«На границе беженцам говорят: обратной дороги не будет»

01 июль 2014
Автор:

Телефон представителя Луганской Народной Республики в Москве Ирины Шабловской не замолкает ни на секунду. Сотни людей, бежавших из-под обстрела, с просьбами о помощи и временном прибежище, звонят круглосуточно. «Телефон разрывается с раннего утра, - рассказывает Ирина Шабловская. – Сейчас вот в срочном порядке координирую людей. Они едут в Рязанскую область. Ни карт, ни денег, ни нормальной связи. Не знают даже, куда точно ехать». И таких беженцев, которые, побросав все, бежали из-под обстрела, тысячи. По последним данным агентства по делам беженцев ООН, российскую границу пересекли более 110 тыс. человек - преимущественно жители Луганской и Донецкой областей. Однако, сколько, на самом деле, выехало с некогда украинской территории, точно никто сказать не может.

 

Замкнутый круг

«Даже миграционные службы дают нам разные цифры, - говорит Ирина Шабловская. – Ведь многие боятся указывать себя в качестве беженцев. По Ростовской области могу сказать, что, в основном, пересекая границу, и, фактически, будучи беженцами, люди в миграционных листах указывают, что они не беженцы, а едут на 90 дней». Основная причина того, что люди, убегая из-под обстрелов, пишут, что они въезжают на территорию России как туристы, - страх. Уезжающих запугивают, что в случае получения статуса беженца, обратной дороги домой им нет. В итоге, оказавшиеся в России как «туристы» - без денег и жилья, люди лишают себя помощи, которая положена им как беженцам.


А получить статус беженца постфактум, уже на территории РФ, проблематично. «У меня сейчас две семьи приехали к родственникам в Ростовскую область, в глухое село. Их 10 человек. Они ютятся в деревенском домике, спят вповалку, условий нет. До районного центра ехать далеко, и у них даже денег нет на проезд, - рассказывает типичную историю Шабловская. - И вот они все-таки добрались до этого районного центра, весь день просидели в очереди в паспортном столе, чтобы оформить разрешение на трудоустройство в РФ, но их так и не приняли. За весь день с восьми утра до пяти вечера паспортный стол Тарасовского района принял только одного человека. А 100 человек так и остались стоять в очереди».


Огромные очереди и проволочки усугубляются не только огромным наплывом беженцев, но и тем, что работники госслужб, в том числе, и паспортного стола, просто не знают, что делать с приезжими. Нет четких инструкций для чиновников, действия служб плохо скоординированы. Людей перекидывают от одного чиновника к другому. Очереди огромные, а в кабинетах говорят, что у них пока нет указаний, что делать. Так что сейчас для представителей ЛНР и ДНР в России основная задача - оперативно помочь решить этот бюрократический вопрос и наладить работу всех миграционных служб на местах.

 

Но даже, если беженцем удается попасть в чиновничьи кабинеты, на этом их проблемы не заканчиваются. Приезжим выдают список документов, требующийся для получения разрешения на работу – справки, анализы, медицинские справки. Все эти бумажки относятся к платным услугам. Только госпошлина стоит 2 тыс. рублей, а весь комплекс документов доходит до 10 тыс. рублей. У людей, которые еле собрали денег на проезд, таких денег, конечно, нет. Точно также обстоят дела со статусом беженца: чтобы его получить, нужны справки, заплатить за которые практически все, кто бежал из своих домов, не могут. Кроме того, статус беженца нужно ждать три месяца. А на что все это время жить? Конечно, государство собирается в ближайшее время оказывать помощь, например, выплачивать по 800 рублей ежедневно каждому беженцу. Но для того, чтобы получить пособие, нужно числиться не просто «туристом», а иметь статус беженца, от которого при въезде из-за опасения не вернуться, большинство отказывается... Получается замкнутый круг. «Мы не устаем повторять, что информация о невозможности вернуться домой после получения статуса беженца – злонамеренная провокация, - отмечает эксперт. - Идет активная работа по внушению людям, что если они напишут статус беженца, то их потом никто не пустит на территорию Украины. Это все не так. Луганская и Донецкая Народные Республики уже не являются территорией Украины. Но даже, если и не учитывать этот факт, в любом случае, все, кто покинул области, могут вернуться домой. Но людей специально запугивают. И, к сожалению, это работает».


Поэтому сейчас мы совместно с УФМС в кратчайшие сроки будем решать вопрос быстрой выдачи статуса беженца или получения временного убежища на территории РФ с разрешением на работу. В данный момент рассматривается предложение прокредитовать беженцев: люди будут получать эти статусы бесплатно , а потом, устроившись на работу, выплачивать деньги, потраченные на их оформление.


Никто не остался равнодушным

Кстати, в быстром получении статуса и разрешения на работу заинтересованы не только беженцы, но и российская сторона.


Во-первых, большинство приезжих – образованные, высококвалифицированные специалисты, которые не станут обузой, а, наоборот, могут внести положительный вклад в экономику России. «Например, две семьи, которые я сейчас координирую, все с высшим образованием и прекрасные специалисты. Один – сварщик высокого класса, другой работает в машиностроении. Думаю, эти люди могут принести пользу российскому государству. И, главное, это русские люди, которые прекрасно интегрируются российское общество».


Во-вторых, если все беженцы скопятся в одной Ростовской области – там случится настоящий коллапс. Уже сейчас в пунктах приема там находятся около 14000 человек, из которых 5000 - это дети. Жилья всем не хватает, детские сады и школы одной области принять такое количество детей одновременно не в состоянии. Не справляются и с огромным потоком информации и запросов от беженцев. Решение этого вопроса эксперты видят в создании единого call-центра в России, где пострадавшие из Украины имели бы возможность получить информацию о возможности размещения.


Пока же те, кто покидает Луганскую и Донецкую области самостоятельно, бегут кто куда. Многие просто едут на машинах – куда приедут, где остановятся, где удается найти пристанище, там и остаются. Но чаще всего, уезжают к родственникам, а они есть во всех регионах. Кроме того, люди со всей России предлагают свою помощь. «Например, эти две семьи, о злоключениях которых я рассказывала, мы сейчас переправляем в Рязанскую область. Там нашлись добрые люди, предложившие нормальные условия для проживания и помощь в трудоустройстве. Потом из Владимирской области предлагают устроить беженцев. Но там сельская местность и нужны люди, кто занимался бы сельским хозяйством. Так что простые люди откликаются».

 

Государственные структуры, областные правительства тоже активно этим занимаются. «Большое спасибо региональным властям. Огромное спасибо правительству Ростовской области – губернатору Голубеву и его заместителю Бондареву, который возглавляет штаб по приему беженцев. О бежавших от войны заботятся как о родных людях. Никто не воспринимает нас как иностранцев, принимают как своих, - говорит Ирина Шабловская. - Всех, кто бы ни приехал, размещают. Никого не бросают в беде. Другой вопрос, как долго в таком режиме мы продержимся». Безусловно, многие пансионаты приняли луганчан, но за их проживание в течение месяца было заплачено – где-то правительство выделило деньги, где-то фонды, где-то меценаты, где-то собирали деньги. Но как быть по истечению этого срока? Сейчас такая же ситуация сложилась в Волжском, Калуге, Цимлянске, Судаке. Сначала туда вывезли мамочек с детишками, а потом к ним доехали родственники – в основном, бабушки и дедушки. Но, если за мам с детьми заплатили, то за стариков-родителей нет. В одном городе второй поток удалось разместить только в приемник-распределитель, туда, где живут бомжи. И они все вместе там ютятся. Заплатить за них некому.


Но луганчане мужественно выдерживают выпавшие на их долю испытания, веря, что это временные трудности. «Абсолютно все беженцы надеются вернуться на свои территории, - рассказывает Ирина Шабловская. - Большинство не хотят думать, что больше никогда не увидят свои дома. И многие из лагеря беженцев и из пунктов кратковременного проживания говорят: нет-нет, мы здесь побудем пару дней, все утихомирится, и мы вернемся. Но, к сожалению, их оптимизм заканчивается после сообщений об очередном обстреле».

Новый комментарий

 

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив