Украинский кризис поставил под угрозу судьбу ЕАЭС

11 сентябрь 2014
На фоне доживающего свой век СНГ и аморфного ОДКБ Евразийский экономический союз (ЕАЭС) выглядит самым эффективным на сегодняшний день альянсом на территории бывшего СССР. Между тем, именно он может стать жертвой конфликта на юго-востоке Украины. По мере того как этот конфликт обостряет противоречия России с Западом, основные партнеры Москвы по ЕАЭС — Казахстан и Белоруссия — демонстрируют все меньшую заинтересованность в совместных экономических проектах. С точки зрения Астаны и Минска, это не беспринципность и предательство евразийских идеалов, а забота о национальных интересах.
Присоединение Крыма к России и последующий конфликт на юго-востоке Украины породил на территории бывшего Советского Союза множество страхов, включая боязнь введения российских войск под предлогом защиты русского меньшинства во все приграничные государства. Вне зависимости от правдоподобия этих фобий, во всех экс-республиках Союза гласно или кулуарно украинский кризис поставил вопрос о целесообразности альянсов с Россией.
 
Во взаимоотношениях трех самых мощных постсоветских государств — Россией, Казахстаном и Белоруссией — возникла трещина, которая становится тем шире, чем дольше длится война на Донбассе, считает Аждар Куртов, ведущий научный сотрудник Российского института стратегических исследований.
 
Как заявил эксперт «МП», государства, рассматривающиеся как возможные члены ЕАЭС, не играют большой роли в глобальных международных отношениях, поэтому пытаются подстраиваться под сильных мира сего.
 
«Если Россия проиграет геополитическое столкновение в Новороссии, то они постараются примкнуть к более сильному лагерю. Такая вот прагматичная, циничная и в известном смысле беспринципная политика. И она уже прослеживается в некоторых заявлениях официальных представителей Узбекистана, поддержавших европейские устремления Украины, или Казахстана, взявшихся подсчитать убытки, которые несет казахстанская экономика от санкций Запада против России», - сказал «МП» Куртов.
 
Глава Белоруссии Александр Лукашенко склоняется к той же позиции. С момента публичного озвучивания идеи ЕАЭС, белорусский лидер не раз акцентировал внимание на необходимости создания исключительно аполитичного альянса с торгово-экономическим его наполнением.
 
Возможно, и поэтому тоже ни Астана, ни Минск не поддержали Москву на международной трибуне при обсуждении статуса Крыма и сегодня не торопятся занимать пророссийскую позицию в отношении донбасского конфликта.
 
По-видимому, Назарбаев и Лукашенко уже обеспокоены ростом политических аппетитов главного партнера по ЕАЭС. Но если их такая самоотстраненность, призывы разрешить ситуацию переговорами, активное участие в самих переговорах между Москвой и Киевом, в целом предстают закономерными, то дальнейшие действия, а точнее бездействие Казахстана и Белоруссии ставит под вопрос существование самого евразийского проекта — который, по идее, сулил много плюсов обеим этим странам.
 
Ни Астана, ни Минск не обозначили официальную позицию о бойкоте Москвой западной продукции. При том, что ЕАЭС начинает работать с 1 января 2015 года. То есть через каких-то три с небольшим месяца появится единый, огромный рынок, а у членов ЕАЭС, судя по молчанию Назарбаева и Лукашенко, нет общей торговой политики. Более того, Белоруссия хоть и негромко, но вполне внятно высказалась о том, что сворачивание торговли с соседними Польшей, Литвой да и с другими «европами» не в ее интересах.
 
«Отсутствие общей позиции подрывает заявленную цель Евразийского союза - идею создания общего рынка. Это очень большая проблема в отношениях внутри ЕАЭС. И я не уверен, что этому интеграционному проекту суждена долгая жизнь», - заявил «МП» руководитель алмаатинской Группы оценки рисков Досым Сатпаев.
 
Происходящее, а стоит отметить, что это только начало – договор о создании ЕАЭС был подписан 29 мая нынешнего года, но пока даже не ратифицирован большинством стран, заявивших о намерении войти в альянс, демонстрирует, что организация конструируется государствами, которые, естественно, задумываясь над потенциальным ростом своих экономик в формате ЕАЭС, тем не менее, озабочены и личными целями.
 
Жизнеспособность ЕАЭС зависит от способности или даже воли не сделать доминирующими эти самые личные цели. Однако пока что четко прослеживается линия лидеров стран, входящих в альянс.
 
Для одного главное - восстановить хотя бы частично былое величие своего государства. Другой – игрок, который до сих пор всегда действовал исключительно в целях удержания и укрепления своей власти, имитируя политические развороты то на Запад, то на Восток. А для третьего важна внешняя составляющая - обуреваемый желанием войти в политический "топ” мировой истории, он периодически инициирует некие крупные геополитические схемы, но на деле его больше устраивает статус-кво, поскольку последствия любых масштабных перемен тяжело поддаются прогнозу.
 
К «большой тройке» ЕАЭС практически сразу после 1 января 2015 года может присоединиться Армения. О желании вступить в союз заявили также Киргизия и Таджикистан.
 
Но даже в вопросе расширения ЕАЭС у его членов разный подход, что подтверждает вышеупомянутое наблюдение. Москва новым участникам альянса только рада. Астана выступает против: в случае с Арменией она указывает на карабахскую проблему, одновременно зарабатывая очки в Содружестве Тюркских государств, а с Киргизией и Таджикистаном – на их мизерные экономики, находящиеся к тому же в глубоко депрессивном состоянии. Минск в этом вопросе четкой позиции не обозначил, не считая расплывчатого заявления об опасности «неоправданного ускорения интеграции».
 
Периодические же разговоры об интересе к ЕАЭС таких стран как Турция, Иран, Сирия или Вьетнам – это пока «экзотика» или возможные реверансы со стороны Анкары, Тегерана etc, держащих в уме позитивный сценарий развития Евразийского экономического союза. Но и в тех странах, которые нацелены на вступление в ЕАЭС, существует серьезная оппозиция, считающая, что ничем хорошим эта интеграционная операция не завершится.
 
Подобный пессимизм продиктован политическим алармизмом в плане утери или ущемления национального суверенитета. В первую очередь в пользу России.
 
«Настороженность и недоверие ряда стран СНГ к более тесной интеграции с Россией проистекают из многолетней имперской и советской истории. Тем не менее, в современном мире не обойтись без глубокой экономической интеграции, и если Россия действительно настроена на долгосрочное сотрудничество с бывшими республиками, то ей необходимо доказать, что проект ЕАЭС – это совершенно новый тип отношений постсоветских государств, основанный на нерушимости политического суверенитета, территориальной целостности, равенстве партнеров, исключающий доминирование Москвы», - сказал «МП» доктор экономических наук, заместитель директора по науке Института проблем рынка РАН Наби Зиядуллаев.
 
По мнению Зиядуллаева, некоторые решения, принимаемые в ЕАЭС могут противоречить интересам того или иного члена альянса, поэтому каждая страна-участница при несогласии должна иметь возможность заблокировать любое решение.
 
Подобный подход, подразумевающий справедливость, конечно, актуален, но оставляет открытым вопрос об эффективности ЕАЭС – легко представить, чем может обернуться обладание правом вето, скажем, Таджикистана или Киргизии при их сложных отношениях с Казахстаном.
 
Эксперт по странам Центральной Азии и Среднему Востоку Александр Князев указывает на другую опасность, которую несет для ЕАЭС возможное присоединение Киргизии и Таджикистана. «Километры границ этих стран с Афганистаном по строгому счету прозрачны. Коррумпированность спецслужб и силовых структур этих стран – просто «вдохновляющая». В Киргизии, например, нерядовые сотрудники спецслужб и правоохранительных органов «по совместительству» занимают не последние места в иерархии таких организаций как «Хизб ут-Тахрир» и «Таблиги Джамаат». В Таджикистане существуют прямые связи силовиков с афганскими вооруженными группировками из приграничных провинций... Я не представляю и не понимаю, для чего нужны в ЕАЭС такие проблемные страны, которые к тому же не скрывают иждивенческих настроений – что-то получить от союза. Вопрос – что дать союзу, там не рассматривается», - сказал «МП» Александр Князев.
 
Поэтому будущее ЕАЭС вызывает скорее вопросов, чем вселяет уверенность в его эффективной перспективе.
Новый комментарий

 

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив