Один из самых богатых людей планеты мексиканский магнат Карлос Слим стал крупнейшим индивидуальным акционером супервлиятельной американской газеты The New York Times. На приобретение 17% акций издания он потратил $101,1 млн. И хотя контрольный пакет газеты по-прежнему остается в руках основного владельца компании — Артура Сульцбергера-младшего, Слим, располагая хоть и не блокирующим пакетом акций, сможет оказывать влияние на положение дел в The New York Times.

Печатные издания во всем мире в последние годы переживают серьезный кризис, который выражается, прежде всего, в резком падении доходов от рекламы и сокращении тиражей. Многие из крупных и известных газет и журналов вынуждены в массовом порядке увольнять сотрудников, а оставшимся в штате журналистам снижать зарплату. Издательские дома избавляются от десятков второстепенных проектов, сворачиваются перспективные планы развития. Старейшая (основана в 1851 году) и крупнейшая в США газета The New York Times (тираж 1 миллион 865 тысяч экземпляров), увы, не стала исключением. Начиная с 2009 года, она переживает серьезные трудности: ее персонал подвергся сокращениям, был заменен главный редактор, новые цифровые проекты, в частности, связанные с установкой версий на мобильные телефоны, до сих пор не принесли ожидавшихся результатов, а рост онлайновой подписки не перекрыл убытков от падения рекламных объявлений.

«Мир и политика» выясняет, что в таком случае могло заинтересовать в этой американской газете чрезвычайно успешного, практически не знавшего поражений в бизнесе мексиканца. И почему другие миллиардеры вкладывают немалые средства в печатные СМИ.

 

«Мистер Монополия»

75-летнего Слима на его родине называют «Мистером Монополия». Мексиканцы говорят, что они не могут прожить и дня, чтобы не положить деньги в его карман. А возможно, даже и часа. Ему платят те, кто говорят по сотовому телефону или звонят родственникам за рубеж по телефону стационарному, те, кто покупает в киоске сигареты или плитку в магазине стройматериалов, останавливается в гостинице, приобретает билет на самолет, делает ксерокопии документов, стоят у банкоматов. Этот человек зарабатывает в среднем $2 млн в час. А всего его состояние превышает $70 млрд. Главным бриллиантом в короне империи является телекоммуникационная компания America Movil, только в Мексике контролирующая 70% всей сети мобильных телефонов и 80% наземных телефонных линий.

По версии журнала Forbes, Слим сейчас занимает третье место в списке самых богатых людей мира, уступая основателю Microsoft Биллу Гейтсу и инвестору Уоррену Баффету. А еще два года назад он находился на финансовом Олимпе и, вполне возможно, вернется на него снова. Ведь у Гейтса чрезвычайно популярная в мире, но лишь одна крупная «игрушка». А у Слима - около 200 крупных и средних компаний в 18 странах Латинской Америки и США. Когда-то миллиарды «иконы капитализма» американца Джона Рокфеллера составляли 2,5% ВВП Америки. Капитал Гейтса равен 0,4% американского национального продукта. А у Слима он составляет 7% ВВП Мексики. В Америке, пишет интернет-издание The Week, он был бы триллионером.

Необычайную удачливость Слима во многом объясняют тем, что он не боялся скупать находящиеся в бедственном положении или даже обанкротившиеся предприятия, а затем, вдохнув в них жизнь, перепродавал по цене, в десятки раз превосходившую первоначальную. Применительно к The New York Times его стратегия, конечно, намного более тонкая.

В 2009 году Слим одолжил компании $250 млн под 14% годовых. Владельцы концерна The Times расплатились с ним за три года до окончания установленного срока, мексиканец получил немалую прибыль и, кроме того, право удвоить свой пакет акций компании, что он сейчас и сделал.

Как утверждает представитель и сын самого магната Артуро Элиас, нынешние вложения в газету являются «стопроцентной инвестицией». По его словам, у Слима нет ни малейшего намерения потом перепродать эти акции или попытаться влиять на управление компанией, которую миллиардер считает «чрезвычайно ценным брендом и создателем важного контента».

 

Все под контролем

Долгосрочные цели магната, конечно, в деталях никто раскрывать и не собирается. Как считают американские эксперты, возможно, статус важного акционера The New York Times поможет Слиму потеснить конкурентов на рынке телевизионной рекламы Мексики, который сейчас находится под контролем двух национальных компаний — Televisa и TV Azteca.

Кроме того, как считает мексиканский журналист Самуэль Гарсия, пишущий на темы мировых финансов, вложения в известную и престижную международную марку позволят Слиму в какой-то мере избавиться от репутации «Мистера Монополия» в стране, имеющей один из самых высоких показателей социального неравенства в мире. По уровню расслоения Мексика занимает 103-е место в мире из 126 стран, в которых проводились этого рода исследования. Если Слим зарабатывает $2 млн в час, то каждый пятый житель страны - всего лишь $2 в день.

Слима не любят на родине не только рядовые граждане, вынужденные платить ему повсюду, но и регулирующие органы: мексиканские власти уже давно пытаются лишить магната и его сыновей, а их шестеро, монополии в сфере телекоммуникаций, но до сих пор благодаря своей ловкости и опыту Слим всегда их обыгрывал.

Однако знающие магната люди также допускают, что в приобретении пакета акций известной американской газеты Слим преследовал цель не только выгодно вложить деньги и избавиться от репутации ненасытного хищника. Возможно, им руководило обычное любопытство, которое может позволить себе проявить человек, входящий в тройку мировых богачей.

Слим всегда славился своей экстравагантностью. В то время как большинство латиноамериканских нуворишей стремятся приобретать дорогие особняки в Европе, соревнуются в том, у кого «круче» яхты, и ездят в Африку охотиться на слонов, Слим до сих пор, несмотря на тяжелую криминогенную обстановку в мексиканской столице, ездит в свой офис без водителя и охранников. В один из приездов в Вашингтон он арендовал в столичном аэропорту имени Рональда Рейгана дешевый Ford, уселся за руль и начал разъезжать по американской столице, навещая знакомых бизнесменов и политиков.

Многие в Мексике ценят эту «нетипичность» Слима и гордятся тем, что именно их стране принадлежит честь иметь одного из самых богатых людей мира. Почитатели подчеркивают такую деталь его биографии - Слим очень любит книги и иногда ночь напролет читает. Магнат в деталях изучил жизнь Чингисхана и кое-какие черты его азиатской империи пытается воплотить в Мексике, которую хотел бы видеть самым крупным латиноамериканским «тигром».

А что касается его трудоголизма, то близкие к Слиму люди утверждают, что на эту черту характера повлияли и личные обстоятельства. В 1999 году от заболевания почек умерла жена Слима Сумайя, которая, как и муж, имела ливанские корни. «Карлос после смерти жены, которую он очень любил, повторно так и не женился, он уже не мог думать ни о чем другом, кроме как о бизнесе», - говорит его партнер Висенте Тригерос.

И эта погруженность в дела заставляет его идти дальше и дальше, ставя все новые цели и вторгаясь в прежде неведомые ему сферы.

 

От Амазона до The Washington Post

Между тем, проникновение миллиардера Слима в сферу «большой прессы» Америки не является исключением. Влиятельный журнал Vanity Fair обращает внимание на то, что второй в списке самых богатых людей мира инвестор Уоррен Баффет, на интуицию которого равняется не первое поколение американских бизнесменов, одну за другой скупает маленькие и средние газеты Америки - их в его коллекции уже 30. Баффет объясняет акционерам своей компании эту стратегию тем, что региональные издания предоставляют местным жителям информацию, которую им не могут дать национальные газеты, и посему в состоянии приносить существенную прибыль.

Но самый решительный шаг на поприще сделок с «четвертой властью» сделал другой фигурант списка Forbes, основатель компании Amazon Джеф Безос. В прошлом году он целиком приобрел за $250 млн крупнейшую и наиболее информированную в сфере политики газету США - The Washington Post.

Безоса называют в Америке «королем интернет-ритейла». Он перевернул все бытовавшие до этого представления о розничной торговле, и не только в своей стране, но и во всем мире. Типичный самоучка, начавший с нуля, Безос сейчас входит в двадцатку богатейших людей планеты с капиталом, превышающим $34 млрд.

Сделка о покупке Безосом столичной газеты стала полной неожиданностью для американского рынка, сотрудников издания и американского журналистского сообщества в целом. Владельцы The Washington Post Дональд Грэм и его племянница Кэтрин Уэймот сообщили о продаже издания на встрече с журналистами в штаб-квартире газеты в центре Вашингтона. Коллектив встретил новость в гробовом молчании: как говорит ветеран газеты Дэвид Айгнешиус, «все знали, как Дон и Кэтрин любили газету, и как им тяжело было расставаться с нею».

Семья Грэм владела The Washington Post 80 лет. Ее усилиями газета не только быстро поднялась, но и стала главным бриллиантом в короне бизнес империи, в которую вошли журнал Newsweek, мощные региональные радиостанции, а позднее и телеканалы. После сенсационного освещения Уотергейтского скандала и замешенного в ней Ричарда Никсона ее репортеры Боб Вудвард и Карл Бернштайн стали мировыми знаменитостями - в конце концов, далеко на всем журналистам удавалось «снимать» президентов. Эту высокую планку газета держит и по сей день - именно она проводит наиболее детальное и компетентное расследование всех крупных американских политических скандалов. Включая один из последних, с массовой прослушкой миллионов американцев сотрудниками Агентства национальной безопасности.

Но какое отношение к этой великой газете может иметь владелец пусть самого крупного в мире, но всего лишь интернет-магазина, который продает, помимо книг, все, что существует в природе—от спортивных маек до автомобильных шин? Тем более что пионер интернет-торговли, Безос никогда не имел дела с печатными изданиями. Он даже и не мечтал о медийном бизнесе, хотя, по его собственным словам, любит прессу и регулярно читает три газеты - The Washington Post, The New York Times и The Wall Street Journal. Для него, как говорят в Америке, эта сфера предпринимательства является uncharted waters - не нанесенными на карты, неведомыми водами. Единственное, к чему имел отношение Безос, были онлайновые версии газет, и именно Дон Грэм, его старый и близкий друг, советовал ему, в каком лучше формате подавать их на Kindle, популярных электронных книгах.

Сами владельцы издания так объясняют, почему их выбор пал именно на Безоса. Это было сделано, говорят они, из-за его репутации не только смелого предпринимателя, ориентированного на новые технологии, но и стратегически мыслящего человека, который не ставит во главу угла мгновенную прибыль.

Бизнес Джеффри Безоса не был безоблачным. В начале «нулевых» по всему миру стали с оглушительным звуком лопаться «пузыри» интернет-компаний, которые в предыдущие годы стремительного роста «всемирной паутины» делали деньги буквально из воздуха. Многочисленные эксперты предсказывали детищу Безоса неминуемую и быструю кончину. Их вердикт был прост: долгосрочный бизнес могут делать только традиционные компании, которые прочно стоят на земле и думают об интересах своих акционеров.

Между тем, Джеф Безос решительно пресекал требования своих вкладчиков с Уолл-стрит о получении больших квартальных прибылей. А очень часто они не получали вообще ничего. Более того, новое тысячелетие принесло Amazon убытки в размере $1,4 млрд. В начале 2001 года Безос уволил 1300 сотрудников и ввел другие строжайшие меры экономии. Затягивание ремней уже в том же году дало результаты - в четвертом квартале компания получила прибыль в $5,1 млрд. Заметим, произошло это лишь на восьмом году ее рождения.

Частично расходы компании были связаны и с тем, что ее руководство вынуждено было платить по счетам из-за исков, которые возбуждали против нее те, кто «стоял на земле», -традиционные книжные сети магазинов, а также такие гиганты ритейла, как Wall-Mart и Barnes and Noble. Они были страшно расстроены тем, что Безос ввел новую линию продаж электронных книг и планшетов Kindle - ее магазины считали своей сферой интересов, на которую никто не мог посягнуть.

 

$101,1 млн вложил мексиканский магнат Карлос Слим на покупку 17% акций The New York Times

$250 млн потратил основатель компании Amazon Джеф Безос на покупку The Washington Post.

30 маленьких и средних газет Америки принадлежат Уоррену Баффету

 

Не инвестор, а филантроп

Свое отношение к бизнесу Безос кратко сформулировал в интервью журналу Forbes. «У меня три основополагающих концепта, - сказал он.- Это долгосрочное мышление, максимальное удовлетворение клиентов и твердое желание инвестировать в развитие».

Но что такое «долгосрочное» мышление? Как говорит аналитик Morgan Stanley Скотт Девитт, «чаще всего для инвесторов это срок в один год». А для Джеффа Безоса, по словам Девитта, это 10-20 лет, он ориентируется не на ближайший год, а на 2020-2030-е годы этого столетия.

Со своим долгосрочным мышлением Джеф Безос не только смог сохранить свою компанию в эпоху кризиса «нулевых», в то время как многие крупные торговые сети Америки обанкротились. Он начал вознаграждать своих акционеров за их долготерпение. Как пишет The Washington Post, «продажи компании, начиная с 2004 года, увеличились в десять раз, а стоимость ее акций только за последние пять лет выросла в четыре раза». Не случайно инвестор Уоррен Баффет назвал Безоса «самым способным бизнесменом Америки». И еще его все чаще и чаще сравнивают со Стивеном Джобсом, основателем компании Apple. Как и Джобс, Безос стал символом американского self made человека и стратега, не боящегося рисков.

По мнению Vanity Fair, Безос с покупкой столичной газеты выступает не как инвестор, а скорее как филантроп. Но, как и в случае с Amazon, он делает это с дальним прицелом. И в этом Безос, как и другие богатейшие люди мира, отличается от российских нуворишей, которые в 90-ые годы прошлого века начали скупать печатные издания, относясь к ним, как к бензоколонкам. А когда выяснилось, что СМИ не приносят мгновенной прибыли, стали с нескрываемым разочарованием, граничащим с брезгливостью, избавляться от них.

 

Политика невмешательства

Но не страдает ли в США после таких покупок репутация изданий? Фактов вмешательства акционеров в редакционную политику крупных газет не отмечено. Конечно, никто не запрещает новым владельцам или крупным держателям акций американских газет высказывать на их страницах собственные мнения. Владелец Amazon, например, известен как либертарианец, противник войн и всякого агрессивного насилия. Возможно, человеку с ультраконсервативными взглядами семья Грэм и не продала бы своего детища.

Точно также же Карлос Слим может оказывать некоторое ограниченное влияние на редакционную политику, как он это делает с мексиканскими газетами, путем публикации дорогостоящей рекламы, предоставления кредитов и т.п. Но New York Times как была, так и останется изданием, отстаивающим либеральные ценности, газетой близкой к американским демократам, и политический дискурс ее непоколебим. «Пока такие «акулы капитализма», как Безос, Баффет или Слим, готовы выложить на покупку газет сотни миллионов долларов, американская «большая пресса» будет жить,- пишет американский журнал Vanity Fair. – Она не умрет, даже если миллионам читателей становится жалко потратить один доллар у газетного киоска».

 

Новый комментарий

 

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив