Отечественный кризис может превратить центральноазиатских трудовых мигрантов в пророссийскую оппозицию или - в исламистскую угрозу.
Визит Владимира Путина в Узбекистан в декабре на первый взгляд был лишь перевалочным пунктом на пути российского президента в Индию. В Ташкенте лидер РФ остановился на несколько часов — чтобы продолжить путь в Нью-Дели. Однако именно на переговорах с главой Узбекистана Исламом Каримовым обсуждались процессы, которые могут полностью изменить политический расклад между Россией и Центральной Азией. Кризис, расшатывающий российскую экономику, может вызвать многомиллионный отток мигрантов из России обратно в центральноазиатские республики, прежде всего Узбекистан и Таджикистан. А это практически гарантирует резкое усиление местных антиправительственных настроений и — чуть позже - радикализацию исламистской оппозиции.

У Каримова было о чем поговорить с Путиным. 21 декабря в Узбекистане прошли парламентские выборы, а на март 2015 года запланированы президентские. Особенность их в том, что это первый реальный шаг в сторону парламентской республики – полномочия президента будут сокращаться, а законодательного органа страны неуклонно расширяться. Мажлис уже получил полномочия для формирования правительства и избрания премьера. Пока это не означает крутых перемен. Ислам Каримов прочно держит власть и дестабилизации не допустит. Это доказал и визит Путина. Он фактически засвидетельствовал если не поддержку линии Ташкента со стороны Москвы, то, по крайней мере, понимание.

В ходе визита Путина Россия скостила долг Узбекистану в 865 миллионов долларов, который образовался в 1990-х годах, когда эта страна вышла из рублевой зоны, но продолжала импортировать российские товары. Из этой суммы Ташкенту придется выплатить Москве лишь 25 миллионов. Российский «Газпром» до 2039 года вложит в энергосферу Узбекистана до 5 миллиардов долларов. Россия нарастит поставки вооружений Узбекистану со скидками. И, наконец, будет лоббировать в Евразийском экономическом союзе (ЕАЭС) создание Зоны свободной торговли (ЗСТ) с Узбекистаном.

В «обратном направлении» узбекская сторона предложила немного – увеличить объемы поставок сельскохозяйственной продукции. В условиях продолжающейся поляризации мира, Россия, безусловно, заинтересована во вступлении Узбекистана в ЕАЭС. Не говоря о практической пользе от нового члена альянса с завидным экономическим потенциалом, это было бы заметным плюсом имиджевой составляющей ЕАЭС. Однако Ислам Каримов воздержался даже от обнадеживающего заявления, лишь скупо обещав поразмышлять над вопросом ЗСТ.

«Вступление в ЕАЭС в принципе не соответствует политике Ислама Каримова, направленной на обозначение суверенитета Узбекистана как во внутренней, так и во внешней политике», – сказал «МП» глава Аналитического центра МГИМО Андрей Казанцев. Сейчас власть его крепка и непоколебима в отличие от периода так называемых Андижанских событий, когда весной 2005 года жестоко было подавлено масштабное оппозиционное выступление. Каримов, оказавшись под сильнейшим давлением Запада, ради сохранения стабильности летом 2006 года вернул Узбекистан в ОДКБ.

Сейчас внешние угрозы сводятся лишь к исходящим из Афганистана. Но они не адресованы конкретно Ташкенту, а в большей степени всей Центральной Азии. Внутренних же угроз власти Узбекистана не испытывают. Оппозиция вытеснена за рубеж, у нее нет знаковой фигуры, а сама она слаба и раздроблена, несмотря на ряд деклараций об объединении.

«У оппозиции нет инструментов и каналов для доведения своих требований до широких слоев населения - ведь даже возможности интернета в Узбекистане ограничены», – заявила «МП» доцент кафедры прикладной политологии Финансового университета при президенте РФ Евгения Войко. Кроме того, по ее словам, чем дольше оппозиционные политики находятся за рубежом, тем сильнее оппозиция утрачивает связь с реальностью.

Но облака над головой Каримова могут сгуститься в самое ближайшее время. Если парламентские выборы прошли в нужном ему русле, то к президентским положение может измениться до такой степени, что создание Зоны свободной торговли с ЕАЭС может показаться Каримову гораздо более заманчивой идеей.

Вся власть - мигрантам

Разразившийся в РФ финансовый кризис существенно задел армию трудовых мигрантов. В России сегодня находится примерно 5 миллионов из 32-миллионого узбекского населения. Большая часть трудовых мигрантов, вынужденных покинуть родные места в поисках заработка, – это электорат, имеющий все шансы стать протестным на родине. Находясь за рубежом, они не представляют для властей никакой угрозы в избирательном процессе. Не нарушая формально их гражданских прав, власти всегда могут ограничить количество избирательных участков и свести голосующее количество противников к минимуму.

30 ноября этот ход успешно апробировали власти Молдавии. Кишинев, сославшись на экономический кризис, открыл в России только один участок. При том что на территории РФ находится около 1 миллиона граждан Молдавии. С учетом того, что пропускная способность идеально «отлаженного» участка, по самым оптимистичным оценкам, никак не может превысить 3,5-4 тысячи человек, легко прикинуть, скольких голосов недосчитались пророссийские политические силы Молдавии.

Но Ташкент, вероятно, больше думает о другом. Потеря работы или обесценивание рубля способны подвигнуть немалую часть трудовых мигрантов вернуться домой. Вряд ли они, как и их родственники, оставшиеся на родине и сводившие концы с концами благодаря денежным переводам из РФ, будут испытывать симпатии к властям своих стран, не способным дать им достойную работу.

Доктор юридических наук председатель Социал-демократической партии Таджикистана (СДПТ) Рахматилло Зоиров отчасти разделяет подобную точку зрения, но сомневается в том, что лишившиеся доходов в РФ и вернувшиеся домой граждане Узбекистана объединятся в какую-то серьезную организацию до ближайших президентских выборов – времени слишком мало. Хотя в дальнейшем, если проблема не будет решена, эти слои общества могут стать для властей головной болью.

«Вообще Узбекистан отличается от других стран региона тем, что политическая элита в тяжелый момент способна к объединению под лидерством одного конкретного человека. Потом, преодолев кризис, она снова может «разойтись» по своим партиям и движениям», – заявил «МП» Зоиров. Упомянутая проблема с мигрантами, считает он, более актуальна для Таджикистана, где 1 марта 2015 года состоятся парламентские выборы.

С мигрантами в России таджикские политики ведут более активную работу, чем узбекские со своими соотечественниками. В выборах в Таджикистане будут участвовать три реально оппозиционные партии – упомянутая СДПТ, Партия исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ) и Коммунистическая партия Таджикистана (КПТ). Они и будут делить 1,2 миллиона работающих в РФ таджиков, многие их которых могут вернуться домой в текущем году.

Правда, не стоит обольщаться и забывать о формуле: главное не за кого голосуют, а как считают голоса. Это в Таджикистане более чем актуально – международные организации не признали ни одни из выборов, прошедших в республике со дня объявления независимости, во всех отчетах указывая на фальсификацию итогов в пользу властей, использование административного ресурса, превращение избирательных процессов в имитацию. Судя по недавним решениям Душанбе, лидер страны Эмомали Рахмон не собирается отказываться от этих инструментов.

Освобожденные радикалы

Таджикистан уже выучил «молдавский урок» – на территории РФ будет открыто всего 3 избирательных участка вместо обычных 24-25. Это результат оперативной законодательной поправки, согласно которой избирательные участки за рубежом могут быть организованы только в официальных дипломатических представительствах республики. А это посольство в Москве и два консульства – в Екатеринбурге и Уфе. Таким образом, из более чем миллиона таджикских мигрантов правом голосовать смогут воспользоваться никак не больше 12 тысяч человек.

Совсем другая картина получится, если финансовый кризис в России усугубится, и эти люди потянутся домой. За власть они, как отмечалось выше, голосовать вряд ли будут. «Если нынешние выборы будут честными и прозрачными, как обещал президент Эмомали Рахмон, то мы рассчитываем получить примерно половину голосов», – заявил «МП» лидер ПИВТ Мухиддин Кабири.

Впрочем, подобные обещания власть дает не в первый раз. Но сказать не означает сделать. Кабири уверен, что на последних парламентских выборах в 2010 году ПИВТ набрал примерно 30% голосов, а официально его партии отвели в три раза меньше – два места в парламенте.

По оценкам экспертов, количество противников нынешней власти в Таджикистане увеличивается. И это закономерно. Республика вошла в фазу затянувшегося социально-экономического кризиса, а власти никак не могут остановить падение. Вдобавок ко всему грянуло санкционное противостояние Запада и России, рухнул рубль, и социальное положение жителей Таджикистана, в большинстве зависящих от работающих в России родственников, тут же ухудшилось до крайности. У самих мигрантов к упомянутой беде добавилась еще одна проблема – ужесточение правил пребывания в России с Нового года. Вопрос вступления Таджикистана в ЕАЭС с его общим трудовым рынком окончательно не решен, чтобы рассчитывать на какие-то поблажки. Получается, что мигрантам надо ехать домой, но при этом по сути некуда. И если в Узбекистане возвращенцам хотя бы теоретически есть на что рассчитывать – скажем, на работу в нефтегазовой отрасли, когда будут запущены российско-узбекские проекты под эгидой «Газпрома», то Таджикистан не реализует ни одного подобного проекта.

Как заявил «МП» лидер Партии исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ) Мухиддин Кабири, который в конце осени посещал российские регионы и встречался с соотечественниками, к парламентским выборам домой может вернуться примерно половина мигрантов. Это около полумиллиона молодых энергичных людей, подавляющее большинство которых в Таджикистане трудоустроиться не сможет. «Легко представить, как радикалы смогут манипулировать этой частью населения, и какую угрозу она может нести для власти», - считает Мухиддин Кабири.

Ведущий эксперт московского Центра Карнеги Алексей Малашенко разделяет эти опасения. «У нас в России подавляющее большинство таджикских мигрантов поддерживают Мухиддина Кабири, который и в Таджикистане пользуется высоким авторитетом. Кажется, при честном голосовании ПИВТ сможет получить большинство мест в парламенте», – рассказал «МП» эксперт.

Все последние годы ПИВТ – партия традиционного исламского толка, играла роль громоотвода, ограничивая влияния религиозных радикалов на население страны и предпочитая конструктивный диалог вместо конфронтации. Из-за этого противники президента Эмомали Рахмона обвиняли Кабири в чрезмерной лояльности к властям, и даже в тайном сотрудничестве с ними. Если на нынешних выборах ПИВТ не улучшит результат, то партия может претерпеть серьезные внутренние изменения.

«ПИВТ могут возглавить политики куда более радикальные, чем Кабири. На первый план могут выйти настоящие исламские экстремисты. Вот тогда режим Рахмона окажется под ударом», – предполагает Малашенко. По его мнению, властям стоит искать общий язык с ПИВТ уже сейчас, а на самих выборах не мешать партии в получении 10-15 депутатских мандатов – расстановку сил в парламенте это не изменит, он останется под контролем пропрезидентских сил, зато увеличение количества депутатов от ПИВТ способно убедить население в эффективности эволюционного процесса. Таким образом, и власть будет сохранена, и оппозиционный пар выпущен, и властям не надо будет надеяться на помощь российской 201-й базы, дислоцированной в Таджикистане на случай выхода процессов из-под контроля. Тем более что надежды эти в целом могут оказаться пустыми.

«Да и просто по-человечески Рахмону стоит держать в уме, что за годы председательства в ПИВТ Кабири сделал все, чтобы избежать противостояния и не накалять обстановку», – считает Алексей Малашенко. По его мнению, если в Таджикистане ситуация в ходе или после выборов парламента все-таки дестабилизируется, то это срикошетит по всей Центральной Азии.
 
Комментарии экспертов
Андрей Арешев
Андрей Арешев
эксперт Центра изучения Кавказа и Центральной Азии ИВ РАН
Суммы, поступающие от трудовых мигрантов из Узбекистана на родину, весьма значительны. Пока руководство республики демонстрирует спокойствие в связи с возможным возвращением тысяч мигрантов.

 

В то же время можно предположить, что этот фактор способен оказать негативное влияние на социально-политическую стабильность в Узбекистане, руководство которого будет стремиться урегулировать проблему в двухстороннем формате с РФ. Уместно также вспомнить, что с 1 января 2015 года в целом ужесточаются правила трудовой деятельности для лиц, въезжающих на территорию РФ без визы.

 

Алексей Малашенко
ведущий эксперт Московского центра Карнеги
В ПИВТ на первый план могут выйти исламские экстремисты. В этом случае угроза для режима в Таджикистане станет исходить не только от «доморощенных» исламистов, но и их собратьев из «Исламского государства», действующих в Сирии и Ираке, а также из Афганистана.

 

Мухиддин Кабири
Мухиддин Кабири
лидер Партии исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ)
Люди начали склоняться к тому, что ни власть, ни оппозиция не способны решить их проблемы, а потому нужна более эффективная политическая альтернатива.

 

Ситуацией пользуются радикалы, в том числе исламистского толка, увеличивая число своих сторонников цветастыми обещаниями и небольшими пожертвованиями.

 

Новый комментарий

 

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив

乘火车去雅罗斯拉夫

乘坐火车前往雅罗斯拉夫 – 我想,这是多么浪漫的事 情,相聚在这个城市!你不会相信,但列车在这一天 穿越整个雅罗斯拉夫,站台矗立着以前的火车头。这 不是一个碑,是真正的 - ... Читать полностью

中国游客首选俄罗斯!..

越来越多中国游客开始在俄罗斯度假,从西伯利亚到远东地区城市。 Читать далее... Читать полностью

没有中国人的中国市场

莫斯科-北京》杂志记者前往柳布林诺莫斯科商贸中心购物,无意中发现了一个问题,为什么中国人开始大规模退出市场? Читать далее... Читать полностью

上太空,度周末

中国计划自主研发太空飞机,以降低太空旅游门槛。 Читать далее... Читать полностью
www.moscowbeijing.ru