«Меня часто спрашивают, что нас ждет после подписания 27 июня в Брюсселе соглашения об ассоциации с Евросоюзом, — говорит премьер-министр Грузии Ираклий Гарибашвили. — Отвечу коротко: много работы!» В ноябре прошлого года Грузия ратифицировала это соглашение во время саммита «Восточного партнерства» Евросоюза в Вильнюсе. Подписание намечалось на предстоящую осень, однако события в Украине внесли коррективы в график. В итоге оно было подписано 27 июня 2014 года.
«Желание России усилить свое влияние на постсоветском пространстве стимулировало Евросоюз ускорить подписание соглашения об ассоциации с Грузией и Молдовой. После происходящего в Украине в политическом отношении России будет сложно оправдать какую-либо попытку нового силового воздействия на Грузию. Вероятно, Москва воздержится от этого. Но это не дает права на успокоение. Вполне допускаю, что Россия может задействовать внутригрузинский фактор, именно же, говорю о активизации пятой, пророссийской колонны. Первые признаки этого уже налицо», — говорит «МП» бывший заместитель министра иностранных Грузии Николоз Вашакидзе.
 
Коалиция «Евразийский выбор — Грузия» приступила к сбору тридцати тысяч подписей (столько необходимо по грузинским законам, чтобы инициативу рассмотрел парламент) за восстановление дипломатических отношений с Россией, разорванных после войны вокруг Южной Осетии в 2008 году. Руководитель коалиции Арчил Чкоидзе говорит, что достаточно всего нескольких недель, чтобы подготовить такие списки и передать депутатам.
 
«Нам жизненно важны дипломатические отношения с Россией, — продолжает Чкоидзе. — Там проживает не менее 600 000 этнических грузин, а всего же в России до миллиона выходцев из Грузии. Ежегодно из России в Грузию на поддержание родных и близких они перечисляют миллиард долларов».
 
«На таком фоне мне не по душе особая экономическая активность в отношениях с Россией, отмечаемая в последнее время, — говорит Николоз Вашакидзе. — В первые пять месяцев этого года Грузия продала 22 млн бутылок вина, из них почти 16 млн — в Россию. В какой-то момент Россия может использовать нашу экономическую зависимость от нее как рычаг политического давления. Ведь все больше граждан Грузии зависят от бизнес-связей нашей страны с Россией. Поэтому Грузия должна выработать долгосрочную стратегию диверсификации своей экономики. В первую очередь — экспорта».
 
Складывается впечатление, что власти Грузии вырабатывали некоторую новую формулу в отношениях с Россией перед подписанием соглашения об ассоциации с ЕС. Ее очертания в начале июня в Берлине во время встречи с канцлером Ангелой Меркель озвучил Ираклий Гарибашвили. По словам главы грузинского кабинета министров, его страна стремится и в Евросоюз, и к конструктивизму с Россией. Что может стать «интересным примером для всех стран в регионе». И определенной превенцией в связи с существующими в грузинском обществе ожиданиями неких осложнений, якобы грядущих из Москвы в ответ на европейские порывы Тбилиси.
 
«Подписание Грузией соглашения с ЕС может быть определенным образом интересно и для российского капитала, который получит некий мостик через Грузию в Европу. Уже установлены связи между торгово-промышленными палатами наших стран. Делегация грузинской ТПП посетила в этом году Россию, теперь обсуждается ответный визит. Может состояться конференция бизнесменов России и Грузии», — говорит «МП» специальный представитель премьер-министра Грузии по России Зураб Абашидзе.
 
Кстати, в начале июля, вскоре после оформления Грузией документа с Евросоюзом, Зураб Абашидзе проведет в Праге очередной раунд переговоров с заместителем министра иностранных дел России Григорием Карасиным.
 
Сам Абашидзе — тоже своего рода «мостик». Нынешний специальный представитель по России ранее был не только грузинским послом в Москве, но и постпредом Тбилиси при НАТО и Евросоюзе.
 
Грузия осознает, что от подписания соглашения об ассоциации до членства — долгий и сложный путь. «Отказаться» от России, не учитывать ее интересы просто не получится. Более того, в мае глава Еврокомиссии Жозе Мануэл Баррозу, выделив Грузии дополнительные 19 млн евро на реформы, опечалил грузинских партнеров.
 
«Грузия не сможет вступить в ЕС, это невозможно. Но мы должны сделать все, чтобы приблизить Грузию к ЕС, дать ее молодежи возможность для более широких контактов с европейцами. На это направлено соглашение об ассоциации», — заявил Баррозу.
Тбилиси старается не сдаваться. Ираклий Гарибашвили заявил, что Грузия «сделает все возможное, чтобы стать 29-м членом Евросоюза».
 
«Мы не будем ждать ратификации подписанного соглашения в европейских парламентах, мы сразу же займемся реформами в Грузии, ориентированными на сближение со стандартами ЕС. Подписание соглашения — это важный этап. Окончательная же наша цель — членство в ЕС. Мы осознаем, что это длительный процесс. Но я уверен, что Грузия сможет вносить свой вклад в осуществление успешных европейских проектов. Мы — надежный партнер Евросоюза. Наша евроинтеграция необратима. Вопрос в том, насколько быстро мы сможем двигаться по этому пути. Соглашение станет катализатором для реформ, для сближения с законодательством Евросоюза. И мы это сделаем. 85% граждан Грузии поддерживают евроинтеграцию», — заявляет председатель правительства Грузии.
 
Сопредседатель Института европейских ценностей Хатуна Лагазидзе считает, что правительству Грузии следует лучше и подробнее объяснить своим гражданам, чего им стоит ждать от подписания соглашения.
 
«После 27 июня начинается сложный период гармонизации законодательства, определения новых правил игры для грузинских промышленности, сельского хозяйства, — говорит Хатуна Лагазидзе в интервью "МП”. — Знают ли грузинские бизнесмены, чего им ожидать? Также надо понять, достаточно ли у нас финансовых ресурсов для осуществления реформ по переводу грузинской экономики на европейские рельсы. Поможет ли нам еще Запад с этим? В долгосрочной перспективе, кажется, все будет хорошо. Но Грузии не следует растеряться по пути».
 
Руководитель Центра европейских исследований Каха Гоголашвили полагает, что преференции для Грузии, которые предусматривает часть соглашения об ассоциации — договор о свободной торговле, «заработают через три-четыре года». К этому моменту Грузия, как считает эксперт, сможет уже поставлять продукцию из своей страны в Европу без дополнительных проверок, с обнулением таможенных тарифов. Это именно то, что, по мнению Тбилиси, привлечет в страну российский бизнес, который сможет уже отсюда торговать с большими выгодами для себя с Европой. Но в эти три-четыре года, утверждает Гоголашвили, ЕС будет скрупулезно следить за созданием в Грузии лабораторий высочайшего европейского типа, которые будут контролировать на месте продукцию, чтобы затем выдавать сертификаты.
 
«На ежедневной жизни граждан соглашение об ассоциации позитивно отразится именно тогда, когда инвесторы сочтут возможным здесь размещать свои капиталы и создадут здесь рабочие места», — говорит Гоголашвили.
 
За несколько недель до подписания соглашения МИД Грузии в официальном сообщении рассказал, что после 27 июня граждане Грузии получат конкретные привилегии. В частности, речь идет о больших возможностях для малого и среднего бизнеса, повышении качества продукции сельского хозяйства, доступности европейского образования, улучшении здравоохранения, энергорынка, транспорта, судебной системы, большей прозрачности государственных институтов.
 
— Мы для ЕС надежный партнер, но Евросоюз смотрит на нас пока еще как на сырьевой придаток, — сетует в беседе с корреспондентом «МиП» тбилисский таксист Важа. У него диплом о высшем инженерном образовании, но работу по специальности найти в Грузии еще сложно.
— Пример? – продолжает Важа, — наши солдаты воюют и гибнут в Афганистане под знаменами НАТО. Сейчас их отправляют в миссию Евросоюза в Центрально-Африканскую республику. Когда же мы спрашиваем, долго ли нам ждать приглашения вступить в НАТО, который год отвечают, что еще надо «лучше подготовиться». Так что Евросоюз для Грузии — это пока только благие намерения...

Зураб Абашидзе, специальный представитель премьер-министра Грузии по России:
Грузия может стать мостиком для России в Евросоюз
Подписание Грузией соглашения с ЕС может быть определенным образом интересно и для российского капитала, который получит некий мостик через Грузию в Европу. Уже установлены связи между торгово-промышленными палатами наших стран. Делегация грузинской ТПП посетила в этом году Россию, теперь обсуждается ответный визит. Может состояться конференция бизнесменов России и Грузии.
Мы заинтересованы в развитии торгово-экономических отношений и с Евросоюзом, и с Россией и со всеми иными нашими соседями. Если есть экономический интерес, то в какой-то момент другие проблемы сами по себе становятся нерелевантными, сами поддаются эрозии. Мы продолжим двигаться в таком направлении: вперед через экономические интересы.
Полагаю, Россия с пониманием отнесется к подписанию нами соглашения с ЕС, в России большей станет заинтересованность к потенциалу рынка Грузии, стоит только посмотреть на наше географическое расположение. Энергетика, транспорт, инфраструктура — вот опоры того «мостика», которым могла бы стать Грузия между ЕС и Россией. Сегодня что-то из этого может показаться немыслимым. Завтра же вполне стать реальностью.

Сосо Цинцадзе, профессор Грузино-американского университета, бывший ректор Дипломатической академии Грузии:
Наш бизнес не выдержит конкуренции с европейским
Надо быть реалистами и не разговаривать с народом только лозунгами, что ЕС — это хорошо. Такой разговор проще, но что потом? Девизы легче, чем объяснение каждому грузинскому горожанину и крестьянину, что изменится после 27 июня в его повседневной жизни. Смотрите, ведь экономика Румынии, Венгрии, Болгарии после оформления такого сотрудничества резко упала. Уровень жизни населения ухудшился. Обратите внимание, что новый президент Украины Петр Порошенко тоже не торопится в ЕС. Я призываю наше правительство четко, детально объяснить, чего им следует ждать. Да, мы на верном пути в Европу, но нельзя по-страусиному прятать голову и не замечать предстоящих проблем. Мы к таковым не готовы ни экономически, ни психологически.
Надо, например, сказать нашим гражданам, что обещанный нам вскоре, с 2016 года, безвизовый режим со странами Шенгена вовсе не означает снижения уровня безработицы внутри нашей страны. Что наш малый и средний бизнес завянет, не выдержав конкуренции с европейским. Что полоса привилегий для Грузии наступит потом, сначала нас ждет полоса обязательств. Готовы ли мы к вызовам? Пока сомневаюсь.
Что касается того, что Россия благосклонна к нашей интеграции в европейские структуры, то отвечу так: блажен, кто верует. Мы совершенно не знаем России, не изучаем эту страну, нет должной ее экспертизы, нет хороших прогнозов.



Новый комментарий

 

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив