Специальный представитель премьер-министра Грузии по России Зураб Абашидзе рассказал в интервью корреспонденту журнала «Мир и политика» Михаилу Вигнанскому о достигнутых успехах в рамках нормализации российско-грузинских отношений и о перспективах дальнейшего диалога между двумя странами. 
В декабре исполнится два года, как Россия и Грузия начали процесс нормализации отношений, подорванных вооруженным конфликтом в 2008-м. В конце 2012-го состоялась первая встреча заместителя министра иностранных дел РФ Григория Карасина и специального представителя премьер-министра Грузии по России Зураба Абашидзе. С того момента и диалог в этом формате стал регулярным.
 
И Москва, и Тбилиси признают, что до полномасштабного урегулирования еще очень далеко. Камнем преткновения остаются вопросы Абхазии и Южной Осетии. Тбилиси заявляет, что никогда не смирится с их отделением от Грузии. При этом нынешние власти Грузии, в отличие от прежних, ориентированы исключительно на мирное урегулирование. На последней сессии Генеральной Ассамблеи ООН в Нью-Йорке премьер-министр Грузии Ираклий Гарибашвили заявил, что его страна готова нормализовать отношения с Россией, если это не повредит ее суверенитету и независимости. Гарибашвили подчеркнул, что Тбилиси взял новый курс в отношениях с Москвой.
 
«Мы следуем стратегии, основанной на стремлении быть ответственным, прагматичным и конструктивным соседом», — сказал грузинский премьер и напомнил, что диалог с Москвой по восстановлению торговых, экономических и культурных связей был начат без предварительных условий. «Мы стали более мирно сосуществовать как соседи. Этот подход также привел к стабилизации всего Южного Кавказа», — добавил Гарибашвили, вместе с тем упрекнув Россию в отказе идти навстречу Грузии «в таком же духе сотрудничества». Особенно обеспокоены в Тбилиси предложенным Россией абхазской стороне проектом договора о союзничестве и интеграции. Грузия расценивает это как «продолжение оккупации и аннексии Абхазии».
 
«Мир и политика»: Зураб Ираклиевич, Ваше назначение на должность специального представителя была вполне ожидаемой. В 2000-2004 годах Вы проработали послом Грузии в России, а значит, сохранили связи и контакты с российской элитой. Были ли вы знакомы с нынешним визави по переговорам Григорием Карасиным прежде? Как Вы можете охарактеризовать ваше общение в этом формате?
 
Территориальный вопрос
 
Зураб Абашидзе: К сожалению, получилось так, что с момента развала СССР и становления новых независимых государств наши отношения с Россией развиваются сложно. Основная проблема -- это Абхазия и Цхинвальский регион -- Южная Осетия, то есть вопрос суверенитета и территориальной целостности Грузии. Сначала между Россией и Грузией странами отмечался и позитив, были попытки найти решение абхазского и осетинского конфликта. Будучи послом в России, я прилагал все усилия, чтобы придать этим отношениям динамику, что-то получалось, что-то нет. Но все-таки диалог между двумя странами был. Но дальнейшее развитие событий и, конечно жe, война 2008 года все это сломали и создали проблемы нового уровня и нового качества. Особенно после признания Россией независимости Абхазии и Южной Осетии. Россия не собирается отзывать это признание, Грузия же никогда не смирится с отторжением этих территорий.
 
Я порой называю все это заколдованным кругом. И пока выхода не видно. Война принесла невосполнимые человеческие жертвы, материальные потери. Более того, в исторической памяти грузин и россиян появился совершенно новый феномен открытого вооруженного противостояния.
 
«МП»: Но ведь все войны когда-то заканчиваются?
 
З.А.: Да. После смены властей в Грузии в 2012-м новое правительство «Грузинской мечты» инициировало начало прямого диалога с Москвой (напомню, что дипломатические отношения между двумя странами после 2008-го прерваны). Был создан неформальный канал, назначены спецпредставители с грузинской и российской сторон, мы определились с тематикой. Начали обсуждение торгово-экономических отношений, коммуникаций, гуманитарных вопросов. Я давно знаком с Григорием Борисовичем. Он опытнейший дипломат, с которым очень интересно работать. То, что мы сделали за эти два года в рамках круга названных вопросов, это определенный позитив, безусловно. Подчеркиваю -- новая грузинская власть настроена прагматично и конструктивно, и мы ожидаем подобного настроя от России при подходе к фундаментальным, основополагающим причинам кризиса в наших отношениях.
 
«МП»: Как Вы на этом этапе оцените общую тональность отношений переговорного процесса? Ведь после октябрьского раунда даже не определена дата вашей новой встречи с Григорием Карасиным. Такое впервые. И связано это с протестом Тбилиси в связи с намерениями России заключить новый договор с Абхазией.
 
З.А.: Для решения проблем, которые принесены войной 2008-го, главный формат -- это Женевские дискуссии по безопасности на Южном Кавказе. В них участвуют представители международного сообщества. Наш диалог с господином Карасиным, так называемый «Пражский», касается конкретных тем. В целом снизилась конфронтационная температура. Это хорошо, конечно же. Мы сделали все для того, чтобы российская сторона воспринимала Грузию иначе, агрессивность спала. Но, к сожалению, мы не наблюдаем динамики в решении главных вопросов. В Женеве нет по существу прогресса. Последнее же развитие событий – речь идет о т.н. проекте российско-абхазского договора -- вызвало в Грузии весьма острую реакцию, которая очень негативно может повлиять и на Женевские дискуссии, и на наш с Григорием Борисовичем формат. Хочу еще раз подчеркнуть, что его подписание будет оцениваться в Тбилиси как шаг в сторону аннексии Абхазии со всеми вытекающими отсюда последствиями. Сегодня наши оппоненты получили новое дыхание, всячески стараются внедрить в общественное сознание мысль о том, что вести разговор с Россией бесполезно и бесперспективно. Дипотношений у нас нет, поэтому такой канал коммуникации, как мы считаем, необходим. К слову, когда в перерыве между нашим общением возникают оперативные вопросы, мы же решаем их. Например, при форс-мажоре. В последние месяцы в Дарьяльском ущелье дважды сошел сель. Нам надо было быстро связаться, мы все обсудили, подключилось МЧС России. Мы соседи, а природа не считается с политической обстановкой и границами. Лично я считаю абсурдным требование наших оппонентов вообще отказаться от этого формата.
 
Возвращение на рынок
 
«МП»: Во многом благодаря вашим переговорам с Карасиным, Грузия вернулась на российский рынок после семилетнего эмбарго. По данным премьер-министра Грузии Ираклия Гарибашвили, за два года пребывания во власти «Грузинской мечты» показатель экспорта в Россию увеличен на 534 процента. Открытие российского рынка позволило увеличить экспорт цитрусовых на 1040%, вина – на 221%, минеральных вод – на 159%, фруктов – на 91%, овощей -- на 53%. Все это стратегические сферы экономики Грузии. То же вино – 65% продается в России.
 
$500 млн составил товарооборот между Грузией и Россией в январе-августе 2014 года
 
З.А.: По торговым связям показатели хорошие. Это именно то, что обсуждается нами. Мы стартовали же практически с нуля! В январе-августе этого года товарооборот составил $500 млн. Россия – четвертая по экспорту из Грузии и пятая страна по импорту. Экспорт из Грузии составил $185 млн. в этом году, это тоже значительный рост –118%. Цифры могли быть и большими, если бы не закрывавшаяся из-за природных катаклизмов граница. Мы говорим российским бизнесменам: используйте возможности, которые получает Грузия, подписав Соглашение об ассоциации с Евросоюзом. Грузия может стать мостиком для российского бизнеса в Европу. Уже есть интерес и на этом направлении.
 
«МП»: Каков объем прямых российских инвестиций в экономику Грузии?
 
65% производимого вина Грузия поставляет в Россию  
 
З.А.: Пока небольшой. В этом году -- 38 миллионов долларов. Это очень мало. Но и здесь есть перспективы. В прошлом году было еще меньше. Уже установлены связи между Торгово-промышленными палатами (ТПП) двух стран. Делегация грузинской ТПП посетила в этом году Россию, теперь обсуждается ответный визит. Может состояться форум бизнесменов России и Грузии в конце 2014 года. Растет интерес российских компаний к нашей железной дороге, которые рассматривают возможность использовать пути через Азербайджан далее к грузинским портам Поти и Батуми. Нужен только соответствующий политический фон. Но... политика часто все портит, подрывает доверие. Бизнесмены начинают оглядываться на политическое руководство, начинают думать, а стоит ли им вкладываться. Мы как раз на той опасной стадии, когда политика может отрицательно повлиять на выстроенное за эти два года в плане экономики.
 
«МП»: В 2013 году Грузию посетили 765 тысяч российских туристов, почти в полтора раза больше, чем в 2012 году. Есть ли рост в 2014 году? Чем так привлекает Грузия туристов из России?
 
З.А.: Только в январе-августе Грузию посетило 660 тысяч российских туристов, это рост по сравнению с аналогичным периодом 2013-го на 8%. Уверен, рекорд прошлого года будет побит. Россиянам визы не нужны. После шестилетнего перерыва возобновились регулярные рейсы между Россией и Грузией, это тоже будет способствовать увеличению численности туристов. У россиян есть определенная ностальгия, между двумя странами есть историческая и духовная близость. Природа у нас потрясающая, известная кухня, здесь безопасно. Но должен сказать, что, к сожалению, гражданам Грузии получить российскую визу -- это большая проблема. Российские коллеги заверяют, что выдают их больше, но мы, честно говоря, особенно этого пока не ощутили.
 
$38 млн. составил объем прямых российских инвестиций в экономику Грузии в 2014 году
 
Культурные связи
 
«МП»: В 2015 году начнется передача Грузии грузинских кинолент, хранимых в кинофонде России. Речь о фильмах, снятых грузинами в прошлом веке, с 1916-го по 1990 годы. Это почти 700 художественных и документальных фильмов, мультипликация. Насколько важно для Грузии, которая всегда славилась своими традициями в сфере кино, такое решение?
 
З.А.: Работа над этим велась давно. Российская сторона была готова к передаче. Сейчас это переведено в практическую фазу. Это действительно хороший проект! Там же есть фильмы, снятые почти век назад, о них здесь почти ничего и не знали. Говоря о кино, отмечу, что вот уже несколько лет в Грузии проводятся фестивали российских фильмов. Приезжают российские театральные коллективы, их здесь тепло принимают. Эти связи в области культуры как-то в автоматическом режиме развиваются и поддерживаются.
 
«МП»: Особое место в отношениях двух стран занимает вера. РПЦ и ГПЦ продолжают поддерживать самые тесные взаимосвязи. Стало известно о том, что в середине будущего года расположенная в Москве грузинская церковь по решению мэрии российской столицы перейдет в ведение ГПЦ. Расскажите, насколько это важно и какие еще могут быть на этом пути продвижения? Например, говорилось, что захороненные в Астрахани в XVIII веке останки грузинских царей Вахтанга VI и Теймураза II могут быть возвращены на родину. Что делается в этом плане?
 
З.А.: Межцерковные связи поддерживались даже в самые драматичные моменты, в дни войны 2008-го. Вскоре после вооруженного противостояния Москву посетила делегация ГПЦ. Что касается вопроса перезахоронения царских останков, к нему были подключены грузинские ученые, которые посетили Россию, но пока, к сожалению, рано говорить о решении вопроса. Надо работать дальше.
 
«МП»: Недавно в Грузию приезжали российские депутаты, но это не двусторонний формат, а работа в рамках Черноморского сотрудничества. Не пришло ли время для прямого обмена парламентскими делегациями?
 
З.А.: На международных площадках контакты депутатов есть. Например, в ПАСЕ встречались главы комитетов по международным отношениям нашего парламента и Госдумы России Тедо Джапаридзе и Алексей Пушков. Была идея расширения и интенсификации, это решать парламентариям, но в нынешней, скажем так, нервозной ситуации -- я опять возвращаюсь к этому договору между Россией и Абхазией - насколько это реалистично и своевременно?
 
«МП»: Располагаете ли Вы данными авторитетных социологических исследований, сколько граждан Грузии поддерживает процесс нормализации отношений с Россией?
 
60% граждан Грузии видят в России главную внешнюю опасность для страны 
 
З.А.: Примерно 70% граждан Грузии поддерживает саму идею нормализации отношений с Россией. Люди за то, чтобы жить в мире с соседями. Но есть и другая цифра, менее комфортная. Около 60% граждан нашей страны видят в России главную внешнюю опасность для Грузии. Вот таков «психологический портрет» восприятия России в Грузии. Что касается непосредственно формата «Карасин-Абашидзе», то недавно авторитетное грузинское информационное агентство «Интерпрессньюс» провело исследование, которое показало, что 60% респондентов за его сохранение, по 20% против или не знают, как ответить. Одним словом, тенденцию к увеличению или же уменьшению процентов в одну или другую сторону покажут ближайшие события, которые четко определят отношение к суверенитету и территориальной целостности Грузии. Подчеркиваю, что мы опять можем стать жертвами того самого заколдованного круга. Чтобы разрушить те отношения, которые формировались веками, большого ума и много времени не нужно. Но для их восстановления потребуются кропотливая работа и большое терпение. У нас есть политическая воля, желание и терпение начать процесс восстановления доверия и нормализации отношений. Поэтому мы надеемся на взвешенные и продуманные подходы со стороны России. Убежден, что на фоне сложных и порой непредсказуемых по своим последствиям процессов на региональном и глобальном уровнях, которые ставят нас перед новыми вызовами и угрозами, выход из этого заколдованного круга отвечал бы интересам Грузии и России.
 

Новый комментарий

 

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив