О праве народов на самоопределение и территориальной целостности государств.

10 октябрь 2011
В августе 2008 года на территории постсоветского пространства были провозглашены два новых независимых государства – Абхазия и Южная Осетия, что сразу вызвало неадекватный резонанс  мировой общественности.  

Приверженцы «прагматичной» западной демократии, строящие свою политику на «двойных стандартах», объявили признание этих государств Россией, Венесуэлой, Никарагуа и Науру «политическим произволом», «нарушением международно-правовых норм». Признание же ими независимости Косова (февраль 2008 г.) названо «позитивным актом», хотя является открытым нарушением исторических, политических прав человека (с территории Косово было изгнано более 200 тысяч сербов) и поощрением сепаратизма албанцев, разрушившим территориальную целостность Сербии и резко понизившим доверие к ООН. Косовский прецедент дал огромный импульс сепаратистам всего мира.

   

Подобная позиция Запала проистекает из его глобальной стратегии, направленной на доминирование в ключевых точках планеты. Вашингтон не может смириться с тем, что признание Абхазии и Южной Осетии в целом стабилизирует ситуацию на Кавказе, укрепляет позиции России в регионе и в то же время ослабляет роль американского союзника – Грузии.

   

Америка не приемлет такой модели и выдвигает все новые доводы против признания Абхазии и Южной Осетии. Так, 30 июля 2011 г. Сенат США принял резолюцию с обвинением России в «оккупации» Абхазии и Южной Осетии, тем самым документально подтвердив, что преднамеренная дезинформация является инструментом официальной политики и дипломатии Соединенных Штатов. Но дезинформационная предвзятость лишена аргументов. Ее несостоятельность и, наоборот, закономерность предоставления независимости Абхазии и Южной Осетии подтверждаются анализом их жизнедеятельности с исторической и политико-правовой точек зрения.

   

Исторический фактор

   

В качестве исходной позиции выделим следующий тезис: Абхазия и Южная Осетия никогда не выходили ни из Российской империи, ни из СССР, а стали их частью, будучи абсолютно независимыми от Грузии. Исторические предпосылки их самоопределения убедительны, хотя грузинская сторона пытается их оспаривать, а некоторые авторы конструируют свой особый подход к истории этих народов. Со второй половины 19 в. в Грузии стали появляться публикации о доминировании грузинской нации чуть ли не на всей территории Кавказа, включая побережье Каспийского моря. Все остальные народы, прежде всего абхазы и осетины, объявлялись «пришлыми», без своего языка, говорящими на испорченном грузинском.

   

Однако подобные суждения, подвергающие сомнению этничность абхазов и южных осетин, вызваны политическим заказом. Факты истории подтверждают эту точку зрения. Например, независимое формирование Абхазского царства началось в VI веке, чему в немалой степени способствовало распространявшееся здесь еще с IV века христианство. А в VI веке оно было принято в Абхазии в качестве официальной религии, что еще более активизировало консолидацию абхазской народности. В VIII в., после освобождения от власти Византии, Абхазское царство присоединило к своей территории земли западной части нынешней Грузии. Правда, в XIII в. под ударами монголо-татар Абхазское царство распалось на несколько территориальных образований, однако княжество Абхазия сохранило свою самостоятельность и на протяжении последующих 600 лет истории не объединилось ни с одним из грузинских княжеств. Вместе с тем оно было постоянным объектом экспансионистских притязаний соседей, прежде всего Османской Турции, и со второй половины XVI в. попало в зависимость от нее.

   

Альтернатив у Абхазии не было: восстановить свою независимость она могла только при покровительстве России. В 1809 г. она обратилась с соответствующей просьбой к российскому правительству Просьба была удовлетворена: 17 февраля 1810 г. Александр I подписал Манифест о присоединении Абхазского княжества к Российской империи. Причем, войдя в состав России, Абхазия не утратила полностью своей независимости. Царское правительство сохранило за ней автономное управление в составе России. Только в 1864 г. по указу Александра III Абхазское княжество было устранено и переименовано в Сухумский округ с введением российского военно-губернаторского управления вплоть до 1917 года.

   

После образования СССР антиисторическое волевое включение Абхазии в нарушение международного права в состав Грузии в качестве автономии (в угоду Сталину) не может служить оправданием претензий современного грузинского режима на аннексию территории Абхазии.

   

Анализ фактов и документов по истории Южной Осетии также подтверждает объективный характер восстановления ее независимого статуса. Она, как и Северная Осетия, представляется географическим понятием, искусственно возведенным в ранг политического разделения. Имеется документ, свидетельствующий о добровольном вхождении в 1774 г. Осетии как единого этнического пространства в состав Российской империи. При первом появлении здесь русских войск под командованием графа Тотлебена «народ встретил их как своих избавителей». И хотя в 1801 г. Южная Осетия из-за удобства управления (административным контактам с Владикавказом мешал трудно доступный горный перевал) была включена вместе с восточной Грузией в состав создавшейся новой Тифлисской губернии, однако это не означало какого-либо ее политического подчинения грузинским князьям. Статус имперского управления губернией предоставлял южным и северным осетинам равные политические и гражданские права. Имперский центр пресекал домогательства грузинских шовинистических кругов установить диктат над Южной Осетией. И лишь только в 1922 г., благодаря грузинским лоббистам в союзном центре, Южная Осетия была насильственно низведена до автономной области в рамках Грузии Произошло закабаление целого народа, сопровождавшееся уничтожением национальной культуры, введением полуколониальных порядков с актами геноцида.

   

После разгрома СССР антиосетинская стратегия, особенно при режиме Саакашвили, была возведена в ранг государственной политики («Грузия длягрузин») и направлялась на фактическое изгнание осетин не только из Южной Осетии, но и из всех районов Грузии, где проживало более 100 тыс. осетин. В результате свыше 80 тыс. человек было изгнано, а более двух тысяч убито.

   

Факты и документы свидетельствуют, что Абхазия, Южная Осетия и Грузия имеют собственные истории независимого становления и развития национальной государственности и ни одно из этих государств не обладает историческими аргументами для предъявления территориальных претензий к своим соседям. История – объективный судья и не терпит подтасовок, предвзятость которых раскрывается с помощью независимой экспертизы.

   

Политико-правовые предпосылки

   

Легитимность обретения независимости Абхазией и Южной Осетией подтверждается не только историческими аргументами, но и политико-правовыми факторами. Претензии же Грузии на территории этих государств противоречат и тому и другому. Игнорирование истории неизбежно привело к нарушению норм международного права в проведении национальной политики Грузии на протяжении последних 90 лет. В течение всего этого периода убедительно проявились политико-правовые предпосылки самоопределения и утверждения государственной независимости Абхазии и Южной Осетии.

   
  1. В мае 1918 г. грузинские националистические верхи провозгласили образование Грузинской Демократической Республики и в июне при поддержке Германии оккупировали Абхазию, установив жесткий террористический режим. Однако в марте 1921 г. восставшие абхазы при поддержке Красной Армии установили Советскую власть и провозгласили независимую Советскую Социалистическую Республику Абхазия. Но уже через 8 месяцев антиабхазские интриги Грузии нашли «понимание» в московском центре, и Абхазия была вынуждена в декабре 1921 г. заключить «особый союзный договор» с Грузией, установивший между ними федеративные отношения (ратифицирован в феврале 1922 г.). В 1925 г. Абхазия, как союзная республика, сумела принять свою первую советскую Конституцию, закрепившую этот договор.
  2.    

    В 1931 г. Абхазию принудили понизить статус до автономной республики и стать частью Грузии. После этого начался период противоправной «грузинизации» республики, не исключавшей физического уничтожения и насильственной ассимиляции абхазов. С 1937 по 1959 гг. в Абхазию были переселены более 100 тыс. мингрело-грузин. В результате этнодемографический баланс менялся не в пользу абхазов. Численность грузинского населения постоянно росла и в 1989 г. составила более 40%, доля же абхазов не превышала 18%.

       
  3. За год-полтора до распада СССР, в период его политического кризиса, Грузия ужесточила политику подавления национальных меньшинств, перестала признавать действие общесоюзной Конституции на своей территории и в результате сама создала юридические предпосылки для законного провозглашения независимости республик Абхазия и Южная Осетия. В апреле 1990 г. на внеочередной XIII сессии Верховного Совета Грузинской ССР и в июне 1990 г. на его внеочередной XIII сессии были признаны незаконными все юридические акты, принятые в советской Грузии после 1921 г. То есть Грузия объявила о своем возвращении в то правовое пространство, которое существовало до включения в ее состав Абхазии и Южной Осетии. Значит, им на основе добровольного решения Верховного Совета Грузинской CCH предоставлялась независимость: Грузия сама своим законодательным актом лишила себя права претендовать на территорию соседних республик, вошедших в состав Грузии при Советской власти. После этого, в частности, Южная Осетия на законных основаниях приняла в июне-сентябре того же 1990 года (на XIII, XIV и XV сессиях совета народных депутатов) Декларацию о суверенитете, о действии Конституции СССР и законов СССР на своей территории и преобразовании Юго-Осетинской автономной области в республику. В свою очередь власть грузинских национал-радикалов во главе с бывшим президентом З.Гамсахурдия провела через грузинский парламент в декабре 1990 г. закон об упразднении автономий Абхазии и Южной Осетии.
  4.    
  5. В марте 1991 г. Грузия проигнорировала участие в общесоюзном референдуме о сохранении СССР и буквально через две недели (9 апреля) провозгласила свою независимость, объявив себя правопреемником не ГССР, а унитарной Грузинской Демократической Республики, существовавшей в 1918 г-1921 гг. Как следствие – отменила Конституцию Грузинской ССР 1978 г. и восстановила Конституцию Грузинской Демократической Республики 1918 г. Тем самым Грузия самочинно отменила все решения Советской власти о включении Абхазии и Южной Осетии в свой состав.
  6.    

    Адекватные ответные меры были предприняты в Цхинвале и Сухуми. Южная Осетия 19 января 1992 года провела референдум, на котором свыше 98% принявших участие в голосовании высказались за независимость республики. А 29 мая того же года Верховный Совет Южной Осетии принял Акт о государственной независимости. 2 ноября 1993 года сессия Верховного Совета приняла Конституцию Республики Южная Осетия. В свою очередь Абхазия восстановила Конституцию 1925 г., провозгласившую независимость республики и установившую отношения с Грузией на договорной основе. Легитимность позиции Абхазии очевидна.

       
  7. С начала 1990-х годов почти каждый политический шаг Грузии, ее президентов характеризовался непоследовательностью, противоречивостью с неизменным нарушением международного права. Так, чтобы сорвать сессию Верховного Совета Абхазии, намеченную на 14 августа 1992 г. для обсуждения договора с Грузией, режим Шеварднадзе, игнорируя ООН, развязал войну против Абхазии, чтобы вернуть утраченную диктатуру. В ночь с 13 на 14 августа в Абхазию вторглись грузинские войска: боевая авиация более 100 танков, артиллерия, бронетехника и пр. Проводилась настоящая этническая чистка. Расправы чинились не только над абхазами, но и над армянами, русскими, греками. В результате погибло 17 тыс. человек, в основном мирных жителей. Более 300 тыс. человек вынуждены были покинуть места постоянного проживания. За пределами Абхазии оказалось практически всё грузинское население. В сентябре 1993 года война закончилась поражением Грузии, а Шеварднадзе спасла от плена российская морская пехота под командованием генерала Романенко В.И. Война де-юре и де-факто привела к реальной независимости Абхазии. Принятая 26 ноября 1994 г. новая Конституция Республики Абхазия явилась правовым оформлением созданного независимого абхазского государства.
  8.    
  9. Фактически Грузия сама отказалась от юридических факторов сохранения своей территориальной целостности, доставшейся ей от Советского Союза. До августа 2008 г. Россия настаивала, чтобы Грузия заключила соглашение с Абхазией и Южной Осетией о неприменении силы в отношениях друг с другом, что позволило бы Грузии сохранить территориальную целостность. Но ни Грузия, ни ее покровители (США, Великобритания) не приняли российского предложения.
  10.    
  11. Несправоцированная агрессия Грузии против Южной Осетии в августе 2008 г. сделала невозможным дальнейшее совместное проживание югоосетин, а также абхазов в одном государстве с грузинами. Кроме того, помимо геноцида и непрерывно ведущихся военных действий на истребление, важным аргументом выхода Южной Осетии из состава Грузии является признанное международным правом стремление к восстановлению разделенного народа, исторически входившего в состав России в качестве единой нации.
  12.    

    Этот фактор приобретает еще более убедительную роль, если учесть, что жители Южной Осетии, как и Абхазии, в большинстве своем имеют российское гражданство (до 90%). К тому же обе республики с момента официального провозглашения своей государственной независимости обладали всеми необходимыми признаками суверенных государств, признаваемыми мировым сообществом. Фактически их деятельность соответствовала критериям правового и социального государства, основывалась на представительной демократии и разделении властей.

       
  13. Россия – сторонник решения мирными, дипломатическими средствами проблемы непризнанных государств на постсоветском пространстве. Ее отношение изменилось вследствие вооруженной агрессии Грузии против Южной Осетии в августе 2008 г. с целью физического истребления и изгнания уцелевших осетин с захваченной территории. 26 августа президент России Д.Медведев подписал указы о признании независимости Абхазии и Южной Осетии, «учитывая свободное волеизъявление осетинского и абхазского народов, руководствуясь положениями Устава ООН, Декларацией 1970 г. о принципах международного права, касающихся дружественных отношений между государствами, Хельсинкским Заключительным актом СБСЕ 1975 г. и другими основополагающими международными документами».
   

Примерно в то же время, встречаясь с президентом Франции Н.Саркози, Д.Медведев подчеркнул, что осетины и абхазы сами должны решать свою судьбу «в строгом соответствии с нормами международного права».

   

О самоопределении народов и территориальной целостности государств

   

Право наций на самоопределение и принцип территориальной целостности государств – понятия чрезвычайно «тонкие» и с точки зрения международного права трудно соединимые друг с другом. Так, в Уставе ООН, принятом в Сан-Францисско в 1945 г., подчеркивается что одной из важнейших целей организации является «развитие дружественных отношений между нациями на основе уважения принципа равноправия и самоопределения народов» (п.2, ст.1).

   

В Декларации «О предоставлении независимости колониальным странами и народам» 1960 г. отмечается, что «все народы имеют право на самоопределение», «свободно устанавливают свой политический статус и осуществляют свое экономическое, социальное и культурное развитие» (ст.2). На Всемирной конференции по правам человека в Вене (1993 г.) было заявлено: «Отказ в праве народов на самоопределение является нарушением прав человека». Все участники международного сообщества обязались соблюдать право народов на свободное волеизъявление относительно выбора общественно-экономического строя и своего государственного устройства.

   

В то же время в каждом из приведенных документов содержится обоснование принципа территориальной целостности государств, противоречащее праву народов на самоопределение. В упомянутой Декларации «О предоставлении независимости колониальным странам и народам», в частности, подчеркнуто, что «любая попытка разрушения … территориальной целостности страны несовместима с целями и принципами Устава ООН».

   

Как преодолеть двойственное толкование одних и тех же документов, где критерий истины?

   

В качестве критерия оценки их правомерности может служить философский подход, требующий все рассматривать с учетом конкретных условий, места и времени. Словом, для выявления приоритета того или иного принципа в этом противоречивом сочетании необходим объективный анализ конкретной обстановки, включая историю становления соответствующей нации и народности, характер политической системы государства, в рамках которого подчас создаются нетерпимые условия для мирного сожительства отдельных этнических групп. Именно об этом говорится в Декларации ООН о принципах международного права, принятой в 1970 г.: только те государства имеют право на сохранение территориальной целостности, «которые действуют с соблюдением принципа равноправия и самоопределения народов» и вследствие этого имеют правительства, «представляющие весь народ, принадлежащий к данной территории, без различия расы, вероисповедания или цвета кожи».

   

Если государственная власть этим минимальным требованиям не отвечает, то она должна по справедливости согласиться с тем, что скажет самоопределяющийся народ.

   

Что касается форм такого самоопределения, то в названном документе сказано, что способами осуществления народом его права на самоопределение является «создание суверенного и независимого государства, свободное присоединение к независимому государству или объединение с ним, или установление любого другого политического статуса». Какую форму избрать – воля самого народа.

   

В Южной Осетии террористический режим Саакашвили создал обстановку геноцида (подобие ситуации в Армении в 1915 г.), уничтожения военными методами осетин как нации. В этих условиях волеизъявление коренного народа, согласно международному праву, должно иметь приоритет над другими международными принципами. Многие государства де-факто выражают согласие с такой позицией и если не признают независимость Южной Осетии и Абхазии, то делают это в угоду интересам США или потому, что сами помогали в проведении этой бойни. После окончания войны к российским военным попали документы, свидетельствующие о причастности США, Израиля, Турции, Болгарии, Венгрии, Румынии, Чехии, Польши, стран Балтии, Украины, Великобритании, Германии и др. в подготовке войны, направленной на уничтожение Южной Осетии и ее народа. По горячим следам более 200 следователей и 30 прокуроров-криминалистов собрали на территории Южной Осетии многочисленные неопровержимые факты о преступлениях грузинской военщины по уничтожению варварскими методами мирного населения республики.

   

Словом, признание независимости Абхазии и Южной Осетии явилось следствием конкретной политической ситуации, обусловившей на данном этапе превосходство права наций на самоопределение над принципом территориальной целостности государства. Решающим фактором явилась конкретная политическая ситуация как многоаспектный фактор, включающий в себя и последствия противоправных действий как данного государства, так и ряда третьих стран.

   

Выводы

   
  1. В соотношении принципов территориальной целостности государств и самоопределения народов заложено очевидное противоречие, содержащее фактор конфликтности. Не могут оба эти принципа иметь равную юридическую силу, и их надо не абсолютизировать, а рассматривать путем реального мониторинга с учетом конкретной ситуации и историко-правовых факторов, отдавая предпочтение принципам справедливости. Чтобы снять названное противоречие между принципами территориальной целостности государства и самоопределения народов, государству необходимо создать равные права всем этносам, проживающим на его территории, и неукоснительно соблюдать их. Если же нарушаются права человека, то правомерно отдавать приоритет праву наций на самоопределение.
  2.    

    Грузия, вместо мира и равноправного сожительства различных этносов в одном государстве, поставила в неравноправное положение абхазов и осетин, лишила их права на национальную идентичность, предпочла установление режима средневекового геноцида. ООН в конечном счете не может не признать независимости Абхазии и Южной Осетии, иначе ее поведение правомерно квалифицировать как политику «двойных стандартов», что несовместимо с ее международным статусом.

       
  3. Решение о признании Абхазии и Южной Осетии является окончательным и пересмотру не подлежит. Возврат к прежнему статус-кво означал бы для России потерю Северного Кавказа, поскольку это вызвало бы резкий подъем на его территории этнического сепаратизма, радикального исламизма и усиление его влияния в Татарстане и Башкирии, создало бы реальную угрозу раскола России.
  4.    

    Что касается Запада, то, после признания им Косова, у него нет достаточных аргументов, чтобы поколебать наши решения.

       
  5. Абхазы и осетины в силу отмеченных исторических, политических факторов обрели необратимое право на создание собственных государств – и это признано народами всей России, включая Северный Кавказ. Страны региона значительно выиграют и экономически, и политически, если предпочтут политической неопределенности мирное взаимовыгодное сотрудничество и добрососедство.
  6.    
  7. Признание и всемерная поддержка Россией суверенитета Абхазии и Южной Осетии, в частности посредством создания объединенных российских военных баз на их территории, – это для Запада фактически непреодолимая преграда в его попытках отобрать у России Северный Кавказ.
  8.    

    Сильным дипломатическим ходом, ставящим Запад в непривычную для него позицию обороняющейся стороны и одновременно повышающим авторитет и роль России в глазах мирового общественного мнения, явились опубликованный в начале августа с.г. доклад Следственного комитета РФ о преступлениях Грузии на территории Южной Осетии и передача в Международный уголовный суд материалов для возбуждения уголовных дел против должностных лиц Грузии, обвиняемых в преступлениях против мира и человечности.

       

    Вместе с тем следовало бы потребовать репараций от режима Саакашвили на восстановление разрушенной им экономики, другой инфраструктуры Южной Осетии. Саддам Хусейн принёс меньше зла, чем Саакашвили осетинам и России, убившим российских миротворцев. К сожалению, ордер на арест Саакашвили вряд ли будет выписан. Америка щадит своих «сукиных сынов».

       
  9. На современном этапе и в перспективе Запад будет жестко противодействовать признанию новых реалий в кавказском регионе и, судя по его практическим шагам, по-прежнему поощрять политику тех кругов, для которых категория реванша поставлена в повестку дня. К тому же признание независимости Абхазии и Южной Осетии третьими странами означает их исторический невозврат к прежнему правовому и политическому статусу, а в случае агрессии со стороны Грузии они могут рассчитывать на необходимые поддержку и помощь признавших их независимость государств, прежде всего России.
  10.    

Словом, конфликт вокруг двух новых независимых государств будет иметь продолжение. Американская сверхдержава не смирится с поражением. Россия не может не учитывать этот фактор в своей внешней политике. Именно поэтому она стремится осуществлять скоординированную внешнюю политику с новыми независимыми государствами. В целях гарантированной безопасности региона на основе межгосударственных соглашений принимаются необходимые оборонительные меры, чтобы планы реванша остались личными грёзами отдельных амбициозных политиков.

          
vadim 26 октября 2012 07:17 цитировать
Жаль что мало уже таких как Шутов А.Д.
Запад медленно и уверенно добивается своего к сожалению (
Раиса Иванова 30 декабря 2012 21:21 цитировать
г-ну Шутову - респект.Все акценты расставлены четко,кратко и правильно.
Jan 16 января 2013 18:04 цитировать
Статья действительно впечатляет своим содержанием. Тем не менее, полагаю, что профессору Шутову, будучи доктором исторических наук, стоит быть менее субъективным в исторической, а в частности - в политико-правовой оценке данной ситуации.
Новый комментарий

 

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив