В зарубежной прессе не утихают обсуждения пятничного убийства Бориса Немцова в Москве.

Журналисты и обозреватели цитируют экспертов и политиков, которые активно комментируют произошедшее преступление.

Канцелярия британского премьера Кэмерона распространила в субботу сообщение, в котором, в частности, говорилось, что Немцов "был смелым человеком", что им восхищались в Великобритании, в том числе бывший премьер-министр Маргарет Тэтчер: «Его жизнь была посвящена российскому народу, он требовал для него демократии, свобод, верховенства закона и борьбы с коррупцией. Он делал это бесстрашно… Им восхищалась его друг Маргарет Тэтчер, которая встречалась с ним в России. Отвага Немцова контрастирует с коварством его убийц».

Не следует спекулировать на тему убийства российского политика Бориса Немцова, заявил глава МИД Германии Франк-Вальтер Штайнмайер. «Я не думаю, что нам следует участвовать в спекуляциях на эту тему. Никто пока не знает, кто преступник. Мы надеемся на скорейшее проведение прозрачного расследование этого дела», - передает ТАСС слова министра. Немецкая Die Welt отмечает, что убийство было «тщательно спланировано».

The Мoscow Times публикует интервью Гарри Каспарова, в котором экс-шахматист заявляет, что убийство критика Кремля Бориса Немцова, отбросило последнюю надежду на цивилизованную смену политической власти в России: "Я не вижу никаких шансов для мирной смены жестокой диктатуры Путина России в настоящее время», - говорит Каспаров. Намекая, по мнению автора статьи, на большую вероятность массовых антиправительственных выступлений.

Американский Newsweekприводит слова из последнего интервью Бориса Немцова, версия которого первоначально появилась на польском языке в Newsweek Polska. Обсуждая деятельность Владимира Путина, Немцов заявлял в интервью: «Он (Путин) просто презирает весь мировой порядок! И открыто говорит, что Запад плохой, злой и слабый.Говорит, что украинцы не в состоянии построить государство и только он, Путин, может помочь им.Он говорит о необходимости восстановить мировой порядок и первенство России в нём …Кремль использует русскоязычные меньшинства, языковые и культурные аспекты, чтобы взорвать соседние страны изнутри…»

Обсуждая траурный марш, прошедший в Москве 1 марта в связи с гибелью оппозиционного политика, иностранные СМИ называют Бориса Немцова лидером российского оппозиционного движения и сообщают о 70 тысячах участниках шествия. Однако, в большинстве своем, обозреватели и корреспонденты сходятся во мнении о том, что планируемая ранее в этот день антиправительственная демонстрация в московском Марьино, вряд ли собрала бы столько людей. Это подтверждают цитаты некоторых участников траурного мероприятия, например, некто Марина Невская в коротком интервью The New York Times сообщила: "Маловероятно, что я пришла бы на демонстрацию в Марьино. Но все порядочные люди должны были приехать сюда.То, что произошло - это плевок в лицо всем нам.Я не хочу, прятать лицо от моих детей ".

Bloomberg рассказывая о том, что Путин, через своего пресс-секретаря Дмитрия Пескова, называет смерть Немцова «провокацией», задается риторическим вопросом: «Кто в данном случае провокатор? В течение последних нескольких месяцев путинская машина пропаганды энергично настраивает россиян против так называемой «пятой колонны» — то есть, против тех, кто осуждал аннексию Крыма и разжигаемую Кремлем войну на востоке Украины. Имя Немцова было в каждом списке предателей, появлявшемся в интернете, это транслировалось по каналам государственного телевидения. Более того, он был евреем. В этой клеветнической кампании четко прослеживался антисемитский подтекст».

Британская The Guardian сообщает, что Немцов подготовил документальный фильм - доказательство участия российской армии в конфликте в Донбассе. Автор статьи, прозрачно намекает на то, что информация, вошедшая в этот фильм, вероятно, стоила Немцову жизни и задает читателю вопрос: «Что должен делать в этой ситуации Запад?» И тут же сам на него отвечает:«До сих пор, однако, ЕС и США не спешили применить персональные санкции и заморозить активы супербогатых членов российской элиты.Момент настал. Санкционный список кремлевских чиновников и членов их семей должен быть расширен».

Другая популярная в Англии газета The Telegraph цитирует слова председателя российской политической партии «Демократический выбор» Владимира Милова. В интервью Милов заявил, что убежден - Немцова убили спецслужбы с целью запугать и уничтожить оппозиционное движение. Причиной нападения стала резкая критика Бориса Немцова звучащая в адрес российского президента и правительства.

Американская The Wall Street Journal утверждает, что это преступление — самое резонансное политическое убийство путинской эпохи, которое напоминает о жестоких расправах 1990-х годов, когда г-н Немцов достиг вершины своей политической карьеры. «Однако, оно также стало отражением новой реальности путинской России, где государственные СМИ называют таких оппозиционеров, как г-н Немцов, предателями за их критику войны на Украине и навешивают на них позорный ярлык «пятой колонны», готовой уничтожить Родину».

О том, что Владимир Путин может быть причастен к убийству Бориса Немцова, заявила в своем интервью радиостанции BBC Марина Литвиненко, вдова бывший агента ФСБ в Лондоне Александра Литвиненко.

«Российские национальные телеканалы непрерывно подстрекали к нетерпимости и ненависти по отношению к любому, кто не клянется в верности Кремлю. Эта порочная пропаганда призывает население атаковать намеченные кремлем цели: геев, критиков Русской Православной Церкви, современных режиссеров, либеральных политиков и активистов», говорится в статье газеты The New Yorker.

Телеканал Аljazeera на своем сайте публикует мнение Питера Залмаева - директора международной некоммерческой организации по продвижению демократии и верховенства права в посткоммунистических странах переходного периода в Центральной и Восточной Европе, на Кавказе и в Центральной Азии. «Немцов отправился в крестовый поход против Левиафана - Владимира Путина. Он посмел не согласиться публично с официальной позицией Кремля, протестуя против неприкрытой агрессии России, был объявлен предателем, его чучело сжигали на митингах, проходящих в нацистском стиле…», - пишет Залмаев.

"По сути, это террористический акт", сказал Илья Яшин в интервью японской газете The Japan Times, добавив: "Это политическое убийство направлено на запугивание населения и той его части, которая поддерживала Немцова и несогласна с правительством».

Японская газета, также, цитирует слова Михаила Касьянова, бывшего премьер-министра, который выступая на траурном митинге сказал, что данное убийство должно стать переломным моментом для России: «по той простой причине, что люди, которые до этого думали, что они могут спокойно сидеть на своих кухнях и просто обсуждать проблемы в семье, сейчас начнут пересматривать всё, что происходит в нашей стране ".

Консервативный обозреватель Филипп Гели высказался на страницах французской Le Figaro о том, что Немцов бросил вызов Путину осуждая агрессию России на Украине и выразил свою поддержку Charlie Hebdo.«В России сегодня, каждое из этих преступлений может быть оценено в четыре пули в спину», - пишет Гели.

Журналисты Les Echos публикуют репортаж воскресного траурного мероприятия и задаются тем же вопросом: «Виноваты ли российские власти в гибели оппозиционного политика?» Материалы издания снабжены видео комментариями участников траурной акции, которые утверждают, что со смертью Немцова «погибла надежда на будущее России, где соблюдаются права человека, на будущее без коррупции».

Обозреватели L'Humanité не сомневаются в политической подоплеке убийства Бориса Немцова и предсказывают скорое обострение обстановки на Украине.

«Убийство Немцова раскрывает удручающую картину российской политики. Нам всем необходимо взять паузу, чтобы правильно расценить в чем состоят истинные интересы России», - пишет обозреватель L'Opinion Люк де Бароше.

Пользуясь приемом наших иностранных коллег, зададимся вопросом о том, были ли эти многочисленные статьи о гибели российского оппозиционного лидера и друга Маргарет Тэтчер заранее запланированы к публикации в американских, немецких, японских и французских СМИ?

 
Комментарии экспертов
Виктор Аксючиц
Виктор Аксючиц
философ, богослов, публицист, политик, религиозный деятель
Убили моего друга, с которым мы много лет были близки вопреки различиям во взглядах.
Облик Бориса Немцова (как и всякого политика) достаточно мифологизирован в СМИ. Надеюсь, что некоторые малоизвестные факты из его жизни позволят более адекватно его увидеть и оценить.
 
С Борисом Немцовым мы познакомились летом 1990 года. После моего выступления на Съезде народных депутатов РСФСР в качестве кандидата в Председатели Верховного Совета Борис подошёл ко мне, сказал, что всячески поддерживает и вступил в Российское Христианское Демократическое Движение, лидером которого я был. Борис был прямым, честным, искренним, но порядком «безбашенным». В критических ситуациях он вёл себя достойно. После расстрела Дома Советов, когда Шумейко и другие приближённые Ельцина предлагали арестовать ряд народных депутатов России (в списке была и моя фамилия), Борис позвонил и предложил с семьёй приехать в Нижний Новгород, где он гарантировал безопасность.

Когда он стал губернатором Нижегородской области – встречались в Нижнем периодически, анализировали ситуацию, помогали друг другу. Я говорил, что вскоре его призовут в Москву, где он неизбежно «сгорит», уговаривал не поддаваться на уговоры. Впоследствии он рассказывал, что уламывали его долго и многие, включая Березовского. Переломила ситуацию президентская дочь Татьяна, которая приехала к нему на дачу и слезливо заявила, что он всем обязан президенту, которого он отказывается поддержать в трудной для президента ситуации.

В итоге Ельцин назначает Немцова первым вице-премьером правительства России и министром Министерства топлива и энергетики. Меня Борис пригласил руководителем группы советников. Как он говорил, по поводу моего назначения резко отрицательно высказались многие: президент, его дочь Татьяна, глава администрации президента, Юмашев, Чубайс… Но свои решения он отменял только по своей воле. На новом посту он сразу занял принципиальную позицию – равноудалённость от олигархов. Я несколько раз видел Березовского в приёмной Немцова, - Борис Абрамович уходил взбешённым, не дождавшись встречи.
Весной 1997 года я привёз первого вице-премьера правительства Бориса в храм Казанской Божией Матери на пасхальное богослужение. Настоятелю храма протоиерею Аркадию Станько – моему дяде – было не привыкать к знатным гостям: английская королева, президенты и премьер-министры многих стран не преминули посетить великолепный храм на Красной площади. Среди прочего, о. Аркадий рассказал, что по своей инициативе служит молебны в пределе храма Василия Блаженного на Красной площади, что давно пора передать этот храм Церкви и открыть его, «а наш приход берётся восстановить знаменитый храм и наладить там церковную жизнь». Борис ответил, что президент, скорее всего, и не знает, что этот храм ещё не передан, поэтому обещал поставить этот вопрос. Но затем церковная бюрократия замусолила этот вопрос, и храм Василия Блаженного не был открыт ещё много лет.

Немцов пытался трансформировать беспредельное расхищение государственной собственности чиновничеством и олигархами в цивилизованные формы приватизации. Как-то я вхожу в кабинет и вижу взбешённого Бориса: погляди, говорит. Передаёт мне две странички машинописного текста под названием «Трастовый договор», – о доверительном управлении председателем правления РАО «Газпром» Вяхиревым 30% акций Газпрома. К тому времени в собственности государства оставалось только 35% акций газового концерна, остальные были приватизированы менеджментом. Чтобы получить неограниченный контроль, Вяхирев к собственному и афелированным пакетам добавил контроль над акциями государства. Примечательны детали «Трастового договора»: в конце написано, что Вяхирев по истечении трёх лет может приватизировать 30% акций «Газпрома» по ценам биржи в Нью-Йорке (30 мрд. долларов – на порядок меньше реальной стоимости газового гиганта), что договор может быть расторгнут только в Стокгольмском суде. На первой странице вверху штамп: «заседание правительства №» (не указан), «число» (не указано), «председатель правительства» (подписи нет). По этой «филькиной грамоте» распределялись огромные ресурсы крупнейшей в мире компании. Весной 1997 года Немцов начал борьбу за новый трастовый договор. По его словам, когда он показал договор президенту, тот заревел, что Вяхирева надо в тюрьму. Немцов возразил, что тогда полстраны надо в тюрьму, а нужно подписать новый договор. Добился постановления Правительства о пересмотре договора.
Чиновничья олигархия запаниковала. В мае 1997 года меня пригласили на секретные переговоры с доверенным помощником главы Газпрома Вяхирева. Суть их предложений я изложил в записке первому вице-премьеру.
РЕЗУЛЬТАТЫ ПЕРЕГОВОРОВ С ГАЗПРОМОМ
Предлагается Немцову стать Председателем Совета директоров Газпрома. Рэм, как заместитель Председателя Совета директоров и Председатель Правления будет подотчётен Немцову. Это крайне выгодно во всех отношениях: непосредственный контроль крупнейшей монополии со стороны Правительства и отвечающего за эту сферу в Правительстве; существуют такого рода прецеденты участия членов Правительства в советах директоров крупнейших компаний с госпакетом. Выгоды для политической будущности Н. – очевидны.
Это предложение о стратегическом сотрудничестве с целью: Немцов – президент. Такого рода сотрудничество на данном этапе вовсе не исключает публичной порки Газпрома (при необходимости и в разумных пределах), а также не требует размежевания с Чубом.

В развитие этого сотрудничества уже сейчас предлагается целый ряд мер: Экстренное погашение Газпромом долгов перед бюджетом; вчера погасили 6 триллионов взаимозачётом, с 15 мая пойдёт 1 млрд. долларов. Но необходимо и погашение долгов бюджета перед Газпромом, на это существует программа, которая будет предложена и которую лучше всего озвучить Немцову как свою. Готовы всячески помочь и поддержать с Минтопом, готовы работать с Кириенко, но если потребуется, готовы помочь с выборами в Нижегородской – средствами и людьми. Могут предоставить проект «Инвестиционного президентского фона», возглавляемого Немцовым. Фонд сможет эффективно управлять госпакетами предприятий (то, что сейчас делает неэффективно Кох). Всячески поддержат в Парламенте – возможностями для этого располагают. На Немцова переключат все свои средства информации. Помогут в борьбе Немцова с коррупцией – доверительными консультациями, людьми; сейчас обращают внимание на важную вакансию 1-го заместителя министра МВД по оргпреступности – необходимо Немцову предлагать и своих кандидатов.
По решению неотложных важнейших проблем необходима официальная или конфиденциальная встреча с Рэмом, организацию встречи и абсолютную её конфиденциальность гарантируют. Сообщают, что им известно: вчера на стол Немцову был положено 7 страниц компромата на ГАЗПРОМ. Предупреждают, что в окружении Чуба Н. держат за клоуна и собираются использовать и слить. Предупреждают, что команда Потанина собирает компромат на Н. с использованием самых грязных провокаций – вплоть до предложений эротических забав и кейсов с «баксами».

Борис ответил, что его хотят купить с потрохами, но «подавятся, - мы боремся с коррупцией, а это беспредельная коррупция». Надо сказать, что если бы Немцов принял тогда эти предложения, то шансы стать президентом сырьевой колонии у него были большими: у Ельцина он ходил в «преемниках». Плюс к этому финансовый, чиновничий и медийный ресурс не только крупнейшей монополии, но и Черномырдина с командой и множеством аффилированных структур. Через два месяца после его отказа была развязана «война компроматов», в которой объединились ресурсы Березовского, Гусинского и Газпрома, которая низвергла Немцова с трона «преемника».
В сентябре Немцов пригласил прессу на официальную процедуру подписания нового Трастового договора, ждали долго Вяхирева. Но тот, прилетев с Черномырдиным из Вьетнама, на подписание так и не приехал. Следующий эпизод эпопеи фантасмагоричен: Ельцин с визитом в Норвегии, идёт во дворце по ковру на встречу с королевой, видит в российской свите Вяхирева, сворачивает с ковра, подходит к Вяхиреву, трясёт его за фалды: «подпиши трастовый договор». Через месяц – подписали. Таковы были нравы номенклатурно-олигархического капитализма.
Тем не менее, по инициативе первых вице-премьеров залоговые аукционы лета 1997 года впервые проводились, хоть в какой-то степени, открыто и на законных основаниях, что вызвало агрессивную атаку неудовлетворенных олигархических структур, сопровождавшуюся кампанией компроматов против младореформаторкого крыла в правительстве. Мне приходилось слышать от одного из заместителей Ходорковского: «почему одним было можно распределять всё по залоговым аукционам, а нас к этому не допускают».

Надо сказать, что политические взгляды Бориса были не столь экстремальны, как это было представлено в СМИ. И не столь радикальны, как взгляды либерал-радикальных лидеров Чубайса и Гайдара. К сожалению, ложную картину поддерживали и его резкие суждения по конкретным вопросам. Во всяком случае, наши позиции не были антагонистическими, и я всячески старался подвинуть его в сторону умеренного патриотического мировоззрения. Через Александра Рара организовал его поездку в Германию, где он презентовался перед европейской общественностью как разумный динамичный политик – вполне вероятный «преемник». Я был инициатором некоторых идеологем первого вице-премьера («номенклатурный капитализм» – «олигархический капитализм» – «народный капитализм»), организовывал круглый стол: «Олигархия или «народный капитализм»».
В октябре 1997 года Немцов убедил Чубайса обратиться к президенту Ельцину с совместным конфиденциальным письмом, в котором первые вице-премьеры предлагали программу народного капитализма: «Мы не можем допустить, чтобы российский капитализм, уже преодолевший свои первоначальные, "дикие” формы, успел переродиться в олигархический, антинародный. На смену "бандитскому” капитализму в России должен придти демократический, поистине "народный капитализм”, выгодный большинству россиян. На месте немногочисленных "новых русских” должен вырасти многомиллионный "средний класс”. Мы понимаем "Народный капитализм” для России как: общество равных возможностей, общество без "кричащих” богатства и нищеты; общество, в котором главным фактором стабильности является широкий "средний класс”; новый экономический и общественный порядок, который выгоден абсолютному большинству россиян; общество, в котором интересы крупного, среднего и мелкого капитала сбалансированы таким образом, чтобы обеспечить неуклонный экономический рост… Для решения этой качественно новой задачи недостаточно простой корректировки реформ. Нужна целостная программная политика – "Новый курс для Новой России”, сравнимый разве что с "новым курсом” Ф. Рузвельта, который сумел преодолеть "великую депрессию” 1929-33 гг. и вошёл в мировую историю как патриарх и зачинатель американского "экономического рая”… В отличие от множества идеологических платформ оппозиции, "Новый курс” Президента Ельцина будет опираться не на лозунги и пустые обещания, а на конкретную программу действий Правительства; на реальные меры по изменению финансовых, налоговых и административных отношений».
Против смертельной угрозы сплотились чиновничество и олигархия, и «Новый курс для новой России» так и остался на бумаге. Обнародование президентом Декларации предполагалось осенью на открытия выставки в Нижнем Новгороде. Дочь президента Татьяна и глава кремлёвской администрации Юмашев убедили Ельцина перенести это на Новогоднее обращение, выиграв время, сумели уверить Ельцина в опасности для него «Нового курса».

К сожалению, талантливый и яркий политик не удержался на здравой позиции и в двухтысячные годы скатился к радикальным взглядам, которые я не разделяю. Но заблуждался и боролся искренне. Самоуверенность при поспешной поверхностности, а также чрезмерные амбиции для него как политика оказались губительными, так же как и излишняя верность команде радикал-либералов, особенно «другу» Чубайсу. Но обвинения в его адрес со стороны патриотов-государственников базируются на общем негативном отношении ко всем либерал-большевикам. «Либерализацию» проводил Гайдар, антинародную приватизацию – Чубайс. Немцов в это время был вполне успешным губернатором, его нижегородская программа: «Дороги и храмы» - не имела отношения к разрушительным реформам начала девяностых. Он не имел отношения ни к залоговым аукционам, ни к дефолту 1998 года. Он не был замечен в коррупции и расхищении государственных средств, поэтому не стал миллиардером, в отличие практически от всех чиновников такого высокого уровня.

 

Новый комментарий

 

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив