Российский президент Владимир Путин прибыл с визитом в Индию. Глава государства намерен встретиться с новым премьером Индии Нарендрой Моди, фигурой не менее яркой, чем он сам. Сочетая популизм и национализм, Моди стал самым популярным политиком в своей стране.
Он пришел к власти в мае, и с тех пор пресса чуть ли не каждую неделю публикует очередную сенсацию от Моди: то новый премьер потребует от чиновников использовать в официальной переписке и на пресс-конференциях хинди, а не английский - мол, покончим с пережитками колониализма. То все обсуждают, как он отказался от еды на обеде, который дал в его честь президент США Обама, сославшись на индуистский пост - весь вечер Моди демонстративно тянул один стакан теплой воды.
 
С метлой наперевес
 
Последняя яркая кампания премьера - «Чистая Индия», которую Моди объявил в октябре. Он призвал всех граждан страны потратить 100 часов в год на очистку улиц и вычистить страну к 2019 году, когда будет отмечаться 150-летний юбилей Махатмы Ганди. Мусор и впрямь стал проклятием местных городов, и вот премьер теперь и сам выходит на улицы с метлой, и привлек к кампании индийских политиков, крупных бизнесменов и кинозвезд, которые метут улицы под объективами прессы.
 
«Моди часто обвиняют в популизме, хотя трудно спорить с тем, что все его акции вызывают живейший интерес в дремавшем индийском обществе. Пусть лучше его обвиняют в популизме, чем в национализме», - заявил в разговоре с «МП» индийский журналист Винод Триведи.
 
Многие действительно опасались, что премьер начнет с национализма. Он лидер «Бхаратия джаната парти» (Индийской народной партии), традиционно провозглашающей защиту интересов индусов (то есть исповедующих индуизм), которые составляют 80% населения страны. При том что среди индийцев, кроме индусов, есть также мусульмане, сикхи, парсы и т.д. В свое время будущего премьера даже обвиняли в том, что он не остановил мусульманские погромы, охватившие в 2002 году штат Гуджарат, где Моди занимал пост главного министра. Тогда Вашингтон даже отказал Моди во въезде в США, но теперь вот в Белом доме его охотно принимают.
 
Призыв премьера использовать хинди вместо английского, который давно стал языком местной политической и деловой элиты, вроде бы подтвердил все опасения. На федеральном уровне в Индии официальными языками считаются хинди и английский, но на уровне штатов их уже более двух десятков, а потому желание центральных властей повсеместно ввести хинди вызвало серьезное недовольство в регионах, где говорят на других языках.
 
Английский на здешних окраинах считают не языком колонизаторов, а скорее нейтральным, не дающим преимуществ другим языкам.
 
Однако Моди пока сдал назад – он заявил, что центральные власти, конечно, поддерживают хинди, но готовы развивать и другие языки. И тут же заявил, что намерен защищать интересы всех граждан Индии – «и индусов, и мусульман, и высококастовых и низкокастовых, богатых и бедных, независимо от языка».
 
«Важно, что Моди также пообещал очистить Индию от остатков социализма», - считает журналист Триведи.
 
Отчистить от социализма
 
На самом деле Индия никогда не была социалистической страной в советском понимании: здесь никогда не запрещались предпринимательство, даже крупное частное производство. Однако первый премьер независимой Индии Джавахарлал Неру еще в начале 1950-х сделал ставку на государственный контроль: власть строго присматривала за бизнесом, породив сложнейшую систему разрешений и бюрократических инструкций. Были введены пятилетние планы, задания по которым распределялись прежде всего по госпредприятиям, а частный бизнес получал остатки, и то после сложного лицензирования. Руководили экономикой не запросы рынка, а Комиссия по планированию.
 
Дело обернулось небывалым скачком коррупции: самыми влиятельными людьми в стране стали не промышленные магнаты, а те, кто этим магнатам дает разрешения. В местной прессе даже появилось шутливое определение индийской экономической системы: Licence Raj– «Владычество лицензий» (по аналогии с British Raj - так здесь называют колониальный период индийской истории). Но главное, чиновничье руководство экономикой обернулось серьезным кризисом: к началу 1990-х Индия оказалась на пороге банкротства, имея в кармане огромный государственный долг, катастрофическую безработицу и миллиардное население, значительная часть которого жила ниже черты бедности.
 
Тогда и начались знаменитые индийские реформы, отцом которых считается премьер Нарасимха Рао. Он смягчил практику строгого лицензирования, в страну был допущен иностранный капитал, разрешен вывоз прибыли, введена конвертация рупии, появились банки с участием иностранного капитала и т.п.
 
Иностранные инвестиции сильно оживили задремавшего индийского слона. При этом ограничения оставались: в некоторые области (оборонная промышленность, атомная энергетика, сельское хозяйство, ряд других) иностранные компании допускались ограниченно или не допускались вообще, был ограничен импорт ряда товаров и т.п. Однако и того, что сделано, оказалось достаточно, чтобы Индия, освободившись от навязчивого госруководства, довольно быстро вырвалась в число самых динамичных экономик мира. К концу «нулевых» страна вновь стала буксовать – экономический рост снижался, страну стали лихорадить коррупционные скандалы. Все понимали, что нужны новые и решительные шаги. И тут к власти пришел Моди.
 
Новый премьер начал с роспуска «священной коровы индийской экономики» - Комиссии по планированию, он объявил об этом в речи, посвященной Дню независимости 15 августа. «Новость тут же стала сенсацией, - заявил «МП» индийский экономический журналист Шив Пракаш. – Это означает конец той Индии, которую создавал Неру, и начало другой, пока, правда, еще непонятно, какой».
 
Еще до конца года должна появиться новая структура, которая объединит ведущих экспертов по экономике, представителей бизнеса, центральных и региональных властей. Ожидается, что эта комиссия, цель которой - выработка стратегии развития, будет в основном заниматься аналитикой, а не производством директивных указаний. Моди также намерен сделать ставку на отрасли промышленности, которые имеют экспортный потенциал. Правительство обещает господдержку фирмам, производящим товары на экспорт, и намерено приглашать зарубежные компании открывать производство в Индии.
 
Еще одной сенсацией от Моди стало решение открыть для иностранного капитала ряд закрытых ранее отраслей, например, иностранные производители смогут иметь 49-процентную долю в оборонном производстве. Открыты для инвестиций из-за рубежа и ранее закрытые железные дороги – новый премьер планирует создание скоростных линий, которые свяжут Ченнаи, Дели, Калькутту и Мумбаи, правительство намерено привлечь иностранные инвестиции и самые современные технологии. И еще Моди заявил, что намерен резко снизить «коррупционный налог» на бизнес – борьба с коррупцией должна стать одним из приоритетов новой власти.
 
«Конечно, Моди популист, и многие его инновации могут вызвать улыбку, – говорит журналист Пракаш. - Но его либеральные экономические предложения звучат здраво и прагматично».
 
Новый кабинет и впрямь стал, пожалуй, первым индийским кабинетом за последнее десятилетие, который более-менее четко сформулировало свои цели. Главное, чтобы прагматизм Моди перевесил его национализм и популизм.
Новый комментарий

 

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив