Геополитические приоритеты России в Азиатско-Тихоокеанском регионе

10 август 2011
Азиатско-Тихоокеанский регион (АТР) превратился за последние десятилетия в наиболее динамично развивающуюся часть мира и в целом сохранил относительно большую устойчивость даже в период мирового финансового кризиса.  

Тем самым подтвердились прогнозы экспертов о том, что этот регион превращается в локомотив мирового развития – произошло смещение глобального центра сил в АТР.

В регионе все очевиднее проявляются тенденции к складыванию качественно нового феномена: геополитическое образование все больше приобретает черты экономического, политического и военно-стратегического сообщества. Становление устойчивых связей внутри этого огромного пространства, опирающихся на ситуацию, когда развитие одних государств обусловливает экономический рост других, – важнейший геополитический, геоэкономический, геостратегический фактор глобального значения.

Страны Азиатско-Тихоокеанского региона становятся двигателями развития мировой цивилизации, беря на себя роль, которую на протяжении пяти последних столетий исполняла Европа. Сегодня на долю стран АТР приходится уже 60% мирового ВВП, 40% совокупных мировых инвестиций. В АТР находятся три крупнейшие мировые экономики - США, Китая, Японии. Страны региона составляют ровно половину «Большой двадцатки», и средние темпы роста в АТР гораздо выше, чем во всех других, в том числе и развитых странах.

В условиях высокой динамики посткризисного восстановления и поиска странами АТР моделей обеспечения безопасности с более серьезной опорой на задействование многосторонних подходов в регионе возрос, если можно так выразиться, спрос на Россию. Страну рассматривают как перспективный инвестиционный и товарный рынок, а в политико-военном плане - как весомый стабилизирующий фактор в непростой политико-военной ситуации в регионе, где дают о себе знать глобальные вызовы - распространение ОМУ, международный терроризм, транснациональная преступность, ядерная проблема Корейского полуострова и территориальные разногласия в Южно-Китайском море.

Эта возросшая востребованность России в Азиатско-Тихоокеанском регионе материализуется в последнее время, конечно, через вхождение России в механизм Восточноазиатских саммитов, присоединение к диалоговому форуму «Азия - Европа», повышение российского профиля в АТЭС, в возросшем стремлении стран АСЕАН к уплотнению разнообразной кооперации с Россией.

Для России повышенное внимание стало императивом, обусловленным необходимостью обеспечения надежной безопасности российских восточных рубежей, целесообразностью максимального использования богатейшего торгового, финансового, инвестиционного, технологического и человеческого потенциала АТР в (интересах ускоренной комплексной модернизации страны, социально-экономического подъема Сибири и Дальнего Востока).

Но Россия не стремиться к одностороннему преимуществу, а готова к сотрудничеству со всеми странами, проявляющими встречную заинтересованность в таком сотрудничестве. В этом залог повышения профиля России в АТР в качестве фактора стратегической стабильности и устойчивого экономического развития.

Сотрудничество с Россией может идти по самым разным направлениям. Российский традиционный экспорт в страны Азиатско-Тихоокеанского региона - это нефть, нефтепродукты, уголь, металлы первичного передела, лес и морские биоресурсы. В ближайшее время добавятся электроэнергия и природный газ. Но пока российский экспорт не является значимым фактором в региональных энергетических и сырьевых балансах.

Российские позиции в регионе удалось подкрепить также за счет прогресса в двусторонних отношениях с целым рядом влиятельных региональных игроков. Во многих случаях это происходило благодаря активизации сотрудничества с этими государствами в высокотехнологичных, инновационных сегментах.

Наибольшую активность проявляют страны АТР, страны, где уже существует мощный развитый энергетический потенциал (Южная Корея, Япония, Китай. Индия), а также относительно молодые в плане ядерной энергетики страны - Вьетнам и Бангладеш. В этой связи Государственная корпорация по атомной энергии «Росатом» одним из приоритетов на ближайшую и долгосрочную перспективу видит сотрудничество в области мирного использования атомной энергии с другими странами. В частности, за счет строительства объектов атомной энергии, экспорта ядерных технологий и оказания услуг в данной сфере.

Хотелось бы выделить существенное укрепление стратегического партнерства с Вьетнамом. По итогам визита Президента Российской Федерации Д.А.Медведева в Ханой в октябре 2010 года достигнут ряд договоренностей, главная из которых касается сотрудничества в атомно-энергетической отрасли. Речь идет о строительстве с помощью России первой АЭС в СРВ, создании сопутствующей научно-исследовательской инфраструктуры, подготовке кадров.

Перспективно сотрудничество со странами АТР в космической области - по созданию пусковых площадок в Южной Корее, ракет и ракетных двигателей (Япония, Южная Корея) и оказанию услуг по коммерческим запускам в космос (Япония, Южная Корея, Малайзия, Индия, Индонезия).

Получили дальнейшее развитие отношения с Сингапуром – крупным экономическим, научно-технологическим и финансовым центром региона. Подписано соглашение о взаимной защите инвестиций. На системной основе осуществляется взаимодействие с Сингапуром в целях имплементации на российской почве передового сингапурского опыта в создании «электронного правительства».

Наблюдается новый феномен - подъем в отношениях с Австралией и Новой Зеландией. Принципиальное значение имели завершение процесса ратификации и вступление в силу соглашения о российско-австралийском сотрудничестве в области мирного использования атомной энергии.

Запущен официальный диалог о заключении соглашения о свободной торговле между Таможенным союзом (Россия, Белоруссия, Казахстан) и Новой Зеландией. По оценке российских экспертов, этот проект сулит России серьезные выгоды, поскольку экономика Новой Зеландии плотно встроена в системное экономическое взаимодействие в АТР.

Отношения с Китаем — одно из наиболее важных направлений внешней политики России, ибо речь идет о ближайшем соседе с населением более чем 1,2 млрд человек (только в четырех пограничных с Россией провинциях проживает 400 млн человек), стремительно наращивающем свой экономический и военный потенциал. По уровню военных расходов, которые оцениваются ведущими международными институтами почти в 32 млрд долл. (а по некоторым расчетам, их уровень приближается даже к 45 млрд долл.), Китай входит в число ведущих военных держав не только региона (здесь он сопоставим с Японией, затрачивающей на военные приготовления 55 млрд долл.), но и мира в целом.

Новым свидетельством высокого уровня развития российско-китайского финансово-экономического сотрудничества стало начало торгов на ММВБ и Шанхайской фондовой бирже по паре рубль - юань, что позволило запустить переход в двусторонних внешнеторговых расчетах на национальные валюты.

Пошла нефть по первому российско-китайскому нефтепроводу Сковородино - Дацин.

С точки зрения масштабов отношений и их стратегического веса были и остаются весьма важными связи и сотрудничество с Японией. Нынешнее состояние российско-японских отношений во многом определяется проблемами и противоречиями прошлой эпохи. Не ликвидированы два главных препятствия на пути их нормализации — нерешенность территориальной проблемы и отсутствие мирного договора.

Вместе с тем двусторонние отношения продолжают сохранять поступательный вектор, в том числе в экономической сфере. Именно такая направленность отношений была закреплена в результате встречи Д.А.Медведева с премьер-министром Японии Н.Каном в ноябре 2010 года на полях саммита АТЭС. Лидеры договорились наращивать отношения по таким направлениям, как торгово-экономическая кооперация, взаимодействие в АТР, более плотная координация на международной арене в целом.

На уровень привилегированного партнерства выходят отношения России с Индией. С геополитической точки зрения Индия заинтересована в тесном взаимодействии с Россией — и для обеспечения должного баланса сил во взаимодействии с Китаем и рядом других стран, и для поддержки ее внутренней стабильности в отношении постоянно угрожающих исламистских сил, напрямую поддерживаемых из Пакистана. Индийская элита явно стремится к тому, чтобы ее страна поднялась на гораздо более высокое место в мировой иерархии держав, в том числе стала постоянным членом Совета Безопасности ООН, в чем Россия должна Индию постоянно поддерживать. К российским оборонным и авиакосмическим технологиям (заключены соглашения по совместному использованию потенциала российской глобальной навигационной спутниковой системы (ГЛОНАСС) Индия проявляет еще более значительный интерес, нежели Китай.

Индия традиционно является активным партнером России. Но возможности использования «индийской карты» небеспредельны: в Индии сильно влияние США, а также Великобритании; не менее велико для нее значение американского рынка.

В плане обеспечения российской военной и военно-политической безопасности в Азии индийский фактор выступает по крайней мере в двух аспектах. Во-первых, традиционно Индия является одним из наиболее значимых партнеров России в сфере военно-технического сотрудничества, крупным потребителем российской военной техники, что уже само по себе крайне важно для поддержания российского ВПК.

Во-вторых, являясь де-факто ядерной державой, Индия постоянно ощущает прессинг со стороны США. В силу политических причин она не может опираться на ядерное сдерживание, при том что по многим вопросам ядерных программ Индия функционирует автономно. В этих условиях, учитывая характер ее отношений с Пакистаном, делается упор на наращивание обычных видов вооружений, хотя и здесь для Индии действует ряд ограничителей, есть определенные трудности с диверсификацией закупок вооружений, например в США. Безусловно, существен и тот факт, что Индия традиционно рассматривается как союзник России в регионе и возможности диверсификации рынков сдерживаются тем, что почти 60% основных видов вооружения в Индии — это «советские» образцы.

Разрушение биполярного мира сильно отразилось как на позициях самой Индии, так и на ее роли в формировании международных военно-политических структур. Безусловно, в период противостояния двух лагерей она объективно имела более важное, нежели сейчас, значение системообразующего звена в военно-политических процессах в Южной Азии. Позднее Индия оказалась как бы отсеченной от главных центров формирования баланса сил в АТР, что частично снизило на какое-то время заинтересованность других государств во взаимодействии с ней по этим вопросам.

Вместе с тем то же самое прекращение соперничества способствовало появлению в регионе военно-политического вакуума, что обострило соперничество на локальном уровне. У Индии появилась не свойственная ей ранее, весьма четко прорисованная функция регионального центра силы. При этом будет, по-видимому, возрастать роль Индии как ключевого государства, несущего бремя ответственности за положение дел в зоне Индийского океана. Собственно, для осуществления программы наращивания военного потенциала страны было принято решение укреплять ВМС и расширять возможности национальной военно-промышленной базы.

Роль другого крупного и де-факто ядерного государства Южной Азии — Пакистана — в плане обеспечения военной безопасности России в последнее десятилетие, особенно после военной операции антитеррористической коалиции в Афганистане, заметно возросла. Значительный интерес для России это государство может представлять с точки зрения влияния на по-прежнему неспокойный Афганистан, на среднеазиатские государства бывшего СССР, для которых оно может обеспечивать коридор выхода в южном направлении (а также быть проводником не только исламского, но и американского влияния).

В то же время вызывает всеобщую тревогу «автономность» ядерных приготовлений Пакистана и его излишняя лояльность к исламским экстремистам, для которых он стал в последнее время своего рода инкубатором.

Важно правильное позиционирование России в сложной геополитической системе региона и более активное участие в идущих в Азиатско-Тихоокеанском регионе интеграционных процессах. Отношение к России в регионе очень разное и неоднозначное. С одной стороны, Россия воспринимается как политическая сверхдержава с большими возможностями влияния на политические процессы, многие воспринимают ее как противовес другим политическим сверхдержавам. С другой стороны, Россия воспринимается как экономический карлик и к ней испытывают настороженное отношение, в том числе и в цивилизационном плане.

В то же время, большинство стран региона искренне заинтересованы в повышении профиля России в Азии. Каждый из региональных игроков при этом, разумеется, исходит из своих национальных интересов, но в целом Россия в глазах российских партнеров - это стабилизирующий, балансирующий фактор, позволяющий обеспечить в регионе «динамическое равновесие», создать систему «сдержек и противовесов», не допустить возникновения здесь крупного конфликта.

АТР важен для России и с точки зрения того, что туда перемещается центр военно-политического соперничества между государствами. Именно в Азиатско-Тихоокеанском регионе находится пять государств с самыми многочисленными армиями - Россия, США, Китай, Индия, КНДР.

Россия как евразийская страна имеет долгосрочные военные, политические и экономические интересы в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Суть этих интересов состоит в том, чтобы обеспечить здесь не только безопасность России, но и ее геоэкономические позиции, существенно повысить конкурентоспособность страны.

Налаживание отношений в военно-политческой и военно-экономической сферах остается для России крайне важной задачей. Важно использовать все появляющиеся возможности для «врастания» России в структуры региональной безопасности, экономической интеграции в регионе и обеспечения таким образом своих национальных интересов на Востоке.

Развитие военно-стратегической ситуации в Азиатско-Тихоокеанском регионе по многим параметрам сильно отличается от процессов, происходящих на евроатлантическом направлении. Это связано с практическим оформлением в АТР нескольких центров силы, отсутствием развитой сети переговорных механизмов, аналогичной европейской сети, мер доверия и т.п. Более того, в сознании политического класса большинства азиатских государств не без основания присутствует мнение о несоответствии европейского опыта специфике и реалиям современных международных отношений в АТР. Это, в свою очередь, связано с весьма различающимися представлениями отдельных стран региона об источниках угроз их национальной безопасности, наличием неразрешенных конфликтов и территориальных споров, а также с неравномерностью социально-экономического развития.

Именно страны АТР относятся сейчас к числу государств, наиболее быстро наращивающих свои военные расходы.

В последние годы произошла переоценка отношения России к американскому военному присутствию в регионе. Становится возможным установление отношений сотрудничества с США в сфере безопасности в АТР. Все больше общих тем для взаимодействия появляется в диалоге по азиатско-тихоокеанской проблематике с США: ситуация на Корейском полуострове, борьба с терроризмом и угрозой распространения ОМУ, обеспечение преемственности развития АТЭС в свете наших последовательных председательств в Форуме: США-в 2011 году и России - в 2012-м и т.д.

Несмотря на всю важность чисто военных аспектов российско-американских отношений, есть и гораздо более глубокие причины для формирования принципиально нового сотрудничества между Россией и США. Обе страны крайне заинтересованы в поддержании стабильности в АТР. Вместе с тем очевидно, что эта стабильность имеет весьма хрупкий характер и может легко быть подорвана в результате обострения целого ряда тлеющих конфликтов.

Неизбежно и дальнейшее изменение силового баланса в АТР, что остро ставит вопрос о бесконфликтном заполнении возникающего геополитического вакуума и сохранении стабильности. И здесь Россия может сыграть достаточно важную роль. Конечно, в новых условиях общие размеры ее военного присутствия в регионе будут намного меньше, чем ранее. Тем не менее его стабилизирующее значение сохранится, по-видимому, на долгие годы. В нем могут быть заинтересованы и США.

Между Россией и США в этом регионе теперь нет сколько-нибудь серьезных противоречий и оснований для конфронтации. Обе страны крайне заинтересованы в мирном решении проблем, существующих на Корейском полуострове, в сдерживании других мощных государств в регионе, в недопущении перерастания существующих здесь территориальных проблем в вооруженные конфликты.

В системе обеспечения военной безопасности в АТР большое значение для России имеет характер развития ситуации на Корейском полуострове. На сегодня это, по крайней мере внешне, самая конфликтогенная зона региона, проблемы которой в течение длительного периода так и остаются нерешенными. Например, проект по сворачиванию ядерной программы Пхеньяна, предложенный Соединенными Штатами и осуществляемый ими совместно с Японией и Южной Кореей, дал очевидный сбой, в силу чего можно с высокой долей вероятности предположить продолжение «независимых» ядерных программ в Северной Корее.

России следует вести линию на поддержание контактов с обоими корейскими государствами, с тем чтобы не терять возможности влиять на ситуацию в этом взрывоопасном районе.

Не надеясь больше на поддержку крупных держав, Пхеньян стал полагаться больше на «абсолютные» средства обороны и помимо ядерной программы ускорил работы в ракетной сфере. Как результат уже создана и испытана ракета собственного северокорейского производства с дальностью более 1 тыс. км, что вызвало большую тревогу не только в Южной Корее, но и в Китае, и в Японии. Выведение КНДР из жесткой изоляции, в том числе с участием России, — в интересах всех участников процесса реконструкции геополитической обстановки в данной зоне.

Велики возможности сотрудничества России с Корейв технической сфере, а также в сфере совершенствования ее военно-промышленной базы, тем более что Сеул все более заметно тяготится зависимостью от США в военной и военно-экономической областях.

Взвешенная, сбалансированная политика России на Корейском полуострове может явиться одним из ключевых элементов, регулирующих контакты в этой зоне АТР, с получением в дальнейшем соответствующих политических и экономических дивидендов самой Россией. Место России в этих отношениях сегодня не может занять никто, даже США, несмотря на их попытку в последнее время вести конструктивный диалог с руководством КНДР: Соединенным Штатам не позволят это сделать внутренние обстоятельства — устоявшийся образ Северной Кореи как врага в глазах американской общественности.

За последний год заметно укрепилось российское стратегическое взаимодействие с влиятельными азиатскими государствами по вопросам безопасности. Совместно с партнерами России удалось предотвратить перерастание опасного военно-политического кризиса в отношениях между КНДР и РК в полномасштабный военный конфликт и начать подготовку условий для возобновления переговоров по ядерной проблеме Корейского полуострова. Окрепло российское сотрудничество с государствами Среднего Востока и Южной Азии по противодействию террористической и наркотической угрозам. Россия стремилась содействовать разрядке напряженности, связанной с иранской ядерной программой, и приданию ей более транспарентного и контролируемого характера.

На Востоке у России начали формироваться модернизационные альянсы с целым рядом передовых в технологическом отношении государств. К участию в проекте «Сколково», был проявлен интерес Республикой Корея, Китаем, Японией, Индией, Сингапуром.

Во взаимодействии с соседями по АТР успешно осуществляются масштабные двусторонние экономические проекты. Динамично развивается сотрудничество в области мирного атома с Китаем, Индией, Ираном, Вьетнамом, Монголией, Австралией, Японией и Бангладеш. Ширится взаимодействие в космической области с КНР, Индией, Японией, Республикой Корея, Индонезией. Растут поставки российского сжиженного газа в Республику Корея и Японию с сахалинских месторождений.

Сейчас Россия достаточно плотно интегрирована во все крупнейшие региональные объединения: АТЭС, АРФ, Совещание по взаимодействию и мерам доверия в Азии, РИК, БРИК, ШОС. На саммите АСЕМ в Брюсселе 4–5 октября 2010 года России присоединилась к форуму «Азия – Европа» (АСЕМ). Самая многосоставная региональная организация - АСЕАН+6 (Восточноазиатский саммит, ВАС) пригласила России в свои ряды. В 2011 г. туда также вступят США, и ВАС будет работать уже в формате АСЕАН+8 (т.е. 10 стран АСЕАН + Китай, Япония, Южная Корея, Индия, Новая Зеландия, Австралия, Россия и США).

Безусловно, Россия была и остается великой тихоокеанской державой.

В силу давней политической и культурной традиции Россия отождествляла себя с Европой и европейский вектор политики Москвы всегда доминировал над азиатским. Но сейчас российская дипломатия ставит перед собой амбициозную цель – обеспечить России роль связующего моста между Востоком и Западом. Средством ее достижения должен стать многовекторный характер внешней политики России, в которой европейское и азиатское направления будут взаимно дополнять друг друга в интересах укрепления позиций страны на международной арене в целом.

АТР обладает огромными человеческими и природными ресурсами и находится в состоянии бурного экономического развития. Необходимость полноценного подключения России к деятельности мирового сообщества требует от нее серьезной и прагматичной восточной политики, существенной активизации на этом направлении внешнеполитических и внешнеэкономических связей, которые должны быть приоритетными по отношению к силовым факторам. 

 
Комментарии экспертов
Никита Исаев
Никита Исаев
директор Института актуальной экономики
Порошенко сильно сдал за этот год. Год назад ему удалось сформировать образ политика, не втянутого в борьбу элит - эдакого, единственного объединителя нации.

 

На Майдане он тоже не особо «светился». Там было трое других деятелей. Двое из которых, уже отправились на задворки истории.
Сейчас Порошенко приходится бороться с "демократической" европейской базой и её расплывчатыми политическими и экономическими ориентирами, как внутри, теряя доверие собственного народа, так и снаружи, испытывая давление жесткой российской позиции по Украине, которая исторически является территорией её политического и экономического влияния. Весьма непоследовательные мировые лидеры, не готовые к отрытой конфронтации с непредсказуемым Путиным, также, расшатывают политические позиции украинского президента. В ситуации, когда человеческая жизнь за год обесценилась несколькими публикациями в Твиттере, Петру Алексеевичу становится все сложнее набирать политические очки. И в сложившихся обстоятельствах, политическое выживание, для него, напрямую относится к выживанию физическому.

 

Иван Журавский
блогер
Поскольку Порошенко повторяет навязанные ему тексты, то, можно считать, что он вообще ничего не говорил и не утверждал.

 

Ровно также, как не подписывал Минских соглашений. Что означает, что он вполне может их не соблюдать. Кто, и в чём заинтересован, можно только гадать, выстраивая цепочки предположений.
Отключение и недавнее заявление о скором включении газа для жителей Донбасса, просьбы о поставках американских высокоточных систем вооружения, заявления о введении миротворческих сил НАТО - очередное яркое свидетельство того, что никто не знает, как будет реализован дальнейший план глобальных действий и событий. Никто не знает о том, и кто и с какой целью задумал эти события и управляет ими.

 

Александр Митрофанов
Александр Митрофанов
директор Лаборатории перспективных разработок
По-моему, статья достаточно хорошо отражает ситуацию. Порошенко уже не может контролировать ситуацию, поэтому ему приходится прикрывать свою политическую импотенцию победными лозунгами и заверениями американским кукловодам.

 

Ему просто ничего другого не остается. Но долго это продлиться не может. Киевская власть стоит перед угрозой скорого превращения в фашистскую диктатуру правого сектора, поддерживаемого олигархатом типа Коломойского.
Не даром Парубий совсем недавно ездил на смотрины в США. Естественно, ни о каком миротворческом контингенте ООН речь идти не может. Такое решение просто не будет принято. А вот натовские "миротворцы" вполне могут разыграть косовский вариант. Однако, с точки зрения глобальной политики, это чревато мировым военно-политическим кризисом.

 

Игорь Дмитриев
ведущий политический обозреватель газеты «Версия»
Сегодня в Украине продолжает нарастать социальная напряжённость, вызванная противостоянием между приверженцами мирной доктрины развития Украины и маргинальными сторонниками «партии войны».

 

На мой взгляд, необходимо поддержать линию тех, кто выступает против продолжения военного конфликта. Я отношу к таковым и Петра Порошенко, поскольку он действительно, ратует за прекращение боевых действий в Донбассе. Подтверждением тому является инициатива украинского президента, связанная с приглашением миротворческого контингента в регион и на границу.
Мне кажется, что именно нейтральные миротворцы могли бы быть единственным реальным гарантом прекращения войны в Донбассе. Кто бы мог быть входить в состав этого контингента? Надо исходить из того, что ни военнослужащие Североатлантического альянса, ни российские войска не могут считаться на территории Украины нейтральными, неангажированными силами. На мой взгляд, с большим успехом таковыми могли бы стать военные подразделения из внеблоковых европейских стран (Швейцария, Швеция) или стран постсоветского пространства. В частности, таким оптимальным вариантом, приемлемым для всех сторон конфликта, мне представляется ввод миротворческих войсковых соединений из Белоруссии. Это даст ещё один шанс президенту Лукашенко не на словах, а на деле доказать эффективность его миссии, направленной на установление мира и стабильности в соседнем государстве.

 

Исраэль Шамир
Исраэль Шамир
писатель, переводчик, публицист
На Украине идет не только война, но и сложная игра. Москва не сидит сложа руки – кроме прямой поддержки Донбасса, есть и особые отношения с Порошенко.

 

Вспомним, что Россия признала избрание Порошенко, хотя могла бы и не признать. Порошенко много раз встречался с Путиным, был другом и соратником Януковича, был министром иностранных дел Януковича.
Могут быть и особые отношения с днепропетровским олигархом Коломойским. В идеале Москва может дружить с губернаторами против Киева, с Порошенко против Яценюка, и т.д. Цель Москвы – глубокая федерализация Украины. Порошенко старается этого избежать, он хитер, его реакция на Дебальцево – это очень умный шаг, а тем более – обращение в ООН.

 

 

Борис Долгов
кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Центра арабских исследований Института востоковедения РАН
Иран для Израиля - враг. Потому, ядерная программа Ирана воспринимается им, как опасность номер один. 

Надо отметить, что на позицию участников переговоров, Ирана и «шестерки» влияет целый ряд серьезных факторов. Во-первых, США считает Израиль своим ближайшим стратегическим союзником и партнером в регионе и вообще в мире. Не будем забывать о мощнейшем произраильском лобби в Соединенных Штатах. Несмотря на некоторое охлаждение личных отношений Обамы и Нетаньяху, которые, так скажем, складываются не очень позитивно, американцы остаются ближайшим союзником израильтян. И это откладывает определенный отпечаток на весь ход переговоров. Иран для Израиля - враг. Потому, ядерная программа Ирана воспринимается им, как опасность номер один. Переговоры тянутся уже достаточно давно и санкции, навряд ли, будут сняты.

Во-вторых, Иран сейчас готов идти на некоторые уступки, чтобы выйти из затянувшегося состояния изоляции. В этом отношении и Европа давит на Соединенные Штаты, видя в Иране потенциального торгового партнера. Ей интересна иранская нефть и, вообще, сотрудничество по множеству направлений. С другой стороны, нельзя забывать про интересы Саудовской Аравии, которая, также, считает Иран своим потенциальным противником и, последнее время, вступает в негласные контакты с Израилем простив Ирана.

Ирану не дают идти на сближение с США и Европой внутренние политические силы, такие, как, например, Корпус Стражей Исламской революции, бывший президент Ахмадинежад и духовный лидер Хаменеи. Они вовсе не являются сторонниками каких-либо уступок.

 

Виктор Аксючиц
Виктор Аксючиц
философ, богослов, публицист, политик, религиозный деятель
Сомневаюсь, что со стороны США официально могут возникнуть и быть озвучены интересные для Ирана предложения.

Полагаю, что даже если бы такие предложения прозвучали на этих переговорах, Иран бы не согласился их рассматривать.

Все высокие технологии необходимые Ирану, он вполне может получить в России, которая является стратегическим партнером и практическим союзником.

Сейчас абсолютно невозможно себе представить, чтобы Иран начал запрашивать США или Японию о технологическом сотрудничестве. Я думаю, что разговоры о вероятном сближении Ирана и США являются сегодня, скорее, политологическими фантазиями, нежели реальностью.

 

Григорий Кваша
писатель, член МАПП, член – корреспондент РАЕН
В Иране сейчас огромное количество молодежи, там гигантская рождаемость. И вот, это давление молодого населения на «стариковскую власть», может быть, и приведет к переменам в этой стране. 

Именно в этом году, в Иране происходит смена фаз. Третья фаза меняется на четвертую. Иранская геронтократия должна прекратить свое существование в самом ближайшем будущем. Каким образом это связано с обсуждаемыми переговорами «шестерки», сейчас сложно сказать. Нынешняя тишина в наших СМИ не означает, что внутри Ирана ничего не происходит.

Скоро исполняется 36 лет событиям 1979 года и, теоретически, можно предположить, что в конце 2015 – начале 2016 года, вероятно американцы поведут некую удачную операцию на территории этой страны. В Иране сейчас огромное количество молодежи, там гигантская рождаемость. И вот, это давление молодого населения на «стариковскую власть», может быть, и приведет к переменам в этой стране. Наверное, об этом разведка лучше знает.

Согласно моей теории, каждые 12 лет заканчивается идеологический период – «двенадцатилетние народной стойкости» и начинается период идеологических брожений. Они могут проходить на кухнях, в социальных сетях и так далее. И это неизбежно. Потому, ни Россия, ни США в данной конфигурации сил, сложившихся вокруг иранского вопроса особого значения, не имеют. У Ирана «своя игра» с Саудовской Аравией. На кону - устройство исламского мира. Исламский мир сегодня находится в определенном тупике.

И когда я писал в разных изданиях о том, что именно шиитский Иран укажет на выход из этого тупика, надо мной многие востоковеды посмеивались. А ведь, сейчас стало очевидно, что для России будет весьма выгодно помогать Ирану в его противостоянии с Саудовской Аравией.

 

Алексей Малашенко
Алексей Малашенко
ведущий эксперт Московского центра Карнеги

Провал Рухани в Москве примут на «ура». В этом случае, в Исламской республике вновь начнется откат к консервативной политике, и тогда, как говорится, Иран упадет в объятья России. Официальная же позиция Кремля, в случае срыва переговоров, будет другой: неконструктивная позиция США в переговорном процессе по иранскому атому разрушила достойную попытку прагматика Рухани преодолеть этот кризис.


 

 

Владимир Сажин
cтарший научный сотрудник Института востоковедения РАН
Иран – супердержава региона. Без него не решить ни один из вопросов: Сирия, Ливан, Персидский залив, безопасность Израиля. Осознавая это, рвать нить диалога никто из собеседников по «шестерке» не хочет.

Сотрудничество Ирана с Россией по схемам обмена генерирующих мощностей на нефть, с точки зрения Ирана, выглядит вполне логичным. Иран нуждается в крупных объемах электроэнергии, а Россия является одним из мировых лидеров в производстве мощностей. Кроме того, у России есть опыт строительства энергообъектов в Иране еще со времен СССР.

 

Евгений Тарло
Евгений Тарло
член Комитета Совета Федерации по экономической политике
«Качели» - это очень плохо. Это плохо для населения, которое лишается своих сбережений. Это плохо для предприятий, которые не могут прогнозировать свое развитие, которые получают недопустимые риски, лишаются кредитования.

Все, что у нас сейчас происходит – это следствие безумной финансовой политики, которая была принята в России в начале девяностых годов. Эту политику сейчас называют «либеральным курсом», однако этот курс можно назвать либеральным лишь с очень многими оговорками. Более того, этот курс, очень часто, совсем не соответствует национальным интересам России.

Ключевой вопрос нашей экономики – даже, не производство, как это ни странно. Главное сейчас – изменение банковской системы. Существующая банковская система плоха. Она ненадежна. Она с трудом обеспечивает расчеты между гражданами, не обеспечивая вопросов накопления. Люди не доверяют этой системе, часто предпочитая нашим российским банкам – трехлитровые стеклянные банки для хранения своих сбережений. А нашей российской валюте предпочитают валюту иностранных государств.

Для обеспечения расчетов между гражданами и предприятиями в советское время достаточно было одного Сбербанка. Эффективная банковская система нужна для того, чтобы кредитовать экономику. Существующая коммерческая банковская система экономику не кредитует. Она кредитует только валютные спекуляции. Такая система стране не нужна. Однако, у нас на поддержку банковской системы сейчас выделен триллион рублей, а на поддержку промышленности всего около ста миллиардов. А надо бы, наоборот.

 

Сергей Модестов
доктор политических и философских наук, профессор
В политике, в отличие от экономики, основную роль играют личностные взаимоотношения на всех уровнях. На мой взгляд, объяснение существующего миропорядка через призму торговых схем, например, схемой «нефть – доллар – рубль», несколько примитивизирует понимание сложных глобальных социальных процессов. Обсуждая появившееся недавно понятие «качелей», хочется максимально дистанцироваться от понятия «бензоколонка» в отношении России. Надо осознать, что нефть и доллар – по сути, есть «понятия экономического сговора». Будет хорошо, когда в России пресловутые нефть и газ начнут в полном объеме перерабатываться внутренними промышленными мощностями, а результат переработки, в качестве конечного продукта, станет направляться на удовлетворение потребностей нашей страны. И только излишки этого конечного продукта, будут продаваться в другие страны. За валюту, курс которой станет удобен и выгоден, прежде всего, России. Кстати, говоря о подобной практике «отхода от доллара», необходимо подчеркнуть, что Россия уже достигла определенных договоренностей в отношении этого вопроса с некоторыми государствами, с Египтом, например.

 

Виктор Олевич
Виктор Олевич
Политолог, эксперт по российско-американским отношениям
Ни одна из сторон конфликта не достигла, на данный момент, своих стратегических целей, а значит, боевые действия будут продолжаться. Затишье продлится не дольше, чем после «первых» минских соглашений. Основная цель активности Олланда и Меркель в последние дни - показать, что Запад предпринял все возможные усилия для мирного урегулирования украинского кризиса, прежде чем, перейти к ужесточению курса по отношению к России, включающего в себя поставки американского оружия Киеву по официальным каналам, новые санкции и т.д. Россия была вынуждена играть в эту игру по очевидным причинам. В ближайшее время можно ждать серьезных провокаций и заявлений американского военно-политического руководства об очередном витке «российской агрессии» на Украине.

 

Эраст Галумов
главный редактор журнала "Мир и Политика"
Скорее всего, новые Минские Соглашения не приведут ни к чему хорошему! И перемирие будет нарушено в ближайшее время. Каждая из сторон обвинит другую в открытии огня и нарушениях своих обязательств. Дело в том, что ситуация сложилась таким образом, что сегодня мир на Украине не выгоден никому.

 

Соглашение не решает главных политических вопросов конфликта, а лишь пытается закамуфлировать и законсервировать сам факт его существования и боевые действия сторон. Это соглашение не выгодно ни Порошенко, ни ополченцам. Порошенко теряет свой главный политический тренд  - о единой и неделимой Украине, а ополченцы лишаются своей основной идеологемы -  о независимом государстве Новороссии.
 
Ликуют американцы, выполнившие свою главную задачу по дестабилизации ситуации в Европе и создании постоянного очага напряженности, позволяющей им усилить своё влияние на геополитическом пространстве Европы и Азии.
 
Страдает Европа, не оправившаяся от экономического кризиса, но, всё еще, очень зависимая от США и ожидающая серьёзных политических изменений после очередных национальных выборов.
 
Россия же, не решившая ни одной из своих экономических, военно-стратегических, политических задач - остаётся пока аутсайдером и самой уязвимой стороной процесса. Сказав: "А," и присоединив Крым, она, на сегодняшний день, не имеет возможности сказать: "Б" и кардинально решить вопрос с правовым статусом Новороссии, идя на уступки Европе и Америке.
 
Срыв новых Минских соглашений, скорее всего, приведёт к эскалации напряженности, окончательно лишив стороны возможности мирного урегулирования процесса. А это значит, что в ближайшее время мы станем свидетелями и участниками новых драматических событий, требующих от России ясного понимания свой исторической роли на постсоветском пространстве и принятия кардинальных мер для защиты своих национальных интересов.

 

Арно Дюбьен
Арно Дюбьен
директор Франко-российского аналитического центра Обсерво
Переговоры в Минске и подписанные документы - кто «победил»? Сам по себе факт состоявшихся переговоров и достижения договоренностей в виде двух подписанных документов – это позитивный сигнал, шаг в сторону деэскалации конфликта. Обращает внимание то, какими муками это далось. Тем не менее, подписанные документы и «сопутствующие» им факты, события и выступления ряда лиц вызывают вопросы и опасения.

 

Во-первых, нет прописанного решения по самой проблемной на сегодня точке – Дебальцево. По всей видимости, до вступления в силу перемирия (полночь 15 февраля) следует ожидать самых ожесточенных боев и в Дебальцево, и в других местах. Если в результате этого будет 200-300 погибших с любой из сторон, то это сорвет начавшийся процесс. И такое развитие ситуации, к сожалению, весьма вероятно.

Также согласно достигнутым в Минске письменным договоренностям, решение трех самых проблемных вопросов – местные выборы, контроль за границами и конституционные реформы – растянуто по времени до конца года. Понятно, что эти три вопроса взаимосвязаны. Но это говорит и о полном отсутствии доверия, и о том, что каждая из сторон боится сделать первый шаг и потерять лицо.

Нет в подписанных документах и фиксации внешнеполитического статуса Украины в виде ее внеблокового статуса – а именно это и послужило первоисточником глобального конфликта вокруг этой страны.  На днях в ходе пресс-конференции Франсуа Олланд сказал, что не видит Украину в составе НАТО, и это прозвучало для России как обещание Франции наложить вето на такое возможное решение, как в 2008 году в Бухаресте.

Есть в подписанных документах и откровенно противоречивые позиции. Один пример. В статье 10 предполагается разоружение всех незаконных группировок – то есть, как я понимаю, речь идет об ополченцах, при этом в предпоследнем примечании к документу говорится о создании отрядов народной милиции по решению местных советов – то есть, де-факто это может быть легализацией тех же ополченцев, которые навряд ли готовы сложить оружие. Трудно предположить, что речь идет о том, что Киев пришлет свои отряды!

Противоречивость формулировок подписанных документов отражает тот факт, что всем пришлось идти на уступки. И следует ожидать, что теперь всем подписантам (Порошенко, ополченцам и даже Путину) внутри, среди «своих» придется доказывать, что именно они победили.
 
Теперь о том, кто и на какие уступки пошел. 

Порошенко «выиграл» в том, что в документах нет слова «федерализация Украины», не фигурирует «внеблоковый статус» и при этом несколько раз говорится о «территориальной целостности». Скорее всего, скоро состоится освобождение украинской летчицы Савченко. У Порошенко слабые позиции в Киеве, и ему сейчас нужны такие символы, чтобы сохранить лицо.

Ополченцы «получили» возобновление функционирования всех государственных механизмов, выплат пенсий, пособий и т.п., то есть снимается экономическая блокада.

Что выиграл Путин? Признание от Олланда и Меркель, его имидж может улучшиться, а это в свою очередь открывает путь к нормализации отношений между Европой и Россией - я не говорю «с Западом», так как США стоят отдельно.

Не исключено – хотя об этом не говорится – что если на местах будут выполняться договоренности, то в отношениях между Брюсселем и Москвой начнется позитивная динамика, и уже весной может вновь в повестке дня встать вопрос о снятии санкций. При таком сценарии очень негативные ожидания, которые явно наблюдаются среди экономических игроков, не сбудутся, и может произойти разморозка инвестиционных проектов. А это позитивно скажется на всей экономике России.

Выделение Украине новых кредитов (новость о чем появилась в это же время) МВФ и установление перемирия дает ей возможность избежать катастрофы в краткосрочной перспективе. Но стратегические задачи развития экономики, выстраивания отношений в треугольнике «ЕС-Украина-Россия» не решены.
 
Мое внимание привлекла также формулировка из второго документа – о «приверженности идее создания общего гуманитарного и экономического пространства от Атлантики до Тихого океана». То есть прописана идея «большой Европы». Мне кажется, что за этой на первый взгляд непримечательной формулировкой скрывается главный раскол внутри западных элит: теми, кто как Олланд и Меркель, несмотря на ситуацию вокруг Украины привержены этой идее, и теми, кто хочет отгородить Россию от Украины и остальной Европы. Эта борьба между двумя концепциями уже давно идет на Западе, и будет идти и дальше:  вовлекать ли Россию в общеевропейские процессы или отодвигать ее все дальше на север и восток.

 

Вадим Арустамов
лидер движения «Мы - Дети России»
На мой взгляд, все заявления этих заграничных канцлеров, генсеков, министров были бы хороши и правильны, если бы их слова не расходились с их реальными делами. На практике мы видим совершенно другое. А именно, видим пресловутые двойные стандарты. Уверен, все в Европе хорошо понимают, что война никому не нужна. Но, с другой стороны, зависимость от Америки не дает им возможностей для самостоятельного маневра - принятия самостоятельных политических решений.

 

Ситуация, более чем, неординарная. В тот самый момент, когда идут переговоры между А. Меркель, Ф.Оландом и В. Путиным – американский ястреб Д.Керри едет на Украину. И его заявления там - диаметрально противоположны заявлениям европейских политиков.
Порошенко являясь марионеткой в руках Обамы, абсолютно на каждом видео выглядит политической марионеткой США… Надиктованные ему решения, он без конца меняет. Одним боком он «президент мира», другим – фактический убийца тысяч невиновных мирных жителей. То, каким образом Порошенко просит вооружение у НАТО, наглядно дополняет отвратительную картину аморальных двойных стандартов Запада. Понятно, что еще рано говорить о результатах переговоров в Минске.

Сейчас можно с уверенностью сказать одно - Россия во главе с Владимиром Путиным не допустит никакой однополярности в мире. Мы все рассчитываем и надеемся на благоразумие Европы. Ведь, те шаги, которые могла предпринять со своей стороны Россия, были осуществлены. Ждём правильных и мудрых решений от старушки Европы.

 

Леонид Ивашов
Леонид Ивашов
президент Академии геополитических проблем, бывший начальник главного управления международного военного сотрудничества Министерства обороны
Почему возникла ситуация, когда в Киеве вчера высадилось две десантных дипломатических группы европейская и американская? Представители обеих групп – политические тяжеловесы. Причем, Керри и Маккейн провели встречи и консультации не только с Порошенко, но и с Яценюком. Дело в том, что ополченцы, уже сегодня, представляют реальную опасность для украинских силовиков, грозя им полным военным поражением. Пользуясь этой ситуацией, так называемая «Партия войны», известная своими националистическими лозунгами, может устроить очередной майдан и свергнуть Порошенко.

 

Прихода к власти на Украине радикальных националистов очень опасаются европейцы. И если Европа не хочет войны и говорит об этом через Меркель и Олланда, то войны хотят те политические силы, которые представляют Керри и Маккейн. Этим силам выгодно втянуть Россию в вооруженный конфликт на Украине. Эта война позволит им решать свои узкие интересы, такие, как торговля оружием, например. 

Потому, канцлер Германии и президент Франции, вероятнее всего, хотят заручиться поддержкой России и будут предлагать те варианты, при которых события вокруг Новороссии будут развиваться по «приднестровскому» сценарию. Однако, для России наиболее оптимальным вариантом является тот, при котором Новороссия обретет независимость по «абхазскому типу». Это обусловлено не только существованием общих границ между Россией и Новороссией, но целым рядом других существенных факторов.

 

Новый комментарий

 

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив