Россия развернулась на Восток

24 ноябрь 2014
После саммитов АТЭС и G20, состоявшихся в Китае и Австралии соответственно, лишь немногие наблюдатели не стали углубляться в весьма очевидные проявления недружелюбия к России западного мира, а попытались увидеть за деревьями лес. И обнаружили, что и в Китай, и в Австралию Владимир Путин приезжал для общения с восточными партнерами и партнерами из стран БРИКС.
Разворот газовых потоков
 
Даже поверхностного взгляда достаточно, чтобы понять – концентрация российско-китайских переговоров достигла исторического максимума. Опять же на поверхностный взгляд открывается и причина – санкции, которые наложили на нашу страну европейские страны в отношении России.
 
Еще в ходе визита Владимира Путина в Китай в мае 2014 года Россия и КНР подписали контракт на поставку 38 млрд. кубометров газа за 30 лет по новому газопроводу «Сила Сибири» (совместный проект «Газпрома» и Китая, стоимостью, по разным оценкам, $55-70 млрд.). Причем было достигнуто принципиальное соглашение между сторонами о том, что «Газпром» получит от партнеров предоплату на строительство газопровода «Сила Сибири» в объеме $25 млрд.
 
В ноябре в рамках саммита АТЭС было подписано еще около 20 важнейших документов. В том числе меморандум и рамочное соглашение об увеличении поставок газа КНР почти в два раза за счет мощностей западного маршрута «Алтай». После реализации всех подписанных соглашений по поставкам природного газа Китай станет импортером российского газа номер один в мире.
 
То есть, разворот газовых потоков в сторону Китая налицо. О чем, кстати, российские власти говорят с завидной регулярностью. Но процесс начался не сейчас и не вдруг. И во многом по инициативе именно КНР.
 
Заложник чужой экономики
 
Для Поднебесной переломным во многом стал кризис 2008 года, к которому страна подошла в достаточно неплохой форме. Однако экономическая система, выстроенная Китаем и США, сделала страну зависимой от чужих потрясений. КНР был вынужден импортировать кризис, разразившийся в западном мире.
 
Система, на которой держалось китайское экономическое чудо, была простой. Используя низкую себестоимость производства, привлекая внешние прямые инвестиции, КНР демонстрировал впечатляющий рост. Экпортируя товары в разные страны, в том числе США, Китай получал значительную выручку, которую накапливал в резервах. Причем триллионы долларов вкладывались в американские ценные бумаги. Фактически КНР кредитовала Америку, чтобы та активно покупала у нее товары.
 
Что произошло в кризис? Потребление упало, а США для того, чтобы оживить свою экономику, запустили программу количественного смягчения. Проще говоря, начали заливать проблемы деньгами. Доллар и ценные бумаги, в нем номинированные, начали стремительно обесцениваться. При этом упал и экспорт. Китай оказался заложником проблем чужой экономики. Попытки расшевелить внутреннее потребление оказались не очень успешными.
 
Изменившаяся ситуация потребовала новых решений. Просто продать долларовые бумаги КНР, естественно, не могла, поскольку обесценила бы этим шагом свои резервы до состояния бумажного пепла. Китай, как принято у революционеров, пошел другим путем. Он засуетился, активизировав покупки активов за рубежом. Причем именно физических активов, то есть предприятий, занимающихся добычей и переработкой сырья, которое необходимо стране претендующей на звание локомотива мировой экономики. Бумага, даже ценная, больше не в цене. Побеждает тот, кто получает реальные активы.
 
Уже в 2010 году КНР стала пятым крупнейшим инвестором мира, вложив в иностранные государства более $300 млрд. По оценкам экономистов, к 2020 году Китай будет владеть физическими активами на сумму $1-2,5 трлн.
 
Россия, кстати, не стала исключением - в 2010 году случился переломный момент в отношении прямых инвестиций из КНР. А в 2012 году этот показатель вырос почти на порядок по сравнению с 2011 годом - до $5 млрд. И покупали китайцы, конечно же, сырьевые компании. Например, 20% акций в проекте «Ямал-СПГ», 12,5% акций «Уралкалия» и т.д. Причем не только предприятия интересуют Китай, но и само сырье. Отсюда и участие в совместных проектах и кредиты в счет будущих поставок.
 
Один из ярких примеров – как раз договоренность по газопроводу «Сила Сибири», идея которого возникла в 2012 году. То есть, заметим, задолго до введения санкций. Поэтому разворот в сторону Китая начался не с мер ЕС против России. Европейские поставки давно беспокоили Москву своей предсказуемой непредсказуемостью. Каждый год «Газпром» переживал увлекательный триллер под названием «Украинский транзит, или Скидки на поставки». Санкции только ускорили процесс переключения потоков.
 
Дружба против доллара
 
В России любое углубление экономических или политических взаимоотношений принято сразу приравнивать к братской дружбе, что подсознательно делает эти отношения более семейными и домашними. Естественно, что ни о какой братской дружбе в общении Китая и России речь не идет. Просто противостоять устоявшейся глобальной системе развивающиеся страны могут лишь путем объединения усилий. Проще говоря, дружить приходится против кого-то. Тем более что Россия, как и Китай, имеет зависимость от долларовых цен на нефть и огромные резервы в американских ценных бумагах.
 
В Австралии Путин сделал главное – провел переговоры с лидерами стран БРИКС. И как неформальный лидер этого образования выступил против того, что США препятствуют реформе МВФ, пытаясь удержать доминирующее положение доллара в мире. Кстати, в итоговом документе саммита этот пункт нашел отражение.
 
Дружба против доллара заключалась и в том, что на саммите «двадцатки» лидеры стран БРИКС договорились о формировании временного совета директоров Нового банка развития. До следующей встречи министры финансов должны назначить председателя и заместителей банка.
 
Решение о создании Банка БРИКС и пула резервных валют, в рамках которого возможно осуществлять своп-операции между Бразилией, Россией, Китаем, Индией и ЮАР, было принято по итогам саммита БРИКС, прошедшего 15-16 июля 2014 года в бразильском городе Форталеза. Структуры заработают в 2015 году, капитал каждого составит $100 млрд. Доля России в первоначальном объеме валютного пула составляет $8 млрд.
 
Если в 2008 году, когда страны БРИКС заговорили об альтернативе доллару, это казалось, в лучшем случае, делом далекой перспективы, то сейчас эта идея приобретает реальные очертания. Кстати, Китай уже договорился с Европой и Россией о взаимных расчетах в национальных валютах. И это только первый шаг, за которым экономисты видят серьезные последствия.
 
Уже крупнейший партнер
 
Планы по расширению сотрудничества с Китаем обширные и амбициозные. В частности, российский президент поставил задачу увеличить товарооборот с КНР к 2015 году – до $100 млрд, к 2020 – до $200 млрд. При этом важно отметить, что Китай уже является крупнейшим торговым партнером России, обращает внимание главный научный сотрудник Института экономики РАН Никита КРИЧЕВСКИЙ.
 
- Товарооборот с КНР составил в 2013 году $87,5 млрд. Конечно, в отношении ЕС этот показатель больше - $417 млрд. Но Евросоюз является наднациональным образованием, куда входит 28 государств. Поэтому сравнивать его показатель с одной страной некорректно, - уверен экономист.
 
Действительно, если посмотреть на европейские государства по отдельности, то Китай является нашим крупнейшим торговым партнером. В Европе лидерство за Нидерландами с $82,7 млрд.
 
В любом случае, переориентация сырьевого потока на Восток приведет к снижению доли ЕС и увеличению Китая. Будет ли это выгодным шагом для России?
 
Мнения экспертов, опрошенных «Миром и политикой», разделились.
 
- Перспективы переориентации России на экономическое сотрудничество с Китаем имеют большой потенциал, - считает политолог Максим ЖАРОВ. - В отличие от непостоянства и капризности Евросоюза, который находится в связи с украинским конфликтом под плотным контролем США, Китай четко осознает свои политические и экономические интересы как в Азиатско-Тихоокеанском регионе, так и по всему миру.
 
Правда, эксперт уверен, для того чтобы превратить этот потенциал в реальные контракты и реальную прибыль, России придется сильно постараться:
 
- В ходе переговоров с партнерами Китай действует исходя именно из этих своих, а не чьих-то сторонних интересов, и именно поэтому его позиция на переговорах по тем же газовым контрактам с «Газпромом» является не только конструктивной, но и непоколебимой. Поэтому как переговорщик Китай для России весьма трудный партнер, и это еще раз показали переговоры по «западному маршруту» газопровода в КНР, которые состоялись на саммите АТЭС в Пекине. Подписанные в Пекине рамочные соглашения о строительстве газопровода по «западному» маршруту «Газпрому» в начале следующего года предстоит перевести в формат реальных договоренностей. Сделать это будет трудно, но возможно – альтернативы российскому газу для Китая нет.
 
Михаил КРУТИХИН, партнер консалтингового агентства RusEnergy, уверен, что весьма рискованно тратить миллиарды на создание инфраструктуры, на другом конце которой -один-единственный покупатель.
 
- Он уже показал, что способен диктовать условия, - подчеркивает Крутихин. Он также полагает, что Россия может не получить обещанных Китаем денег на строительство «Силы Сибири». И ей придется рассчитывать на свои силы.
 
- Предоплата за газ существовала только в воображении «Газпрома». Сейчас газпромовцы рассуждают о кредите на строительство «Силы Сибири» вместо предоплаты за газ. Не исключено, что и кредита они не получат, - предполагает эксперт.
 
Кроме того, по словам Крутихина, нефти Китай может купить почти неограниченно, но по газу свои потребности он закрывает до 2030 года без России.
 
- Максимально, что он может взять в 2035 году – 30 млрд кубометров в год для северо-восточных провинций (расчеты ВР). И еще один момент - с Европой и США есть надежда на то, что мы европейцы, часть этой культуры. С Китаем точно – сырьевой придаток, - заключает эксперт.
 
С таким мнением категорически не согласен Никита Кричевский.
 
- Говорить, что Россия станет сырьевым придатком Китая - то же самое, что говорить, что Норвегия является сырьевым придатком Европы. Углубление сотрудничества с КНР - очень правильный и перспективный подход. Магистральная задача переключения потоков - закрепиться на китайском рынке. Пусть с минимальной рентабельностью, пусть даже с кажущейся невыгодой. Иран и другие страны Ближнего Востока пытаются активно выйти на китайский рынок. Поэтому нужно успеть. Если затянуть, то может быть поздно.
 
Кричевский также не сомневается, что денег на строительство «Силы Сибири» хватит. Если не хватит, то китайцы выполнят свои обещания по предоплате или кредиту.
 
Комментарии экспертов
Никита Кричевский
Никита Кричевский
доктор экономических наук, профессор, главный научный сотрудник Института экономики РАН:
В 80-90 годы западные страны начали углублять процесс глобализации через ВТО с целью максимально открыть рынки третьих стран для своей продукции. Это позитивно сказалось на развитых странах и отрицательно на развивающихся. Успеха смогли добиться только те страны, которые сопротивлялись этому. В частности, Китай.

 

Взаиморасчеты в национальных валютах, которые позволят постепенно уходить от доминирования доллара, процесс совершенно правильный, но сложный. Пока препятствием является факт, что юань – не свободно конвертируемая валюта, поэтому стоимость сырья все равно рассчитывается исходя из долларового эквивалента. Однако со временем страны найдут способ перейти на альтернативные виды расчета стоимости сырья.
 
Пока Китай не может отпустить юань в свободное плавание, и тот жестко регулируется монетарными властями, поскольку если отпустить курс, то китайская валюта резко и значительно укрепится. Что негативно отразится на экономическом росте, который может замедлиться в несколько раз. Но перспектива для расширения конвертируемости юаня присутствует. Поэтому в формировании части резервов в юанях есть смысл. Этот процесс имеет большой потенциал. Чем меньше курс будет регулироваться, тем больше будет укрепляться юань. Что увеличит и ценность резервов.

 

Новый комментарий

 

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив