В Пекине завершился Первый международный инвестиционный Форум «Карат-Глобал», в котором приняли участие десятки российских и китайских компаний. О том, как развивается деловое сотрудничество с Китаем, почему не всем россиянам удается вести бизнес с китайцами и почему для иностранцев так важно знание местных ритуалов, главному редактору журнала «Мир и политика» Эрасту Галумову рассказал президент группы компаний «Карат» Константин Бунин.
«Мир и политика»: Насколько китайский тренд, китайский вектор может в данный момент вывести Россию из сложного политического и экономического положения, в котором мы сейчас находимся?
 
Константин Бунин: Я считаю, что с Китаем надо работать. Вы правильно сказали, что Китай – это современный тренд. И уже многие бизнесмены сегодня повернулись в сторону Китая. Мы в Китае уже больше трех лет. Сначала это было знакомство со страной, а с прошлого года у нас там начались бизнес проекты. И по моим наблюдениям - а мы общаемся не только в официальном формате, но и в дружеском, - китайцы до сих пор к нам, россиянам, хорошо относятся, это одна из немногих наций, которая любит нас. У них со времен СССР осталось к нам отношение как старшему брату.
 
«МП»: Разница менталитетов не мешает ведению бизнеса?
 
К.Б.: Разница между нами, конечно, огромная! Это совсем другие люди, совсем другой менталитет, а самое главное – совсем другая культура. Китай это культура ритуалов. Очень важно знать, когда и к кому подойти, что сказать, как и рядом с кем сесть за столом. Для китайца все это очень важно. И не зная этих ритуалов, вы не сможете работать с китайцами, как бы вам этого ни хотелось. Надо знать, как общаться, как выстраивать бизнес диалог. Среди российских бизнесменов есть люди, которые так и не смогли найти с китайцами общий язык, они говорят, что с теми невозможно работать. На самом деле, можно. А еще китайцы очень сентиментальный народ. Весь Китай каждый вечер плачет над сериалами. И одна из причин нелюбви к Америке в том, что многие американские фильмы построены на насилии.
 
«МП»: Считается, что китаец, чтобы начать доверять, должен присматриваться к вам в течение года.
 
К.Б.: Сегодня это, конечно, не совсем так. Знаете, если китайцы хотят, они все делают мгновенно, если не хотят, могут и год вести переговоры. А то, что наш президент и их лидер сидели рядом на открытии и закрытии Олимпиады в Сочи, произвело очень сильное впечатление на китайских бизнесменов. Это стало для них сигналом. Я считаю, что с Китаем надо работать. И этот форум, который мы провели в Китае, будет способствовать развитию двусторонних торгово-экономических отношений.
 
«МП»: Чем китайские бизнесмены хотят заниматься в России?
 
К.Б.: Китайцы хотят строить в России коммерческое и социальное жилье - школы, больницы. Их интересуют наши нефритовые месторождения. Вы знаете, что этот камень имеет очень большое значение для китайцев? В каждой семье должна быть статуэтка из нефрита, которая, как считается, несет достаток и благополучие. А все нефритовые месторождения у нас, это Иркутская область, Бурятия. Они с удовольствием бы разрабатывали труднодоступные нефтяные месторождения, которые мы бы никогда не стали разрабатывать. Почему бы не пустить их туда?
 
«МП»: Много говорят о том, что Китай интересуют исключительно наши ресурсы и территории. И нам грозит захват Дальнего Востока китайцами. Насколько реальна китайская экспансия, которой нас пугают?
 
К.Б.: Если посмотреть историю развития Китая, то мы увидим, что Китай всегда довольствовался своей территорией. Никогда не проявлял агрессию.
 
«МП»: В чем главная задача инвестиционного форума «Карат-Глобал»? Вы хотите создать сообщество деловых людей, которые будут вести бизнес с Поднебесной?
 
К.Б.: Да, для этого форум и был задуман. В прошлом году мы участвовали в ювелирной выставке в Китае. И мы были единственной российской компанией! Это меня очень удивило. Я был уверен, что Россия с Китаем давно и плотно торгует. А после выставки нас стали приглашать в разные государственные органы. И поступило предложение организовать небольшой форум для представления продукции компании «Карат». С этого все и началось. А потом стали поступать предложения от разных структур – и государственных, и коммерческих. В итоге нам даже предложили создать каменную биржу.
 
«МП»: Серьезное предложение.
 
К.Б.: Это было фантастическое предложение! Я как поставщик не могу ввезти в Китай ни одного бриллианта, если не буду зарегистрирован на Шанхайской алмазной бирже, если я не сниму там офис и если у меня не будет каких-то договорных отношений с китайской компанией, занимающейся ювелирным бизнесом. То есть, они перекрыли все, что касается алмазов и бриллиантов. И тут такое предложение – «Не хотите ли создать российско-китайскую каменную биржу»? Конечно, мы сразу начали готовиться, искать партнеров. Первой откликнулась Якутия. И сегодня кто понимает, во что может вырасти эта биржа, очень заинтересован в сотрудничестве. Есть уже и концепция создания Центра финансово-экономического сопровождения. Китайцы, а точнее Биржа финансовых активов готова сотрудничать с российскими банками. Китаю нужен наш банковский сектор для сведения валютных коридоров. Чтобы все расчеты между нашими компаниями проводить в рублях и юанях, минуя доллар.
 
«МП»: Пытаются ли китайцы европеизироваться?
 
К.Б.: Да вы что! Я в Китае стакан воды не могу заказать. Они не понимают никаких иностранных языков. Ни английского, ни, тем более, русского. И вот еще одна проблема – очень мало переводчиков с китайского. Нет и российско-китайских юристов. Все российские бизнесмены уже разобрали их. 
Новый комментарий

 

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив