Мир инновации и политика модернизации

10 октябрь 2011
Настоящая статья явилась результатом научного осмысления поручений руководства страны, данных на заседаниях Комиссии при Президенте Российской Федерации по модернизации и технологическому развитию экономики России и на заседаниях Правительственной Комиссии по высоким технологиям и инновациям, о переводе экономики России на инновaационный путь развития, которые уточнили и обострили положения стратегии развития науки и инноваций в Российской Федерации на период до 2015 года, утвержденной межведомственной комиссией по научно-инвестиционной политике 15 февраля 2006 года.

Настоящая статья явилась результатом научного осмысления поручений руководства страны, данных на заседаниях Комиссии при Президенте Российской Федерации по модернизации и технологическому развитию экономики России и на заседаниях Правительственной Комиссии по высоким технологиям и инновациям, о переводе экономики России на инновaационный путь развития, которые уточнили и обострили положения стратегии развития науки и инноваций в Российской Федерации на период до 2015 года, утвержденной межведомственной комиссией по научно-инвестиционной политике 15 февраля 2006 года.

Главной и перманентной задачей экономики России является ее структурная перестройка на базе практической реализации завершенных инновационных отечественных научно-технических достижений в реальных секторах экономики, или коммерциализация.

Очевидно, что повышение социально-экономической эффективности, конкурентоспособности, экономической безопасности и, в конечном счете, усиление социальной направленности результатов инновационных преобразований и модернизации есть итоговый показатель разумности управленческих решений на макроэкономическом уровне.

Необходимым условием для торможения и ликвидации нынешней тенденции превращения России в периферию мирового хозяйства, в резервуар дешевого сырья и рабочей силы, свалку для радиоактивных отходов, сползания к экологической катастрофе является научный анализ, систематизация и классификация знаний и представлений о причинах такой неуклонной и «несгибаемой» тенденции при всех вариантах управления страной за последние 20-25 лет.

Cначала обратимся к официальной статистике. Одним из ключевых показателей отношения государства к инновациям является политика финансирования исследований и разработок из бюджета страны.

По данным Всемирного банка, в 2007 г. Россия осуществляла финансирование исследований и разработок в размере 4,58 млрд.долл. США, уступая таким странам как Нидерланды (5,1 млрд.долл.), Бразилия (7,8 млрд.долл.), Республика Корея (26 млрд.долл.), не говоря уже о США (306,23 млрд.долл.), и соответствуя уровню таких стран как Бельгия и Австрия.

По абсолютным показателям объемов финансирования исследований и разработок Россия находится примерно на 20 месте после США, Японии, Китая, Германии и т.д., но при этом необходимо учитывать, что соотношение объемов финансирования науки в России и США равно 1,5%, что говорит о катастрофических масштабах недофинансирования науки в нашей стране.

Несмотря на то, что внутренние затраты на исследования и разработки (ВЗИР) в действующих ценах в 2008 г. примерно в 35,5 раза больше затрат 1995 г., то есть номинальный объем на ВЗИР за 12 лет увеличился в 35,5 раза, реальный объем финансирования исследований и разработок (в постоянных ценах 1989г.) за 12 лет увеличился в 2,2 раза, что говорит лишь о видимости существенного увеличения финансирования науки.

Катастрофическими являются не только объем финансирования исследований и разработок и темпы его роста. Самым печальным образом выглядит результат реализации «Стратегии развития науки и инноваций в Российской Федерации на период до 2015 года» (см. рис. 1).

Рисунок 1 — Объемы финансирования ВЗИР в процентах к ВВП.

Взяв за точку отсчета 2004 г., управленцы отраслью убедили руководство страны в том, что если Россия будет просто катиться по инерции, то средний тренд будет характеризовать перспективы финансирования науки до 2015 года. Однако они предложили «энергичные» меры с использованием финансово-экономических регуляторов инновационной деятельности, которые под их руководством выведут науку на новые вершины финансирования, который отражен в виде верхнего тренда. На чем базировались эти прогнозы ответить трудно. Нижний тренд является отражением фактического состояния дел и свидетельством того, как фундаментальное непонимание принципов функционирования производительных сил, производственных отношений и надстройки привело к краху и неуправляемости инновационной системы, бездейственности всех применяемых финансово-экономических и административных регуляторов.

Второй вопрос — это отношение бизнеса к инновациям. Очевидно, что государство недостаточно использует экономические стимулы в виде налоговых послаблений, преференций, субсидий и т.п. для привлечения бизнеса к внедрению инновационных продуктов и технологий. С другой стороны, если у бизнеса норма и масса прибыли несопоставимо выше в нефтегазовом и сырьевом секторах, то это может заставить его вкладывать инвестиции в относительно малоприбыльные, рискованные инновационные проекты, имеющие к тому же в России невероятно длинные сроки окупаемости?

Итог подобного положения дел подвел В.В.Путин:

Удельный вес инновационной продукции в российской экономике — немногим более 5 процентов. Доля предприятий, осуществляющих технологические инновации — меньше 10 процентов.

 

Е.М.Примаков: «Нового машинного оборудования у нас производится в 80 раз меньше, чем в Японии, в 30 раз меньше, чем в Китае». Достаточной гарантией от утраты Россией своей научно-технической и экономической самостоятельности может быть только захват, в том числе и в результате жесткой конкурентной борьбы и протекционистских мер, соответствующей ее возможностям, значительной доли мирового рынка наукоемкой продукции и новейших технологий.

Исторического времени на постепенную эволюцию современного устройства переходной экономики, сформировавшейся в период с 1984 по 2010 год в развитую конкурентоспособную социально-ориентированную рыночную экономику, у России нет. Единственный шанс — принятие инновационных нетривиальных решений, базирующихся на стратегии"не вдогонку, ав обгон".

Именно эту задачу должна решать государственная научно-техническая политика. Но тезис «в обгон» должен пониматься не как наличие на полках "госрезерва" в Минобрнауки РФ тысяч научных отчетов о самых «передовых» инновационных открытиях отечественных ученых, не как потемкинское «Сколково» и «Роснано», а как ускоряющееся внедрение полученных результатов в экономику и социальную сферу и в результате в рост качества жизни населения. Однако это невозможно сделать, принимая постановления, насылая проверки, наказывая и т.д. Инновационно модернизировать экономику можно лишь создав соответствующую систему производственных отношений, которая развернет потребности, интересы и ценности субъектов этой модернизации, включая и власть, и науку, и бизнес к заинтересованному каждодневному труду над решением этой задачи.

Ключевым конкурентным преимуществом России является ее все еще высокий научно-технический потенциал, интеллект нации. "Повенчать" его с рыночной экономикой на основе синтеза традиционно сильной фундаментальной и прикладной науки России с прагматически заимствованными у Запада традиционными методами промышленной коммерциализации научно-технических достижений, преобразовать экономику России под лозунгом современной информационно-технологической индустриализации и выйти с его результатами на мировой рынок — вот краткая суть проекта, предлагаемого в качестве научно-технической стратегии.

Экономика является сложной взаимосвязанной и взаимозависимой системой, обладающей инерционностью, по некоторым оценкам, в 10-15 лет, поэтому прежде чем рассматривать вопросы управления инновационными тенденциями в реальном секторе экономики, необходимо понять, существует ли фундаментальная возможность такого движения. Поиск ответа на данный вопрос необходимо искать в системе производственных отношений и, в первую очередь, структурообразующих отношений собственности, включая владение, пользование и распоряжение.

В повышении эффективности экономики за счет инноваций заинтересованы лишь подлинные собственники предприятий, уверенные в будущем и работающие для передачи своим наследникам более эффективных предприятий. В условиях разворачивающегося кризиса крупный бизнес, вопреки логике, первым делом свернул программы на инновации, хотя ускоренное внедрение инноваций — есть единственный путь выживания в условиях обостряющейся конкурентной борьбы. Бизнес, владеющий отечественными предприятиями на основе проведенной неэкономическими методами приватизации, в ходе настоящего кризиса наглядно продемонстрировал свой оффшорный характер, вывозя капиталы, а не вкладывая их в инновационную модернизацию своих предприятий. Иными словами, надеяться на вдруг обострившиеся у бизнеса потребности, интересы и ценности к инновационной модернизации экономики без радикального преобразования производственных отношений и надстройки, по меньшей мере, наивно. Поэтому вопрос о радикальной инновационной модернизации производственных отношений и надстройки должен быть впереди вопросов технической и технологической модернизации заводов и фабрик.

В условиях исповедуемого ныне ручного управления есть только одна сила — централизованное государство, которое способно скоординировать усилия госорганов по отбору, оценке и бюджетному финансированию исследований и разработок и силовыми методами организовать их дальнейшее внедрение в реальный сектор экономики для ускорения инновационных преобразований. Этот путь мы успешно прошли в середине прошлого века: полетели в космос, создали военно-стратегический паритет, экономически захватили высокотехнологические рынки, включая рынок авиастроения, вооружений.

Начиная инновационную модернизацию сегодня, надо ответить на вопрос, пойдем ли мы этим же путем? Если да, то нужно формировать соответствующую систему производственных отношений. Если нет, то надо научно обосновать новые производственные отношения и публично доказать, что они дадут не меньший эффект, чем сталинский научно-технический рывок.

Экономическая теория однозначно констатирует, что решение крупных общенациональных задач требует концентрации и централизации научных, финансовых, природных, кадровых и прочих ресурсов. Процессы концентрации средств через акционирование и другие аналогичные механизмы чрезвычайно длительны, подвержены циклическим кризисам и детально исследованы. Поэтому они носят вспомогательный характер развития частной инициативы. Для успеха в современном инновационном соревновании с международными транснациональными корпорациями Россия должна дать толчок инновационной модернизации через организационную централизацию национальных ресурсов, требующихся для перевода экономики на инновационные рельсы как со стороны федерального бюджета, так и со стороны частного бизнеса.

Масштабные и сложные проекты инновационных преобразований, даже отдельных приоритетных отраслей и секторов реальной экономики, неосуществимы без детального планирования согласованных и скоординированных шагов множества субъектов, порой на многие годы вперед. Особенно это касается прорывных и пионерных проектов. В России сейчас нет органа, который бы осуществлял такую межотраслевую кооперацию, включая науку и промышленность.

Создание и развитие системы производственных отношений, формирующих и направляющих потребности, интересы и ценности государства, науки и бизнеса в сторону инновационной модернизации экономики России — это нетривиальная и по-настоящему сложная задача. В целях создания исходной научной предпосылки создания таких отношений авторами была разработана концепция «Федерального научно-методического и коммерческого центра управления инновационно-промышленной модернизацией экономики России» (далее — Федеральный центр). Краеугольным камнем данной концепции является то, что управление инновационной модернизацией экономики России должен осуществлять институт, принятие решений в котором на равных началах осуществляет государство, представители науки и представители бизнес- сообщества. Каждый из участников имеет свою компетенцию, потребности, интересы и ценности, которые в рамках Федерального центра должны выявляться в согласованных решениях и исполняться. Данная концепция разработана до уровня проекта Федерального закона и есть, по сути, результат многолетних исследований проблемы соединения науки и производства.

Для запуска инновационной модернизации экономики необходимо создать прозрачные и реализуемые отношения, при которых бизнес будет активно конкурировать за инвестиционные ресурсы, направляемые на инновационные проекты государством и предпринимателями. Каждый новый научно-технический проект должен максимально реализовывать последние достижения российской науки, техники и технологии, которые через федеральные целевые программы финансируются из бюджетов всех уровней. Именно такой по-государственному коммерческий подход позволил всем «восточным драконам» заявить о себе в мире. И этим опытом нельзя пренебрегать.

На основе российских традиций, культуры и научно-технических достижений сформируется российская модель бизнеса в сфере высоких технологий, которая на равных сможет конкурировать с американской, европейской и японской моделями. Как только главными условиями для жизненного успеха любого человека станет интеллект, квалифицированный труд и облагороженная инновационной составляющей предпринимательская деятельность, улучшится отношение основных слоев населения к бизнесу.

Деятельность Федерального центра как структурообразующего, трехстороннего координационного органа между наукой и производством будет способствовать формированию ответственного и эффективного крупного, среднего и малого частного научно-технического бизнеса, основанного на принципах рыночной конкуренции и опирающегося на четкие, понятные и прозрачные планы государства и его органов.

Лозунг о переводе российской экономики на инновационные рельсы, безусловно, актуален и жизненно необходим. Структурный анализ последствий этого перевода позволяет выделить следующие, самые значительные последствия.

Во-первых, создание расширяющейся группы эффективных предприятий, внедряющих инновационные технологии, со смешанным капиталом на основе технологии долгосрочного многовариантного инвестиционного проектирования и финансового менеджмента, производящей наукоемкую продукцию и приносящей стабильные доходы, должно сыграть роль активного фермента, оживляющего частную экономику России. Высокотехнологичная продукция, создаваемая в рамках инновационных проектов, пойдет на цели обновления производственного аппарата различных отраслей и в громадной степени обеспечит экономическую безопасность России. С другой стороны, расширение производства такой продукции увеличит спрос на инвестиционные товары по всей технологической цепи.

Во-вторых, в перспективе на базе экономической вертикали управления и коммерциализации научно-технических и технологических достижений в реальном секторе экономики России под руководством Федерального центра будут обновлены и вновь созданы кластеры (группы взаимосвязанных отраслей и подотраслей) перспективных вертикально и горизонтально сопряженных производств, в первую очередь те, где у нас есть достаточный задел: авиакосмическая, атомная, лазерная промышленность, производство радиоэлектронной, химической продукции, средств связи, биотехнологий, космические услуги, программное обеспечение и т.д.

Наличие мощной группы глубоких инновационно ориентированных кластеров, имеющих отраслевую и региональную диверсификацию, как показывает мировой опыт, делает экономику любой страны непотопляемой при любых кризисах.

В-третьих, лучшее средство от инфляции не монетаристские игры, а увеличение предложения товаров и сберегающих инвестиционных предложений для населения за счет благоприятного инновационного климата и конкурентной среды.

Если рост денежных доходов населения, который неизбежен и желателен в России, будет опережаться предложением потребительских товаров и привлекательных сберегающих и инвестиционных инструментов, то инфляция будет под абсолютным контролем государства, а инновационная сфера получит дополнительные частные инвестиции.

В-четвертых, в кратчайшие сроки, с учетом фактической демографической ситуации в России, возникнет дефицит рабочей силы, в первую очередь в научных, конструкторских и технологических сферах, а также в высокотехнологичных отраслях экономики. Это повлечет естественно, рыночное увеличение оплаты и откроет возможности для организации утечки мозгов уже в Россию, в том числе и наших соотечественников, которые привезут с собой самые передовые знания со всего мира.

Этот фактор будет влиять на ускорение экономического развития страны даже больше, чем возврат беглых капиталов. Решение вопроса дефицита рабочей силы потребует серьезной корректировки миграционной политики России.

В-пятых, преодоление, возможно, главного фактора сдерживания экономической инициативы граждан России — бюрократизма местных и региональных властей является вторичным следствием развития проектов Федерального центра. Главным здесь является то, что местной бюрократии будет выгоднее участвовать в реализации проектов Федерального центра, чем строить изоляционистские экономические, социальные и политические системы патриархально замкнутого типа. При правильной внешней политике эти же тенденции могут быть запущены и на пространствах бывшего СССР.

Проекты Федерального центра должны осуществляться на понятной конкурсной, тендерной основе. Организация этой работы обеспечит интерес местных властей без проволочек выделять лучшие земли, лучшие кадры и т.п. Иначе инновации, инвестиции и бизнес-возможности будут отданы другому региону. Лучшее средство от болезни хозяйственного бюрократизма — публичная спецификация прав собственности, прозрачность процедур принятия решений, конкурентный режим и предпринимательский климат, которые должны стать хребтом каждодневной практики деятельности Федерального центра.

И наконец, проблема дифференциации доходов. Это не только экономическая, но и острейшая социальная проблема России. Достаточно сказать, что, по некоторым оценкам, децильный коэффициент (отношение доходов 10% богатейших семей к доходам 10% беднейших составляет у нас 30 и более раз.) В настоящее время средняя зарплата российских ученых составляет около 24 500 рублей. Федеральные целевые программы позволяют увеличивать оплату ученых, разрабатывающих передовые инновационные технологии, практически в два раза. Это бесспорное достижение. Проекты Федерального центра должны обеспечить емкий рынок товаров и инвестиционных инструментов, которые позволят существенно наращивать оплату труда высококвалифицированных специалистов без риска гиперинфляции.

Научный анализ и практика показывают, что для движения нашей высокотехнологической промышленности «в обгон» в русле современного научно-технического прогресса в приоритетных ключевых отраслях народного хозяйства должны быть созданы крупные акционерные холдинги с сильным государственным влиянием и контролем, имеющие пять классических признаков ТНК. Федеральный центр, как пионерный элемент высокоэффективного стратегического менеджмента, обеспечивающего слаженную работу всего этого механизма на перевод экономики на инновационные рельсы, должен стать точкой кристаллизации и прообразом этого неизбежного процесса

Все, что написано выше есть рамочное изложение концепции движения «не вдогонку, а в обгон». Нам представляется, что это единственная альтернатива для современной России, которая объективно возможна. 

Новый комментарий

 

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив