Геополитика современной России: некоторые аспекты

10 сентябрь 2011
Автор:
Контроль над пространством субъектов мировой политики, прежде всего государств – суть геополитической теории и практики. Обладая большой предисторией, тем не менее геополитика, как научная дисциплина, появилась немногим более ста лет назад.  

За это время она набрала солидный научный вес и прочно вошла в обиход ученых и политиков, более того, во многом стала определять линию поведения стран на международной арене. Сегодня геополитический анализ выступает одним из важных методов познания внешне- и внутриполитической деятельности государств и их союзов.

 

1.

 

В ходе эволюции геополитики менялись представления о содержании ее категорий, особенно это касается трактовки понятия «пространство». В классической геополитике пространство рассматривалось преимущественно в горизонтально-географическом измерении, как пространство Суши и Моря. На данной дикотомии строились геополитические концепции многих авторов, размышлявших об извечном противостоянии континентальных и морских держав, талласократия («морской силы») и теллурократии («силы земли»). Одним из последних примеров такой борьбы явилось противоборство времен «холодной войны» между евразийским континентальным блоком во главе с СССР и атлантической коалицией стран, возглавляемой США.

 

В условиях глобализации теоретические построения основоположников «старой» геополитики хотя и остаются значимыми в части своих постулатов, но претерпевают значительные изменения. Справедливо считается, например, что к сегодняшним дням неприменима знаменитая максима британского геополитика Х.Макиндера: кто контролирует евразийский Хартленд – тот контролирует весь мир. По этой формуле Евроатлантический или Азиатско-Тихоокеанский регионы оказываются геополитическими перифериями, что, конечно, не соответствует нынешнему положению дел.

 

Если раньше пространство измерялось по горизонтали, то сейчас геополитическая мощь страны во многом оценивается в вертикальном срезе. При этом значение аэрократии («воздушной силы») и эфирократии («космической силы») неуклонно возрастает. Начиная со Второй мировой войны, господство в воздухе стало непременным условием успеха. И как ХХ в. был веком авиации, так ХХI в. будет космическим веком, а совокупная сила государства во многом будет определяться его возможностями контролировать околоназемное пространство.

 

Геополитическое пространство постоянно расширяется, наполняется новым смыслом. Ныне важны уже не столько географические параметры страны, сколько ее роль в экономическом, информационном, культурном и других видах пространства. На первый план выдвигается социальное пространство во всем его объеме, то есть многомерное пространство, в котором действуют индивиды и социумы.

 

Различные виды социального пространства по-разному востребованы в те или иные времена. Формирование на рубеже ХХ-ХХI вв. информационного общества выдвигает на первый план пространство знаний, которое становится мерилом общественного богатства и силы государства. Как отмечает Э.Тоффлер, с каждым шагом вперед… добавленная собственность возникает во все большей степени из знаний, а не из дешевого труда, из символов, а не из сырья.

 

В мире обостряется борьба за интеллектуальные и материальные ресурсы, за доминирование в различных видах пространства. В данной связи уместно вспомнить слова русского геополитика, генерала А.Е.Едрихина (Вандама), который в 1912 г. в книге «Наше положение» писал: «…как на театре военных действий, так и на театре борьбы за жизнь следом за отступающим идет и его противник». Как только государство сдает свои позиции в любой из форм социального пространства, будь то территория, экономика, оборона, демография или культура, так эти пространства с неизбежностью будут заполняться другими, более сильными державами. Защита многомерного пространства российской нации должна составлять основу национальных и геополитических интересов Российской Федерации. При этом очень важно учесть печальные уроки нашей недавней истории.

 

2.

 

В конце 1991 г. были подписаны Беловежские соглашения, положившее конец СССР как субъекту международного права и геополитическому образованию. Двадцать лет спустя можно подвести некоторые итоги этой геополитической катастрофы. Итоги неутешительны, потери огромны, некоторые из них невосполнимы.

 

Страна вернулась к рубежам многовековой давности: на Западе – к первой половине ХVII в., в Прибалтике – к началу XVIII в., на Кавказе – к началу ХIХ в., В Средней (Центральной) Азии – ко второй половине ХIХ в. Откололась четвертая часть территории бывшего Советского Союза, вдвое сократилось население. Столетиями пробиваясь к Балтийскому и Черному морям, Россия в одночасье лишилась многих портов на этих морях. Во владении теперь уже других государств оказались транспортные артерии, нефте- и газопроводы. Утрачено большое число житниц, курортных районов, страна стала более северной.

 

В геополитике важное значение имеют границы. Ныне РФ граничит по суши и по морю с 16-ю государствами и такого количества пограничных соседей нет ни у кого. В 1991 г. Ленинград находился примерно в 1600 км от войск НАТО, ныне дистанция от С.-Петербурга до стран Североатлантического альянса сократилась до 160 км, то есть в десять раз. До распада СССР расстояние от Москвы до границ было 1900 км, теперь оно составляет порядка 360 километров.

 

Резко упала экономическая мощь государства. По абсолютному объему ВВП Россия в ее нынешних границах отставала от США и Японии, но опережала объединенную Германию, Великобританию, Францию и другие страны. Разительный факт: в 1980 г. СССР по объему своего ВВП превышал Китай в шесть раз, сейчас РФ по данному показателю уступает КНР в пять раз, то есть по отношению к Китаю страна «ужалась» в тридцать раз.

 

Россия утратила геополитические зоны влияния в Центрально-Восточной Европе, опорные геополитические точки в Африке, Латинской Америке, Юго-Восточной Азии. К рубежам страны впервые вышел блок НАТО. Происходит стремительное продвижение в Евразию неевразийской сверхдержавы, что в истории наблюдается впервые. Просматривается линия на предъявление территориальных претензий к России как на Востоке, так и на Западе. Все чаще озвучивается тезис, что несправедливо, мол, когда огромные природные богатства Сибири и Дальнего Востока принадлежат одной стране.

 

Общее ослабление России подорвало и ее военную мощь, особенно катастрофичными в этом отношении были 1990-е годы. Но и сегодня Российская армия отстает в техническом отношении, хотя и занимает второе место в мире по количеству вооружений. Удельный вес современного оружия в армии РФ невысок, его долю в 30% планируется довести лишь через несколько лет, в то время как в армии США уже сейчас новое оружие составляет около 80%. Впервые за последние десятилетия Россия стала закупать вооружения за границей.

 

Российская Федерация находится лишь в шестом-седьмом десятке стран по индексу конкурентоспособности экономики, на 73-м месте по качеству жизни, на 93-м по индексу институциональных основ демократии. По данным исследовательской группы во главе с А.Ю.Мельвилем, в рейтинге государств Россия занимает 81-е место по индексу внутренних и внешних угроз, среди которых: терроризм, территориальные споры и претензии, присутствие на территории страны нелегальных сепаратистских движений, наличие попыток неконституционной смены власти (в новейшей истории), несбалансированный экспорт, стихийные бедствия, сокращение численности населения и др.

 

Россия понесла не только огромные материально-вещественные, демографические и территориальные потери. Произошел разлом в общецивилизационном развитии, расколота огромная этногеоисторическая плита, на которой издревле жили три братских народа, или, по Л.Н. Гумилеву, три части единого суперэтноса - великороссы, белорусы, украинцы. Нанесен сильный удар по национальному самолюбию, значительная часть российского общества испытывает своего рода «веймарский синдром» побежденных в «холодной войне».

 

Серьезно обострилась проблема самоидентификации России, что обусловлено рядом факторов: сменой государственного строя, деконсолидацией российского общества, несформированностью общезначимых целей. Внешний мир тоже не очень знает, что такое нынешняя Россия и как ее воспринимать: как новое государство? Как наследника СССР? Как продолжателя «дооктябрьской» России? Отсутствие ответов на эти вопросы приводит к тому, что РФ определяют то как «переходную страну», то как ослабевшую державу с сохранившимися имперскими инстинктами, то как государство, продолжающее путь саморазрушения.

 

Из национальной трагедии конца прошлого века нынешние руководители России сделали, хочется надеяться, соответствующие выводы. Показательны в этом отношении слова В.В. Путина, сказанные им в начале своего первого президентского срока: либо Россия вновь станет великой державой, либо ее не будет вовсе.

 

3.

 

Для анализа сложившегося геополитического положения и соответствующих интересов России можно использовать схему геополитического районирования мира, предложенную американским географом и политологом С.Коэном, а также концепцию внешних оболочек страны, разрабатываемую рядом отечественных ученых. Исходя из этих представлений, целесообразно выделить четыре Большие геополитические пространства, граничащих с РФ по суше или по морю и с которыми Россия активно взаимодействует. К таким пространствам относятся: постсоветские страны, Евро-Атлантический регион (Евросоюз и США), Азиатско-Тихоокеанский регион, Арктическое геополе.

 

В настоящей статье ограничимся рассмотрением лишь первого геополитического круга, опоясывающего Россию, каковым является постсоветское пространство. Этот геополитический ареал имеет исключительное значение для Российской Федерации. Во-первых, потому что государства, возникшие на территории бывшего СССР, на протяжении веков были теснейшим образом связаны с Россией, входя в состав Российской империи или Советского Союза. Во-вторых, «ближнее зарубежье» – зона привилегированных интересов России (выражение Д.А. Медведева), обусловленных не только историческими факторами, но и совместными проектами нынешних дней. В-третьих, это непосредственное окружение России, от которого в большой степени зависит ее национальная безопасность.

 

Государства Прибалтики. Латвия, Литва, Эстония в 2002 г. вступили в НАТО, в 2004 г. приняты в Евросоюз. Основные противоречия России и стран Балтии касаются дискриминации живущих там этнических русских, часть из которых зачислена в категорию «неграждан», а также недружественных высказываний и действий руководителей Прибалтийских государств в отношении РФ. В Прибалтике на одну доску ставят фашистский и советский режимы, СССР представляется в роли «оккупанта», обеляются нацистские приспешники. Вместе с рядом других стран бывшего социалистического лагеря прибалтийские государства нередко выступают с антироссийских позиций, препятствуют сближению РФ и ЕС, что противоречит интересам России.

 

Республика Беларусь. С ней в 1999 г. подписан Договор о создании Союзного государства, но за последние годы противоречия между союзниками усилились и вовсе не риторическим кажется вопрос «теряем ли мы друг друга».

 

Дают о себе знать существенные отличия в экономической и политической системах Российской Федерации и Республики Беларусь. Непомерное значение приобрел личностный, «президентский» фактор во взаимодействии двух стран. Президент Республики Беларусь (РБ) А.Г.Лукашенко демонстрирует удивительную недоговороспособность, зачастую играет на политическом поле не по правилам, переходя рамки приличия. При возникновении конфликтных ситуаций между руководством РФ и РБ президент Белоруссии каждый раз сожалеет об ориентации на Россию и выражает готовность повернуться на Запад или Китай.

 

У части российских политологов в ходу тезис: строительство Союзного государства все еще возможно, но без Лукашенко. Подобный подход весьма упрощает ситуацию. Очевидно, что в ближайшие годы лидер республики не сдаст власть, да и не факт, что другой руководитель Белоруссии будет более лояльным по отношению к России.

 

Беларусь и Россия цивилизационно очень близки, они взаимозависимы. Российская Федерация для Республики Беларусь – крупнейший рынок сбыта, гарант безопасности республики, прикрывающий ее «ядерным зонтиком». Для России Белоруссия – единственный геополитический союзник на Западе, щит между НАТО и РФ. На территории республики расположены российские военные базы, создана совместная система противовоздушной обороны. Потеря Белоруссии была бы для России серьезным геополитическим поражением, в том числе в борьбе за реинтеграцию на постсоветском пространстве.

 

Украина. Крупнейшее после РФ государство на постсоветском пространстве, ей принадлежит исключительная роль в геополитических интересах России. В бытность президентом Украины В.А. Ющенко официальная политика страны носила антироссийский характер, украинская идентичность строилась на противопоставлении всему русскому.

 

С приходом к власти президента В.А. Януковича намечен поворот к лучшему во взаимодействии двух стран. Большое стратегическое значение имеет факт продления на 40 лет срока аренды Севастопольской базы Черноморского военно-морского флота РФ. В позитивном ключе обсуждаются вопросы дальнейшей интеграции предприятий и производств в самолетостроительной, космической, судостроительной и других сферах хозяйствования. Однако не все проблемы сняты с повестки дня, в частности, остается открытым вопрос о повышении статуса русского языка и оформлении его как второго государственного. Украине предстоит драматический выбор: либо присоединиться к Таможенному союзу России, Казахстана, Белоруссии и получить от этого выгоды не менее 7-9 млрд. долл. в год, либо форсировать «интеграцию в Европу», получив взамен полноценную таможенную границу с Россией и поставив крест на планах снижения цен на российский газ.

 

Не исключено, что Запад будет влиять на Украину по двум направлениям. С одной стороны, содействовать ее интеграции в Евроатлантические структуры, с другой, подогревать геополитические амбиции Украины, ибо только она на постсоветском пространстве может стать реальным противовесом России. Но у России тоже есть серьезные рычаги влияния на украинскую политику: большое число русскоязычного населения, позиции российского капитала на украинских площадках, нефтегазовое снабжение украинской экономики. Не следует сбрасывать со счетов и то обстоятельство, что в геополитическом отношении Украина продолжает быть разделенной на Запад (западные области и часть центральных) и Восток (восточные, южные и некоторые центральные области). В общественном сознании россиян и значительной части украинских граждан не исчезла тема Крымского полуострова, «крымская карта» может разыгрываться и третьим государством, где не забыт лозунг «Черное море – турецкое море».

 

Республика Молдова. Она пока не входит в экономические и оборонные структуры Запада. По отношению к России республика в постсоветские годы занимала противоречивую позицию. Были периоды отчуждения, особенно в связи с созданием непризнанной Приднестровской Молдавской республики и последовавшим затем военным конфликтом между Молдавией и приднестровцами. Отношения несколько улучшились в начале 2000 годов. Ныне Молдавская республика переживает не только экономический, но и политический кризис, свидетельством чего является тот факт, что на протяжении многих месяцев Молдова так и не могла определиться с президентом республики, поставив у руля государства такого экзотического политика и русофоба, как М.Гимпу. Он выступает за отказ Молдавии от ее нейтрального статуса, ратует за вступление страны в НАТО и вхождение страны в состав Румынии. Понятно, что это не может нравиться Москве.

 

Очень сложным в плане защиты геополитических интересов России выступает Кавказский регион. Постсоветские государства Закавказья, несмотря на географическое соседство, различны по своей истории, богатствам и культуре, по своей геополитической ориентации.

 

Наиболее быстро развивается Азербайджан, что обусловлено большими запасами нефти и сопутствующего газа. Российско-азербайджанские отношения в 1990-е годы складывались неровно, особенно чувствительным для них стал карабахский вопрос. Сегодня отношения между двумя странами выровнялись, имеют прагматичный, взаимовыгодный характер. РФ старается действовать аккуратно, взвешенно, особенно когда речь идет о Нагорном Карабахе и проблемах азербайджанско-армянского противостояния. Нынешний президент Азербайджана И. Алиев политик гибкий, умело управляет страной, не позволяет ей открыто примкнуть ни к одной из геополитических группировок.

 

Республика Армения. Ее связывают с Россией давние узы дружбы. В сложившейся геополитической ситуации РФ – практически единственная страна, способная оказать Армении всестороннюю поддержку и гарантировать безопасность армянского народа и государства. Армия Армении вооружена российским оружием, юридически оформлено пребывание российской военной базы в Гюмри сроком до 2044 года. Россия опирается на Армению при защите своих геополитических интересов в Закавказском регионе.

 

Сложнее всего Россия взаимодействует с Грузией. Военно-политическая авантюра М. Саакашвили в августе 2008 г. привела к прекращению дипломатических отношений между двумя странами. Последствия признания Российской Федерацией независимости Абхазии и Южной Осетии серьезны и неоднозначны. Москва считает, что ее признания независимости двух новообразованных государств достаточно для их самоопределения. В военно-политическом плане этого, возможно, достаточно, но в международно-правовом аспекте – нет. Перед Россией стоит дилемма: либо вести на этом фронте затяжную геополитическую борьбу с Западом, оставив все как есть, либо, действуя конституционным путем, объединить Южную Осетию и Абхазию с Российской Федерацией. Во втором случае нетрудно предвидеть международную реакцию, вызванную таким шагом. К тому же нельзя не учитывать, что Абхазия никогда так четко, как Южная Осетия, не ставила вопрос о вхождении в состав России. Поэтому подталкивание, как предлагают некоторые, к такому сценарию выглядит недальновидным, а обвинения в «аннексии» стали бы трудноопровержимыми.

 

Думается, что, не вступая в ненужную конфронтацию с ЕС и США, следовало бы вести работу, нацеленную на тесную привязку к России двух самостоятельными республик: восстанавливать их экономику, укреплять таможенное сотрудничество, расширять рублевую зону, обеспечивать военную безопасность и пр. Но при всех раскладах нельзя поддаваться давлению извне, отступать от принятых решений, понимая при этом, что международное признание Абхазии и Южной Осетии – процесс длительный.

 

По-разному выстраиваются геополитические отношения России с постсоветскими странами Центрально-Азиатского региона. Внутриполитическое положение этих государств неоднозначно и характеризуется наличием политических систем различной степени авторитарности. Оно усугубляется конфессиональными, социальными, регионально-клановыми противоречиями.

 

Сложной остается ситуация в Киргизии, которая за сравнительно короткий срок пережила не одну «цветную» революцию, сместила двух президентов (А.А. Акаева, К.С. Бакиева), оказалась на пороге гражданской войны весной 2010 г., перешла на парламентскую форму правления осенью того же года. Не исчезла национальная напряженность между этническими киргизами и узбеками, идет жесткая борьба между многочисленными партиями. В республике остается военно-воздушная база США в Манасе, которая соседствует с российскими военными объектами. Значительная часть политической элиты и основная масса населения с симпатией относятся к России и ориентированы на развитие отношений с ней.

 

Таджикистан испытывает значительные трудности в развитии своей экономики, уровень жизни людей населения низкий, большое число таджиков работает в РФ. Страна, которая в 90-е годы пережила гражданскую войну, до сих пор испытывает давление со стороны соседнего Афганистана, являющегося основным поставщиком героина в Россию и Европу. В Таджикистане располагаются части российских войск, вместе с пограничниками прикрывающие республику от вторжения военизированных групп и наркодиллеров сопредельной стороны.

 

В Туркмении после «эпохи» С. Ниязова стали смягчаться наиболее одиозные проявления «башизма» и безудержного возвеличивания вождя, позиция по отношению к РФ характеризуется большей лояльностью. Однако страна вышла из состава СНГ, хотя и сохраняет статус наблюдателя в Содружестве, не является она и членом ОДКБ. В экономической сфере отношения между двумя странами развиваются неплохо, особенно в газовой и нефтяной сферах.

 

В Узбекистане не исчезла опасность эскалации радикального исламизма. Страна входит в состав СНГ, является членом ОДКБ, но руководство государства не стремится интенсифицировать отношения с Россией. Ташкент, возможно, претендует на региональное лидерство и не заинтересован в утверждении в этом качестве РФ.

 

Важнейшую роль в центрально-Азиатском регионе играет Казахстан, который показывает пример успешного экономического и социального развития. Проводя разностороннюю внешнюю политику, руководство Казахстана и ее лидер Н.А.Назарбаев подчеркивают особые стратегические отношения с Россией, в которых можно выделить три главные составляющие. Во-первых, Казахстан активно поддерживает наиболее важные инициативы России по развитию многостороннего сотрудничества на пространстве Евразии. Во-вторых, Казахстан не играет в антироссийские игры, которые ему пытаются навязать. В-третьих, Москва отчетливо осознает, что Астана является его наиболее значимым союзником в Центральной Азии.

 

В обозримой перспективе Российская Федерация должна сохранить свои геополитические позиции на большей части постсоветского пространства. Для этого есть ряд факторов: экономический, ибо Россия является важнейшим рынком для стран региона; привлекательность РФ для трудовых мигрантов; безусловное доминирование России в военной области; международные позиции РФ как постоянного члена Совбеза ООН, «восьмерки», «двадцатки», БРИКС и других влиятельных международных форматов; распространение русского языка и традиционное культурное влияние.

 

Но при этом не уйти от факта, что Российская Федерация за пореформенные годы так и не смогла выработать привлекательную политико-экономическую модель, которая в состоянии соперничать с Евросоюзом. Важно найти ответы и на такие вопросы: почему не утихает накал антирусских настроений в ряде постсоветских стран? Почему «не состоялись ожидания» в отношении Содружества Независимых Государств? Почему никто из партнеров России по СНГ и ОДКБ так и не решился вслед за Москвой пойти на дипломатическое признание Южной Осетии и Абхазии, что выглядит особенно удручающим на фоне консолидированного подхода стран НАТО, поддержавших Грузию?

 

На основе анализа целесообразно скорректировать стратегию взаимодействия РФ как с постсоветскими странами в целом, так и с отдельными государствами региона. При этом с большой долей вероятности можно предположить усиление борьбы между Россией и ее геополитическими конкурентами за энергоресурсы, коммуникации и политическое влияние в «ближнем зарубежье».

 

4.

 

В настоящее время существует немало сценариев геополитической судьбы России: от оптимистических, прогнозирующих возрождение величия российского государства, до пессимистических, не исключающих распада страны. Мрачным, к примеру, рисует будущее РФ американский геополитик Дж.Фридман, книга которого «Следующие 100 лет» стала бестсселером. Он считает, что для России геополитическая ситуация сейчас значительно хуже, чем в годы «холодной войны». Результаты нового столкновения России с Западом будут катастрофическими, но их достижение на этот раз потребует значительно меньших усилий. Это обосновывается так: «В прошлый раз конфронтация происходила в Центральной Европе. В будущем она будет разворачиваться намного восточнее. В прошлой конфронтации (по крайней мере, на ее начальной стадии) союзником Росси был Китай. На этот раз Китай будет стоять в стороне. В прошлый раз Россия полностью контролировала Кавказ, но теперь это будет не так: на Кавказе Россия столкнется с присутствием США и Турцией. Во время «холодной войны» у России было большое население, теперь ее население сильно уменьшилось и продолжает сокращаться. Внутренние проблемы, особенно на юге, будут отвлекать внимание России от Запада. «В конце концов, – пишет Фридман, – страна развалится и без войны..., а вскоре после 2020 г. рухнет военная мощь России».

 

Более взвешенный подход к будущему России содержится в докладе Национального разведывательного Совета (НРЦ) США, прогнозирующего глобальные тенденции до 2025 года. Среди особо острых проблем России аналитики НРЦ называют сокращающееся население, деградирующее образование и общественное здравоохранение, неразвитую инфраструктуру, преступность и коррупцию. В стране действуют разнонаправленные факторы: либеральные тренды и экономике и нелиберальные тренды в политике. «Напряженность между этими трендами, – утверждают авторы доклада, – наряду с чувствительностью России к потенциальным потрясениям и проблемам политической нестабильности, крупным внешнеполитическим кризисам и другим неожиданным событиям делает невозможным исключение альтернативных сценариев будущего, таких как националистическое авторитарное нефтегосударство и даже законченная диктатура, которая маловероятна, но, тем не менее, является правдоподобным сценарием будущего».

 

Можно и нужно скептически относиться к «пророчествам» в отношении России. Таких немало бывало в истории, особенно в болезненные периоды жизни государства. Вместе с тем нельзя не видеть, что положение страны действительно остается сложным, а будущее величие, о котором говорят российские политики, вовсе не бесспорно. Для восстановления прежних геополитических позиций в мире у РФ не хватает ни сил, ни средств, а главное – в стране много нерешенных внутренних проблем.

 

Россия обладает рядом преимуществ по сравнению с другими странами. При населении менее 3% от мирового, РФ занимает 12,5% территории земной суши, на ее долю приходится 22% мировых лесных ресурсов, 20% пресной воды, 10% мировых энергоресурсов. Но каким-то странным образом эти преимущества теряют свою привлекательность. У государства самая большая в мире территория, но из-за демографического коллапса и в результате действия других факторов она плохо осваивается, управляется и все сложнее становится задача ее защиты. Недра страны исключительно богаты полезными ископаемыми, но может быть поэтому экономика остается сырьевой. Продекларирован курс на модернизацию и инновационное развитие, но технологическое отставание от развитых стран только увеличивается.

 

Среди важных геополитических категорий – конкурентоспособность государства. Сегодня следует говорить не только о конкурентоспособности экономики и политики, но и о конкурентоспособности национального духа. В данной связи приходится констатировать, что пассионарность и генетический код россиян серьезно подорваны в результате «великих потрясений», войн, революций и реформ. Положение усугубляется тем, что отсутствует генерализующая идея, вокруг которой могли бы сплотиться различные социально-политические и этнонациональные силы. Лишившись имперского и коммунистического идеалов, Россия не обрела новую национально-государственную идею, в общественном сознании образовался идейный вакуум, налицо деградация нравов и культуры.

 

Сильные державы не желают подъема России, видя в ней геополитического конкурента, а то и противника. Можно согласиться с мнением, что Запад видит свою главную задачу в реализации тезиса: «интересы России должны быть ограничены ее собственными границами». То есть Российская Федерация, по мнению влиятельной части элиты западных стран, должна быть достаточно сильной, чтобы контролировать собственную территорию (в противовес набирающему силу Востоку) и достаточно слабой, чтобы вновь стать мировой державой.

 

Но, как давно замечено, Россия и ее народ обладают совершенно уникальной способностью к самовосстановлению. У государства и общества есть все возможности, чтобы переломить ситуацию. Занимая центральное геостратегическое положение в Евразии, являясь ресурсной кладовой мира, отличаясь толерантностью по отношению к другим народам и культурам, отрицая жесткие альтернативы «или – или» (евроцентризм или азиацентризм, Север или Юг) – такая Россия, оправившись от неудач и выйдя из затянувшегося «переходного периода», в состоянии вернуться на стадию нового подъема. Но для этого необходимо решить несколько задач: во-первых, совершить разворот от догоняющей к опережающей модели развития; во-вторых, отказавшись от «иллюзии национального самообольщения» (К.Леонтьев), делами и идеями утверждать свою цивилизационную самобытность; в-третьих, привести в действие огромный потенциал и неиспользованные ресурсы – природные и человеческие.

    
Новый комментарий

 

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив