Россия и Абхазия подписали компромиссный вариант договора о межгосударственном союзе

25 ноябрь 2014
В Сочи 24 ноября Владимир Путин и Рауль Хаджимба подписали договор о союзничестве и интеграции. В Абхазии нынешний договор вызывает вопросы: Сухуми опасается, что Москва слишком легко относится к абхазской независимости и не видит пределов интеграции, которые страна не готова переходить.
Все под контролем
 
«Абхазия это удивительная страна, в которой годами может ничего не происходить, зато потом за пару месяцев случится столько всего, что на годы хватит», – сказал в разговоре с «МП» сухумский политолог Илан Хашиг. Сейчас республика находится именно в этой, активной фазе «пары месяцев»,
 
В мае Сухуми произошли выступления оппозиции, недовольной правлением Александра Анкваба и созвавшей в итоге всенародный сход. Это давняя демократическая традиция абхазов – всем миром при максимальном представительстве всех населенных пунктов решать важнейшие вопросы. Всплеск оппозиционной активности оказался таким неожиданным, что в Москве – как и всегда в таких случаях – заподозрили вмешательство «внешних сил». Выяснять, что именно происходит в Сухуми, поехал помощник президента РФ Владислав Сурков. Убедившись, что ситуация под контролем, Москва не стала настаивать на продолжении президентской деятельности Александра Анкваба. 1 июня он подал в отставку.
 
24 августа на досрочных президентских выборах победил Рауль Хаджимба, трижды безуспешно претендовавший на эту должность. После инаугурации новый президент Абхазии, пришедший к власти с программой укрепления связей с Россией, направился с визитом в Москву зондировать почву.
 
Ответ Москвы на интеграционные устремления Абхазии в виде проекта договора о союзничестве поступил в Сухуми довольно быстро. Он озадачил частично признанную республику. Недовольство парламента предложенным Москвой проектом оказалось столь острым, что спикер высшего законодательного органа Абхазии Валерий Бганба, помявшись, вынужден был признать: «Проект обсуждается. Но видно, что депутаты им недовольны и он в таком виде принят не будет». Впрочем, все политики и политологи в Абхазии были уверены: договор заключен будет. Главное, чтобы и Москва, и Сухуми были готовы к компромиссу.

Зеркальный ответ
 
При подготовке своего варианта договора Абхазия также заложила в него максимум своих интересов. Если верить отдельным «сливам», то в нем фигурировало такое любопытное предложение, как переход российских войск, дислоцированных в Абхазии, под абхазское командование. В случае войны. Это предложение заведомо было неприемлемо – Россия никогда не соглашалась на подобные схемы. Например, президент Таджикистана Эмомали Рахмон заметно подпортил отношения с Москвой навязчивым желанием переподчинить себе находящуюся в республике российскую военную базу в случае форс-мажорных обстоятельств. Об этом не могли не знать в Сухуми, и если такое предложение действительно фигурировало в абхазском варианте договора, то, похоже, включено было для того, чтобы в процессе переговоров было чем жертвовать.
 
Доцент кафедры зарубежного регионоведения и внешней политики Российского государственного гуманитарного университета Сергей Маркедонов считает, что Сухуми насторожен теми частями проекта договора, которые предполагают делегирование суверенитета Абхазии в пользу России. Но еще больше - предложение упростить процедуру получения гражданства. По словам Маркедонова, Сухуми опасается, что либерализация приведет к наплыву россиян из регионов с тяжелым климатом, которые захотят, допустим, обзавестись землей в этом благодатном крае – сегодня иностранцы не имеют права на недвижимость. Еще нежелательнее для абхазов в этом свете грузины, покинувшие Абхазию во время войны и принявшие гражданство РФ. «Опасения по поводу изменения этнодемографического баланса в Абхазии всегда были высоки», – сказал «МП» Маркедонов.
 
Границы дружбы
 
Итогом переговоров между Москвой и Сухуми стал договор, подписанный Путиным и Хаджимбой 24 ноября. В нем речь шла, в первую очередь, о деньгах. На период с 2015 по 2017 годы российская инвестпрограмма в Абхазии увеличится до 4 млрд рублей ежегодно. Кроме того, в 2015 году РФ выделит Абхазии еще 5 млрд рублей. За щедрый подарок Абхазия должна расплатиться созданием Объединенной группировки войск из абхазских и российских ВС. Командовать этой группировкой будет Россия, а не Абхазия. Охранять границу между Грузией и Абхазией российские и абхазские войска тоже будут совместно. Кроме того, в договоре фигурирует фраза о том, что Абхазия будет полноценно участвовать в «интеграционных процессах на постсоветском пространстве, реализуемых по инициативе и(или) содействии РФ».
 
Туманные формулировки договора лишь обострили обсуждения тему частичной утраты независимости в абхазском обществе. Арда Инал-Ипа – содиректор абхазской гражданской организации Центр гуманитарных программ, член Общественной палаты Республики Абхазия, считает, что эмоциональное восприятие нового договора абхазским обществом связано с тем, что российская сторона не озвучила своего видения желаемого уровня интеграции Абхазии в российское пространство, а это порождает вопрос: какова основная идея, заложенная в проекте договора?
 
По ее мнению, редактирование некоторых статей договора не отразится на конечной цели авторов первоначального проекта. «Невозможно найти компромиссный вариант маршрута, если пункты назначения разные, – сказала «МП» Арда Инал-Ипа. – Внимательное прочтение проекта договора оставляло впечатление, что в представлении команды российских авторов, дальнейшее существование государства «Республика Абхазия» не входит в их интересы. Название республики может сохраниться, но по сути она будет российским регионом».
 
Причины противоречий Арда Инал-Ипа видит в излишней форсированности принятия договора и в том, что его российские разработчики, возможно, будучи недостаточно знакомы с абхазской действительностью, используют опыт других регионов, работают по «крымским лекалам».
 
«В чем необходимость принятия договора до конца текущего года? Никаких геополитических изменений, вынуждающих срочно заключать новый договор, нет. Даже, скорее, наоборот – на саммите НАТО в Уэльсе перспектива вступления Грузии в альянс отодвинулась на неопределенно длительный срок, и эта угроза отпала. Все российские интересы в Абхазии защищены существующим рамочным двусторонними договорами о дружбе и сотрудничестве. На территории Абхазии дислоцированы войска РФ для оказания военной помощи, и России на 49 лет в безвозмездное пользование передано недвижимое имущество в местах их размещения – военные городки, военно-морской порт, прочая инфраструктура. Все военные объекты РФ освобождены от фискальных поборов. То есть нынешний договор, нацеленный на стабильность в регионе, служит долгосрочным стратегическим интересам обоих государств», – заявила «МП» Арда Инал-Ипа, аргументируя отсутствие необходимости в срочном подписании нового договора о союзничестве.
 
Неравный брак
 
Российский политолог Сергей Маркедонов в оценке противоречий был лаконичен: «Всплыл вопрос так называемого ассиметричного партнерства со всеми своими противоречиями». Под этим он подразумевал перманентные проблемы в союзе между сильным государством и слабым.
 
Суть парадокса в том, что, соглашаясь с колоссальной разницей в потенциалах, слабое государство, ищущее покровительства у сильного, одновременно желает равнопартнерских отношений. И это зачастую сводится к иждивенческим ожиданиям: слабый партнер, желая получить от сильного все, что возможно, сам не желает платить той же монетой, опасаясь быть ущемленным или остаться ни с чем.
 
Руководитель Международного института новейших государств Алексей Мартынов признался, что не ожидал такой реакции абхазского общества. «Дело в том, что новая редакция договора была инициирована не Москвой, но Сухуми. Логика продиктована новыми условиями российско-абхазских отношений. Действующий же договор был заключен сразу после признания Россией суверенитета республики, и тогда перед Абхазией стояли другие задачи – нужно было восстанавливать хозяйство. Сегодня в повестке дня вопрос социально-экономического развития, и Россия хочет видеть Абхазию самодостаточным государством, гарантируя при этом его безопасность военным присутствием», – заявил «МП» Мартынов.
 
По мнению российского политолога, противоречия устранены: абхазская сторона получила дополнительные политические гарантии сохранности суверенитета, а российская – некие гарантии рационального освоения средств, что оптимизирует абхазскую экономику, сократит российские дотации и те расходы из российского бюджета, которые предусматриваются на восстановление и развитие черноморской республики.
 
Директор Кавказского института региональной безопасности (Тбилиси) Александр Русецкий считает, что споры и трения вокруг российско-абхазского договора продемонстрировали неоднородность абхазского общества и абхазской политической элиты. «Ситуация, выявившая противоречивое отношение к договору, показала, что в Абхазии начинается новый уровень конфронтации между сепаратистами и ирредентистами – сторонниками присоединения к РФ», – заявил «МП» Александр Русецкий.
 
Вернуться к началу
 
Ажиотаж вокруг нового российско-абхазского договора не могли не заметить в Тбилиси. МИД Грузии объявил о намерении активизировать действия на международной арене и дипломатическими способами обратить внимание мирового сообщества на проблемы Абхазии. Государственный министр по вопросам примирения и гражданского равноправия Паата Закареишвили в комментарии по российско-абхазскому договору был лаконичен. «Не думаю, что это то, к чему стремилась Абхазия», – сказал он «МП».
 
Бывшим властям в лице сегодняшнего оппозиционного «Единого национального движения» (ЕНД) планы преемников показались недостаточными. ЕНД обвинило власть в бездействии на абхазском направлении. 16 ноября партия организовала всегрузинскую акцию протеста «против аннексии Абхазии Россией».
 
Однако подобный расчет кажется несколько наивным. Проект договора не оказался настолько хорош для абхазской стороны, чтобы объявить о празднике. Но и не так плох, чтобы, забыв обо всем на свете, искать спасение от «российской аннексии» в объятиях Грузии. В любом случае, у Сухуми еще есть время все взвесить: новый договор с Россией действует 10 лет.
 
Комментарии экспертов
Сергей Шамба
Сергей Шамба
бывший премьер-министр Абхазии
Я не припомню, чтобы какое-то важное решение в Абхазии принималось спокойно. Никогда ни по одному вопросу в абхазском обществе изначально не бывало единого мнения – оно формировалось лишь после дискуссий и обсуждений.

 

Так и сейчас с договором с Россией. Внесены какие-то коррективы, что-то изменено, но документ подписан. Я считаю, что это очень выгодный для Абхазии договор.

 

Инал Хашиг
политолог, главный редактор газеты «Чегемская правда»
Новый договор необходим обеим сторонам. Надо помнить, что разрабатывали его не антагонисты, а союзники. В том виде, в котором он был предложен абхазской стороне, документ был непроходным.

 

Россия заложила в проект максимум своих интересов, что бывает при разработке любых совместных документов. У абхазской стороны свое видение будущих отношений. Компромисс был неизбежен.

 

Георгий Вашадзе
Георгий Вашадзе
депутат парламента от ЕНД
Россия в глубоком кризисе. Ресурсы уходят на Донбасс и Украину. Весь мир оказывает давление на Москву. В такой реальности Абхазия оказывается обиженной на Россию. А наши власти бездарно упускают возможность начать восстановление отношений с Абхазией.

 

 

Арда Инал-Ипа
содиректор Центра гуманитарных программ Республики Абхазия
Не надо быть профессиональным юристом, чтобы увидеть, что предлагаемые формы сотрудничества ограничивают суверенитет Абхазии не только в сфере обороны и внешней политики, что характерно для большинства примеров политического протектората, но и во внутренних делах.

 

Внимательное прочтение проекта договора оставляло впечатление, что в представлении команды российских авторов, дальнейшее существование государства «Республика Абхазия» не входит в их интересы. Название республики может сохраниться, но по сути она будет российским регионом.

 

Новый комментарий

 

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив