Губернатор Севастополя Сергей Меняйло рассказал спецкору «МП» Владимиру Шакулову о том, что изменилось в административном центре Крыма за последний год и какое будущее достойно для города-героя.
«МП»: Конец года, начало года - это время, когда традиционно подводятся итоги. С какими ощущениями, как вы будете вспоминать 2014 год?

С.М.: Это очень знаковый, знаменательный год. Конечно, с хорошими ощущениями: что мы в составе Российской Федерации. Но в то же время, естественно, год тяжёлый. После эйфории революции («Русской весны») приходят повседневные будни, и мы начинаем понимать, что же нам досталось в наследство. Но вообще моральное удовлетворение от того, что произошло за этот год, - оно есть. Хочется быстрых, резких изменений в жизни.
Но так, к сожалению, не бывает. Вот я по характеру холерик, и иногда приходится себя сдерживать. Есть нормативные сроки строительства, бюрократический аппарат, есть торможение дел. Отсутствует система, её надо создавать с нуля. Это во многом хорошо. Как мы эту систему создадим, так она и будет работать.

«МП»: А вот этот переходный период может завершиться? Сейчас Севастополь - полноценный субъект Российской Федерации, но процесс перехода до сих пор растянут во времени?

С.М.: Есть такое выражение: «Лучше ужасный конец, чем ужас без конца». У нас в менталитете заложено, что мы всегда всё откладываем на завтра, что можно сделать сегодня. Поэтому я, с одной стороны, за то, чтобы переходный период был продлён, с другой стороны, чем раньше мы начнём входить в правовое поле России, тем проще нам потом будет. Переходный период с 1 января заканчивается. По ряду позиций - лицензирование, регистрация и так далее - он продляется, это техническая сторона вопроса. 
Переходный период был нужен, потому что мы в 14-й год вступили не 13-ом году, а в первой трети 13-го года. Мы доживали по старым программам и одновременно создавали стартовую платформу для 2015-го. В текущий год мы входим со своим бюджетом, который сформировали сами. Да, пусть он сегодня не идеальный. Но мы уже исходили из того, что есть на самом деле.

«МП»: Какая сумма?

С.М.: 16,8 млрд, это с учётом собственных доходов. То есть это нормально. Я думаю, сегодня пришло время, чтобы в полный рост входить в законодательное поле России. Да, будут элементы переходного периода, но они будут уже касаться каждого случая индивидуально.

«МП»: Всегда ли есть взаимопонимание с другими ветвями власти, например, законодательной?

С.М.: Противоречий между законодательной и исполнительной властью не было. До выборов эти противоречия были надуманы теми силами, которые пытались вбить между нами клин. Я сегодня встречался с Алексеем Михаиловичем Чалым, мы раз-два в неделю общаемся. Взаимопонимание есть. Цель у нас одна. Пути достижения цели - это другой вопрос. Органы законодательной власти работают в своих рамках, органы исполнительной власти – в своих. Мы совместно конструктивно работаем, происходит притирка. 
В законодательном собрании я с первого дня работы сказал: надо полностью обновлять партию Единая Россия и депутатский корпус. Пришли депутаты, уважаемые и порядочные люди, которые никогда не занимались законотворческой деятельностью - это понятно и нормально. Они хотят работать, они учатся этому делу, дотошно изучают документы, которые мы им предлагаем, они предлагают что-то со своей стороны. Такой ускоренный процесс обучения в будущем принесет только пользу. 
В рабочих комитетах депутаты отстаивают свои позиции порой до хрипоты, но это нормальное явление. В итоге сегодня мы идём по пути совершенствования деятельности как законодательной, так и исполнительной власти. Совместной.

«МП»: Какие главные болевые точки в организме городском вы видите сейчас?

С.М.: Первая наша задача - это обеспечить социальную вовлеченность и защищенность. Из СМИ мы знаем, какая ситуация сложилась вокруг России, она не может не сказываться, поэтому людям сегодня нужна забота. Нужно решение застарелых проблем. Это сложный процесс: они не решались десятилетиями. 
Начиная с августа на сегодняшний момент очередникам распределено уже 37 квартир. Я сегодня вручил 5 квартир многодетной маме, у неё 11 детей. Афганцы и чернобыльцы ждали квартиры по 20 с лишним лет. Я понимаю, что темпы низкие, но хотя бы появилась динамика. На следующий год мы планируем 250 квартир. Но это без спецпрограмм. 
Социальная сторона вопроса жизненно важна и с ней переплетена материальная сторона - экономика разрухи. Большие долги достались. Вот, честно говоря, в мае месяце у меня голова кругом шла, как людям вернуть их долги по зарплате? Спецсчета арестованы, единую платёжную систему отключили, деньги зависли, люди по 3-4 месяца не получали зарплаты. Вот это всё бурлило. Плюс указ президента о поэтапном повышении заработной платы - выйти на те критерии, которые должны быть. Мы на них вышли. 
В июле месяце мною была подписана программа по здравоохранению, и она сегодня реализуется. На прошлой неделе мы открыли первый законченный цикл государственного частного партнерства. Центр гемодиализа. У нас очереди были. Сегодня, с 1-го января, очередей нет. Мы самостоятельно успеваем предоставлять эту услугу. Работаем по российским стандартам здравоохранения. Были решены кое-какие кадровые вопросы и дальше будут решаться. То же самое касается образования. 

«МП»: Какие хозяйственные проблемы сейчас испытывает город?

С.М.: Это целый клубок проблем, которые не решаются одним телефонным звонком. Электроэнергия, водоснабжение, инженерные сети – этим сферам десятилетиями не уделялось должного внимания.
По воде чрезвычайной ситуации нет. Но она может стать критической, если не отслеживать обстановку на Чернореченском водохранилище. Сейчас оно «стоит» на уровне 1994 года, самого тяжелого для Севастополя. Но пополнение водохранилища идет как за счет естественных осадков, так и за счет новых скважин. Математика простая: при расходе в 140 тысяч кубов воды в сутки сегодня из Чернореческого водохранилища подается только 55 тысяч, а остальное восполняется из других источников.
Система энергоснабжения Крыма и Севастополя завязана на материковую Украину. За один день мы энергонезависимыми стать не можем. В мае мы установили 273 регенератора, резервные источники для гидроузлов, реанимаций, органов госуправления. Последние случаи отключения показали, что жизнедеятельность города не нарушается. Да, есть сейчас ограничения, веерные отключения. Но мы наращиваем мощности. К концу мая заработают 10 газотурбоэлектростанций, мы получим до 50 МВт. 
Параллельно идут проектно-искательские работы по строительству ТЭЦ. И в 2015 году будет переброска электричества с материковой части. Слава Богу, пока нет перебоя с газом, мы полностью находимся на обеспечении Черноморнефтегаза. И мы не превышаем пока эту норму. 
Отдельная проблема – износ трансформаторов и подстанций, инженерных сетей. За 10 месяцев на трубопроводе, который питает 7 наших сёл и южный берег, 250 аварий и порывов. И сейчас там 6,5 км труб поменяли. Эта работа за один день не делается.

«МП»: Насколько важную роль в нынешней жизни города играет Черноморский флот? 

С.М.: Для меня это родной флот. Я на нём отслужил не один год начиная с 2004 года. С командующим флотом мы однокашники по академии, не один пуд соли вместе съели. Половина флота – это мои подчинённые, в чьей судьбе я принимал участие, а они - в моей. 
Я прекрасно понимаю, что сегодня главное - безопасность нашего государства. И я прекрасно понимаю структуру группировок сил войск, я прекрасно понимаю те задачи, которые сегодня стоят перед Черноморским флотом. 
Давайте говорить честно и откровенно. Если бы не Черноморский флот, который здесь находился во время событий весны прошлого года, ещё неизвестно, как бы всё закончилось. Поэтому у нас противоречий никаких нет. Никто никого ущемлять не собирается. Наоборот, флот помогает городу. Пока мы больше просим помощи у флота. Ну, я думаю, придут те времена, когда и мы флоту помогать будем. 

«МП»: Некоторое время назад поднималась тема – сделать Севастополь закрытым городом. А как вы к этому относитесь?
С.М.: Закрытый Севастополь будет или открытый, от этого качество выполнения флотом своих задач не меняется. Но если город закрыть, его развитие может быть однобокое и замедленное. Мы же сегодня Севастополь рассматриваем не только как главную базу Черноморского флота, мы его рассматриваем как город федерального значения со своей инфраструктурой, со своей сегодняшней экономикой. Я не вижу необходимости делать Севастополь закрытым. 
Мы развиваем связи с Новороссийском. С нулевой позиции открыли постоянную паромную переправу. 10 раз в месяц идёт паром. На сегодняшний момент у нас очередь на накопительной площадке - 240 машин. Мы доказали, что экономически из Новороссийска выгодна сюда логистика с учётом коллапса в Керченском проливе. 

«МП»: Каким вы видите Севастополь в ближайшем будущем? 

С.М.: Я хотел бы его видеть Севастополем - в глубоком понимании этого названия. Это один из исторических центров военно-патриотического воспитания, центр мужества, духовный центр.  Для нас вот эта наша история является основополагающим камнем. 
Севастополь – город-воин, который испокон веков, с момента его образования решал стратегические задачи для России, был ее форпостом. Он должен таковым и оставаться. Мы сделаем всё для этого. 
Есть в Краснодарском крае город Новороссийск. У него был такой лозунг: «Берег России - Россия начинается здесь». До весенних событий этого года действительно берег России начинался там. А сегодня берег России начинается здесь, в Севастополе,  в Крыму. Севастополь - это ворота Крыма. 

Новый комментарий

 

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив