События в мире меняются – как в калейдоскопе. Причём калейдоскоп этот совсем не радостный и радужный, а, наоборот, насыщен по большей части трагическими тонами и грозными интонациями. Казалось бы, давно канули в лету десятилетия идеологического противостояния двух мировых систем, когда хрупкое равновесие колебалось возле кнопок ядерных чемоданчиков руководителей двух супердержав... 

Однако обновлённый мир очень скоро обнаружил немало новых поводов для «холодных» и «горячих» противоборств и противостояний.

Новостью номер один улетевшего октября, безусловно, стало жестокое убийство мятежного полковника Муаммара Каддафи, несколько месяцев «кошмарившего» Америку, Евросоюз и могущественный блок НАТО. Как утверждают западные СМИ, свой мученический путь лидер ливийской Джамахирии завершил словами: «Ливийцы, вы не понимаете, что творите!» Телекартинка донесла до всех уголков планеты дикое ликование «победителей». Обвешанные оружием «повстанцы» охотно давали интервью, рассуждая о том, как хорошо заживет Ливия после расправы над тираном. И «цивилизованный» мир вслед за Госсекретарём США Хиллари Клинтон отвечал им одобрительным «Wow!».

Правда, не слишком-то верится в «светлое будущее» ещё одного «облагодетельствованного демократией» арабского народа – особенно когда смотришь на соседние Египет и Тунис, которым «цветная прививка» явно не принесла долгожданного облегчения. Более оправданным кажется предупреждение председателя Исламского комитета России, постоянного члена Организации Исламо-арабская народная конференция Гейдара Джемаля, который в последнем слове о «льве пустыни» пишет: «…мир стоит на пороге протестного взрыва, который по своим масштабам намного превзойдет события 68-го года. И поскольку больше нет СССР, предававшего левое движение Западу во имя пресловутой конвергенции, постольку последствия этой новой протестной волны могут заставить не одного «демократически избранного» хозяина жизни вспомнить с горьким сожалением и угрызениями совести старину Каддафи».

Ещё более трагический сценарий озвучивает Леонид Ивашов, который в обстоятельном интервью «Международной панораме» и нашему журналу, прозвучавшем буквально накануне известия о гибели ливийского вождя и посвящённом актуальным проблемам ближневосточного региона, говорит о вещах совершенно, на первый взгляд, немыслимых… Но через пару дней следует «пляска на трупе Каддафи» в исполнении американского сенатора-ястреба Маккейна и его предупреждение всем «диктаторам современности», которых вашингтонские «цивилизаторы» уже внесли или собираются внести в свои «расстрельно-демократические» списки.

События в ближневосточном регионе с очевидностью демонстрируют: парадигма глобального управления мировой социумной системой претерпела радикальную мутацию. Причём отнюдь не в контексте теоретика постмодерна Мишеля Фуко, утверждавшего, что люди, чем дальше, тем больше, станут управлять миром при помощи знаний и своей интеллектуальной деятельности. Увы, придуманная Фуко «микрофизика власти» совершенно не учитывается «макрофизикой глобализма», в которой «иерархическое наблюдение» авангардных государств планеты буквально на глазах трансформировалось в сомнительные приговоры и быстрое наказание тех, кто нарушает абстрактно-демократические нормативы. С разрастанием конфликтных зон эти нормативы всё больше и больше форматируются под схемы двойных и тройных стандартов, когда любые причинно-следственные цепочки просто выводятся из контекста объективного анализа и сразу трактуются исключительно в пользу сильнейшей стороны. То есть фактически именно сила сделалась единственным регулятором глобализированного человечества, безотказной «ракетно-правовой дубиной» в руках западных «судей» и натовских «ликторов-исполнителей».

Искусственная дестабилизация и дерегуляция цивилизаций, отличных от англосаксонской и романо-германской, имеет целью их дальнейший перевод в режим хаоса и саморазрушения. Таким образом «цветущее соцветие» разноликой планеты планомерно нивелируется по лекалам фанатичных «победителей» в мифический «демократический рай». Ясно, что это осознанно делается теми, кто продолжает лелеять бредовую идею достижения «мирового владычества». Им кажется, что скоро глобальный мир окажется под их полной «юрисдикцией», и тогда... И тогда «золотой миллиард» вступит в вожделенный «золотой век» – хотя бы даже на развалинах бывших стран и континентов.

Сила, конечно, солому ломит, хотя… У тех же древних римлян подход был не столь однозначным. «Gutta cavat lapidem non vi, sed saepe cadendo», – утверждали они, что в переводе означает «капля камень точит не силой, но частотой падения». Между прочим, себя римляне считали воспреемниками древнегреческой цивилизации, которая, как хорошо известно, формировалась в тесном взаимодействии с древневосточным миром. Да и сами римляне тоже испытывали сильнейшую тягу к малоазийским территориям. В итоге железный римский прагматизм дополнила и до некоторой степени уравновесила присущая восточному типу ментальности созерцательность... Жаль, что нынешние наследники древнеримского универсума предпочитают возвращать человечество к временам дикости и варварства – иначе чем объяснить неуёмную радость «глобальных миротворцев» по поводу уничтожения 70-летнего старца, преступления которого, между прочим, никогда не были доказаны никаким судом?

Тем самым мы видим полную деградацию не только международного правопорядка, но также классических морали и нравственности, которые вытеснены самыми извращёнными формами антигуманизма. Мы видим бурное распространение в информационно-активной среде специфических «психовирусов», манипулирующих поведением и реакциями национальных сообществ и глобального социума в целом.

Тревожная международная обстановка продолжает накаляться транснациональным финансовым олигархатом, которому, похоже, начинает отказывать даже чувство самосохранения. Никого не должен успокаивать иррегулярный характер современных конфликтов – они вполне способны стать прологом к «большой войне» с катастрофическими для всего человечества последствиями. Потому-то многие специалисты – в том числе и авторы нашего журнала – призывают к переосмыслению философии традиционного государства и государственности, а также традиционной интегральной философии международной системности.

Современной России на самом деле давно пора заняться формулированием концепции своей безопасности, которая не только была бы адекватна утвердившимся в мире угрозам, но и гибко учитывала возможные сценарии их развития. Пока такой концепции нет, мы вынуждены плестись в хвосте событий, не влияя на них, а всего лишь реагируя на «заботливо» создаваемые для нас противоборствующими геополитическими группировками вызовы. Этот путь – изначально проигрышный. По сути, он означает отказ от собственной цивилизационной идентичности и, следовательно, от нашей уникальной цивилизационной роли. Подобные вещи, как свидетельствует обширный исторический опыт, безнаказанно не проходят: «бегство» страны и её народов от «цивилизационной ответственности» – прямая дорога к самоуничтожению, поскольку в ментальном плане такой «побег» означает пассивное согласие с тем, что цивилизационно-исторический ресурс государства и его граждан исчерпан, и их существование, следовательно, лишено смысла.

Перспектива исчезнуть с мировой арены дамокловым мечом висит над многими странами планеты. Судя по реакциям, она определённо не устраивает Америку, Евросоюз, китайский, исламский и латиноамериканский миры, которые так или иначе заботятся о повышении потенциала своей пассионарости. Особенно яростно действуют США, параллельно «гальванизирующие» своих цивилизационных союзников. Да, результаты их активности могут вызывать неприятие – подчас самое резкое и вполне справедливое, однако ничьё раздражение не заставит американцев отказаться от своей миссии. Нужно понимать, что Америке и Евросоюзу не нужны ни сильная Россия, уверенно контролирующая свои богатейшие ресурсы, ни могучий Китай, ни даже самостоятельная Сирия, которую небезосновательно называют «ближайшей целью» стремительно развивающейся американо-натовской агрессии. Поэтому любые «перезагрузки» Вашингтона с кем бы то ни было – не более чем отвлекающие пиар-демонстрации, призванные облегчить неуклонное проведение железобетонной стратегии на цивилизационную гегемонию. Горе тех, кто поверит в иллюзии «братских отношений» со своими принципиальными противниками, неизбежно будет «горем побеждённых».

Видимо, осознание этой реальности – не только трагической, но и поучительной – заставило, наконец, Кремль всерьёз задуматься о будущем России. В этой связи исключительно важен и безусловно своевременен возврат российского руководства к «евразийскому проекту», поддержанный нашими естественными цивилизационными союзниками – Белоруссией и Казахстаном. Равным образом важны и другие международные инициативы, укрепляющие связи России с Китаем, Индией и другими странами, ищущими и находящими свой путь в коварных трясинах глобальной геополитики.

Иной альтернативы у России, думается, попросту нет. Попытка ограничить её исторически сложившуюся государственно-цивилизационную сущность сугубо национальным контентом явно не удалась. Либо Москва реанимирует свой геополитический проект, наполнит его эффективным ментально-духовным содержанием и серьёзно займётся реализацией детально проработанной стратегии, либо сбудутся мечты давнего идейного недоброжелателя нашей страны Збигнева Бжезинского, знаменитого ещё и своим мрачным прогнозом о том, что Америка в ХХI веке будет развиваться «против России, за счет России и на обломках России».

Так что вместо прагматического и в целом успешного лавирования, которым Москва занималась последние годы и которое было оправдано – пока Россия «залечивала» раны «лихих 1990-х» и пока США и Евросоюз не почувствовали угрозу своей гегемонии в мире со стороны представителей других цивилизаций, сейчас требуется осмысленная корректировка внешнеполитического курса страны и переход к активным действиям. Причём наш «оперативный простор» существенно ограничен более целеустремлёнными, умелыми и удачливыми «игроками». Сколько-нибудь приличные возможности Россия имеет лишь на постсоветском пространстве – за исключением, разумеется, Прибалтики и нынешней Грузии. Реальность такова, что западная ментальность не только не прижилась у государств-выходцев из бывшего СССР, но и успела дискредитировать себя стремлением к «оранжевым» переделам, которые, как и следовало ожидать, мало кому из постсоветских национальных элит пришлись по душе.

Тем не менее, все эти годы наши цивилизационные противники активно осваивали евразийское пространство, пользуясь, мягко говоря, потерей интереса России к собственной геополитической перспективе. К сожалению, довольно долгое время мы совершенно не занимались серьёзными идеологическими разработками – в какой-то момент возобладало мнение, что всё необходимое уже имеется в наличии, нужно только взять это у «демократических учителей» и адаптировать к специфическим российским условиям… Как и следовало ожидать, ни к чему хорошему такой подход не привёл. И не мог привести, потому что в геополитической борьбе друзей нет, а есть только противники и партнёры. Отказ от коммунистической идеографии в пользу капитализма, рынка и демократии, увы, не уменьшил число недругов России, однако, хочется надеяться, увеличил ряды тех, кто готов сотрудничать с нами на взаимовыгодной основе.

Как раз для того, чтобы у нас появились надёжные партнёры, нам и требуется выверенный геополитический проект, чётко демонстрирующий круг наших национальных интересов и те ресурсы, которыми мы готовы защищаться. Ввиду продолжающихся и готовящихся в мире разного рода «революций» нам совершенно необходима действенная концепция разрешения острых конфликтных ситуаций, способная нейтрализовывать новейшие схемы западных информационно-психологических операций. Конечно, это серьёзная работа, и вестись она должна только под эгидой государства. Впрочем, как и любые иные программы развития России. Пора, наконец, решительно отбросить спекулятивные идеи о том, что «свободный рынок всё расставляет по своим местам», а демократия «сама по себе гарантирует социальную стабильность». Если бы всё это было действительно так, то высокотехнологичные страны, на которые пытается равняться Москва, не были бы абсолютными мировыми лидерами по масштабам государственных интервенций в свои экономики, в свои армии и полицейские формирования. Опять же, выпущенный из бутылки западными политтехнологами джин «уличной демократии», определённо, не собирается оставаться только в границах отсталых и развивающихся закоулков планеты.

С другой стороны, конечно же, необходимо продолжать программы по совершенствованию гражданского общества в России. У нас катастрофически мало общественных объединений, призванных контролировать все стороны жизни демократического государства. Только их появление и укрепление способно решительно переломить хребет таким социальным язвам, как коррупция, произвол чиновничества и силовых органов. Равным образом нам нужно резко увеличить активность в плане формирования неправительственных организаций, которые, как показывает пример развитых демократий, уже превратились в том числе и в важнейший инструмент отстаивания национальных интересов на международной арене.

К сожалению, мы опять вынуждены работать в условиях крайнего дефицита времени, то есть в «авральном режиме». Прозрачные «предупреждения» Маккейна и чёткие стратегические установки Бжезинского вызывают стойкое ощущение, будто потрясения этого года реанимировали антироссийскую истерию американской правящей элиты. Опасная риторика подкреплена постоянными шагами к эскалации напряжения: это и активное развёртывание системы американской ПРО уже практически на границах с РФ, это и принятая Сенатом США 30 июля 2011 г. резолюция с обвинением России в «оккупации» Абхазии и Южной Осетии, это и недавнее требование американских конгрессменов к президенту Обаме свернуть «перезагрузку» с Москвой и занять куда более жёсткую позицию – после отказа Кремля поддержать международную обструкцию Сирии и Башара Асада, это и неприкрытая поддержка провокаций российской «пятой» колонны, лидеры которой уже прямым текстом призывают США и НАТО приступить к «гуманитарным» бомбёжкам России, – именно такую «прививку от российской диктатуры» предложил на днях постоянно проживающий за океаном вместе со своим семейством патентованный «оппозиционер» Гарри Каспаров.

Перечисленные тревожные сигналы оставлять без внимания нельзя. «Раскачивание» и так не слишком устойчивой лодки российской государственности, похоже, переведено специалистами из «рабочего» режима в положение «боевой взвод». И если мы не хотим, чтобы мир однажды услышал визгливое «Wow!» по поводу окончательного и бесповоротного разгрома России, пора «разморозить» бездействовавший десятилетия наш интеллектуально-геополитический ресурс.  

Новый комментарий

 

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив