По мере эскалации вооруженного конфликта в Сирии, который уже унес десятки тысяч жизней, вызвал хаос и масштабные разрушения на улицах сирийских городов, все чаще встает вопрос об отношении к нему сирийских курдов, число которых достигает 3-х млн. человек (они составляют до 10 % населения страны).

Есть силы внутри Сирии и за рубежом, которым хотелось бы втянуть курдов в борьбу с правительственными войсками и, таким образом, разыграть "курдскую карту" в своих интересах. Они полагают, что выступление курдов на стороне оппозиции могло бы нарушить сложившийся на сегодня баланс военных сил в стране и ускорить падение режима Б.Асада.

Похоже на то, что Сирия оказалась "камнем преткновения"основных игроков в региональной и международной политике. Расчеты на скорое свержение правящего в Сирии режима по сценарию Туниса, Египта, Ливии или Йемена пока не оправдываются. Вокруг Б.Асада сплотились силы, которым отступать некуда. Верхушка партии Баас, правящее арабо-алавитское меньшинство, руководство силовых структур отчаянно цепляются за власть, понимая, что в случае ее потери, они не только утратят свое положение в обществе, имущество и деньги, но и могут лишиться жизней. Отступать и бежать им некуда, так как они могут преследоваться в судебном порядке и за рубежом.

Вашингтон всячески стремится ускорить события в Сирии и при этом не скрывает, что смена режима в Дамаске позволит США значительно ослабить позиции Тегерана в регионе и привести Иран к еще большей международной изоляции. Помимо США свою заинтересованность в активизации курдского фактора в Сирии проявляют страны-спонсоры оппозиции (Турция, Саудовская Аравия, Катар и др.). Турция при этом не исключает и своего прямого участия в боевых действиях на сирийской территории под предлогом преследования боевиков турецкой Рабочей партии Курдистана (РПК). В последнее время в приграничных районах отмечаются артиллерийские дуэли между Сирией и Турцией. Парламент Турции дал «добро» на проведение трансграничных военных операций на турецко-сирийской границе. Турецкие военные сообщили, что в связи срезким обострением ситуации награнице сСирией вСредиземное море «переброшены военные корабли иподводные лодки».

Приграничные с Сирией районы Турции постепенно превращаются в плацдарм сирийской оппозиции и арену боевых действий турецких силовых структур с курдскими повстанцами. Как полагают в Анкаре, активизация партизанских действий турецкой Рабочей партии Курдистана на турецкой территории осуществляется не без помощи и поддержки со стороны сирийских властей. В качестве ответного шага, турецкое руководство заинтересовано в выступлении сирийских курдов на стороне оппозиции.

Однако, несмотря на тот факт, что в Сирии курды длительное время подвергались дискриминации по национальному признаку и преследованиям со стороны силовых структур правящего в стране режима, курдские лидеры продолжают придерживаться политики строгого нейтралитета во внутриарабском сирийском конфликте. Они дают понять, что "это не их война…" и выражают готовность сотрудничать с любым правительством в Дамаске, которое сможет обеспечить их законные права и свободы и предоставить им статус автономии в рамках сирийского государства. Они не питают иллюзий в отношении рвущихся к власти в стране исламистов, которые пока никак не обозначили своего отношения к курдской проблеме. Лидеры оппозиции предлагают курдам вступить в альянс против режима Б.Асада, а вопрос о будущем статусе курдских районов намерены обсудить лишь после победы. У курдов есть определенные опасения, что их положение со сменой режима в Дамаске коренным образом не улучшится. Пока борьба курдов за свои права ограничивается митингами и демонстрациями протеста. Следует учитывать, что Б.Асад за последнее время сделал несколько встречных шагов по удовлетворению требований курдов. Так, он пообещал "легализовать" несколько сот тысяч курдов, длительное время проживавших в стране без предоставления им гражданства. Властями были розданы также и ряд других обещаний, но реально курды остались национальным меньшинством в качестве "граждан второго сорта", которые не только ограничены в возможностях общения на родном языке, но и встречают препятствия при получении высшего образования, устройстве на работу, особенно на государственную службу или в силовые структуры, не могут распоряжаться своей недвижимостью и т.п. Насильственно переселенные властями в предыдущие годы курды не могут вернуться к местам своего исторического проживания. Сохраняются ограничения и на их общественную и политическую деятельность, несколько тысяч политических заключенных из числа курдов продолжают содержаться в сирийских тюрьмах. Все эти нерешенные проблемы политического и социально-экономического характера и используют внешние силы и лидеры оппозиции, чтобы привлечь курдов к более активной борьбе с режимом Б.Асада.

Курды же, избегая открытой вооруженной конфронтации с Дамаском, тем не менее, в условиях ослабления центральной власти, разгула анархии и нарастания реальной угрозы жизням и имуществу мирного населения, вынуждены были создать собственное Национальное собрание, Высший курдский совет, советы и комитеты самоуправления и отряды самообороны на местах. В силу этого, в районах компактного проживания курдов пока сохраняется относительно спокойная обстановка, функционируют большинство образовательных и медицинских учреждений, суды и т.п.

Удастся ли и дальше сирийским курдам сохранять свой нейтралитет в гражданской войне в Сирии или их все же спровоцируют на выступление на стороне оппозиции? Такой вариант развития событий исключать не следует, но он станет более вероятным в случае признаков скорого поражения режима Б.Асада или предоставления курдам гарантий со стороны оппозиции на статус автономии в будущем государстве. Сирийские курды не скрывают, что на данном этапе хотели бы получить права и свободы, которыми пользуются их братья в Иракском Курдистане.

 

Новый комментарий

 

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив