Тереза Мей фактически заблокировала их, посчитав, что выяснение некоторых обстоятельств дела могло негативно сказаться на британско-российских отношениях. Она официально признала, что «соображения международных отношений» были одним из факторов, повлиявших на решение правительства Великобритании не проводить публичных слушаний по делу Литвиненко.

В 2015 году, видимо, было уже понятно, что воспоминания об обстоятельствах смерти Лугового вряд ли сделают отношения между Великобританией и Россией хуже, чем они есть.

Тут-то британские СМИ «внезапно узнали», что Агентство национальной безопасности США будто бы в свое время перехватило некие контакты между представителями российских властей и исполнителями «казни» в Лондоне. Из записи этих переговоров, якобы, следует, что «власти России принимали участие в убийстве Литвиненко и мотивом, видимо, стали его откровения по поводу связей Владимира Путина с криминальным миром», написали британские газеты.

Это мало похоже на правду. Все «откровения» Литвиненко, во всяком случае, публично озвученные - от книги «ФСБ взрывает Россию», вышедшей в 2001 году, до предсмертных заявлений, – по силе аргументации недалеко ушли от всевозможных «теорий заговора». Именно из-за отсутствия подтвержденных фактов, а не из-за безупречной доказательной базы их невозможно опровергнуть.

Не более убедительна версия убийства за сотрудничество с Секретной разведслужбой Великобритании (MI6) и со спецслужбами Испании. Сам Литвиненко говорил, что с 2003 года снабжал MI6 информацией о высокопоставленных российских чиновниках и их связях с криминальным миром, ездил консультировать на эту же тему испанских контрразведчиков в Мадрид. За информацию он якобы получал по 2000 фунтов в месяц. Это меньше, чем зарплата водителя автобуса в Лондоне. То ли информация была не очень ценная, то ли деньги ему платила не спецслужба, а кто-то еще.

В ФСБ Литвиненко по должности должен был бороться с преступностью внутри страны и вряд ли был ценным информатором для внешней разведки Великобритании, на которую, по его словам, работал.

Из протоколов текущих слушаний по поводу связей Литвиненко с британской разведкой пока ясно лишь то, что он встречался с неким Мартином, предположительно – его куратором из MI6, 31 октября 2006 года, то есть за день до того, как был отравлен. Этот Мартин также говорил с ним 19 ноября, уже в больнице, в присутствии полицейского. О чем они говорили - узнаем лет через сто, когда будут рассекречены соответствующие материалы.

Кроме самого Литвиненко и людей из его ближайшего круга, никто ничего толком про его работу на британскую разведку до сих пор не говорил. Сам он уже ничего не расскажет, а MI6 славится своей молчаливостью.

 

С Литвиненко расправились британцы?

Пока британская разведка молчит, можно предположить, что Литвиненко погиб не от рук ФСБ, а как раз от рук MI6. Ведь Великобритания – ядерная держава, и достать полоний там не труднее, чем в России. Зачем MI6 было его убивать? Хотя бы затем, чтобы потом свалить дело на российские спецслужбы. Но про это пусть умудренные соответствующим опытом конспирологи напишут. Улик, указывающих на участие некоего «Джеймса Бонда» в этом деле, пока нет.

Правда, выступая на слушаниях в начале февраля, Юрий Фельштинский, совместно с Литвиненко написавший книгу «ФСБ взрывает Россию», обвинил MI6 в том, что она не обеспечила безопасность «своего агента», но в причастности этой спецслужбы к его убийству пока всерьез никто не говорил.

Если все-таки соглашаться с версией участия российских спецслужб в убийстве Литвиненко, то мотивом, скорее, можно было бы считать не месть за «разоблачения», а предупреждение, например, Борису Березовскому, который тогда финансово поддерживал Литвиненко. На это, по мнению газеты Guardian, указывает орудие убийства. Полоний в военторге не купишь, значит, у тех, кто дал его Литвиненко, не только горячее сердце и холодная голова – но и длинные-предлинные руки.

Все бы сошлось, но полоний есть не только в России, а длинные руки – не только у ФСБ.

Не исключено, что Литвиненко погиб из-за того, что слишком много знал, и кто-то решил предотвратить дальнейшее распространение информации. Из показаний свидетелей известно, что в день, когда по версии полиции он был отравлен, Литвиненко встречался с неким Марио Сакрамеллой. Этот человек утверждал, что передал Литвиненко разоблачительные документы об убийстве Анны Политковской и данные, подтверждающие, что готовятся покушения на него самого и на Литвиненко.

Верить Сакрамелле, который вскоре был обвинен в нескольких должностных преступлениях в Италии, сложно, но исключать такую версию, наверное, нельзя.

Однако, судя по результатам слушаний на день подписания этого номера в печать, пересматривать первую версию полиции никто в Лондоне не собирается. В показаниях свидетелей нет почти ничего принципиально нового, а про встречу Литвиненко с Сакрамеллой никто не вспоминает.

Некоторые британские СМИ сочли сенсационным заявление вдовы Литвиненко Марины о том, что Луговой и Ковтун пытались отравить его еще за несколько дней до удавшегося покушения, но она не сумела убедительно обосновать эти показания.

Интересы Марины Литвиненко на слушаниях представляет адвокат Бен Эммерсон. В его эмоциональном выступлении также не было новых существенных фактов, зато было много прямых обвинений в адрес российских властей.

 

Луговой хочет, чтобы дело расследовалось в России

Не исключено, что выступления других свидетелей откроют тайны, о которых мы пока не подозреваем, но неизвестно, учтет ли их в своем решении судья. Также нельзя исключать, что это громкое дело когда-нибудь рассмотрит Европейский суд по правам человека, в который Марина Литвиненко обратилась с просьбой признать Россию виновной в нарушении права ее мужа на жизнь.

Андрей Луговой, ныне депутат Госдумы от ЛДПР, не признает себя виновным и не верит, что британское правосудие найдет новые обстоятельства дела, в частности, потому, что материалы засекречены из-за сотрудничества Литвиненко в MI6. Он хочет, чтобы дело было расследовано в России.

«… Мы хотим, чтобы это было расследовано, но хотим, чтобы это было расследовано объективно. Более того, мы хотим, чтобы это было на территории России расследовано», - сказал Луговой в интервью радиостанции «Эхо Москвы».

Британские СМИ пишут со ссылками на официальные источники, что российская сторона отказалась участвовать в расследовании дела об убийстве Литвиненко.

Хотя слушания в Лондоне и называются публичными, по решению главы министерства внутренних дел, любые секретные сведения могут быть озвучены только на закрытых заседаниях и не подлежат разглашению даже самым близким из заинтересованных лиц, в том числе вдове и сыну Виктора Литвиненко.

Судья Оуэн понимает под этим запретом, что необходимо сохранить в тайне доказательства того, что спецслужбы Великобритании могли предотвратить убийство, если такие доказательства будут получены. Веских свидетельств возможной причастности российских спецслужб к покушению мы тоже не услышим. То ли потому, что их нет и не будет, то ли потому, что они засекречены решением главы МВД Великобритании.

Зато с уверенностью можно ожидать, что, как минимум, до конца марта британские СМИ не реже чем дважды в неделю (такова периодичность заседаний на слушаниях) будут напоминать читателям о «преступной деятельности российских властей».

Новый комментарий

 

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив