Война на юго-востоке Украины вынудила сотни тысяч человек бежать в Россию, власти которой до недавнего времени уверяли, что всем этим людям найдется здесь и кров, и достойное применение. Но осенью стало окончательно ясно: Москва не хочет признавать украинских перемещенных лиц беженцами, не знает, что с ними делать, и совсем не хочет за них платить — даже наоборот.
Судя по бюрократической «паутине», в которую попадают бегущие от войны украинцы в российской ФМС, к этим людям отечественные чиновники относятся только как к источнику теневого заработка.
 
Глава ФМС Константин Ромодановский еще в марте заявлял, что ситуация с украинскими беженцами «имеет симптомы гуманитарной катастрофы». Тогда чиновник имел в виду ситуацию внутри Украины. Но теперь то, что происходит с украинскими беженцами на российской территории, выглядит не менее симптоматично.
 
По данным ООН, 130 тысяч беженцев прибыло на территорию России с Украины к августу. ФМС приводит другие цифры — более 800 тысяч человек к началу сентября. По оценкам опрошенных «МП» экспертов, реальный поток беженцев выше примерно в 2 раза, и к концу года общая численность украинских граждан в России может достичь 4 млн человек.
 
Между тем, лишь 250 тысяч человек подало документы на трудоустройство в РФ. Большинство украинцев не спешат подавать документы сотрудникам ФМС по двум главным причинам. Во-первых, многие собираются вернуться на родину, как только утихнет военный конфликт, и предпочитают не уезжать далеко от границы. Во-вторых — отдав документы ФМС, украинский гражданин практически гарантированно сталкивается с бюрократическими преградами, которые подчас оставляют людей без какого-либо официального статуса, без документов и без последних денег.
 
Не по статусу
 
Главное, за что борются украинские беженцы у российской границы — это официальный статус. ФМС делает все, чтобы признать официальными беженцами как можно меньше украинских граждан. Большинство из перебравшихся в Россию украинцев получают статус вынужденных переселенцев. Впрочем, сегодня проволочки с признанием статуса беженцев из Украины в самую последнюю очередь связаны с доскональным изучением документов заявителей. Статус вынужденного переселенца для ФМС гораздо дешевле. Дело в том что, в отличие от статуса беженца, положение переселенца не дает никаких оснований для денежных выплат, и оно ничем не обязывает российские власти.
 
Временное жилье и продовольствие, которые выделяет сегодня Москва украинцам-«переселенцам», с юридической точки зрения - жест доброй воли, и все это может в одночасье прекратиться, уверен Вячеслав Поставнин, глава фонда «Миграция ХХI век», который с 2006-го по 2008 год был заместителем главы ФМС России. На статус беженца могут рассчитывать только чиновники высшего ранга и члены их семей, рассказал эксперт в интервью «МП».
 
«Человек приходит, просит статус беженца, он приехал из-под обстрела, с детьми и женой, классический вариант беженца. Что там доказывать еще? Но их зовут на так называемую консультацию, на которой говорят: «Приходите через три месяца». А через три месяца выясняется, что срок подачи заявки на статус беженца уже истек», - рассказала одну из недавних историй Ирина Шаболовская, представитель Луганской Народной Республики в Москве. Она находится в постоянном контакте с украинскими перемещенными лицами и склонна винить структуры, которые должны контролировать поток беженцев.
 
«Беженца» практически никому не дают, потому что таким людям надо платить, - рассказала собеседница «МП». - Государство выделяет под это деньги, но они оседают в карманах недобросовестных чиновников. Куда их выделяют, я не знаю, но люди ничего не получают».
 
В августе премьер-министр России Дмитрий Медведев объявил, что в общей сложности на содержание украинских беженцев из отечественного бюджета будет выделено 4,9 млрд руб. 3,79 млрд из них должны были получить регионы, граничащие с Украиной, 360 млн были определены на единовременную помощь беженцам. Медведев тогда же пообещал ФМС 780 млн руб. В сентябре выяснилось, что правительство предоставит ФМС на программы по размещению беженцев с Украины еще 573 млн руб. - причем эти деньги изначально должны были пойти на поддержку малого и среднего бизнеса России.
 
По словам очевидцев, прибывший в лагерь беженцев человек попадает в своеобразную бюрократическую «карусель». Прежде всего, они лишаются своих украинских паспортов. Пытаясь подтвердить статус беженца или хотя бы зарегистрироваться как вынужденные переселенцы, люди стоят в многочасовых очередях, предъявляют одни и те же справки в нескольких кабинетах. Копии документов должны быть нотариально заверены — а у доступных на месте нотариусов эти услуги стоят немало. В условиях отсутствия работы, таким образом, украинские граждане быстро лишаются последних денег.
 
Проверенная схема
 
По словам Вячеслава Поставнина, эта схема вытягивания денег из переселенцев уже давно отлажена — на трудовых мигрантах, с которыми ФМС работает уже давно. Тем более что сегодня в ФМС нет четкого понимания, кто из ныне находящихся в России украинцев является жертвой военных действий, а кто - просто трудовой мигрант, который живет здесь уже не первый год и может под видом беженца претендовать на помощь государства.
 
«Задача ФМС сепарировать простых трудовых мигрантов от реальных жертв войны. Но у них и это не получилось. База данных, создаваемая в данный момент ФМС, оказалась нерабочей, - добавил Поставнин. - Так что невозможно отделить одних от других и определить, у кого какой статус».
 
Вместо возможности легально находиться на территории РФ, ФМС России, по словам экспертов, выстроила такую систему взаимодействия с трудовыми мигрантами, что последним приходится платить от 10 до 100 тысяч рублей за полный пакет документов. Безумные очереди у дверей миграционной службы длятся по несколько суток. Люди просто не могут попасть даже на прием, не говоря о том, что им приходится собирать многочисленные справки с нотариальным заверением. Такой форс-мажор не каждому под силу, и люди обращаются к фирмам-посредникам. А те, в свою очередь, чаще всего состоят из представителей соответствующих национальных диаспор, связанных с ФМС.
 
«Все эти посредники из диаспор организованы самой ФМС. Выходцы из диаспор оказались удобны по многим причинам: они больше молчат, у них больше клиентов, меньше возмущаются, - рассказал «МП» Поставнин. - ФМС так выгодно, они зажимают официальные каналы очередями и пускают всех через посредников. Это дает ведомству чистый приток наличных».
 
Эксперт «МП» утверждает, что незаконно в России трудятся порядка 9 млн мигрантов. С 3 млн ФМС собирают деньги на патенты (разрешения на работу у физических лиц), с остальных 6 млн кормятся сотрудники ППС, участковые, миграционный контроль, администрация, работодатели. «ФМС выгодно, чтобы мигранты оставались в тени, - считает Поставнин - Время «прямой» коррупции в ФМС прошло, сегодня это предприятие по производству нелегальных денег». По словам эксперта, как только случилась проблема с беженцами, ведомство не смогло организовать ничего, что могло бы улучшить условия жизни этих людей, — и только ввела проверенную схему отъема денег.
 
Разрешение на временное проживание, временное убежище, вид на жительство, российский паспорт в Крыму – на всем можно быстро заработать. Последняя услуга, например, подразумевает привоз готового паспорта на дом: услуга эта стоит от 100 тысяч до 300 тысяч рублей.
 
Сведения о «теневой экономике» в структуре ФМС подтвердила «МП» Раиса Еркова, экс-начальник Центра по оформлению приглашений иностранных граждан юридическими лицами — ныне расформированного отдела этого ведомства. Ранее Еркова пыталась инициировать проверку по незаконному увольнению целого штата сотрудников центра в структуре ФМС. Но, по собственным словам, круговая порука коррупционеров из высшего звена руководителей МВД и ФМС не позволила ей пробиться на прием к Нургалиеву — между тем, именно его поддельная подпись стояла на приказе об увольнении Ерковой. Позже уголовное дело по факту служебного подлога «затерялось» в одном из столичных отделов Следственного комитета.
 
«О работе фирм-посредников я знаю не понаслышке, в обязанности моего Центра входил контроль и за их деятельностью, - рассказала «МП» Еркова. - Обычно такие фирмы могли оформлять приглашения иностранцам для въезда на определенную территорию, но на самом деле эти люди просто «растворялись» в разных регионах. Такие фирмы за мзду незаконно оформляли приглашения, и люди массово въезжали в Россию. Отсюда и шла та же самая нелегальная миграция. Мы жестко это пресекали. Наш центр в рамках ФМС незаконно ликвидировали, чтобы поставить везде своих людей и установить коррумпированную систему. Результат мы легко видим сегодня».
 
Не ждали
 
Если украинские граждане все-таки соглашаются на статус переселенца и заявляют о своем желании найти работу, то здесь тоже возникает немало проблем. По словам представителя ЛНР в Москве Ирины Шаболовской, у желающих трудоустроиться нет исчерпывающей информации не только о вакансиях, но и в какие регионы России можно переехать. «Ни МЧС, ни ФМС не занимается распределением беженцев. Нет «горячих линий», где можно узнать всю эту информацию. Все это — организационный провал», - считает собеседница «МП».
 
Беженцев расселяют по разным субъектам России: Северная Осетия, Башкортостан, Дальний Восток, Югра, Белгородская, Воронежская, Курская области. Большая часть украинских переселенцев - около 50 тысяч человек - остановились в Ростовской области, поскольку оттуда близко до границы с Украиной. Волгоградская, Рязанская области и Подмосковье фактически закрыты для приема беженцев.
 
Сегодня российские власти при распределении украинских переселенцев преследуют одну четкую цель: заселить людьми «сложные» регионы, где подчас не хотят работать российские граждане. Например, Дальний Север, где крайне тяжелые климатические условия, или Северный Кавказ, где сохраняется напряженная межнациональная обстановка. Однако, по мнению Вячеслава Поставнина, здесь видится попытка решить внутрироссийские проблемы за чужой счет. «Надежда, что эти люди сами устроят свою жизнь, а мы на них не потратим ни денег, ни усилий - вот что сегодня определяет политику ФМС, - заявил «МП» бывший заместитель главы ведомства. - Вся нагрузка остается на простых людях, которые селят у себя беженцев, пытаются им помочь своими силами. Государство же отправляет этих беженцев куда попало, на север или в глухие деревни, куда угодно».
 
Переехав в российские регионы, украинские переселенцы сталкиваются с еще одной трудностью. Россияне, которые знают о положении беженцев исключительно по репортажам на государственных каналах, уверены: все беженцы с Украины получают солидные деньги. Поэтому очень часто к украинским переселенцам, которые не могут найти работу, относятся как к бездельникам и нахлебникам, которым уж точно не надо давать «дополнительные» деньги или продукты. «Многие говорят: «Вы и так получаете по 1000 рублей, а мы вам должны помогать». Вот они и скитаются без денег и без помощи, а все думают, что им все платят», - рассказала Ирина Шаболовская.
 
Как отмечает председатель наблюдательного совета Института демографии, миграции и регионального развития Юрий Крупнов, у российских властей никогда не было стратегического понимания, что делать с мигрантами и беженцами. Когда же начался конфликт в Украине — это стало очевидным.
 
«У нас отсутствует стратегия и государственное планирование со стороны правительства РФ, - считает собеседник «МП». - Чтобы не возникало никаких завышенных ожиданий у украинцев по поводу приема их на территории России, необходимо четко дать понять, на что они могут претендовать. Ведь доходит до того, что они ждут, что им дадут тут квартиры всем. И все тянутся исключительно в Москву».
 
По мнению Крупнова, Россия должна четко формулировать свою позицию. Например, людям, которые твердо определились с решением остаться жить в России, можно предложить огромные территории, пустующие дома в той же Костромской или Тверской губерниях. «Государство должно сказать: «Мы вас не поселим в пятикомнатной московской квартире с видом на ГУМ». Но мы вам предлагаем большой полупустой поселок, поможем вам заселиться, поможем с отоплением и другими вещами, - добавил эксперт. - Российская власть должна иметь конкретный проект под этот миллион человек».
 
Пока же большую часть прибывших принимают у себя местные жители. Ведь у многих жителей юго-востока Украины есть либо родственники, либо знакомые в России. И подавляющее большинство, если и находит жилье, то селится у «своих».
 
Комментарии экспертов
Шабловская Ирина
Шабловская Ирина
представитель Луганской Народной Республики в Москве
Никто не знает куда ехать, ничего не налажено. И даже если кому-то и удается получить золотой статус беженца, все равно никому ничего не выплачивается. Классический случай семья приехала, подали документы на беженца, но им никто ничего не дает. Обращались в администрацию, к депутатам, к сенатору и никто им не помог. Такая ситуация очень частая. Никто не знает даже в какие регионы ехать, ни ФМС, ни МЧС не перераспределяет никого. Где можно узнать, куда можно поехать. Нет горячих линий, они не открыты. Это все – организационный провал. По статусу вынужденного переселенца никаких выплат нет, а «беженца» никому не дают, потому что надо платить. Государство выделяет под это деньги, но они оседают в карманах недобросовестных чиновников. Куда их выделяют я не знаю, люди ничего не получают. Все еще, конечно, зависит от местной администрации, если там честные люди, то они делают эти выплаты, иначе они отнекиваются. Самое ужасное, что местные просто не любят беженцев. Они думают, что те живут «на халяву». Говорят, «вы и так получаете по 1000 рублей, а мы вам должны помогать». Вот они и скитаются без денег и без помощи, а все думают, что им все платят.

 

Вячеслав Поставнин
экс-замначальника ФМС России
Сейчас ФМС чуть дает вид на жительство, больше всего временное убежище, то есть то, что не требует денег. А статус беженца дают только чиновникам, Януковичу и членам его семьи, а остальных футболят. Человек приходит, просит статус беженца, он приехал из-под обстрела, с детьми и женой, классический вариант беженца. Что там доказывать еще? Но ему говорят: «Приходите через три месяца» и это называется консультация, а через три месяца кончается срок. Это цинизм высочайшей пробы.
Они по закону должны принять документы на беженца и проверить их и решать уже судьбу человека. Можно отказать этим людям в таком статусе, в случае если их жизням ничего не угрожает, и дать взамен него временное убежище. Раньше под этим статусом и работу не давали, а сейчас после истории со Сноуденом, изменили норму. Кстати, это под него закон поменяли. С украинскими беженцами испугались, денег в ФМС предостаточно, но они идут на создание разных непонятных баз с сомнительным будущим, миллиарды идут на создание Центрального банка данных иностранных граждан. Этот банк уже 12 лет создается и еще столько же будет, но сейчас стоят первоочередные задачи с беженцами их Украины. В этот критический момент можно переправить средства на более важные задачи.
 
На территории РФ ежегодно находилось больше трех миллионов человек из Украины. Это самая большая миграция еще до конфликта. И большинство жителей юго-востока перешло в этот статус. А в ФМС толком не знают сколько человек у них на территории находится, то говорят 500 тысяч то 130 тысяч, Ромодановский заявляет 400 тысяч, а их на территории РФ около 3 млн. Государство сейчас не имеет координирующего органа и не имеет внятной миграционной политики. В результате все эти статистические данные полная чушь.

 

Даврон Мухамадиев
Даврон Мухамадиев
глава регионального представительства МФОККиКП (Международный Красный Крест и Полумесяц)
Чтобы получить статус беженца, человеку необходимо четко доказать, что у заявителя были обоснованные основания стать жертвой преследования в данном случае по политическим или национальным мотивам. Это непростая процедура, она связана с индивидуальным рассмотрением каждого конкретного случая обращения, целым рядом процедур ФМС, направленных на получение достоверных подтверждений таких опасений со стороны претендентов на этот статус. Если бы Россия давала этот статус всем подряд просто из-за того, только из-за факта вооруженного конфликта, то по такой же аналогии она должна предоставить этот статус и сирийцам, и иракцам, и афганцам в массовом порядке. Во всем мире беженцы и перемещенные лица - это особая категория лиц. В экстремальной ситуации, да и еще под воздействием СМИ и общей заботы, которую проявляют жители принимающей стороны, у них формируются завышенные ожидания от того, что их ждет в России. Многих украинцев безвозмездно принимают у себя в домах местные жители, однако на просьбу о совместных усилиях по ведению домашнего хозяйства, беженцы порой отвечают отказом и предпочитают возвращаться в лагеря». Разногласия разные: от чисто бытовых о помощи по хозяйству, на что некоторые из гостей отвечают «не будем помогать, ведь мы же беженцы», до просто абсурдных «почему мне сигарет не привезли.

 

Владимир Мукомель
заведующий сектором Института Социологии РАН
Если будет установлен прочный мир, то в течение считанных недель вернутся в свои дома. Все будет зависеть от развития событий во внешней политике. Есть конечно часть людей, которые поверили официальной пропаганде, что все будет у них в шоколаде. Но жители Восточной Украины они советские люди, они понимают, что есть слова и есть дела. В России постоянно находилось более полумиллиона украинцев, и естественно, что ситуация в России никогда не была для них секретом. Все понимают, что надеяться надо на свои силы. Если конфликт затянется, то им придется выбирать: остаться или вернуться. Оставаясь здесь они вынуждены будут легализоваться. И если пока они могут найти места работы, то в конце года - это будет зависеть от экономической ситуации в России. Но это выбор нужно будет сделать уже сейчас, ведь скоро холода, а лагерь для приема беженцев не рассчитан на холодное время.

 

Раиса Еркова
Раиса Еркова
экс-начальник ликвидированного Центра по оформлению приглашений иностранных граждан юридическими лицами
О работе фирм-посредников я знаю не понаслышке, в обязанности центра также входил контроль за их деятельностью. Обычно такие фирмы могли оформлять приглашения иностранцам для въезда на определенную территорию, но на самом деле, эти люди просто растворялись в разных регионах. Такие фирмы за мзду незаконно оформляли приглашения и люди массово въезжали в Россию. Отсюда и шла та же самая нелегальная миграция. Мы жестко это пресекали. Нас незаконно ликвидировали, чтобы поставить везде своих людей и установить коррумпированную систему. Результат мы легко видим сегодня.

 

Новый комментарий

 

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив