Специальные программы, которые предлагают начать новую жизнь в Канаде для тех, кто работал, иногда с риском для собственной жизни, переводчиком для канадских солдат и дипломатов в Афганистане, привезли в Канаду вдвое больше людей, чем было запланировано ранее.

Канадские чиновники планировали привезти всего 450 афганцев, и для этого в 2009 году ими была запущена специальная программа для переводчиков и членов их семей. Участие канадских войск в боевых действиях в Афганистане завершилось, и через год после прекращения приема заявок по программе, около 800 бывших переводчиков и членов их семей теперь живут в Канаде. Согласно Министерству иммиграции и гражданства Канады, первоначальная цифра о количестве людей, подлежавших для въезда в Канаду, была взята на основании проведённых консультаций с военным департаментом и министерством иностранных дел о количестве переводчиков и культурных советников, услугами которых пользовались канадские солдаты и дипломаты в Кандагаре. Хотя неясно, сколько на самом деле было таких переводчиков за пять лет боевых действий, однако военные заявили, что было подано более 6 тысяч запросов на основании оказанных услуг.

«Terps», как их в Афганистане называли, были глазами, ушами и ртом для солдат на поле боя и для дипломатов в конференц-залах Афганистана. В дополнение к переводу, они помогали канадцам обучаться культуре и обычаям страны, а многие из них также часто помогали укрепить обычно сильно натянутые отношения между солдатами и местными жителями. Их работа была очень рискованной. Риск следовал за ними повсюду, многие переводчики опасались преследований со стороны талибов, потому что они помогали канадцам. В период между 2006 и 2011 годами, по крайней мере, шесть переводчиков было убито вместе с канадскими солдатами и многие другие были ранены. Некоторые подвергались остракизму со стороны своих семей и друзей, чтобы талибы не пришли за ними.

Союзные страны начали создавать специальные программы, рассчитанные на то, чтобы помочь находящимся под угрозой людям покинуть Афганистан вместе с военными. Канада решила последовать их примеру в 2009 году, разработав ускоренную программу для предоставления им постоянного жительства. Необходимое условие для этого – чтобы заявители проработали не менее 12 месяцев на канадское правительство в период между 2007 и 2011 годами и могли доказать, что их жизням угрожает опасность.

Эти сроки вызвали много споров. Поскольку некоторые из самых кровавых боёв в Кандагаре произошли в 2006 году, переводчики, которые работали только в течение этого периода времени, фактически не были допущены к этой программе. Всего было 622 претендента на программу, которая была открыта для переводчиков, а также афганцев, которые были ранены во время работы на канадское правительство в Кандагаре. Первоначально правительством принималась только небольшая часть дел, но в начале этого года премьер-министр Канады Стивен Харпер приказал пересмотреть сотни отклонённых заявок. Многие из них были отклонены, потому что чиновникам казалось, что переводчики не могли убедить их в том, что им угрожает опасность.

Некоторые заявители решили поярче описать опасность, которая, якобы, угрожает им. И для этого они даже идут на телевидение, где рассказывают свои жуткие истории»,
- говорится в одном из отчётов, полученных через доступ прессы к информации. Три таких эпизода попали в средства массовой информации.

 

В конечном счёте, около половины заявок было отклонено, но в общей сложности 348 человек было допущено к программе вместе со своими супругами и детьми. Около 300 человек из 348 обосновалось в Канаде, большинство проживают в Торонто или Оттаве. Другие, чьи дела не соответствовали определенным критериям в рамках программы, были также приняты Канадой в рамках других иммиграционных программ, в том числе по соображениям гуманности и сострадания.

«Например, был случай, когда один человек обратился в христианство в то время, когда он работал с канадцами. Было не вполне ясно, будет ли угрожать ему ещё большая опасность, и связана ли эта опасность с его работой на нас или же с его переходом в христианство», - говорится в другом отчёте.

Среди тех, кто приехал в Канаду, есть две женщины, а также супруга переводчика, убитого талибами, потому что он работал с канадцами. Но не все афганцы, которые въехали в Канаду, остались.

Доступ к документам показывает, что несколько человек вернулось в Афганистан. «Мы знаем, что небольшая группа людей, возвратилась в Афганистан для того, чтобы там работать», - сказал Реми Ларивьер, пресс-секретарь Министерства иммиграции и гражданства Канады.

«Поскольку Канада не имеет права ограничивать свободу передвижения человека и не может ему запретить возвращаться на родину, или куда-либо ещё, то вся ответственность, связанная с риском для жизни, ложится на его плечи», - добавил он.

Тот факт, что некоторые афганцы вернулись домой даже после их заявлений, что их жизнь находится под риском в Афганистане, кажется, не сильно беспокоит канадских должностных лиц. Согласно информации, полученной из открытых для доступа документов, возможно, в будущем подобные программы пересмотрят и сделают более жёсткими. Та часть документов, в которой говорилось о принятии новых мер, была подвергнута цензуре.

Несмотря на то, что боевая миссия в Кандагаре закончились в 2011 году, контингент канадских солдат будет находиться в Афганистане до 2014 года для того, чтобы проводить подготовку национальных сил безопасности. «Они наняли около 10 переводчиков для работы с ними, но они смогут иметь доступ к большему числу переводчиков, если возникнет в этом необходимость», - сказал пресс-секретарь министерства обороны. В то время как Соединенное Королевство также рассматривает программы, предназначенные для защиты бывших афганских сотрудников и после 2014 года, канадское правительство пока не имеет такого плана. В марте 2011 года министр иммиграции Джейсон Кенни дал два варианта развития событий, как сказано в открытом отчёте:

Первый вариант – оставить всё без изменений.

Не существует никаких обязательств для создания новой программы для тех, кто будет поддерживать новые миссии»,

- говорится в докладе.

Второй вариант был подвергнут цензуре в соответствии с положениями о праве доступа, который также относится к советам, данными министрами, но министр иммиграции утвердил первый вариант. Из документов видно, что министерство считает, что поступило правильно.

«Мы считаем, что все заявители, которые могут быть или, возможно, были в опасности, потому что работали и оказывали поддержку миссии Канады в Кандагаре, имели возможность подать заявление для рассмотрения в рамках этой программы».

Новый комментарий

 

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив