Современный культурно-цивилизационный подход к исследованию международных конфликтов и технологий их мирного разрешения находит свое отражение и развитие в новых политических школах, таких как политический конструктивизм, очень популярный в западном мире и составляющий сегодня реальную конкуренцию школам неореализма и неолиберализма.

Для конструктивистов наиболее принципиально положение, что социальная реальность не является ни неизменно данной, ни рационально предопределенной. Реальность ценностно и культурно обусловлена. Отсюда вытекают три основных принципа конструктивизма: культурная, историческая и политическая обусловленность социального действия.

Конструктивизм подчеркивает социальный характер международных отношений: международная система создается, воспроизводится и может трансформироваться только через взаимодействие агентов. А. Вендт придает агентам и структуре равный онтологический статус, подчеркивая их взаимную обусловленность в социальном процессе.

Социальные структуры понимаются конструктивизмом как «распределение идей». Некоторые из этих идей разделяется всеми акторами, другие нет (являются «частными»). Общие идеи, как часть социальной структуры, составляют «культуру», которая основывается на «структуре ролей». Реализуя социологический подход, А. Вендт подчеркивает, что «роли» являются атрибутами структуры системы, а не ее элементов (агентов); они являются «объективными, совместно устанавливаемыми позициями», которые придают значение межсубъектному пониманию и ожиданиям относительно действий друг друга. В отличие от политического реализма конструктивизм понимает под структурными изменениями изменения «культуры», а не полярности.

Как указывают А.П. Цыганков, П.А. Цыганков, рационалисты, как реалисты, так и либералы, склонны недооценивать роль культуры, истории и политической активности в международных процессах. При этом они тяготеют к абсолютизации и универсализации своих выводов. Конструктивисты, считая знание культурно обусловленным, воспринимают международные отношения как систему, возникшую на Западе и продолжающую отражать и воспроизводить мышление западной цивилизации, оставаясь относительно закрытой для влияний из незападных частей мира.

Следовательно, считают они, знания о демократии и ее миролюбии тоже культурно, исторически и политически обусловлены.

Принцип культурной обусловленности подразумевает, что демократия с позиций конструктивизма не обладает универсальностью форм, а существующие демократические стандарты могут подойти не каждому. Характер выборности, роль исполнительной власти, права оппозиции, наличие и типы внутрисистемных противовесов, развитость многопартийности и структура гражданского общества–все это следует рассматривать как продукт конкретных социальных обстоятельств, а не как «тождество» или «девиацию» по отношению к единственному, раз и навсегда данному образцу.

Принцип исторической обусловленности типа внешнеполитического поведения демократии предполагает реконструкцию реально существовавших форм демократии, исходя из исторического контекста, а не представлений сегодняшнего дня. Демократия без учета социально-экономических характеристик оказывается лишь проекцией одного общества на другое без учета культурных особенностей последнего. Демократия не может насаждаться, если она порождает угрозу дестабилизации культурных сообществ.

А.П. Цыганков, П.А. Цыганков справедливо отмечают, что преимущество конструктивизма в том, что онтологически он защищает идеалистическую картину мира и потому воспринимает международные отношения как систему норм, идей и институтов. Международные отношения–не анархия, и определяемая ею борьба за материальные ресурсы (реализм) или утверждение ценностей свободы (либерализм), а сложная совокупность культурных подсистем, побуждающих участников международных отношений (пере)определяться с их ценностями и идентичностями. Эта «борьба»–конкуренция за культурные смыслы и культурное самоопределение, а не за власть или утверждение идеалов либерализма. И власть и свобода, настаивают конструктивисты, это лишь варианты такого рода смыслов и представляют собой частные случаи самоопределения в системе международных отношений.

Этничность в конструктивизме представляется как процесс социального конструирования воображаемых общностей, основанной на вере в то, что они объединены естественными и даже природными связями, единым типом культуры и идеей или мифом об общности происхождения и общей истории. То, в какой мере эти признаки соединяются в единое целое, называемое «этничностью", зависит от многих социальных факторов, и прежде всего от спроса на этничность, порождаемую эпохой и отдельными людьми.

Управление конфликтами с позиций конструктивизма – это не что иное как управление групповым поведением его участников, рассматривая их как социальную группу, в которой поведение членов этой группы регулируют социальные законы. В современной социологии групповое поведение достаточно хорошо изучено: именно включение (или попадание) индивидуума в группу заставляет его выбирать себе определенную роль, принимая во внимание роли других членов этой группы, и затем играть ее. Конструктивисты положениями своей теории подчеркивают, что нет никакой разницы в законах социального ролевого поведения в группах, состоящих из отдельных членов общества, или в группах, состоящих из акторов международных отношений и мировой политики, даже если эти акторы – нации-государства: ролевое поведение их в составе группы определяется известными и хорошо изученными законами социального взаимодействия. То же относится и к международным конфликтам: конфликтное взаимодействие в них строится по принципам внутригруппового социального конфликта. Идет явный перенос схем, теорий, законов и практики социального взаимодействия на сферу международных отношений.

Известны различные формы ролевого поведения в социальных группах: роль лидера, роль подчиненного, роль арбитра и др.; роль альфа-, бета- и гамма- членов сообщества и т.д. Несмотря на то, что поведение свободного человека вне группы может быть любым или по крайней мере иметь множество вариаций, внутри группы оно всегда соответствует одной из ролевых схем, принятых в этой группе, и не может быть произвольным и вариативным: число таких схем всегда конечно, квантовано, и представляет из себя определенный набор. Именно такая природа социального группового поведения позволяет эти схемы (наборы) так успешно выделять, определять и классифицировать. Конструктивисты по сути стоят в отношении поведения своих акторов на тех же позициях: ролевые схемы социального поведения в группе они называют «культурами», их теория «культурного дрейфа» (при смене актором схемы ролевого поведения новую схему актор выбирает из конечного набора уже существующих схем группового поведения) – это адаптированная к сфере международных отношений трактовка социального закона изменения ролевой иерархии индивидуума внутри социальной группы. Вместе с тем, известно, что в социальной психологии все схемы ролевого поведения индивидуумов в группе, страте или социуме обусловлены культурно-цивилизационной принадлежностью.

Технологии психологического воздействия на конфликты, с точки зрения конструктивистов, это – технологии управления ролями или ролевым поведением его участников внутри группы. Управление групповым поведением в международной конфликтологии исходя из его (поведения) социальной природы – безусловно, прогрессивный и новаторский шаг, создающий новые возможности для разрешения существующих и потенциальных конфликтов. Социальные технологии управления поведением акторов мировой политики в конфликтной среде открывают дорогу в будущее, их значение в формировании инструментов мирного разрешения конфликта сравнимо только с прогрессом технологий управления восприятием конфликтов – технологий политического маркетинга.

Положения политического конструктивизма и то значение, которое представители этой школы придают культурно-цивилизационному измерению мировой политики и международных отношений (правда, в своем – структурно-ролевом - понимании), подтверждают необходимость исследования технологий информационно-психологического воздействия на конфликты в рамках доминирующих мировых моделей, с учетом не только их национально-государственной, но и культурно-цивилизационной специфики.

Новый комментарий

 

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив