Общественная дипломатия: стратегический ресурс геополитики России

10 октябрь 2011
В современной России с выделением её из состава Советского Союза в самостоятельное независимое государственное образование, с принятием Конституции Российской Федерации 12 декабря 1993 года, с осуществлением целого ряда либеральных реформ произошли в сравнении с советским временем коренные изменения базисных основ существования – строя, политики, безопасности, экономики, идеологии, социальной сферы, системы ценностей и морали, образа жизни людей.

Ключевым моментом наступивших перемен стало возвращение страны, спустя 75 лет после Великой Октябрьской социалистической революции, из эпохи «развитого социализма» в эпоху «дикого капитализма».

 

Россия всё ещё никак не оправится от шока, вызванного крушением Советского Союза, павшего в 1991г. под массированными и продолжительными ударами невоенного оружия, мягкой силы. Для подавляющего большинства людей до сих пор остаётся загадкой, как подобная крупнейшая геополитическая катастрофа могла случиться с самой могучей в мире военной державой. Вполне вразумительный ответ на этот вопрос дал один из стратегов концепции американской мягкой силы и сетецентирческой войны Дж. Най. Он говорил, что неспособность СССР найти противоядие пропагандистским инструментам нового поколения, в том числе разработанным США моделям сетевой общественной (публичной – другой перевод) дипломатии стала одной из причин распада и глубокого кризиса всей советской государственной системы [3, С.280]. Тем самым Дж. Най признал, что в холодной войне против СССР главным оружием США, Запада было псевдодипломатическое или точнее – «грязная» дипломатия, закамуфлированная под общественную дипломатию.

 

Советское руководство своевременно не среагировало на произошедшие социальные и интеллектуально-технические сдвиги в мировом сообществе, позволяющие использовать неправительственные организации, НПО-дипломатию, «мягкую информацию», мягкую силу в качестве эффективного небоевого оружия для достижения геополитических, геоэкономических и геокультурных целей в холодной войне против Советского Союза, других стран социализма. В то время как в СССР народная дипломатия рассматривалась исключительно в позитивном плане и лишь в контексте борьбы за мир и против войны, США, Запад сумели найти способ превратить, модернизировать народную или НПО-дипломатию в инструмент подрывных действий, разложения, эрозии советского строя, системы социализма изнутри, в средство политики в четвёртом измерении противоборства – в духовной и виртуальной сферах. В частности, речь идёт об использовании психолингвистики, экстрасенсорики, информационно-психологической интервенции, о создании ситуации «хаоса» и управления им, о превращении информационного превосходства в поражающую мощь. В списке целей для поражения значатся эмоции, восприятия, психика, интеллект противника и др.

 

Формально советское руководство признавало тот факт, что «идейное противоборство двух систем становится более активным, империалистическая пропаганда – более изощренной», но адекватного ответа на брошенный вызов оно не нашло. Высшая советская партийная номенклатура, находившаяся у власти, безгранично верила во всесилие бессмертного марксистско-ленинского учения, в неизбежный крах капитализма, безмятежно полагаясь на военную мощь с её ядерным щитом.

 

Тем временем США, Запад выковали старо-новое информационно-психологическое оружие (в религиозной литературе оно называется «дьявольским») и с успехом применили против СССР. Свой сокрушительный удар мягкой силой они нанесли, как оказалось, по самому слабому звену в советской государственной системе – высшему партийно-государственному руководству, менее стойкому в морально нравственном отношении, чем рядовые коммунисты, властолюбивому, лицемерному, амбициозному и склонному к предательству. Как результат – не стало Советского Союза, Варшавского Договора, системы социализма, на какое-то время мир стал однополюсным с господством в нём США, либерально-рыночной идеологии. В последующем это «дьявольское» оружие весьма эффективно использовалось США, Западом в так называемых «цветных революциях» против Югославии, Украины, Грузии, Киргизии, Египта, Туниса, Алжира и других стран. Везде в качестве ударной силы для свержения неугодных им режимов выступали неправительственные организации, секты, специально подготовленные неформальные лидеры, агенты влияния.

 

Знаковым показателем происходящих в конце XX-начале XXI веков глобальных перемен в мировом социуме стал бурный скачкообразный рост числа неправительственных национальных и международных общественных организаций, а также небывало высокая их вовлечённость в разного рода дискуссии по актуальным вопросам внутренней и внешней политики своих государств и в рамках мирового сообщества. Только в течение 90-х годов прошлого века произошло 40-кратное увеличение количества неправительственных организаций (НПО), и эта тенденция сохраняется и в веке текущем. НПО-сообщества занимают всё более прочные позиции в системе национальных и международных взаимодействий, их роль как акторов во всех сферах жизнедеятельности неизменно повышается, их влияние на принятие стратегических решений отдельными государствами и межгосударственными образованиями усиливается, их значение как ведущих субъектов общественной дипломатии растёт.

 

Выход НПО-системы на глобальный уровень со своими правами и ответственностью, институализация во внутренней и во внешней политике «третьего сектора» (некоммерческие, неправительственные организации) в качестве субъекта отношений, образование мировой НПО-среды – всё это может свидетельствовать о наступлении благоприятного времени для НПО-сообществ и общественной дипломатии . Пока её складывание идёт под определяющим влиянием США и их партнёров по блоку НАТО, которые давно уже оценили возможности «третьего сектора» и умело используют его в качестве мягкой силы для решения геополитических, геоэкономических и геокультурных задач на международной арене. Россия на порядки отстаёт от США, Запада в том, что касается научно-теоретической проработки таких категорий, как «общественная дипломатия» и «мягкая сила», развития и практического применения их инструментария и технологий в интересах достижения своих внешнеполитических целей, а также объёмов финансирования. Тем самым она обрекает себя на малоэффективность своей политики в области международных отношений, на неконкурентоспособность в этой сфере.

 

Общественная дипломатия современной России имеет свою давнюю историю от межплеменных контактов, общений с чужеземцами русских путешественников, купцов и беглых людей до широкого диалога цивилизаций и культур в наши дни.

 

Само рождение Советской России, победы Красной Армии над войсками иностранных интервентов из 14 стран, в том числе Германии, Англии, Франции, США, Японии и др., а также над белогвардейцами во время Гражданской войны 1918-1920 гг. в немалой степени были достигнуты благодаря искусной пропагандистской работе среди них. Широко известно ленинское выражение: « …мы победили Антанту тем, что отняли у неё рабочих и крестьян, одетых в солдатские мундиры» [1, С.393]. Свою роль сыграло обращение советского руководства через голову правительств к народам и левым партиям стран Антанты с призывом поддержать лозунг «Руки прочь от Советской России!». Этот призыв нашёл отклик у миллионов людей, потребовавших вывода иностранных войск из оккупированных ими обширных территорий бывшей Российской Империи.

 

В последующий довоенный период Советское государство умело сочетало в международных отношениях официальную дипломатию с общественной и культурной дипломатией народных масс или, как тогда называли, с «народной дипломатией». Активные действия народной дипломатии способствовали развитию движения международной солидарности с Советской Россией, преодолению её политической и экономической изоляции, укреплению авторитета и признанию в мире. Особое значение имела деятельность народной дипломатии, направленная против фашизма, в поддержку антифашистской борьбы испанского народа, на предотвращение Второй Мировой войны.

 

Народная дипломатия внесла весомый вклад в победу Советского Союза над гитлеровской Германией и её союзниками в Великой Отечественной войне. Она способствовала созданию и упрочению антифашистской коалиции, росту антифашистского движения, разоблачению несправедливого, захватнического характера войны, развязанного германским нацизмом и его союзниками, разъяснению справедливых целей войны со стороны Советского Союза, доказательству неизбежности поражения гитлеровской Германии и победы советского народа в этой войне.

 

Послевоенный советский период отмечен заметным повышением роли народной дипломатии в мировой политике, в становлении её как реально существующего фактора в международных отношениях. Решающее влияние на развитие народной дипломатии оказали формирование двухполярного мира; превращение Советского Союза в великую державу, превышающую по своему весу США; образование мировой системы социализма; распад колониальной системы и появление большого числа новых национальных государств; вовлечение стран и народов в условиях холодной войны в идеологическую борьбу; угроза мирового термоядерного конфликта и экологической катастрофы; осознание множеством людей общности их судьбы перед лицом глобальных проблем и приоритетности общечеловеческих ценностей. В этот период существенно расширилась социальная база народной дипломатии за счёт вовлечения в неё представителей практически всех слоёв населения, людей и организаций самых различных взглядов, убеждений, религиозных верований и идеологических установок. Одновременно раздвинулась сфера приложения усилий народной дипломатии от традиционных выступлений в защиту мира и против войны до включения в область принятия решений по политическим, экономическим, военным, демографическим, гуманитарным, экологическим и любым другим вопросам международной жизни.

 

В постсоветское время, уже в Российской Федерации, народная дипломатия плавно перешла в общественную дипломатию, получив новый статус, а вместе с ним и новое, отличное от народной дипломатии, своё значение и свою трактовку. Понятие «общественная дипломатия» в большей степени отражает нынешнее время, отвечает новым реалиям в России, в мире. Есть прямая связь между понятиями общественная дипломатия и гражданское общество. Уже само понятие «общество» заключает в себе общность, общение, соединение людей, их совместное участие в каком-то общем деле. В свою очередь «общественный» означает нечто, относящееся к обществу: общественная безопасность, общественная собственность, общественное благо и др. В общественной дипломатии, по определению, главными акторами являются общественные объединения. Российское государство, предоставив гражданам право на объединение и конституционные гарантии свободы деятельности общественных организаций, тем самым спосбствовало их массовому появлению в стране и вовлечению какой-то части объединений в общественную дипломатию. Поэтому можно сделать вывод, что общественная дипломатия – это сфера реализации права на объединение граждан, закреплённое в статье 30 Конституции РФ.

 

В известной мере бурный рост числа неправительственных организаций во многих странах был стимулирован нарушением баланса сил на международной арене в связи с распадом двухполюсного мира - социалистического во главе с СССР и капиталистического во главе с США. Существовавшее ранее состояние сдержек и противовесов, позволявших СССР и США удерживать ситуацию под контролем в своих зонах влияния, было нарушено. Резко возросла конфликтогенность как внутри многих государств, так и в отношениях между ними. Новые угрозы и опасности проявились в контексте попыток США утвердиться в мировом сообществе в качестве единственной господствующей силы, а также попытками транснациональных компаний, воспользовавшись ситуацией, подчинить мир своим интересам. Народы не приемлют ни США в качестве мирового лидера, ни транснациональные компании, считая их неспособными решить глобальные проблемы.

 

Классическая дипломатия оказалась не в состоянии справиться с новой ситуацией, возникшей в мире, предотвратить переход открытых антагонистических противоречий периода холодной войны в более скрытые формы их проявлений, утрату государственного суверенитета в условиях глобализации и роста влияния транснациональных компаний. Появилась востребованность общественных сил, общественных организаций, готовых участвовать в создании «более безопасного, более справедливого и более гуманного мира» (материалы Совета Безопасности ООН 31 января 1992 г.). При этом встал вопрос о включении общественной дипломатии во всеобъемлющую концепцию поддержания мира на пороге XXI века (Доклад Генерального секретаря ООН Бутроса Гали «Повестка дня для мира»). Таким образом, за общественной дипломатией была признана способность решать не только тактические, но и стратегические, глобальные задачи. Собственно, её стратегические возможности к этому времени в негативном плане уже проявились в действиях против Советского Союза. Сейчас важно, чтобы она приобрела позитивный опыт, внося свой вклад в стратегическое развитие России, мира. Мировое сообщество выходит на стратегический масштаб общественной дипломатии.

 

Возросли возможности общественной дипломатии для предупреждения и разрешения конфликтов в связи с достижениями конфликтологии как науки, ростом знаний об их характере, генезисе, структуре, движущих силах и содержании. Глубже стали знания о свойствах человеческого мозга, психики, что увеличило способности общественных дипломатов для оказания влияния на людей в процессе общения. В массовую, глобальную превратилась аудитория воздействия, продвижения тех или иных идей, мнений для общественной Интернет-дипломатии. Отмечается существенный рост понимания государственными органами власти роли и значения общественной дипломатии в достижении целей внутренней и внешней политики. Налаживается атмосфера сотрудничества власти и общественных дипломатов. В условиях роста глобальных вызовах и угроз, природных, техногенных и социальных катастроф наступает осознание всё большего числа людей того, что необходимо действовать каждому не полагаясь целиком на власти.

 

Общественная дипломатия имеет ряд преимуществ перед классической дипломатией. Она более свобода в своих действиях, менее зависима от официальных решений, более рациональна с точки зрения житейского подхода к сложным проблемам межгосударственных отношений. На своём уровне она способна выявить ранние, латентные стадии назревающего конфликта и осуществлять малозаметные превентивные меры по его гашению. Общественная дипломатия несопоставимо менее затратна, чем классическая дипломатия. Принцип её – предотвращение конфликтных ситуаций, для чего и привлекается широкая общественность. Общественная дипломатия более конкретна, более разнообразна в используемых приёмах, методах и содержании, менее стереотипна. Она действует с учётом различия в социокультурных условиях, традициях. Общественная дипломатия – это форма ответа на глобальные вызовы и угрозы, на становление нового мирового порядка, на ход внутриполитического развития. Она родилась и получила признание в эпоху глобализации, цивилизационых сдвигов, глубоких изменений, произошедших в мире, в том числе и в психологических установках людей.

 

В качестве акторов общественной дипломатии выступают неправительственные организации; общественные, национальные, парламентские, религиозные объединения; политические партии, местные органы самоуправления, а также другие юридические и физические лица. В роли субъекта общественной дипломатии может выступать и государство, когда оно выступает во взаимодействии с общественными организациями в реализации тех или иных задач внутри страны или за рубежом. Например, встреча главы Правительства РФ В.В. Путина с футбольными фанатами «Спартака». Общественная дипломатия может быть эффективной, если она тесно взаимодействует с государственными структурами как равноправный партнёр.

 

Общественная дипломатия использует, как правило, негосударственные формы и методы неофициального общения и действия на различных уровнях и в рамках непрерывно разрастающейся сети НПО-сообществ, межличностных, семейных и иных отношений, с применением новейших достижений в области коммуникативных технологий и способов влияния на интеллект и психику человека, на общественное мнение. К методам общественной дипломатии относятся пикеты, митинги, марши, собрания, резолюции, воззвания, частные беседы, дискуссии.

 

Изначально обозначились два различных кардинально противоположных подхода к общественной дипломатии на Западе и в России. На Западе этот термин появился намного раньше, чем у нас. Там общественная дипломатия зародилась как инструмент информационно-психологической войны против СССР, стран социализма, национально-демократических режимов. В её основу были положены подрывные действия, разложение правящих элит, общественного строя и народов изнутри, разжигание конфликтов, использование человеческих слабостей и пороков, манипулирование низменными чувствами, разрушение духовных, культурных и цивилизационных ценностей. Собственно, таковой общественная дипломатия Запада остаётся и поныне, когда ни Советского Союза, ни социалистических стран Европы уже нет. Это связанно с тем, что современная, усечённая и ослабленная Россия по-прежнему рассматривается ими в качестве главного противника, главного препятствия на их пути к мировому господству, к овладению мировыми ресурсами. И сегодня мягкая сила выступает в качестве средства «гуманитарной интервенции», оружия «мягкого массового информационно-психологического поражения».

 

В отличие от западной, американской, общественная дипломатия рассматривается у нас исключительно в позитивном плане, как человеческий ресурс, инструмент подлинного народовластия прямого действия, как инновационная социальная технология, призванная содействовать обеспечению мира, безопасности и высокого качества жизни людей, сохранению окружающий среды. Она является формой ответа на становление нового мирового порядка, на вызовы развитию России. Она созидает словом, оружием правды, добрыми делами, использует силу влияния и убеждения, искусство ведения переговоров, диалога и дискуссии, взаимодействия. Особенностью отечественной общественной дипломатии является то, что она покоится на мессианском духе русского народа, суть которого заключается в том, чтобы нести человечеству, миру некое новое слово, некую важную для всего человечества мысль. И эта миссия за Россией осталась, несмотря на постигшую её геополитическую и социальную катастрофу, её нынешнею слабость. Она несёт в себе миссию духовную, выступает в роли хранительницы христианства, православия. Для всего человечества она выводит идею, что спастись можно только вместе, что мироустройство должно быть справедливым, что надо жить семьёй народов, проявлять заботу о слабых.

 

В России наблюдается положительная динамика развития общественной дипломатии, особенно НПО-дипломатии. Заметно расширяется диапазон целей, задач, содержания, форм и методов общественной дипломатии. Особое значение общественная дипломатия приобретает в конфликтных ситуациях, когда государство не в состоянии решить проблемы, возникающие на национальной, этнической, религиозной почве. Она разрешает конфликты идентичности, восстанавливает идентификационную принадлежность к одной стране – России. В частности, речь идёт об идентификации мусульман с Россией. Общественная дипломатия держится на самом мощном ресурсе – на ресурсе человеческих отношений, связей и интересов, на доброй памяти, на общей истории, на понимании, доверии, чувствах. Этим она отличается от классической дипломатии, в основе которой лежат формальные межгосударственные отношения, нормы и предписания.

 

Сложившаяся кризисная ситуация в России побуждает к тому, чтобы общественная дипломатия сегодня направила свои главные усилия во внутрь страны. Идёт гражданская война на Северном Кавказе. Открытый бандитский беспредел в станице Кущёвской на Кубани, во владимирском Гусь-Хрустальном, в саратовском Энгельсе, ростовском Волгодонске, в посёлке Кирза Новосибирской области, поведение московской милиции, отпустившей на свободу кавказцев-убийц фаната «Спартака» Егора Свиридова и великое множество других конфликтов на социальной, межнациональной и межрелигиозной почве свидетельствуют о сращивании власти, правоохранительных органов и криминала в организованные преступные сообщества, правящие на местах не по закону и совести, а по «понятиям». В стране царит тотальная коррупция. Люди в своём подавляющем большинстве разочарованы в либерализме, демократии, в политике и политиках, в безответственной власти, не верят статистике, спекулянтам на почве национализма и патриотизма, средствам массовой информации, не видят перспектив в сложившихся жизненных обстоятельствах для себя и своих детей.

 

И власти, и оппозиция, каждая сторона по-своему, пытаются найти выход из системного кризиса, смертельно опасного для России, групповых и личностных интересов. Правящая элита, ориентирующаяся на США, Запад, видит его в построении либеральной модели бытия. Какая-то часть оппозиции полагает, что только смена строя и осуществление социалистических преобразований спасут страну от гибели и обеспечат ей светлое будущее. Есть интеллектуалы, доказывающие необходимость для России «третьего пути» развития, сочетающего в себе лучшие качества и капитализма, и социализма. Кто-то в принципе отказывается от «измов» и отстаивает позицию возрождения «имперской» России на цивилизационных ценностях и прорывных технологиях. В расколотом, с разорванными традиционными связями, с сохраняющимися межнациональными, межрелигиозными и социальными противоречиями российском обществе нет единого мнения в отношении того, какой быть России, как «уцелеть и продолжить свой независимый рост» (Д.И. Менделеев), какую миссию нести в глобализирующемся мире? Отсутствует национальная идея, соединяющая людей и создающая нацию. Потому надо вести непрерывный диалог, договариваться, искать согласия по всем жизненно важным вопросам и сообща решать возникающие проблемы.

 

На повестке дня стоит вопрос о самоорганизации общества, в том числе информационной. Появляются общественные организации, которые берут на себя функции охраны порядка, миротворчества, защиты русскости, укрепления дружбы народов; включаются в борьбу с коррупцией, с преступностью; налаживают диалог с властями, объединениями граждан, с предпринимателями; находят способы проведения во власть на местах лучших людей, способных нести «великую ответственность и возлагать на себя великие обязанности» (Н. Бердяев). По сути, речь может идти о первых признаках начала широкого общественного движения за возрождение страны, за достижение межнационального, межрелигиозного мира, неотъемлемым элементом которого является общественная дипломатия. Можно с уверенностью сказать, что будь у нас достаточно развитыми общественная дипломатия и искусство применения мягкой силы, вполне удалось бы избежать и чеченской войны, и войны с Грузией.

 

В Российской Федерации всё ещё имеет место недостаточно внимательное и даже недоверчивое отношение к неправительственным организациям, особенно патриотическим. Со стороны государства им, за редким исключением, не оказывается какой бы то ни было поддержки. В какой-то мере такая настороженность объяснима по отношению к общественным организациям, получающим гранты из-за рубежа и действующим в интересах грантодателей вопреки национальным интересам. Иногда под видом неправительственных организаций могут действовать криминальные структуры. Имеет место неравноправный характер отношений государственных органов и общественных организаций. К последним нередко предъявляются завышенные требования со стороны власти. У подавляющего большинства неправительственных организаций есть немалые финансовые проблемы, что сдерживает их развитие, вынуждает пребывать в вялотекущем режиме.

 

Пока системно, фундаментально установками руководства России на то, чтобы «создать механизмы мягкой силы, механизмы общественной дипломатии» (Д.А. Медведев), а также привлечь парламентскую и общественную дипломатию к решению глобальных проблем (С.В. Лавров), никто в стране не занимается. Дальше единичных публичных обсуждений данной проблематики в Государственной Думе, Совете Федерации, Общественной палате и в Фонде «Русский мир» дело не пошло. А ведь мягкая сила, общественная дипломатия – это важнейший стратегический ресурс, наиболее оправданное и эффективное средство в современных условиях для преодоления тяжелейших последствий геополитической и социальной катастрофы, жертвой которой стала нынешняя Российская Федерация после поражения Советского Союза или Советской России в Третьей мировой войне, известной как «холодная».

 

Выход общественной дипломатии в практическую деятельность на международной арене и внутри страны поставил вопрос о профессиональной подготовке общественных дипломатов, чтобы они могли достойно, грамотно, со знанием дела выполнять свои миротворческие, гуманитарные функции и добиваться положительных результатов. Общественный дипломат – это, по существу, новая профессия, чрезвычайно необходимая. В перспективе люди этой профессии должны составлять элиту России.

 

Для продвижения общественной дипломатии, вовлечения в неё новых и новых сил, важно открыть для неё специальный канал на телевидении, чтобы она стала доступной для всех. Система ГЛОНАСС (цифровое телевидение) будет иметь 64 канала. Хотя бы один из них мог бы принадлежать общественной дипломатии.

 

Правомерно подчеркнуть, что Россия на порядки отстаёт от США, Запада в том, что касается теории и практики использования мягкой силы и общественной дипломатии в интересах достижения своих целей во внешней политике и тем самым обрекает себя на неконкурентоспособность в международных делах.

 

Современная общественная дипломатия России должна рассматривается как инновационная гуманитарная технология общественной самоорганизации граждан, используемая для недопущения и мирного разрешения конфликтных ситуаций в стране и за рубежом, сближения народов и государств, достижения высокого качества жизни людей, сохранения окружающей среды. Поэтому чрезвычайно актуальной является задача научного осмысления и обеспечения, с одной стороны, российской общественной дипломатии, имеющей конструктивный и созидательный смысл, а с другой, – активного противодействия западной общественной дипломатии, применяющей против России разрушительную «мягкую силу».

    
Новый комментарий

 

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив