Нино Бурджанадзе – о политическом кризисе, ошибках Михаила Саакашвили и грузинском сценарии, повторяющемся в Украине.

 

В интервью корреспонденту «Мира и политики» Михаилу Вигнанскому экс-спикер парламента Грузии, дважды исполнявшая обязанности президента, а ныне лидер оппозиционного «Демократического движения» Нино Бурджанадзе рассказала, чем похожа Грузия начала 90-х на нынешнюю Украину и почему хорошие отношения с Москвой жизненно важны.

 

 

 

«Мир и политика»: Нино Анзоровна, вы лично знакомы со многими представителями нынешней украинской политической элиты. Какие ошибки были ими допущены, как можно выправить положение в этой стране?

 

Нино Бурджанадзе: К сожалению, Украина уже никогда не станет той страной, какой была, и иллюзий на этот счет не должно быть ни у кого. Я уважаю мнение президента Петра Порошенко, обещающего вернуть Крым, но... Этот шанс равен нулю. Крым больше никогда не станет частью Украины. В Украине произошли такие события, которые наложили на многие и многие годы отпечаток на всем местном обществе. В начале девяностых мы в Грузии перенесли гражданское противостояние, после чего для нашей страны последовала череда трагических событий, вооруженные конфликты в Абхазии и Южной Осетии. Что ни говори, но это факт — на Украине общество было разделено. Там не только со стороны кто-то боролся с украинцами. Там вышли друг против друга и сами граждане Украины. Допустить такое было роковой ошибкой украинских политиков. Когда эти события начались, я пыталась достучаться до них, объяснить, что они идут опасным путем Михаила Саакашвили. Что допускают те же ошибки, которые совершал Саакашвили как внутри страны, так и в отношениях с Россией. Я предупреждала, что это чревато трагедией. Но, к сожалению, они выбрали себе советником Саакашвили, человека, который фактически погубил Грузию, потерял 20 процентов территорий, привел страну к краю пропасти. И сейчас некоторые украинские политики чуть ли не копируют его поведение.

 

«МП»: То есть, вы прогнозировали нынешний кризис?

 

Н.Б.: Не составляло большого труда предугадать возможное развитие событий на Украине. Любой, кто знает специфику региона и российско-украинских отношений, мог это спрогнозировать. При этом я искренне желаю Порошенко удачи. Я считаю, что то, что он сейчас откровенно разговаривает с Россией, это единственный шанс спасения его страны. То есть, он поступает правильно. Украина должна сделать смелые шаги для выхода из кризиса, но этот процесс будет долгим и тяжелым. Надо обязательно продолжать диалог с Россией. Без этого проблема не решится, как не решится и без диалога с представителями Донецка и Луганска. Не разговаривать с этими людьми? Но мы уже так ошибались раньше в Грузии. Не надо повторять наших просчетов.

 

«МП»: В отличие от правительства Саакашвили и его «Единого национального движения» (ЕНД), ныне «Грузинская мечта» не допускает агрессивной риторики по отношению России. Возобновлены торгово-экономические отношения, несмотря на отсутствие после 2008-го года дипломатических. Вы считаете, что этого мало?

 

Н.Б.: Конечно этого недостаточно! Самая большая беда нашей сегодняшней власти — это нерешительность. «Грузинской мечте» не достает мужества. Убрать ругань по отношению к России — это элементарно, это минимум того минимума, что надо было сделать изначально. Но сейчас время для более серьезных дел. И это жизненно необходимо для Грузии, а мы серьезно упустили время. Например, если сравнивать перспективы в отношениях двух стран нынешние и те, которые вырисовывались в 2010 году, перспективы урегулирования конфликтов в Абхазии и Южной Осетии, когда я четыре года назад встретилась в Москве с Владимиром Путиным, то можно лишь констатировать упущенные возможности.

 

«МП»: Чего же из необходимого для улучшения отношений с Москвой не делают нынешние грузинские власти?

 

Н.Б.: Элементарно не выходят на контакт с российскими коллегами, чтобы обговорить самые насущные проблемы собственной страны. Или почему не отправиться в Россию с рабочим визитом и не начать рассматривать проблемы? Спросите, почему этого не делают наши власти? Да потому, что они постоянно оглядываются на Запад — а вдруг это там кому-то не понравится, как бы чего не вышло... Но власть, которая действует по принципу «как бы чего не вышло», которая боится начать разговор с тем государством, которое имеет огромные ресурсы в решении проблем Абхазии и Южной Осетии, ничего не добьется. Я понимаю, как важно для Грузии вывозить вино и мандарины на российский рынок, но ведь главное не в этом, а в том, чтобы политическая ситуация между двумя странами была стабильной. И не надо дразнить Россию. А это продолжается. Когда мы говорим, что вот завтра Грузия вступит в НАТО, а при этом прекрасно понимаем, что никакого НАТО завтра не будет, разве это прагматично? Это разумно? Зачем Россию дразнить, тем более тем, чего у тебя нет и не будет?

 

«МП»: Но ведь на последнем саммите НАТО в Уэльсе Грузию хвалили и приняли для нее пакет «усиленного сотрудничества», подтвердив место в Североатлантическом альянсе в будущем.

 

Н.Б.: Начнем с того, что Грузия вносит свою лепту в общемировую безопасность, и это правильно. Хотя, возможно, в том же Афганистане в миссии НАТО не следовало делать это так значительно — там погибло 29 наших военных, а нынешний контингент, 1750 человек, самый большой из стран, не входящих в Альянс. Зачем нам быть впереди многих более развитых стран, самих членов НАТО? Не Грузия, а только Саакашвили, решивший отправить в Афганистан так много наших солдат, получал за это политические дивиденды. На крови грузин, погибших там. А что Грузия? Если бы наше присутствие оценили по достоинству, НАТО должно было предоставить нам как минимум «План действий по членству». А его не дают. Сегодня мне абсолютно ясно, что сколько бы ни говорили нам, что двери НАТО для Грузии открыты, эти двери в реальности закрыты. Поэтому и нынешнее правительство ведет себя неразумно. То есть, с одной стороны мы не сможем получить реальную помощь от НАТО, а с другой — дразним и провоцируем Россию. Ведь по большому счету, ничего особенно Грузия на последнем саммите не получила. Там четко отметили, что НАТО будет защищать только своих членов. Это серьезный урок для Грузии. Конечно, хорошо если нашу армию будут учить и экипировать, но я считаю, что Грузия должна делать основной акцент не на том, чтобы ее армия была сильной, а на том, чтобы никогда не допустить открытую военную конфронтацию с кем бы то ни было. Тем более с нашими соседями. Для этого нужна серьезная политика. Давайте представим, что сегодня Грузию принимают в НАТО. Это для Грузии хорошо? Тогда объясните, как это может быть — на одной части территории Грузии, я имею в виду Абхазию и Южную Осетию, будут стоять российские военные базы, а на другой — натовские? И где тогда грузинские интересы, как нам тогда разговаривать с Абхазией и Южной Осетией, как нам вообще тогда говорить с ними о территориальной целостности нашей страны? Правительство Грузии должно заниматься не появлением новых военных баз, а выводом всех имеющихся иностранных.

 

«МП»: Насколько эффективны санкции Запада против России?

 

Н.Б.: Какой-то эффект у них будет. Но по существу они не касаются крупных интересов Запада. Там, где есть стратегические интересы Запада, там Россия и Запад продолжают сотрудничать, и так и должно быть. Какой нормальный человек может быть заинтересован в противостоянии Запада и России?! От этого хорошо не будет никому. Я не желаю сворачивания отношений России и Запада. Маленькие государства должны иметь в виду — как бы плохо нам ни было, никто от своих стратегических интересов не отказывается. И это правильно. По человечески это может быть болезненно, но политически это верно. И Грузия тоже должна исходить из своих интересов. Для Грузии сегодня очень важно иметь нормальные, партнерские отношения с Западом, но также жизненно важно иметь нормальные, партнерские отношения с Россией. За последние годы, вольно или невольно, грузинское руководство делает все, как надо другим государствам, но не так, как надо ей самой.

 

«МП»: Вот уже два года, как в Грузии сменилась власть. Михаил Саакашвили преследуется уже по нескольким уголовным делам. Как вы оцениваете внутриполитическую ситуацию в стране?

 

Н.Б.: К сожалению, «Грузинская мечта» допускает ошибки, которые ведут к реанимации Саакашвили и его партии. Некомпетентностью или бездействием нынешняя власть позволила Саакашвили воспрянуть. Да, он объявлен в розыск, но этого недостаточно. Он украл миллиарды, потерял 20 процентов грузинских территорий, создал систему, в которой были сотни политических заключенных и тысячи незаконных арестантов, людей пытали в тюрьмах, насиловали, а претензии к нему прокуратуры пока, на мой взгляд, неадекватны. Это непонятно. Говорю как юрист, против Cаакашвили надо, в первую очередь, начинать расследование в связи с августовской войной 2008 года. Потому что это самое крупное преступление, которое он совершил против собственного народа. И когда я говорю «против собственного народа», я имею в виду не только грузин, но и осетин. С этого надо было начинать суды над ним. Вот сейчас наш глава МВД заявляет, что Саакашвили и его «Единое национальное движение» готовят государственный переворот. Но помилуйте, это же на совести «Грузинской мечты», которая допускает такое! «Националы» два года назад, после выборов, были ниже травы и тише воды, собирали чемоданы, а потом увидели, что им реально мало что угрожает. На мой взгляд, налицо политический кризис. У нас президент, критикуемый правительством, у нас кабинет министров недостаточно эффективно работает и у нас парламент, где у «националов» 40 процентов — при том, что их рейтинг, по всем подсчетам, не более пятнадцати. Этот кризис нужно максимально быстро решить, а инструмент — досрочные парламентские выборы.

Новый комментарий

 

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив