Российские власти заявили о значительном внешнеполитическом успехе: подписании документов о создании странами БРИКС собственного банка развития (New Development Bank или Новый банк развития). По мнению экспертов, новый этап, на который вышел БРИКС после саммита в Бразилии, станет «началом конца» доминирования США на мировой геополитической арене. На встрече в Бразили лидеры стран БРИКС договорились о создании Пула условных валютных резервов, подписали Меморандум о сотрудничестве в сфере страхования экспортных кредитов и соглашения о сотрудничестве в сфере инноваций в рамках межбанковского механизма БРИКС. Сегодня руководители стран БРИКС открыто говорят о необходимости изменения сложившегося миропорядка, при котором доминируют США и американская валюта.

Финансовый передел

 

«Санкции США против России ускорят крах доллара как резервной валюты, – заявил в августе американский политик-республиканец, трижды сенатор Рон Пол. – Решение американского правительства ввести новые санкции против России является тяжелой ошибкой, которая приведет лишь к дальнейшей эскалации и без того напряженной ситуации и в конечном итоге навредит самим США».

 

По прогнозам Рона Пола, опубликованным на его официальном сайте, «давление, которое США оказывают на европейские банки с целью заставить их присоединиться к антироссийским санкциям, ударит по их финансовым показателям и приведет к тому, что финансовый сектор Европы устанет от роли «бесплатного полицейского», которую навязывают ему в Вашингтоне».

 

Россия, тем временем, отчиталась о новых договоренностях со странами БРИКС. Создание нового банка развития может стать альтернативой сразу всем мировым институтам развития – МВФ, Всемирному банку, МБРР, Европейскому банку развития (ЕБРР), Международной финансовой корпорации (IFC). Даже обычно сдержанный технократ-министр финансов Антон Силуанов заявил: новая структура – это «мини-МВФ».

 

Заявленный капитал нового банка развития обещают со временем довести до 100 млрд. долларов. Сумма, безусловно, впечатляет. Если ее действительно внесут, банк составит конкуренцию многим крупным действующим институтам развития. Даже активы Всемирного банка и Азиатского банка развития лишь в два раза больше.

 

Очевидна и политическая подоплека: новый банк не будет подконтролен лидерам США и ЕС, что в нынешней, мягко говоря «неопределенной» (причем на долгосрочную перспективу) ситуации для РФ, едва ли не важнее.

А профессор Школы международных исследований Университета имени Джавахарлала Неру Арун Моханти заявил, что «новые финансовые институты, которые сейчас формируются в рамках БРИКС, — это четкий признак того, что доминирование доллара скоро закончится. Это начало конца Всемирного банка и других организаций, где тон задают США. Когда общий ВВП БРИКС превысит ВВП «семерки» к 2016 — 2017 году, у блока будет более мощный политический и экономический потенциал для того, чтобы изменить мировой порядок, где сейчас доминируют США».

 

Отодвинуть Китай

 

По некоторым данным, Россия в переговорах настаивала на том, чтобы все страны имели равный вес в структурах управления. И, кажется, добилась своего. По условиям соглашения, каждая страна выделит по 10 своих представителей в «профессиональный костяк» банка, а все решения они будут принимать специальным большинством, где «за» должны высказаться четыре из пяти организаторов.

 

Решено, что штаб-квартира нового финансового института будет располагаться в одном из крупнейших мегаполисов Китая – Шанхае, а руководящие посты будут занимать по очереди представители разных государств – участников соглашения.

 

Окончательные условия (одинаковое для всех участников членство в органах управления банком) пришлось «продавливать» почти два года. При этом финансовый «вес» стран будет различаться в разы. По словам Антона Силуанова, 41 млрд. долларов в капитал нового банка выделит Китай, по 18 млрд. — Бразилия, Индия и Россия, и всего лишь 5 млрд. даст ЮАР.

 

Время покажет, насколько работоспособной окажется такая модель, но понятно, почему эти условия столь принципиальны. Не секрет, что США, имеющие максимальную долю в МВФ (как и в прочих международных организациях) при поддержке партнеров по G7, диктуют свою политику всему миру. Возможность того, что в банке БРИКС занять дирижерский пульт попытается Китай, стоило исключить.

Сходство с МВФ новому банку придает и прописанное в договоре положение, что со временем у банка могут появиться новые члены из рядов ООН, но при условии, что доля стран БРИКС не может быть ниже 55%. Именно поэтому в названии банка нет аббревиатуры БРИКС. Соответственно, капитал его также вырастет.

 

Отрезать от финансирования

 

Когда именно капитал составит 100 млрд. долларов, понять пока невозможно. Более того, пока не очевидно, когда появятся хотя бы обещанные 10 млрд. – «в первые годы» стороны должны выделить в капитал по 2 млрд. долларов, говорится в официальном сообщении – по некоторым данным, на это отводится до семи лет. Потом капитал предстоит довести до 50 млрд.

 

Очевидно, что сумма в 2 млрд. для Китая или Индии – не проблема. И, как считает Александр Ходачек, президент ВШЭ в Санкт-Петербурге, для России она вполне приемлема. Эксперт напоминает, что мы списываем куда большие долги многим странам. Но в перспективе изыскать 18 млрд. долларов, да еще на фоне падающей экономики – задача совсем иного масштаба.

 

Предположительно, новый банк начнет работать с будущего года. Но не все эксперты верят в то, что в столь короткие сроки удастся собрать и согласовать на уровне пяти государств необходимые документы, так что регистрация грозит затянуться. А вместе с ней и реализация проектов, на которые так рассчитывают наши власти в эпоху все более жестких санкций.

 

Так, в августе лидеры G7 договорились блокировать все запланированные проекты Всемирного банка в России, финансирование которых оценивается почти в 1,35 млрд. долларов, с целью усилить давление на Москву. Речь идет о дочерней структуре Всемирного банка – МБРР, на согласовании в котором находятся 9 проектов. Одобрены и реализуются проекты на сумму $668 млн, но выделено меньше половины средств в разных сферах от образования до энергосбережения.

 

Реформа в тупике

 

Сегодня не только РФ, но и остальные члены БРИКС, включая такого тяжеловеса как Китай, фактически не имеют шансов повлиять на решения «старших товарищей» – лидеров развитых стран Запада. И неоднократно подвергали критике Всемирный банк и МВФ за то, что им не дают адекватного числа голосов в организациях, а официальный Вашингтон – за то, что он всеми способами блокирует реформу МВФ, одобренную еще в 2010 году.

 

Более того, в апреле текущего года по итогам встречи «Группы двадцати» было опубликовано официальное коммюнике, где говорилось, что члены G20 глубоко разочарованы нежеланием Вашингтона ратифицировать реформу МВФ. Уже одобренный остальными странами пакет мер позволяет увеличить не только квоты стран формирующегося рынка в рамках МВФ, но и – что важно, объем ресурсов МВФ. США решение блокируют. В декларации двадцатки не исключалась возможность применения мер давления на официальный Вашингтон, чтобы выйти из тупика.

 

Отсутствие предсказуемости в «поведении» США – будь то в вопросах международных обязательств или внешних долгов, на долгосрочную перспективу является одним из факторов, расшатывающих Бреттон-Вудскую систему, уверены многие эксперты. Ее крах предсказывают многие аналитики. В частности, эксперт по нефтегазовой политике Александр Хуршудов убежден, что бороться с гегемонией доллара можно следующим образом: другие валюты (прежде всего, юань, затем иена, рубль, рупия и бразильский реал) вливаются в мировой денежный оборот, вытесняя доллар. Когда расчеты в долларах сократятся до 25-30 % мирового оборота, США уже не смогут беспрепятственно печатать свою валюту, потому что это мгновенно вызовет снижение ее курса.

 

Доказать жизнеспособность

 

Перспективы нового банка развития во многом зависят от того, станет ли блок БРИКС одним из центров силы или останется одним из невнятных объединений, куда входят страны с совершенно разными экономическими укладами, целями и путями развития, говорят многие эксперты.

 

Впрочем, среди них есть и такие, кто считает, что альянс развивающихся стран все и всем уже доказал. Исполнительный директор Национального комитета по исследованию БРИКС Георгий Толорая уверяет, что «БРИКС уже состоялся как геополитический феномен.

 

Но есть свидетельства того, что, по меткому народному выражению, российская дипломатия лихорадочно ищет «куда пойти, куда податься».

 

Движение на ощупь

 

«Много лет США блокировали любую ревизию мировой финансовой архитектуры. Сейчас появился повод взяться за этот вопрос серьезно, и союзники России по БРИКС эту идею поддерживают», – комментирует Тимофей Бордачёв, директор Центра комплексных европейских и международных исследований НИУ-ВШЭ. Но эксперт не очень верит в возможность «создания нормального союза»: слишком уж участники разные.

 

Борис Кагарлицкий, директор Института глобализации и социальных движений уверен, что поворот во внешней политике – мера вынужденная, диктуемая объективной логикой экономического развития, которое толкает Россию на конфронтацию с США.

 

В пользу этой версии свидетельствует и другой факт: не прошло и двух недель с момента подписания, как глава российского внешнеполитичесого ведомства заявил о том, что настала пора подумать о создании банка развития в рамках Шанхайской организации сотрудничества (ШОС). «Назрело создание механизмов финансового сопровождения проектной деятельности организации, – сообщил Сергей Лавров. – Наши финансисты считают наиболее эффективной схему учреждения Банка развития ШОС на базе успешно действующего в регионе Евразийского банка развития. Мы обсуждаем сейчас этот вариант со всеми коллегами».

 

Никакой альтернативы

 

Эксперты считают, что новый банк не противопоставлять себя действующим мастодонтам, а лишь дополнять их. Новый финансовый институт будет специализироваться на долгосрочных – на 5 и даже 10 лет кредитах, выданных под очень рисковые проекты, включая инфраструктурные, говорит Александр Апокин, руководитель группы исследований мировой экономики Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП. Нехватка такого рода средства – настолько острая проблема, и не только для развивающихся стран, что говорить о какой-либо конкуренции нельзя, уверен он.

 

Александр Ходачек, президент ВШЭ в Санкт-Петербурге, обращает внимание на то, что лишь незначительная часть проектов, важных для России, получала финансирование от западных институтов развития.

Не секрет, что качество предлагаемых проектов в РФ зачастую далеко от западных стандартов. А российский ВЭБ для этого рынка – нечто невиданное: ни один уважающий себя западный банк развития не может иметь такой дыры в балансе, поскольку выдача несвязанных кредитов под непонятные региональные проекты и даже Олимпиаду там просто немыслима. В БРИКС входят весьма специфические организации с высоким уровнем коррупции, остается лишь надеяться, что впятером они смогут лучше контролировать свои финансы, чем поодиночке.

Но очевидно, что при любом раскладе нужда в западных длинных кредитах на инфраструктурные проекты у всех участников блока, включая РФ, сохранится.

 

Дешево, но мало

 

На что же можно рассчитывать, если новый институт развития все же заработает? Александр Апокин уверен, что кредитные линии будут не слишком велики – по меркам макроэкономики, зато под очень низкие проценты. В основном это будут кредиты на десятки миллионов долларов, потолок заимствований – 2 млрд долларов, считает эксперт. Средства будут направляться на расшивку самых узких мест в экономики, в том числе в инфраструктуре. Для России это прокладка трубопроводов, железных дорог. Для Индии актуально, например, изменение инфраструктуры крупных городов.

 

«Кредитное предложение нового банка может быть очень востребовано со стороны азиатских и африканских институтов развития, и даже – восточноевропейских. Он может иметь наивысший суверенный рейтинг из возможных, поскольку обеспечен средствами сразу нескольких правительств, в том числе, Китая, – не исключает Александр Апокин.

 

На покрытие разрывов

 

Александр Ходачек видит выгоды со стороны членов БРИКС при реализации совместных проектов через Новый банк развития. В частности, Бразилия – один из лидеров среднемагистрального самолетостроения, а для России сейчас (после введения санкций против Украины на поставки запчастей и истории с посадкой «Добролета») может стать актуальным создание «совместного» самолета.

 

С Китаем начинаются дорогостоящие длительные проекты по извлечению нефтепродуктов и их транспортировке. Точки соприкосновения РФ с Индией - долгосрочные контракты по поставкам вооружений, а также атомная энергетика (Россия надеется построить там чуть ли не десяток АЭС).

 

К тому же «банк будет способствовать преодолению кассовых разрывов, дополнительных межгосударственных гарантий», считает Александр Ходачек.

 

А валютный пул, созданный по подобию существующих на западе, позволит в случае резких скачков курса валют нивелировать их, предоставляя партнерам ликвидность в «своих валютах». Георгий Толорая полагает, что это может оказать серьезное психологическое давление на рынке.

 

Но, похоже, даже самые большие оптимисты не верят в то, что новая «касса взаимопомощи» в ближайшей перспективе заработает. Георгий Толорая напоминает, что решения всех организационных проблем, Новому банку развития предстоит еще определиться со стратегией, а также понять, как с взаимодействовать с устоявшимися международными институтами. Эксперт не исключает и возможного противодействия с их стороны.

 

Александр Апокин соглашается, что он способен стать серьезным игроком, если участники действительно быстро доведут его проплаченный фактический капитал до 50 млрд долларов. Тогда он «потенциально может стать даже более мощным кредитором, чем Всемирный банк и Азиатский банк развития», не исключает эксперт ЦМАКП.

 


Президент России Владимир Путин:

«Как известно, все экономики БРИКС нуждаются в серьезной модернизации инфраструктуры. На расширение сотрудничества в этой сфере направлена наша инициатива по созданию Банка развития. За год, прошедший с саммита в Дурбане, удалось достичь значительного прогресса в этом направлении. Ожидаем, что в ближайшее время будут согласованы все остающиеся вопросы, и мы сможем использовать потенциал Банка для осуществления крупных проектов в наших странах. В стадии реализации и другая важная инициатива – о формировании пула валютных резервов БРИКС. Он призван стать своего рода «страховочной сеткой», предназначенной для совместного реагирования на финансовые вызовы».

 


 

Председатель Китайской Народной Республики Си Цзиньпин:

«Развитие сотрудничества между странами БРИКС работает на формирование более сбалансированной мировой экономики, еще более совершенного глобального экономического управления и более демократичных международных отношений!.

 


 

Президент Бразилии Дилма Руссефф:

«Мы выступаем за активизацию двустороннего сотрудничества и отдание приоритета нашему народу. Россия проявила интерес к установлению еще более тесных отношений в рамках БРИКС. Пять стран блока входят в число крупнейших в мире и в середине ХХI века не могут согласиться с какой-либо зависимостью».

 


 

Премьер-министр Индии Нарендра Моди:

«Если спросить любого человека из Индии (а население нашей страны — более миллиарда человек), кто самый лучший друг Индии, каждый гражданин, каждый ребенок скажет, что это Россия».

 


 

Президент ЮАР Джейкоб Зума:

«Банк БРИКС будет отличаться от уже существующих финансовых институтов. Например, развивающиеся страны сегодня очень нуждаются в помощи, но банки демонстрируют предвзятое отношение к ним. Банк, который мы хотим создать, будет совсем другим. Во-первых, для него приоритетом будет работа именно с развивающимися странами. Он будет всячески способствовать развитию стран третьего мира. Данный финансовый институт должен стать важным инструментом, способствующим важному экономическому росту развивающихся стран. Он будет работать с людьми совсем не так, как существующие банки, которые руководствуются идеями старого мира. От этого выиграет каждая страна, а не только БРИКС».

Новый комментарий

 

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив